Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: investigator, tatyankaWraith  
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » Правила есть правила или Джентльмен предпочитает блонди… нов (И тут я решил проехаться по оч. скользкой теме.)
Правила есть правила или Джентльмен предпочитает блонди… нов
investigatorДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:27 | Сообщение # 1
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
Название: Правила есть правила или Джентльмен предпочитает блонди… нов
Автор: investigator (Arvinger) для fandom Final Fantasy 2019
Бета: Microsoft Word-2003
Размер: миди
Канон: Final Fantasy VII; Final Fantasy VII: Before Crisis; Crisis Core: Final Fantasy VII; фоном Final Fantasy VIII, Final Fantasy X, Ai no Kusabi (кроссовер)
Пейринг/Персонажи: Ценг, Клауд Страйф, Сефирот, Генезис Рапсодос, Анджил Хьюли, Тифа Локхарт, Рено, Руд, Легенда, Руфус Шин-Ра, ОМП, ОЖП; упоминаются Ходжо, Холландер, Скарлетт, Баррет Уоллес, Эван Таунсенд и другие персонажи FFVII, а также Скволл Леонхарт, Джект, Тидус, Рауль Ам. Состоявшийся пейринг: Клауд Страйф/Тифа Локхарт, Сефирот/Генезис Рапсодос. Несостоявшийся пейринг: ОМП/Клауд Страйф. Намёки: Скарлетт/Клауд Страйф.
Категория: джен
Жанр: юмор, почти что детектив
Рейтинг: R
Краткое содержание: Комбинация была выстроена безупречно…
Примечание/Предупреждения: ООС, AU, элементы слэша и трэша, немного извращенец Клауд, козёл и ментяра Ценг. Двое персонажей, вовлечённых в сцены сексуального характера, не достигли 18-ти лет!

Часть 1.


Дьявол не спит. С кем попало.
-------------------------------------------------------
В горизонтальном положении мозг не выше других органов.
(с) Станислав Ежи Лец


Полукровка Сюнкити Престон гораздо больше походил на вутайца, чем стопроцентный вутаец Ценг. А от матушки-вутайки он унаследовал пылкую любовь к культуре и традициям этой древней западной страны. Так что президентский люкс в принадлежащем клану Престонов гостиничном комплексе «Мидгар Дельта» был выдержан в вутайском стиле. Именно в нём Сюнкити Престон, по информации конфидентов из числа работников отеля, предавался амурным утехам со своими любовниками.
…Начальник Следственного отдела Департамента Общественной Безопасности Энергетической Компании «Шин-Ра» (в просторечии – «Отдела Турк») Ценг Токугава вот уже полчаса бился над решением задачи, обозначенной руководством. Отец Сюнкити Престона в ходе Восьмилетней войны скупал по бросовым ценам земли на юго-западе Вутайского архипелага, и по завершению военных действий стал, пожалуй, самым крупным собственником местной недвижимости. Настолько крупным, что мог диктовать условия марионеточному правительству Годо Кисараги и дерзить топ-менеджменту «Шин-Ра Inc.»
Такая ситуация не совсем устраивала и.о. президента Компании Руфуса Шин-Ра. Точнее, совсем не устраивала, ведь по данным геологоразведки именно в тех широтах залегал портал в Землю Обетованную, поиски которой начал ещё его отец. Поэтому клан Престонов обязан был, по мнению Руфуса, поделиться. А поскольку добровольно делиться нажитым Престоны не захотели – шантаж и запугивание представлялись Руфусу единственными способами убеждения.
Руфус привык всегда добиваться своего и вопросы, как убедить несогласных лечь под «Шин-Ра» и призывно раздвинуть ноги, решал очень быстро, подключив верных своих псов Турков. На пути к мировой гегемонии «Шин-Ра» не брезговала самыми грязными методами. Когда ей понадобилось установить контроль над машиностроением Занарканда - сына тамошнего губернатора Джекта - Тидуса - поймали на участии в запрещённой на территории Гайи игре блицбол. Выслушав ультиматум, Джект молча собрал учётно-регистрационные документы и контрольные пакеты акций градообразующих предприятий Занарканда и самолично отвёз их в Мидгар. Ещё и в ноженьки Руфусу поклонился: лишь бы непутёвого сынулю отпустили под подписку о невыезде и замяли дело.
Опять же, когда у «Шин-Ра» возник интерес к талантливому адъюнкту Военной Академии Скволлу Леонхарту, присланному по обмену с Баламбом – ему коварно посулили хорошую должность с приятным окладом, офицерское звание досрочно и квартиру под ключ в центре Мидгара. А, да – и зарешать возможные вопросы с возмещением затрат на учёбу в Баламбе до поступления в адъюнктуру.
Все человеки продажны. Вопрос лишь в цене. Леонхарт согласился, потому что таких сдобных плюшек в родном Баламбе ему не предлагали.
Единственным, кто умудрился спрыгнуть без потерь, был главный биотехнолог Амои Рауль Ам. Этого зверя загоняли на флажки долго, кропотливо и старательно. В бой бросили тяжёлую артиллерию: руководителя Научного Департамента «Шин-Ра» Айзека Ходжо, имеющего к амойским технологиям свой интерес.
Ходжо выступил блестяще, но в итоге сам же и накосячил, оставив интуриста без присмотра. Потом, когда начались поиски и назначение виноватых, он с пеной у рта доказывал, что, согласно графику рабочего визита, Рауль Ам должен был находиться на экскурсии в Историческом Музее. Поэтому за его путешествия по кулуарам «Шин-Ра» Научный Департамент ответственности не несёт. Ходжо, дескать, сам был потрясён, когда высокая фигура в белом вдруг обозначилась на пороге «прозекторской» - так он и его подельник профессор Холландер называли помещение, где производилось вскрытие трупов подопытных монстров. Но куда более потрясён был Рауль Ам при виде Холландера, моющего огурцы в раковине секционного стола и обрезающего хвостики кишечными ножницами. При этом Холландер басовито тянул: «Говорят, что пить не в моде, в моде щаз какой-то ЗОЖ…» (с)
Рядом на тележке-каталке стоял медицинский лоток с курицей-гриль.
Ходжо так и обмер, держа в одной руке шоровский пинцет с зажатым в нём хот-догом, а в другой – кружку кофе с торчащей оттуда ложкой для удаления жидкостей из полостей трупов.
После этой дивной картины Рауль Ам зациклился на мысли, что едва не связался с сумасшедшими и свернул все переговоры по реализации совместных проектов.

…Престон-старший был тёртый калач. Травленый волк. Да - все, в том числе Руфус Шин-Ра, знали, что предыдущие собственники продали ему землю в силу внешних причин и после того, как с ними грамотно поработали умные люди. Но на бумаге всё было обставлено чётенько и красиво – не придерёшься. Лучшие юристы «Шин-Ра» пытались найти лазейки в законодательстве, но так и не сумели отыскать юридический казус, позволяющий оспорить сделки и отжать в пользу госкорпорации честно приобретённое старшим Престоном добро. Всех, кто мог сдать его с потрохами, Дональд Престон либо купил, либо запугал, либо прикопал так, что человек по сию пору числился в розыске и не просто в розыске, а в вечном розыске.
К Престону-младшему подкат выглядел и вовсе безнадёжным. Парень был чертовски аккуратен. В отличие от папы, сомнительными делами себя не запятнал. Он даже машину сам не водил, а пользовался услугами шофёра, поэтому автоподставу как способ взять его за тестикулы Турки сразу отмели. «Фактически, ему нечего инкриминировать, кроме пресловутого гейства», - с горечью признал Ценг.
Только в нынешние времена смутить общественность гомосексуализмом было сложно. Особенно в Вутае, где однополые связи не скрывались, а в отдельных районах преподносились едва ль не с гордостью, как наивысший идеал взаимоотношений между друзьями, коллегами и воинами. Ну, заснимут Престона-младшего во фривольной позе с очередным голубком, ну, пообещают вбросить в СМИ, что он аморальный тип и никогда не моет руки после вечерней мастурбации... Так Престон-младший в лучшем случае посмеётся, а в худшем… В худшем бойцы невидимого фронта рисковали нарваться на скандал и обвинения в дискриминации меньшинств со стороны неполживой прессы, рукопожатной интеллигенции, гей-активистов, правозащитников всех мастей и прочих людей с хорошими лицами. «Место которым - на киче или на выселках, - мысленно добавлял Ценг. И вздыхал совсем уже печально и сердито: - Только массовые расстрелы спасут Родину!»
В сотый, тысячный раз листая досье Престона, собранное Турками с любовью и нежностью, Ценг чувствовал, что у него закипает мозг. Ну почему жабский Сюнкити не хочет уестествить кого-нибудь не по обоюдному согласию? Администратора гостиницы или охранника, например? Одно дело – просто угодить в объектив, находясь в объятиях брутального самца; совсем иное – уголовная ответственность за нарушение чужой половой неприкосновенности. За оное негодяйство можно и на нары присесть. Лет так на …дцать. Когда на горизонте маячит статья УК (1) – человек очень быстро становится сговорчивым.
«Ну, как вариант, - подумал Ценг. – Только у меня нет не засвеченных сотрудников, чтобы такое провернуть. Да и кого можно задействовать?»
Руда Гарсию?
Но Сюнкити Престон был блестящим интеллектуалом, сопастельников подыскивал в творческой среде. Чтобы обратить на себя его внимание – требовалось затмить весь киношный бомонд и поддержать светскую беседу. Руд Гарсия с лицом клубного вышибалы и лексиконом из полутора (матерных) слов на такой подвиг был явно не способен. «Да никто из Турков, положа руку на сердце, не способен, - констатировал Ценг. - Разве что Легенда – в силу многолетнего опыта – но он, старый пердун, уже все корридоры в отделе песком засыпал. Сюнкити Престону надо предлагать блюдо посвежее…»
Ладно. Коль нельзя одолеть вражину умом и интеллектом, придётся - хитростью и коварством. Пробовать сыграть на его низменных инстинктах. Ценг ещё раз пролистал досье, пытаясь сложить картину сексуальных предпочтений сабжа. Определённая закономерность усматривалась. Сюнкити Престон питал пристрастие к молодым, женственным блондинам среднего роста. Все его прехехе в той или иной степени соответствовали данному типажу.
Ценг задумался. У кого из Турков подходящий экстерьер? Нету таковых. Разве что, с натяжкой, у Рено Синклера. Но Синклер такой рыжий, что в тёмное время суток его вихрами можно улицы освещать. Никакая перекись водорода их не возьмёт. И для эстета Престона он чересчур костляв. То есть, опять пролёт.
Вутаец окончательно приуныл, осознав, что зашёл в тупик. В этот момент в дверь кабинета робко постучали и, получив приглашение: «Войдите!» - вошли.
Вошедшим оказался Клауд Страйф – адъютант генерала Сефирота, недавно занявшего пост начальника Департамента Общественной Безопасности Компании «Шин-Ра». Он принёс для согласования какой-то дебильный план единой дислокации, связанный с изменением обслуживаемой территории. Сефирот собирался в очередной отпуск, поэтому закрывал вопросы со служебной документацией.
Ценг уже практически расписался в плане, как рука его сама собой застыла, и он внимательнее пригляделся к Сефиротову мальчику на побегушках.
Симпатичная мордашка. Нежная, гладкая кожа, не знающая бритвы и подростковых угрей; фигура без юношеской худобы и угловатости; голубые глазищи на пол-лица, светло-русые волосы. Если смотреть только на лицо – сразу и невдомёк: парень это или девчонка. В то же время мышцы у Клауда имелись и имелись в нужных местах.
ТТХ (2) Клауда Страйфа идеально вписывались в собирательный портрет жертвы преступных посягательств Сюнкити Престона. Как же Ценг раньше этого не замечал? А ещё:
- Клауд Страйф был сметлив и неглуп, но по-деревенски простодушен, и питал светлую веру в глубокую порядочность Турков;
- Клауд Страйф был патриотом до мозга кости и умер бы за родную Компанию, что выплачивает ему шикарное по провинциальным меркам жалованье;
- Клауд Страйф был латентным карьеристом и, если ему подворачивалась возможность выслужиться, не колебался ни минуты;
- Клауд Страйф был несовершеннолетним. Пускай он достиг возраста согласия – даже при соблюдении этого условия публичное осуждение было Престону гарантировано.
Оставалось лишь заполучить адъютанта в рабство на время отпуска Сефирота.
Ценг уже знал, как это провернёт. На время отпуска Сефирота обязанности начальника Департамента исполнял его первый зам полковник Генезис Рапсодос. А Генезис Рапсодос недолюбливал Клауда за чрезмерно высокий уровень исполнительской дисциплины, граничащий с вредительством. Так, однажды Клауд не пустил Генезиса в приёмную Сефирота в обеденный перерыв. Просто потому, что Сефирот сказал: «Я обедаю. То есть, меня ни для кого нет!»
Второй залёт Страйфа был куда серьёзнее. Однажды по окончании рабочего дня Сефироту и Генезису приспичило уединиться для свершения того, на чём Ценг хотел подловить Престона-младшего. Для уединения они выбрали санузел, который у начальника Департамента был персональным, и вход в который осуществлялся прямо из его рабочего кабинета. Предшественник Сефирота – генерал Хайдеггер – всю сознательную жизнь боялся покушений, поэтому санузел имел двойное назначение. Это был своеобразный бункер, способный выдержать прямое попадание из ПЗРК (3) . В случае атаки террористов из группировки ЛАВИНА, начальник Департамента и его адъютант могли укрыться в санузле и держать оборону до подхода основных сил.
…Веселье было в самом разгаре, когда в кабинете Сефирота появился Клауд, чтобы отключить кондиционер, оргтехнику и электроприборы, закрыть, опечатать и сдать помещение под охрану. Сефирот и Генезис его визит благополучно прощёлкали. Если бы они знали, что при включении сигнализации дверь санузла автоматически блокируется – они выбрали бы для свидания другое место.
Клауд без задней мысли обесточил технику, включил сигнализацию и, заперев кабинет и приёмную на ключ, отзвонился на пульт охраны, сообщил код объекта и свою фамилию, после чего убыл в родную казарму.
Легко представить шок Сефирота и Генезиса, обнаруживших, что они заперты в санузле! Самое ужасное, что всю одежду они скинули в предбаннике, отделённом от душевого отсека бронированной дверью. При попытке нарушить целостность дверей и замков срабатывала сигнализация. Группа захвата прибывала в течение пяти минут. Сефироту стало совсем не смешно, едва он представил, как бойцы спецназа вскрывают дверь и видят их с Генезисом вдвоём, в чём мама родила.
Трахаться сразу расхотелось. Выспаться на кафельном полу толком не удалось. Генезис мстительно пообещал загнобить щусёнка хотя бы проверками внешнего вида, но Сефирот его осадил: Клауд действовал точно по инструкции, а гнобить за соблюдение нормативных актов – форменное свинство.
О cool story с ночёвкой в санузле Ценг не знал, но неприязнь Рапсодоса видел воочию. Он доброжелательно улыбнулся Клауду и спросил, не хочет ли тот на время отпуска генерала поработать во благо Родины добровольным помощником органов госбезопасности?
Клауд с ходу заглотнул наживку и изъявил согласие. Он тоже чувствовал неприязнь Генезиса и был бы рад держаться от него подальше, пока шеф греется на пляжах Коста-дель-Соль.

Едва Сефирот отчалил в аэропорт - Ценг приступил к реализации намеченного плана. Он явился к Генезису и без труда убедил его откомандировать Страйфа в распоряжение отдела Турк. Генезис даже ради приличия не поинтересовался, зачем Ценгу понадобился Страйф, то есть, наплевал на судьбу пацана с вершины горы Нибель. А Страйф был неимоверно рад избавиться от общества Рапсодоса почти на два месяца. Стороны разошлись к обоюдному облегчению и Клауд, собрав пожитки, переместился в кабинет Ценга. Тот дал ему время расположиться и привыкнуть к смене обстановки, а затем принялся его обрабатывать.
В нерабочее время Ценг Токугава был милейшим человеком. Выращивал на балконе цветы и кормил бездомных кошек. В рабочее время он становился безжалостным, беспринципным защитником интересов Компании. Служба обязывала его быть таковым, и совесть по ночам его не мучила. Если бы он дал слабину – система перемолола бы его с потрохами. То, что он собирался сделать, называлось провокацией и подставой, но ведь он действовал во благо общества и ради стабильности государства! К тому же, утешал себя Ценг, Сюнкити Престону не обязательно поиметь Клауда. Достаточно обнажить гениталии, либо потрогать малыша за мягкие места. А там уже группа захвата подоспеет и спасёт его от поругания. Главное, убедить Страйфа сыграть роль коварного соблазнителя. Только как? Это ж дитя невинное, не целованное!
Первый сюрприз ожидал вутайца в начале опроса. Несмотря на кукольное личико и невинный взгляд голубых глаз, Клауд Страйф имел чёткое представление о взаимоотношениях полов. И, как любой подросток в период полового созревания, страшно гордился своими победами на любовном фронте. Под плитой Седьмого сектора у него жила зазноба, с которой Клауд вольготно чувствовал себя и в вертикальной, и в горизонтальной позиции. Более того, однажды он крайне удачно занёс документы на подпись начальнику Департамента Разработки Оружия Скарлетт... Сефирот потом долго возмущался: «Где тебя носило и почему у тебя на лице следы губной помады?»
Ценг был потрясён: Скарлетт на кого попало не зарилась. Но куда сильнее впечатлил его другой пикантный эпизод в биографии Страйфа. Когда у его подружки возникли проблемы с криминалитетом и её незаконно удерживали в борделе «Золотая Пчёлка», Клауд нарядился путаной и отправился её вызволять.
С такими талантами Клауду Страйфу не стоило хоронить себя в армии. Примерно так Ценг и заявил, и довольнёшенький Клауд надулся от гордости. Обычно его ругали, а тут в кои века раз гладили по головке и рассказывали, какой он изобретательный, умный, крутой и вообще красавчик.
Видя положительную реакцию на лесть, Ценг забросил пробный камень, поведав, что ищет добровольца для секретного и важного задания. И что Клауд Страйф как никто иной для этого задания подходит.
Информацию Ценг подавал дозировано, упирал на то, что Сюнкити Престон скрывает в номере отеля документы, создающие угрозу национальной безопасности. Предположительно, держит под подушкой в спальне. (Номер состоял из нескольких комнат, разделённых перегородками-сёдзи). Задачей Клауда было проникнуть в спальню, обыскать её, при обнаружении документов – сфотографировать их.
Клауд взмахнул длинными светлыми ресницами. Раз, другой, – обдумывая. Уточнил: ему нужно переодеться горничной? Ценг разочаровал его, пояснив, что Престон не допускает в номер посторонних горничных. Его обслуживает только лично подобранный персонал во избежание утечки сведений конфиденциального характера. Турки не смогли перебить цену и купить кого-либо из этих людей: страх потерять денежное место оказался сильнее жажды сиюминутной выгоды.
Здесь Ценг ни разу не соврал. Обслуга Престона действительно не шла на контакт.
- Тогда в чём заключается моя миссия? – озадачился Клауд. – Залезть в окно? Я могу!
Ценг объяснил, что в окно лезть не нужно. Нужно постараться, чтобы Сюнкити Престон привёл его в номер добровольно. И оставил в спальне одного.
Лилейные щёчки Клауда полыхнули ярким румянцем стыда. Он понял, куда клонит хитрый Турк. И поспешил заявить, что мерси, конечно, за интересное предложение, но он предпочитает женщин.
- Да успокойся, до этого не дойдёт, - величаво отмахнулся Ценг. – На тебе будет видеорегистратор, и группа захвата будет смотреть шоу в прямом эфире. Когда ты произнесёшь условную фразу или ситуация пойдёт на обострение, мы вмешаемся.
И, склонившись низко-низко над смущённым хлопцем, лукаво присовокупил:
- Кажется, ты хотел стать солджером?
- А почему вы говорите об этом в прошедшем времени? – оживился Клауд, и Ценг не мог не восхититься столь витиеватой формулировкой утвердительного ответа.
Определённо, задатки к оперативной работе у Страйфа имелись. Но всё же в интеллектуальном поединке он проигрывал опытному контрразведчику. Ценг объяснил, что готов замолвить за него словечко перед Сефиротом. А Сефироту не составит труда надавить на приёмную комиссию, председателем коей он является.
- Значит, согласен? – уточнил Ценг с нажимом.
Клауд задумчиво пожевал губами, почесал затылок, ещё сильнее взъерошив соломенные патлы… И отважно кивнул:
- Эх... Ладно! Согласен! Где подписать?
Как уже говорилось выше: все человеки продажны. Вопрос лишь в цене. Ценг мог воплотить мечту жизни юного пехотинца Клауда Страйфа, угодившего в пехоту по досадному стечению обстоятельств.
…Целый год юный уроженец Нибельхейма Клауд Страйф готовился к поступлению в корпус солджеров – элитное воинское подразделение «Шин-Ра». Занимался спортом, учил экзаменационные билеты. Водил в Нибельские горы туристов, зарабатывая деньги на проезд до Мидгара. Он очень старался не ударить в грязь лицом. Он показал отличные результаты по физподготовке, но был забракован психологами. При этом Клауду не назвали причину отказа, несмотря на его настойчивые просьбы. Он даже подавал официальный запрос в отдел кадров. Получил сухую отписку, что сведения о диагнозах не разглашаются. «Заебись! – кисло подумал Страйф. – Мне же мой собственный диагноз не озвучивают. А вдруг я буйный шизофреник?» Но он не имел морального права сдаваться после стольких затраченных усилий. И пошёл служить в менее престижный род войск: пехоту «Шин-Ра». Лишь бы не возвращаться в свою хиреющую деревню.
Своей дисциплиной и чудовищной аккуратностью Клауд быстро вызвал лютую ненависть рядового и начальствующего состава. Терпение ротного лопнуло, когда Страйф, будучи дневальным, подрезал ножницами форму сослуживцев, чтобы не торчала из неплотно прикрытых шкафчиков. Разъярённые бойцы едва не побили аккуратиста, но тут пронёсся слух, что генерал Сефирот подыскивает себе адъютанта, и самосуд удалось предотвратить. Нерадивого вояку сплавили Сефироту в надежде, что тот убьёт его не так скоро, как товарищи по оружию.
Клауд несказанно обрадовался такой удаче и принялся активно выслуживаться, как бы намекая, что его заслуги надобно оценить по достоинству, переведя в корпус солджеров. Но Сефирот то ли не понимал намёков, то ли считал, что Клауду в солджерах не место, то ли был противником кумовства. (Рапсодос под данный критерий не попал: они с Сефиротом сошлись после всех кадровых перестановок, связанных с отставкой Хайдеггера.)
Напрямую Клауд боялся о чём-либо просить. Вдруг Сефирот скажет, что адъютант обнаглел и зажрался, и вытурит с тёплого места.
А тут Ценг предлагает за него похлопотать!
Сефирот всегда прислушивался к мнению вутайца. Клауд не сомневался, что прислушается и на сей раз. Ради поручительства начальника Турков можно было немного потерпеть…
О государственных интересах и интересах работодателя Клауд не думал. И старался не думать, что Ценг его банально использует. Он пытался реализовать свои личные хотелки.
Ценг был доволен: как быстро пала крепость! И, пока Страйф не переобулся и не сдал назад, пригласил Руда и Рено, чтобы те ввели его в курс дела. Сам же сел сочинять рапорт. Потому что на каждый сексуальный контакт в оперативных целях нужно было в обязательном порядке подавать мотивированный рапорт на имя руководства.

…Первая засада приключилась в кабинете Генезиса Рапсодоса, который всерьёз возомнил себя граммар-наци. Изучив рапорт, он достал красную авторучку и исправил пунктуационные ошибки. То есть, по мнению Ценга, поступил как порядочный мудак.
- Всё хорошо, я тебе всё подпишу, только этот абзац убери, здесь добавь предложение, сделай ссылку на приказ и вот эти слова поменяй местами.
Скрипя зубами (не посмеешь же царю перечить!), Ценг переделал рапорт и совершил второй заход. И снова неудачно.
Генезис практически наложил… резолюцию, как внезапно решил уточнить: на тот ли пункт приказа сослался Ценг? Выяснилось, что приказ уже полгода как утратил силу, что стало и для Ценга и для Генезиса сюрпризом. Но если Генезису простительно было не знать приказы, регламентирующие деятельность Турков, то в случае с Ценгом это был жёсткий пролёт: полгода при подготовке служебной документации Турки ссылались на недействующий нормативно-правовой акт!
Пришлось Ценгу клянчить в канцелярии приказ, изучать его и выбирать нужные положения. А потом идти к Рапсодосу третий раз.
В третий раз согласование рапорта удачно состоялось, и Ценг передал его в отдел делопроизводства и режима на регистрацию…
…откуда рапорт на следующий день вернули с очередными исправлениями. Оказывается, Ценг неправильно выставил в документе поля и использовал «двенадцатый» шрифт вместо «четырнадцатого».
Вутаец почувствовал, как у него задёргались правое веко и левый мизинец.
Он пошёл к Генезису и объяснил ситуацию. Тот завизировал рапорт не раньше, чем измерил штангенциркулем поля и шрифт. И ещё раз десять уточнил: «Ну, теперь-то мы всё правильно сделали?» Ценг признался, что уже ни в чём не уверен. Тогда Генезис позвонил на мобилу «отпускнику» Сефироту, как лицу незаинтересованному, и включил громкую связь. Сефирот ответил, что они оба дураки: ссылаться надо не на ведомственный приказ, а на статью закона; если мероприятие предполагает привлечение солджеров – дополнительно согласовывать рапорт у исполнительного директора Лазарда Дойсерикуса, а если иных сил – у второго зама начальника Департамента Анджила Хьюли.
…Выслушав инструкции, Генезис с беспокойством взглянул на бледного, как полотно, Ценга. Тот судорожно вкогтился в кресло и тяжело дышал сквозь крепко стиснутые зубы. Озадаченный Генезис помахал на него рапортом, пощёлкал пальцами перед носом…
На щёки вутайца медленно вернулся румянец.
- Живой? – тревожно спросил Генезис.
Ценг утвердительно кивнул, забрал рапорт и отправился переделывать его в очередной раз…

И вот настал торжественный миг, когда рапорт – весь синий от виз и резолюций – был сдан в отдел делопроизводства и режима. «Ну, теперь-то осечки быть не должно!» - думал Ценг, возвращаясь к себе после утренней планёрки у руководства.
Прежде, чем зайти к себе кабинет, он посмотрел, как продвигается обучение Клауда.
Рено и Руд никак не могли определиться с выбором «стоп-слова».
- Фраза должна быть простой и естественной, не вызывать подозрений, но в то же время – недостаточно употребляемой, - объяснял Рено. – Чтобы не ввести группу захвата в заблуждение. Там ребята, мягко говоря, умом не блещут.
- Как насчёт: «Мне нужно освежиться?» - предложил Клауд без энтузиазма, и тщательно скрывая зевоту.
- Нет. Это и Престон может сказать. Я предлагаю: «О, Сюнкити, ты такое животное!» Извините: «зверь».
Клауд, наверное, уже в сотый раз заалел, как маков цвет. Исходя из смысла фразы, её предполагалось выстанывать прямо в губы кряхтящего над ним… эээ… партнёра. Нечто подобное выкрикивала Скарлетт, когда они грешили на столе в её кабинете…
- Нет, даже не просите. На это я… пойти не готов. Как-то это… не звучит.
- Положим, «хычины страусиные по-нибельхеймски» - тоже не звучит, - заметил Руд.
Клауд пожал плечами и выразительно закатил глаза:
- Зато наверняка.
- Я смотрю, дела у вас неплохо продвигаются, - резюмировал Ценг, входя в кабинет и поочерёдно пожимая парням руки. – Как успехи?
- Практически достигнуты, - ответил Рено. – А у вас с рапортом?
- Тоже, - лаконично произнёс Ценг. – Сегодня до обеда, думаю, его зарегистрируют.
…Однако ближе к полудню Ценгу позвонила одна из канцелярских крыс и уведомила, что не может принять его рапорт в работу. Потому что в секретариате сменился руководитель. Новый начальник зело повёрнут на делопроизводстве. Настолько, что дома, справив нужду, опечатывает дверь туалета. И у него своя трактовка распоряжений и приказов. Вступив в должность, он первым делом заявил: «Вы идиоты, вы всё делаете неправильно! Отныне мы будем работать по-другому!»
Рука Ценга непроизвольно дёрнулась к кобуре, но он усилием воли подавил вспышку гнева. Медленно сосчитав до двадцати и обратно, он вызвал Рено и велел ему мухой лететь в канцелярию изымать документы. Сам же набрал внутренний номер Генезиса Рапсодоса.
- Джен, смотри, какая хрень приключилась. Секретутки опять мой рапорт зафаршмачили. Я его в очередной раз переделываю. Ты после обеда на месте будешь - подписать?
- Они что, над нами издеваются? – замогильным голосом ответил Рапсодос. – Они там не прихуели, часом: после визы начальника Департамента исправления в документы вносить? Ты пробовал с ними ругаться?
- Пробовал, - вздохнул Ценг. – Бес-по-лез-но. Они деревянные.
Взяв образцы служебной документации со всеми нововведениями, чувствуя себя несчастнейшим из людей, начальник Турков вновь напечатал рапорт и сразу после обеда выдвинулся к Генезису.
- Вот так поебёшься недельку с одной тупой рапортиной – и никакого секса потом не захочется, - честно признался он, пока Генезис в очередной раз измерял поля и шрифт.
Завизировав рапорт, Генезис долго крестил его на столе по обычаю Цетра, затем положил в кресло и уселся на него.
- Джен, ты с ума сошёл? – не понял юмора Ценг.
- Нормально всё, - ответил Генезис, вставая и расправляя помятый рапорт. – Я всегда так делал, прежде чем Хайдеггеру на подпись косячные документы заносить. Помогало…
…Делопроизводитель, принимая у Ценга рапорт, разворчалась: чего он весь пожёванный и мятый, словно его из заднего прохода вытащили? Ценг ответил загадочной полуулыбкой. При этом он многозначительно вертел в руках табельный пистолет, опускал и поднимал флажок предохранителя, а в какой-то момент, звонко передёрнув затвор, прицелился в датчик пожарной сигнализации на потолке… После чего претензии к оформлению документов резко отпали. Делопроизводитель со злым огоньком в глазах сунула рапорт в папку с входящей документацией и буркнула, что он может быть свободен.
Неизвестно, что имело реальную магическую силу – знамение Древних или задница полковника Рапсодоса, – но вечером Ценг получил назад уже зарегистрированный рапорт и поцеловал его, едва сдерживая слёзы. Одновременно Рено и Руд определились с выбором условной фразы: «Если вам не сложно, передайте мне, пожалуйста, клубнику со сливками».
- А если в номере не будет клубники со сливками? – поинтересовался Клауд. – Как тогда быть? Кричать: «Помогите, насилуют!» - и прыгать в окно?
- Всё в порядке, чувак, - снисходительно молвил Рено. – Мы давно пасём объект. Он ВСЕГДА заказывает клубнику со сливками. ВСЕГДА, ёпт.
- Ладно, поверю на слово. Не забыть бы только речь, - пробормотал Страйф. – Надо её на ладони записать, что ли…
- Не смей! – синхронно воскликнули Турки.
Ценг, который как раз входил в кабинет, застыл на пороге.
- Что случилось?
- Инструктаж проводим, - Рено вкратце пояснил, к какому знаменателю они в итоге пришли.
Ценг кивнул: ясно, мол. И обратился к Страйфу:
- Ну что, кадет, готовься. Завтра тебя ждёт насыщенный день. Займёмся твоим внешним видом.
- Что с ним не так? – уточнил Клауд.
- Всё с ним не так, - покровительственно объяснил Ценг. – Дай, угадаю: у тебя нет ни одного приличного костюма для выхода в свет?
Клауд, в очередной раз смущённо покраснев, ответил, что у него ВООБЩЕ нет костюма для выхода в свет. И даже - в полусвет. Прикид путаны – не в счёт.
- А когда ты последний раз был в парикмахерской?


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:29 | Сообщение # 2
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
…Шопиться Клауд не умел и не любил, в чём сразу откровенно признался. Отправлять его за покупками следовало в компании лица, мало-мальски разбирающегося в мужской моде. В ней неплохо разбирались Рено Синклер и ещё пара-тройка ребят, но «коварному соблазнителю» не пристало появляться с Турками в публичных местах.
Ценг подумал о Рапсодосе. Вот кто мог часами вертеться перед зеркалом, подбирая галстук или ремень! Он бы идеально подошёл на роль экскурсовода по элитным бутикам. Однако если бы Ценг подкатился к Генезису - у того обязательно возникли бы вопросы, и вутаец с сожалением похоронил мысль привлечь «рыжую бестию» к своим тёмным делам. Генезис не любил Страйфа, был коварной и мстительной сволочью, но его злокозненность имела пределы. И он был догадлив, мог сложить два и два. Он бы однозначно донёс Сефироту, для каких целей Турки приватизировали малыша-адъютанта, а реакцию Сефирота Ценг представлял очень хорошо... Тот был ярым противником эксплуатации несовершеннолетних: сам в детстве хлебнул. Поэтому, составляя рапорт, Ценг залегендировал всех фигурантов, задействованных в разработке. То есть, Генезис в общих чертах знал содержание намеченного мероприятия, но не знал ничьих имён.
Выручили Ценга смекалка и умение манипулировать людьми. Он убедил Клауда преодолеть личную неприязнь к Рапсодосу и обратиться к нему за помощью, как к старшему товарищу, не раскрывая карт. Страйф долго упирался, считая это плохой затеей, но Ценг ещё раз намекнул на возможность стать солджером, и парень вновь капитулировал.
- Но как мне обосновать просьбу? – недоумевал Клауд.
- Скажи, что тебя пригласили в качестве понятого… тьфу! свидетеля на свадьбу друга детства.
- А если он меня пошлёт? – Страйф продолжал сомневаться.
- Ты сперва сходи и спроси. Если пошлёт – грустно повздыхай и скажи, что Сефирот пошёл бы тебе навстречу.
Клауд грустно вздохнул, не дожидаясь отправки в пеший эротический тур, но к Генезису честно сходил и просьбу озвучил. И весьма удивился, когда его антагонист засиял, доброжелательно улыбнулся и кивнул:
- Хорошо. Собирайся, поехали.
Клауд просто очень плохо знал Генезиса Рапсодоса и не заметил мелькнувшую в его глазах хитринку. Генезис так и не простил мальцу ночёвку в санузле. Они с Сефиротом в силу вечной занятости и обязательств «соблюдать приличия» добирали своё буквально по крупицам. А Страйф угробил единственный шанс, выпавший им в течение месяца. «Если Сеф не даёт мне прибить это белобрысое чучело, - рассуждал Генезис, – можно, по крайней мере, выставить его в дурацком виде перед друзьями».
Ради такой шикарной мести рыжий полковник готов был сам потратиться и убить пол дня на беготню по магазинам. Поэтому, не теряя времени, он поволок Страйфа на автостоянку, буквально силой впихнул в служебный автомобиль и повёз обновлять гардеробчик. Местом шоу-программы «Модный приговор (для деревенских дурачков)» Генезис избрал торговый центр, специализирующийся на продажах одежды категории так называемой «высокой моды». Высокой – в смысле, недоступной пониманию обывателя: что это за вселенский кошмар, с какой целью его демонстрируют на подиуме и неужели кто-то это действительно носит?
Генезис мастерски играл роль наставника, всегда готового помочь. Он не давал ни малейшего повода усомниться в своей искренности. И Клауду продохнуть не давал. Он энергично таскал его по бутикам, без умолку вещая о последних веяниях моды, выбирал одежду и аксессуары, после чего безжалостно загонял Страйфа в примерочные и коршуном следил, чтобы мальчишка не сбежал из-под опеки. Затем выгонял на середину торгового зала, цепким взглядом гуру придирчиво осматривал с разных сторон, точно музейный экспонат, хмыкал и с умным видом показывал большой палец. Словом, как выразился некий популярный исполнитель: «Он до конца довёл свою жуткую роль» (4) .
Клауда с непривычки укачало. Он никогда не подвергался столь жёсткой психологической атаке. К закрытию мегамолла, весь увешанный сумками с товаром, он падал с ног от усталости и мечтал сдохнуть. Но прежде, чем сдохнуть, ему нужно было отчитаться перед Ценгом о проделанной работе и передать ему копии чеков. Потому что деньги на всё это безумство были незаконно изъяты начальником отдела Турк из оперативных расходов на подсобный аппарат, и Ценг должен был их каким-то хитрым образом списать, дабы не навлечь на себя обвинения в присвоении или растрате.

…Когда Страйф предстал в обновках - Ценг облился чаем и едва не упал со стула.
«Как его на вахте пропустили?..»
Генезис Рапсодос заслуживал расстрела без суда и следствия. Желательно несколько раз, на бис.
«Чтоб ты кесадильей подавился! – ласково пожелал ему Ценг. – Чтоб тебя штангой в качалке придавило! Чтоб тебе Рапира пукло поджарила!»
Пиджачок чокобиного цвета…

«Удачно оттеняет твои волосы, Клауд!» - (с) Генезис Рапсодос.

…отделанный стразами и люрексом, украшенный по вороту зелёным боа, а по подолу – вутайским орнаментом; с огромными, нелепыми пуговицами, похожими на велосипедные катафоты, - был Страйфу явно великоват.

«Абсолютно не стесняет движений!» - (с) Генезис Рапсодос.

Зато брюки с разноцветными гачами и обвисшей мотнёй…

«Фасон известный: «Обосрался и иду»», - (с) Сефирот.

…мутирующие в «дудочки» в области колен – конкретно малы, на что крайне выпукло намекали торчащие из манжет голые, бледные щиколотки.

«Зрительно удлиняют ноги!» - (с) Генезис Рапсодос.

Взгляд Ценга сместился ниже – на эмо-кеды в шашечку, зашнурованные ярко-розовыми стропами от парашюта. Затем вновь поднялся – на счастливое, довольное лицо Клауда. Где и замер окончательно.
- У тебя, - тоном врача-психиатра поинтересовался Ценг, - не возникло подозрений, что здесь что-то не так?
Клауд вспомнил, как стоял перед зеркалом в этом облачении, и гремучее сомнение одолевало его... А Генезис Рапсодос покровительственно обнимал его за плечи и, надуваясь от гордости за дело рук своих, убедительно доказывал, что салобон совсем отстал от жизни в своей грёбаной армаде. Сомнительно, чтобы он вообще хоть одной ноздрёй нюхнул эту вольную гражданскую жизнь… Если одежда кажется ему чуть-чуть… экстравагантной – он должен иметь в виду, что бомонд есть бомонд. Он расширяет границы дозволенного. Не нужно равнять представителей высшего общества и серых, как вулканический туф, пролетариев, что ежедневно толкутся в метро.
Знал бы Страйф, что в тот момент Генезис еле-еле сдерживал демонический смех. Лишь армейская выучка не позволяла ему зареготать во всю глотку.
- Ну-у… полковник Рапсодос сказал, что сейчас все так одеваются…
Ценг проклял свою опрометчивость. Ведь знал же, что от Генезиса можно ожидать любой паскудной выходки.
- И… во сколько тебе обошлось… это?
Клауд молча протянул ему толстую пачку чеков. Глянув в них, вутаец почувствовал, как его волосы пробивает седина.
Однако странно, что Рапсодоса не насторожило, откуда у пацана столько денег. Неужели не думал ни о чём, кроме мелкой пакости?
(На самом деле Генезис думал о Сефироте, который прислал смс-ку с обещанием вечером выйти в видеочат. И прикидывал шансы уломать генерала на горячий стриптиз в прямом эфире. Иначе бы непременно развёл Клауда на откровенность.)
Ценг позвонил Рено и пригласил к себе в кабинет. Едва Синклер вошёл – как в страхе вылетел назад в коридор и так громко хлопнул дверью, что с противоположной стены сорвался портрет и.о. президента. Ценг долго уговаривал подчинённого вернуться, доказывая, что он увидел не монстра из мидгарских трущоб, а Клауда Страйфа, над которым неудачно потрудился горе-стилист Генезис Рапсодос.
Рено вернулся не раньше, чем Ценг поклялся по завершении операции дать ему недельный оплачиваемый отпуск.
- Ну, Синклер, на тебя смотрят Гайя, Компания и президент лично. Надо как-то ликвидировать последствия безграмотности Страйфа. Я не знаю, что ты будешь делать. Надевай парик, цивильное… бороду, там, можешь приклеить, нос… И чеши с ним завтра в магазин покупать НОРМАЛЬНУЮ одежду.
- Шеф, вы безнадёжно отстали от жизни, - ответил Рено. – Чтобы купить одежду – не обязательно куда-то идти. Достаточно заказать её с доставкой на сайтах модных домов. С оплатой по факту примерки.
Ценг чуть не взвыл: «Что ж ты мне сразу не сказал?!» Но понял, что последует ответ: «А вы меня и не спрашивали», - и воздержался от выброса эмоций.
С той поры начальник Турков никогда не принимал решения в одиночку. Обязательно выслушивал мнение подчинённых.

…Элегантный смокинг с галстуком-«бабочкой» сидел как влитой на изящной фигуре Клауда. (Мать-природа его не обидела – факт!) Жёстко накрахмаленный воротник рубахи сдавливал горло и подпирал подбородок, не давая опустить голову. Запонки сияли, а в надраенные кремом модные остроносые туфли можно было глядеться, как в зеркало.
Венчала сие благолепие насмерть перепуганная детская рожица. Глазёнки Страйфа – и без того огромные – заняли всю оставшуюся площадь лица. Боялся Клауд не предстоящего флирта с Престоном – боялся он сработать плохо и провалить задание. Прощай тогда - мечта стать солджером! Второго шанса может не быть...
…Рено долго работал вшегонялкой, пытаясь как-то пригладить сено-солому на голове «коварного соблазнителя». Расчёска быстро лишилась нескольких зубьев, а Клауд в процессе шипел, как разъярённый кот. Волосы стояли колом, даже не пытаясь изменить положение, и Рено, плюнув, сдался.
- Ладно, и так сойдёт. Знаешь, парень, в твоей причёске, определённо, что-то есть. Микрофон в ней хорошо прятать, ёпт.
…В галстуке Клауда был скрыт видеорегистратор. Отчасти όн мешал нормально двигать головой и глотать. Данный фактор вельми огорчительным являлся для провинциального недоросля, знающего о фуршете и мечтающего вкусить на халяву блюд, кои доселе ему приводилось лицезреть строго на картинках.
- Ты губу не раскатывай, - просвещал его Рено. – На таких мероприятиях обжираться не принято. Дурной, понимаешь ли, моветон! Неправильно поймут. В твоём случае нужно просто взять бокал шампанского и шататься с ним по холлу, делая вид, что хоть что-то понимаешь в пояснительных надписях к экспонатам.
Клауд кивнул.
- В ресторан тебя всё равно сегодня никто не поведёт, - продолжал Рено, любовно оправляя ворот Клаудова смокинга. – И не факт, что твоя кандидатура «выстрелит». Мы знаем, что у Престона давно никого нет, он в активном поиске, то есть, теоретически, сегодня может выйти на охоту. Но выйдет ли – вопрос открытый.
Ловить рыбку Турки собрались на презентации нового геостационарного спутника, разработанного Космическим Департаментом «Шин-Ра». Мероприятие должно было состояться в холле головного офиса Компании. Ожидался большой наплыв приглашённых и прессы, в связи с чем подразделения Департамента Общественной Безопасности за три дня до шабаша были переведены на особый вариант несения службы. Пригнали даже курсантов Военной Академии – стоять в оцеплении по периметру. Генезис Рапсодос который день как угорелый бегал с расстановкой сил и средств, постоянно что-то меняя и корректируя.
Ценгу не составило труда добыть для Клауда приглашение. Сам он как лицо должностное обязан был присутствовать на мероприятии, но ни на шаг не отходить от Руфуса Шин-Ра. Контролировать Клауда и создать предпосылки для его неминуемой встречи с Престоном должен был Рено.
- Но и ты тоже клювом не щёлкай, - нравоучал Клауда Синклер. – Постарайся максимально обратить на себя внимание объекта.
- Как? – простонал Клауд. – Подойти, сказать: «Ваши глаза – как море, в них можно утонуть?»
- У Престона карие глаза, - сухо пояснил Рено. – Поэтому я боюсь предположить, в какой субстанции ты собрался утонуть.
- «Случайно» облить его шампанским? - предложил Страйф. – Огорошить простым и естественным вопросом?
- Каким? – заинтересовался Рено.
В самом деле. Каким «простым и естественным» вопросом деревенский увалень мог сразить столичного денди и острослова?
- Например: «Что Вы думаете о способах выведения спутника с использованием двух и трёхимпульсных переходов в случае некомпланарности исходной низкой орбиты?»
- Воу, воу, молодой человек, полегче! – ахнул Рено. – Так вы раньше времени дичь вспугнёте. Улетит она от вас.
В отличие от Страйфа Турк знал, что подобные выставки посещает публика, зачастую крайне далёкая от предмета. Абсолютное большинство приглашённых лиц вряд ли понимало разницу между первой, второй и третьей ступенью ракеты-носителя и первой, второй и третьей космической скоростью.
«Сбежит – тем лучше, - подумал Клауд. – Поверьте, я плакать не стану».
Тогда он может с чистой совестью заявить, что оказался слишком хорош и умён для вутайского повесы, что считает свою миссию выполненной и ждёт достойной награды за труды.
- И не пей, - продолжал Рено. – Шампанское вроде легко пьётся, но потом кто-то внезапно выключает солнышко.
Клауд снова кивнул:
- Учту.
Он крайне редко употреблял спиртное, а если доводилось баловаться - предпочитал пиво или сидр в минимальных дозах. Впрочем, был в его жизни случай, когда Сефирот вернулся с какого-то банкета нетрезвый и злой, и приволок бутылку скотча. Сефирот хотел догнаться, но его верные друзья-собутыльники Анджил Хьюли и Генезис Рапсодос были вне зоны доступа. Поэтому удар принял на себя генеральский адъютант…
«Ты меня уважаешь? Значит, пей!»
После той дивной попойки Клауд Страйф блевал дальше, чем видел, и зарёкся пить с руководством. Его не покидало чувство, будто он нахлебался дешёвого самогона.
- Было бы шикарно, - рассуждал Рено, - если бы тебя ему представили. Но у нас, к сожалению, не налажено взаимодействие с людьми, которые могли бы это сделать.
- Президент? – неуверенно предположил Клауд.
Рено отрицательно покачал головой:
- Руфус Престона еле терпит. Просто не подаёт виду. Престон знает, что Руфус его еле терпит, но тоже не подаёт виду. Этикет-с, ёпт! Если тебя представит Руфус – с очень высокой степенью вероятности голубок заподозрит подвох. Так что, как это ни прискорбно, надежда только на тебя.
С этими словами Рено открыл на своём мобильнике видеофайл и передал его Клауду.
- Ознакомься. Это оперативная съёмка с прошлогодней презентации гоночного мотоцикла «Hardy Daytona».
- Вау, какой он крутой и стильный! – Клауд не скрывал восхищения. – Как же я его хочу!
- Престона? – охренел Турк. – Он тебе нравится?
- Да чур тебя! Мотоцикл! – отмахнулся Страйф, не сводя с экрана влюблённых глаз.
Рено застонал:
- Ты не на мотоцикл смотри, а на объект! Всё равно он тебе не по карману.
- Как знать. Может, разведу Престона на бабло и куплю! – Клауд в долгу не остался и едва сдержался, чтобы не показать Синклеру язык. Длительное вращение в коллективе Турков научило его метко отбивать недружественные подачи.
Но Рено был опытным сотрудником.
- Аккуратнее разводи, чтоб очко не прошляпить.
- За меня не беспокойся, - буркнул Клауд и опять, к стыду своему, до ушей залился краской. Он никак не мог побороть дурацкую привычку краснеть. – Главное, чтобы твой хвалёный спецназ не облажался. А то я не горю желанием марать руки.
Рено снисходительно улыбнулся, но, отметив мрачно-решительное выражение лица Клауда, призадумался. Парень, может, не вышел ростом и телосложением, но упорства и силы воли ему было не занимать. Страйф принадлежал к породе людей, которые бьются до конца, даже если ситуация выглядит безнадёжной. Поэтому, сцепись он с Престоном - багриск его знает, чья возьмёт…
- Ладно, - вздохнул Турк. – Ещё раз внимательно изучи видео, запомни объект в лицо и знай: всё зависит от тебя. Я не смогу водить тебя на помочах и разворачивать в нужном направлении. Меня на этом сборище вообще быть не должно.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:34 | Сообщение # 3
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
Часть 2.


Под брюками его строгого костюма всегда
были надеты модные маленькие плавки.
Джейк по опыту знал, что даже если день
прошёл очень скучно, перед сном могут
случиться всякие неожиданности.
(с) Розалин Майлз,
«Возвращение в Эдем-2»


La donna è mobile
Qual piuma al vento,
Muta d’accento — e di pensiero!
(с) Дж.Верди/Ф.М. Пьяве,
«La donna è mobile» (5)


«Тебя здесь быть не должно, - думал Клауд, вспоминая слова Рено, - а меня здесь и подавно быть не должно!»
Следуя наставлениям Турка, он бродил по холлу Шин-Ра-билдинг с бокалом шампанского, чувствуя себя чужим на этом празднике жизни. Джентльмены в дорогих и со вкусом пошитых костюмах; дамы в бриллиантах и в элегантных вечерних нарядах – ухоженные, стильно наштукатуренные, надушенные и напомаженные – все они внушали юному пехотинцу благоговейный ужас и трепет. Аки небожители. На них было страшно смотреть, а пытаться завязать разговор – и того страшнее. Страйф боялся показаться нелепым, бестактным и смешным. Он даже половины слов, которыми небрежно кидались гости, не знал! «Фьючерсы», «маржин-колл», «спрэд», «волатильность», «опционы»… Из всей этой матерщины знакомым было лишь слово «плечо», но Клауд интуитивно полагал, что речь идёт не о части человеческого тела. Суровые деловые мужи будто намекали: тебе здесь не место, маленькая глупая деревенщина!
Клауд представления не имел, как подкатиться к Сюнкити Престону. Тот, окружённый стайкой себе подобных прожигателей жизни, о чём-то живо дискутировал возле главного экспоната. О чём-то смешном, видимо – судя по реакции и аплодисментам публики. И за этой весёлой компанией пристальным, недобрым взглядом следил Руфус Шин-Ра. Холёная рука и.о. президента медленно поглаживала загривок питомца - огромной, как комбайн, самки семейства хищных монстров дарк нэйшн. Крупный чёрный алмаз в перстне на его безымянном пальце сверкал под стать «собачьей» шкуре. Скомандовать: «Фас!» - Руфусу не позволяло исключительно массовое скопление граждан. Свидетелей много… Так бы он с удовольствием посмотрел, как милашка Дарки Престона «за яйцен клац-клац!» (с).
Аналогичный недобрый взгляд, но уже начальника отдела Турк преследовал Клауда Страйфа.
«Ты на мне дыру протрёшь, - хмурился Клауд, косясь на Ценга. – От того, что ты на меня глазеешь, дело с мёртвой точки не сдвинется».
Он затравлено огляделся по сторонам и побледнел.
При входе в холл стояли Генезис Рапсодос и Лазард Дойсерикус. Они беседовали и вряд ли успели заметить Клауда. Но тот не сомневался: рано или поздно он будет замечен, опознан, выловлен в толпе и препровождён в кабинет Рапсодоса для дачи объяснений: что он здесь делает, как добыл приглашение и почему на нём смокинг.
«Нет-нет-нет, только не Генезис!» - Клауд с трудом поборол желание присесть, дезертировать на полусогнутых и скрыться в уборной. Как есть – с бокалом шампанского в руке.
Ценг тоже запеленговал угрозу. Извинившись перед Руфусом, он двинулся через весь зал в сторону входа.
Он должен был предвидеть, что Генезис может явиться на презентацию, но рассчитывал, что не явится. Рыжий полковник с недавних пор охладел к светским раутам. То ли пресытился, то ли остепенился, то ли возраст сказывался... Хотя, какой, к Бахамуту, возраст? Рапсодосу не было ещё и тридцати. Однако на все приглашения он отвечал: «Извините, нет желания», - и уползал домой.
(Ценг не знал, что уползал Генезис к Сефироту, и вдвоём они находили уйму занятий по интересам, причём секс не являлся приоритетным. Они могли просто сидеть в обнимку на диване перед телевизором, пить пиво и глумиться над какой-нибудь псевдо-аналитической передачей. Или лежать на крыше Шин-Ра-билдинг и любоваться звёздами в телескоп.)
Клауд паниковал. Успеет ли Ценг перехватить Генезиса и Лазарда до того, как те его заметят? Может, успеет, а может – нет: проверять не хотелось. Единственный путь к спасению открывался за широкой спиной Сюнкити Престона среди его друзей. Руководство Департамента туда не полезет. Клауд слышал от Ценга, что Лазард, Генезис и «золотая молодёжь», к которой относился Престон-младший – антагонисты и стараются не пересекаться. «Лучше показаться смешным, чем провалить задание», - вполне разумно решил Клауд и двинулся в сторону группы людей, обступивших спутник. Подойдя, он со словами: «Простите, джентльмены, я здесь стоял!» - ловко протиснулся в центр компании и сделал вид, что внимательно читает технические характеристики изделия на стойке.
- Мы не знакомы? – послышался слева и сверху смутно знакомый голос.
Клауд поднял глаза и обернулся.
Человеком, задавшим вопрос, был Сюнкити Престон: высокий брюнет спортивного телосложения, с блудливой улыбкой и ямочками на щеках. Вутайская кровь чувствовалась лишь в слегка приподнятых уголках его глаз да иссиня-чёрной шевелюре.
Будь Клауд женщиной, знай он о материальном положении Престона-младшего и не знай о его предпочтениях – он бы, наверное, заинтересовался. Сюнкити Престон умел произвести впечатление внешним лоском, обаянием и шармом. И, безусловно, бойким языком. Ценг как-то обмолвился, что не назвал бы Престона умным. «На нём, как и на многих детях богатых родителей, природа отдохнула. Но я бы не сказал, что она сильно жёстко над ним поглумилась, потому как школьную и университетскую программу он всё-таки усвоил. Он просто хорошо образован и начитан, но не умён».
Клауд не совсем понимал, как можно окончить универ с красным дипломом, но остаться бараном. «Да легко!» - фыркнул Ценг.
Так или иначе, Сюнкити Престон был опытным светским львом, умел пустить пыль в глаза. Он так обаятельно и белозубо улыбнулся Страйфу, что тот моментально начал лопаться от пролетарской ненависти и думать о классовой борьбе. Клауд не любил метросексуалов, считая их поголовно педиками. В этих суждениях он не вышел за рамки хуторского менталитета, несмотря на длительную жизнь в столице. В его-то родном сельпо за проблемы с ориентацией могли и с горы спустить.
- Нет, мы не знакомы, - сказал Клауд, стараясь быть вежливым. И даже попытался улыбнуться в ответ. Он был довольно нелюдимым парнем и улыбался редко, так что улыбка с непривычки вышла загадочной, как у сфинкса в затерянном Храме Древних.
«Блин. Кажется, я всё испортил своей кислой миной…» - расстроился Клауд.
Но Престон-младший внезапно засиял. Он-то думал, что вечер безнадёжно испорчен, а тут нате вам: на ловца и зверь бежит.
…На презентацию спутника Престон-младший шёл, как на каторгу. Только потому, что так ПРИНЯТО и отказаться – значило смертельно обидеть президента Компании. (Зря он так думал, кстати. Руфус бы не обиделся. Честно-честно.) Космическая программа «Шин-Ра Inc.» интересовала Сюнкити примерно так же, как Ифрита интересуют мочёные банорские яблоки. То есть, вообще никак. А начальника профильного Департамента Палмера он боялся, как огня. Старичок всерьёз считал его знатоком в вопросах авиастроения, всякий раз норовил подцепить под ручку и озадачить непонятными терминами, пытливо заглядывая в глаза: «Я считаю, что необходимо доработать торцевое уплотнение вала генератора и коллектора по продлению броска топлива, а вы как полагаете?» - «Я с вами ПОЛНОСТЬЮ согласен!» - с умным видом отвечал Престон-младший и, если ему удавалось отцепить от рукава пальцы дедушки-маньяка, бросался наутёк.
Поэтому, едва переступив порог холла Шин-Ра-билдинг, Сюнкити Престон начал украдкой поглядывать на часы, ожидая, когда можно будет, наконец, сделать ноги. «Что я тут забыл? – тоскливо думал он, стискивая челюсти, чтобы не выдать своё отношение к процессу смачной зевотой. – Каждый раз одни и те же хари, и фуршет один и тот же: канапе с жирной ветчиной и размороженной рыбой, пластмассовые фрукты и такие приторные сладости, что кишечник слипается. Фу…»
Немного развеяла скуку болтовня с приятелями, но разговор начал быстро увядать. Всё-таки болтать было особо не о чем. Уже по …дцатому кругу обсудили машины, яхты, спортклубы, любовниц и их волчьи аппетиты. Как назло, в театрах не случилось громких премьер, в мире кино тоже царило затишье. Даже скандалов в светской жизни не предвиделось!
Поддерживать бодрую светскую беседу становилось нелегко... Престон всерьёз подумывал извиниться, сослаться на духоту и досидеть остаток вечера где-нибудь на балконе в гордом одиночестве. Или пойти и зацепить Рапсодоса – хоть какое-то развлечение! Генезиса он невзлюбил после того, как тот выставил его идиотом в диспуте о зашифрованных посланиях в поэме «LOVELESS». По мнению Престона, звезда на той злополучной вечеринке должна была быть одна. Генезис тоже так считал. Разошлись они во мнении относительно кандидатуры звезды. Поэтому «рыжая бестия» ловко свёл разговор к теме, в которой слыл экспертом и буквально закатал оппонента в асфальт. Смеялись все. Даже Сефирот, чей поэтический кругозор ограничивался двустишием:
Жопа в мыле, рожа в грязи –
Появилась рота связи . (6)

…Дело явно шло к скандалу. Престон-младший уже открыл рот, чтобы произнести: «Извините, господа, но я вынужден вас покинуть», - и идти задирать Генезиса. Как вдруг его друзей бесцеремонно растолкал локтями ранее незнакомый парень и, повернувшись к публике задом, уткнул нос в спутник.
Куртуазный пардон едва не перерос в суровую проповедь на тему: «Что за манеры, молодой человек! Так не поступают в приличном обществе!» И перерос бы, не приглядись Престон к хаму повнимательнее. А когда пригляделся – отповедь провалилась куда-то в район сигмовидной кишки, где и сгинула.
Тошнотный вечер в один момент заиграл всеми цветами радуги.
Парнишка был прекрасен, как рассвет. Нетипичный экземпляр для Мидгара. Просто ходячий соблазн, идеально вписывающийся в рамки сексуальных предпочтений. И чист, как только что из ванны (с). Его незаурядная внешность приятно сочеталась с ангельской невинностью, на которой так и хотелось поставить жирное клеймо, уведомление о праве собственности.
А эти огромные голубые глаза…
Ещё один такой взгляд с поволокой, ещё одна такая полуулыбка – и я брошу Гайю к ногам этого пленительного создания, понял Престон. С последним своим бой-френдом он разошёлся давно и не очень красиво. Тот был жутким собственником и в придачу с характером. Всюду ему мерещились измены. В итоге он так достал Престона-младшего своей ревностью и претензиями, что тот указал ему на дверь. Посчитал, что нервы дороже. Нет, чувак, как и его предшественники, не ушёл обиженным. Сюнкити Престон не был жадным. Но и не любил, когда его ревнуют к каждому столбу и донимают кретинским вопросом: «Ты где?» - в три часа ночи, когда он спокойно спит дома в своей кровати. Один. Потому что у Сюнкити Престона было золотое правило: никогда не таскать любовников в семейный особняк. Во-первых, папа не поймёт. Во-вторых, его спальня – это его гнёздышко, его крепость, не предназначенная для разовых удовольствий. Посторонним, кроме будущей жены, вход туда воспрещён. (Престон-младший понимал, что от женитьбы не отвертеться, потому что клану нужен наследник, и относился к этому стоически.)
- Если мы не знакомы, - сказал Престон, продолжая сверкать белоснежной улыбкой, - предлагаю восполнить этот пробел. Моя фамилия Престон. Для друзей, - многозначительно прибавил он, - просто Сюнкити.
Он протянул Клауду руку, на которую тот воззрился со сложным лицом. Кто знает, где успела побывать эта рука. Может, в чьей-то заднице или на чьём-то половом члене. Клауд убедил себя, что если Престон ел, следовательно, вымыл руки, и ответил на рукопожатие, копируя известного киногероя:
- Страйф. Клауд Страйф.
Если бы он видел выразительные взгляды, которыми обменялись спутники Престона… Те моментально начали прощаться, вспоминать про какие-то срочные дела и расползаться в разные стороны, «як воши от керосину» (с). Несколько минут – и от спасительного заградотряда не осталось и следа, и Клауд съёжился, в любую секунду ожидая перехватить цепкий, холодный взгляд Генезиса.
И прощай – конспирация!
Клауд повернулся спиной к выходу и спросил:
- Вам не кажется, что здесь слишком шумно?
Вот что значит дебют без опытного наставника! Клауд всего лишь хотел избавиться от опасного соседства с Генезисом. И случайно сгенерировал фразу, которая могла стать прелюдией к дальнейшим любовным отношениям. Престон-младший сперва даже подумал, что с ним заигрывают: настолько старым и заезженным был приём. Но ещё раз вгляделся в эту невинную мордашку, в эти детства чистые глазёнки и понял: парень имеет в виду только то, что в зале шумно. Без коварного подтекста.
- Вы правы: здесь очень шумно, мне неохота надрывать голосовые связки, - подыграл Престон. – Предлагаю выйти на балкон и обменяться впечатлениями о презентации в более спокойной обстановке.
…Генезис Рапсодос успел заметить врага, но со спины. Когда тот уже удалялся прочь в компании какого-то субтильного юнца.
Генезис нахмурился. Он не увидел лица спутника Престона, но его смутили торчащие соломенные вихры, рост и телосложение. Он знал лишь одного человека, подходящего под описание нового интереса сердцееда Сюнкити. И этим человеком был адъютант генерала Сефирота.
Но он ни разу не замечал за мальчишкой интереса к мужскому полу. Поведение обманчиво? Или его обманывают собственные глаза? Может, Сефирот даст необходимые пояснения? Надо позвонить ему после того, как закончится бал.
Тут Генезиса отвлёк Ценг, и на остаток дня он забыл и о Страйфе, и о звонке Сефироту…

…Спохватился Генезис только утром. Был первый день уик-энда, поэтому он выждал для проформы до 10.00, чтобы дать Сефироту выспаться, испить кофею и покурить.
…Звонок Рапсодоса Сефирота не обрадовал. Он как раз стоял, прислонившись лбом к запотевшему пластику душевой кабины, и откисал после вчерашнего. В комнате гостиничного номера на столе валялась наполовину собранная спортивная сумка, с которой генерал прибыл на отдых. Поверх вещей лежали обратные авиабилеты. А Сефирот мучительно вспоминал, почему утром на нём был женский лифчик, и где он мог оставить свой паспорт.
«Похоже, я его проебал… Чудненько… Вернусь домой счастливым директором нескольких фирм с кучей кредитов…»
Самое смешное, что наличные деньги были в целости и сохранности. Ни одного гила не пропало.
«Неужели я паспорт стриптизёрше в трусы вместо купюр засунул? Отлично… Вернусь домой женатым человеком и счастливым отцом стайки разнокалиберных детишек…»
Бля. Генезис его убьёт…
Сефирот с трудом отлепил лоб от переборки и схватился за лицо руками. В этот момент в голову точно копьё вонзился писк phs. Генерал брал с собой телефон даже в сортир.

…Есть улицы центральные: высокие и важные. С витринами зеркальными, с гирляндами огней. (с) Но Сефироту были милей не шумные, милей - одноэтажные. От их названий ласковых на душе, натурально, становилось светлей. Итак, выйдя вчера днём из гостиницы, Сефирот расчехлил фотоаппарат и отправился в исторический центр Коста-дель-Соль. Прошёл по Абрикосовой, свернул на Виноградную, и на Тенистой улице постоял в тени, покурил. Взгляд его остановился на вывеске стриптиз-бара «Горячая штучка»…

Телефон продолжал разрываться. Сефирот отключил воду, выбрался из душевой кабинки и, увидев на дисплее знакомое имя, поспешно схватил трубу.
- Да, Джен. Что случилось?
- М. Сеф, ты сидишь?
- Нет, - забеспокоился Сефирот, зажав телефон плечом и одновременно повязывая на бёдра полотенце. «Сижу… Да я бы сейчас охотно прилёг…» - А что случилось? Что-то по работе?
- Ну… как бы сказать… и да и нет, - замялся Рапсодос. – Скажи, ты за своим адъютантом ничего… особенного не замечал?
Сефирот почесал затылок. С удивлением вытащил из волос женскую заколку в виде бабочки. Положил её на бортик раковины.
- А что я должен был за ним заметить? Что он косячит? Так все косячат.
- Нет. Я про… ммм… как бы сказать-то… Он не проявлял к тебе интерес?
Сефирот опять почесал затылок. С удивлением вытащил из своей гривы мокрую розовую ленточку. Повесил её на излив смесителя.
- В смысле, интересуется моими подвигами в Вутае? Есть такое дело.
- Да нет. Я имею в виду другой интерес. Даже не к тебе, а вообще… в целом.
Толком не протрезвевший Сефирот с трудом понимал намёки. Мобильная связь не передавала запах перегара, но общую степень его заторможенности Рапсодос оценил.
- Джен, кончай меня грузить. Скажи прямо.
- У тебя ни разу не складывалось впечатление, - ответил Генезис, сжигая за собой корабли, - что паренёк интересуется мужчинами?
В третий раз Сефирот чесал затылок с Очень Большой Осторожностью, боясь отыскать как минимум мышеловку. Предчувствие его не обмануло. На сей раз добычей стала шпилька-расчёска, украшенная искусственным жемчугом.
«Может, и паспорт там же?» - с надеждой подумал Сефирот.
А вслух сказал:
- Нет. Ничего подобного я за ним не замечал.
- Хорошо, - Генезис немного помолчал, собираясь с мыслями. – Значит, показалось…
Сефирот был в номере один, поэтому никто не увидел, как солджеры 1-го класса трезвеют за секунду без применения закусоидов и опохмелоидов.
- Что показалось?
- Да ничего, забудь...
- Не-ет, раз уж сказал «а» - говори «бэ». Чего тебе показалось?
- Я вчера был на презентации агрегата, в который вбухали пятнадцать ярдов, и ещё не известно, выйдет он на орбиту или шлёпнется в океан. И видел там кого-то, похожего на Страйфа, в компании Сюнкити Престона.
- Это ещё что за хуй с горы? – спросил генерал, далёкий от светской жизни.
- Хлыщ один вутайский, - пояснил Генезис. – Специализируется по мальчикам.
- У Страйфа есть подружка, - ответил Сефирот. – Я это точно знаю, так как видел их вместе.
- Может, просто баба посторонняя? – предположил Рапсодос.
- Ты бы целовался с посторонней бабой на бортике фонтана?
- А почему бы нет?
- Я это запомнил, - Сефирот протелепался в комнату и включил электрочайник. Эх, кефирчику бы холодненького тяпнуть! Или кваску… - Но если тебя терзают смутные сомнения, можешь за ним последить. Для успокоения, так сказать.
- Сеф, скажи, почему я - целый полковник, солджер Первого класса и врио начальника Департамента - должен как дурак бродить по пятам за каким-то салагой и следить, чтобы его не отпялили в сопло? – обиделся Рапсодос. – Я чё, типа, рыжий? Мне проще Турков напрячь, и…
Последней фразой Генезис поперхнулся. Ибо вспомнил, как его очень ВОВРЕМЯ перехватил и отвлёк разговором начальник отдела Турк. Ни раньше – ни позже: именно тогда, когда он уже готовился идти за парочкой и взглянуть на сопровождающего Престона с фронта. Вспомнил также, что Клауд был прикомандирован к Туркам…
Генезис напрягся. А что если Страйф действительно был на презентации, но с подачи Турков? То есть, фактически, с его собственной подачи, так как он активно содействовал командировке. Если Турки используют пацана в каких-то своих целях – это может плохо кончиться и для Клауда и для него, полковника Рапсодоса. Потому что в отсутствие Сефирота именно он отвечает за жизнь и здоровье личного состава военизированных подразделений Департамента Общественной Безопасности.
Рапсодос недолюбливал Страйфа и не считал зазорным над ним глумиться, но и не желал ему серьёзных проблем. А с Турками можно было заиметь таковые на счёт «раз». И ещё сказать спасибо, что остался жив. Генезис Рапсодос светлых иллюзий насчёт принципов работы спецслужб не питал. Эта система не знала жалости и была равнодушна к судьбе глупого деревенского парня по имени Клауд Страйф, коего угораздило попасть в её жернова.
Пока Сефирот заваривал чай, Генезис успел представить заключение служебной проверки по факту гибели генеральского адъютанта, а также дипломатический скандал с Вутаем. А когда Сефирот вышел с кружкой на балкон и спросил, почему он внезапно затих, в голове Рапсодоса уже созрел план. В котором не было места Туркам. Поэтому он не стал ничего говорить по служебному телефону. И без того наболтал много лишнего.
- Ладно, Сеф. Я ещё раз напряг память и подумал, что, пожалуй, навоображал того, чего нет. Давай, отдыхай, поправляй здоровье.
- Спасибо, - искренне ответил Сефирот, которому действительно не мешало бы поправить здоровьице после бурной ночи. Крепкий чай помогал, но слабо. «Такое чувство, будто они в коктейли керосин добавляют…»
- Ладно, бывай. Вечером перезвоню.
На соседнем балконе стояла полная матрона и беззастенчиво пялилась на идеальное тело генерала, едва прикрытое куцым полотенцем. Сефирот подмигнул ей и тотчас сморщился от резкой боли, прострелившей лобную часть и глаза.
«Старею, блин. А ведь ещё пять лет назад жидкость для растопки керогаза хлебал без ущерба для здоровья…»
Дама застенчиво улыбнулась, подняла фотокамеру и начала снимать крышечку с объектива.
Сефирот поспешно оттянулся в номер. Нет, он не стеснялся своего тела и знал, что многие считают его красивым. Просто не хотел оказаться в соцсетях с помятым лицом, на котором дежурная маска холодной вежливости сменилась выражением отвращения ко всему живому.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:38 | Сообщение # 4
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
…Впервые в жизни Рапсодос пожалел, что сегодня выходной. Ему не терпелось добиться от Клауда признательных показаний, даже если придётся вытягивать их клещами. Ждать до понедельника было опасно: если Престон решил окучить жертву, он не станет медлить.
В то же время Генезис не решился выяснять у Ценга, где Клауд проводит уик-энд. Подобные расспросы были верным способом заставить его насторожиться и усилить меры безопасности. Более того, Генезис был уверен, что записи с камер наблюдения в холле Шин-Ра-билдинг окажутся удалены, либо повреждены именно в интересующих его местах. Ценг умел просчитывать действия противника на несколько шагов вперёд, и у него было 12 часов форы.
Так что Генезис решил плясать от обратного: Престона-младшего. Тот вёл ночной образ жизни, поэтому дрых до полудня. Далее он завтракал/обедал прямо «в нумерах» и выползал на поиски развлечений: в бильярдный клуб, на чокобо-дром или куда-нибудь ещё. Чисто теоретически, он должен был находиться в отеле, так что выследить его не представляло труда.
Но Престон-младший никогда не передвигался пешком и на такси. У него был лимузин с личным шофёром. А шофёров Дональд Престон подбирал сам, отдавая приоритет лицам, обученным выявлять слежку и уходить от погони. Дональд Престон пережил несколько покушений; два или три раза именно мастерство водителя спасало его от гибели. Кроме того, все шофёры семейства Престон носили огнестрельное оружие и летальную Материю, владели боевыми приёмами борьбы. Мидгарские таксисты по своим профессиональным качествам им в подмётки не годились. Ну и ссали дико играть в «шашечников» и превышать скорость из-за грабительских штрафов за нарушение ПДД. (Так мэр Города-на-Плите пёкся о безопасности на дорогах.) Поэтому идею взять такси, чтобы следить за Престоном, Генезис сразу забраковал. Он сам водил машину, но его новенький спорткар ярко-красного цвета с именным регистрационным знаком был чересчур приметным.
«Мог бы купить что-нибудь поскромнее этой пожарной машины!» – пенял ему Сефирот. – «Для вылазок на природу у нас есть твой внедорожник», - на голубом глазу парировал Генезис.
Пытаться взять ТС в прокате – означало подвергнуться множеству бюрократических процедур и вдобавок оставить фирме солидный залог. (Так мэр Города-на-Плите боролся с терроризмом, стритрейсингом и пытался снизить количество краж и угонов автомототранспортных средств.) Да и выдадут в прокате какой-нибудь чихающий рыдван с люфтом в рулевом управлении и стучащими амортизаторами…
…А вот Анджил абсолютно не загонялся по поводу того, что ездит на подержанном паркетнике мышиного цвета. Его машинёшка была скромной и неприметной, но надёжной, как сам полковник Хьюли.
«Анджи, ты меня, конечно, извини, - думал Генезис, достав телефон и набирая номер приятеля, - но пива ты сегодня не попьёшь. Без тебя – никак!»
Генезис был мастером взбаламутить всех и перевернуть Мидгар вверх дном.

Полковник Хьюли наполнил бокал тёмным бархатным пивом, с наслаждением втянул ноздрями терпкий аромат солода и хмеля и восторженно цокнул языком. Именно об этом он мечтал аж с понедельника: устроиться на диване перед телевизором и погрузиться в какую-нибудь душевную передачу, наслаждаясь изысканным вкусом продукции лучших пивоварен Гайи. Он уже почти коснулся губами края запотевшего бокала, как вздрогнул от неожиданности и едва не расплескал драгоценную амброзию.
Мобильный телефон вибрировал на кухонном столе и пищал так сердито, словно злился, что ему не налили пива.
Хьюли с сожалением отставил бокал и взял телефон. Он был дисциплинированным сотрудником и всегда отвечал на входящие звонки. Даже будучи сильно пьяным и сильно мёртвым от усталости.
Генезис был в своём репертуаре: ни здрасьте, ни прощай; сразу вынь да положь.
- Анджил, мне нужна твоя машина. С тобой за рулём.
Анджил не мог отказать другу детства.
- А что случилось?
- По дороге расскажу.

- Ну-ка, Анджи, - Генезис беззлобно подтрунивал над приятелем, водившим свой паркетник бережно и осторожно, - ну-ка, дай по этому мегаполису со скоростью сорок километров в час! Чего встал? – он ткнул Анджила в бок, едва тот начал притормаживать на мигающий зелёный сигнал светофора. – Давай, Андж! Зелёный – общий, красный – наш! Дай по этому мегаполису!
- Кароч, вислозадый! - невозмутимо пробасил Хьюли, - сейчас я тебя высажу, и дальше пойдёшь пешком.
Генезис утих, но ненадолго, потому что они уже подъезжали к «Мидгар Дельте». Гостиница располагалась едва ль в километре от офиса Компании «Шин-Ра», то есть, доехать до неё не в час-пик было делом буквально пяти минут. Даже если извозчик, как Анджил Хьюли, обожал собирать все красные светофоры по пути. Другой вопрос, что гостиничная парковка была платной. Учитывая, что ожидание Сюнкити могло растянуться до вечера, а Генезис и Анджил издержались до получки, они решили приткнуться на бесплатной стоянке у соседнего торгового центра. «Эх, проверим счастье солджерское!» - пробормотал Хьюли, сворачивая с проезжей части.
Но стоянка оказалась забита транспортом под завязку, потому что место было бойким, пользовалось огромным спросом у жителей и гостей столицы. Кроме того, рядом находилось множество офисных зданий. Анджил долго крутился между плотными шеренгами автомобилей, выискивая щель, куда можно было бы втиснуться. Но без успеха.
- Джен, оглянись по сторонам. Может, ты чего заметишь, чего я не вижу?
Генезис опустил стекло и указательным пальцем поправил на переносице тёмные очки.
- Н-да… Кажется, мы крайне неудачно заехали. Что-то я тово… н-не вижу перспективы.
- О! – перебил Анджил, заметив, как с одного из парковочных мест начинает выруливать старый, потрёпанный автомобиль. – Вижу цель – не вижу препятствий. Ну-ка, съёбывай поскорее на своём драндулете, гражданин… недобросовестный!
- Крути педали, пенёк самоходный! – поддержал Генезис.
«Гражданин недобросовестный», словно услышав понукания, дал газу. Анджил ловко воткнулся в образовавшуюся пустоту и заглушил двигатель.
- Ну всё, приехали.
Встали они удачно: парадный вход в гостиницу «Мидгар Дельта» открылся как на ладони.
- Туркам бы не попасться, - заметил Хьюли. – Если, как ты предполагаешь, они разрабатывают Престона, значит, могут быть где-то рядом.
- Мммм… неа! – убеждённо ответил Рапсодос. – Если Турки разрабатывают Престона с помощью Страйфа, то информацию о его передвижениях будут получать от него. То есть, выставляться будут непосредственно по месту встречи. Сам посуди, ну какой смысл гнать несколько групп, чтобы вести машину Престона, если можно тупо ждать его в условленном месте. Логично?
- Логично, - согласился Хьюли. – Но есть, как говорится, нюансы. А вдруг он в последний момент место встречи изменит?
- А что мешает Страйфу тут же набрать Ценга и сказать: «Командир, дислокация меняется»?
- Хорошо, - опять согласился Хьюли. – А что мешает Престону взять Клауда на борт и, покрутившись по городу, обрубая «хвост», десантироваться там, где его не ждут?
- На худой конец, - ворчливо отозвался Генезис, - его тачку можно вести с помощью АПК «Безопасный город».
- И всё равно ты меня не убедил, поэтому я не удивлюсь, если Турки крутятся поблизости.
…Анджил как в воду глядел. Когда Генезис в очередной раз отошёл до киоска за кофе и сэндвичами - (ожидание чуда Сюнкити изрядно затянулось) – в окошко водительской двери скромно постучали. Анджил опустил стекло и сделал постное лицо: на него с немым укором смотрел Ценг.
- Я вас категорически приветствую, - сказал шеф Турков, протягивая ладонь для рукопожатия. – Я давно за вами наблюдаю. Чего стоим, кого ждём?
То, что Ценг самолично занимался расстановкой сил и средств, означало, что проходимость информации хромает. Что ответственность – очень высока. Вутаец элементарно боялся осечки.
- Э… - начал Анджил, мучительно сомкнув брови на переносице и на автомате пожимая протянутую длань. – Да вот, аккумулятор сел. Вызвали техпомощь.
- Понятно, - грустно кивнул вутаец. – То есть, «прикурить» у сочувствующих автомобилистов – не судьба. А где Жентос?
Он не видел, что сзади подкрадывается Генезис Рапсодос, держа в каждой руке по картонному стаканчику кофе.
- Не Жентос, а полковник Рапсодос, каналья! – Генезис шутливо поддал Ценгу коленом под зад.
Начальник Турков действительно очень боялся срыва тщательно спланированной операции. И рассуждал, как Анджил: перестраховщик Престон может взять Клауда на борт и умчать в… не будем говорить: в «голубую», пусть будет - в «васильковую» даль...
Поэтому, увидев Генезиса, вутаец здорово приуныл. Если Генезис торчал возле «Мидгар Дельты», значит, он сделал правильный вывод со вчерашнего фуршета и сопоставил увиденное с рапортом Ценга. Самое обидное, что врать Генезису было бесполезно, равно как пытаться его запутать или запугать. Но можно было попробовать до него достучаться, объяснив, что операция согласована на самом высшем уровне. Не попрёт же какой-то врио начальника Департамента против первого лица в государстве? Так что Ценг плюнул на конспирацию и отправился решать проблему на месте, пока Хьюли и Рапсодос не сорвали ему все планы.
Генезис был слегка раздосадован тем, что Анджил оказался прав, а он ошибался. А поскольку нападение – лучшая защита, он незамедлительно атаковал, не давая Ценгу первому нанести удар.
- А тебя-то сюда каким ветром занесло?
Но Ценг был морально готов и ловко отбил подачу:
- Полагаю, тем же, что и вас. Полноте, Генезис, все мы люди взрослые и догадываемся, ради чего здесь собрались.
- На вчерашней презентации был Страйф? – сжигая за собой корабли, в лоб спросил Рапсодос.
- Да.
- Ценг, я не отличаюсь человеколюбием, но это аморально, - поморщился рыжий. – Ему же всего шестнадцать!
- А тебя в каком возрасте на фронт послали? – поинтересовался Ценг.
- Я записался добровольцем, - возразил Генезис и понял, что сейчас пропустит гол в свои ворота.
Два фатальных просчёта за столь короткий срок… Сегодня у полковника Рапсодоса был явно неудачный день. Зато Ценгу представился шанс отыграться, чем он не преминул воспользоваться.
- Ну так и я Страйфа не понуждал. Он добровольно вызвался нам помочь… И не бесплатно, а за определённые бонусы.
- А Сефирот-то в курсе? – хмуро спросил Генезис. – Впрочем, можешь не отвечать…
Ценг и не собирался.
- А вообще, чего стоим? В ногах правды нет. Давай присядем в салон, и я всё подробно объясню.
- Присядем, - сдался Генезис и, передав Анджилу кофе, полез в машину. Первый раунд он слил. Оставалось выслушать аргументацию собеседника и, исходя из собственных личных убеждений, принять итоговое решение: выбрать роль пассивного наблюдателя или же всячески препятствовать спецслужбам делать их работу. За последнее можно было получить по шапке от Руфуса, чего Генезису накануне ежеквартальной премии не хотелось бы…
- Послушай, - сказал рыжий, когда Ценг сел на заднее сиденье паркетника и захлопнул дверь. – Ты играешь с огнём. Парень, поди, ещё и «заряженный» (7) к нему ходит? А ты подумал, что произойдёт, если Престону приспичит его обыскать? Они же, эти толстосумы, как огня боятся шантажистов, и ему проще ухлопать опасного свидетеля, чем потом башлять вымогателям.
- Джен, ты драматизируешь. У меня все ходы просчитаны. Ребята пасут его круглосуточно и вмешаются при малейшей угрозе жизни и здоровью Клауда.
- А успеют ли? – вставил своё веское слово Анджил. – Есть много способов обмануть «топтунов» (8), вывести жертву на очистные и… - он выразительно чиркнул ребром ладони по горлу.
- Таблетка снотворного в смузи – и парень даже пикнуть не успеет, - нажимал Генезис, внезапно перекрасившийся в доброго самаритянина.
(На самом деле он понимал, что станет первой жертвой Сефирота, если с Клаудом Страйфом произойдёт нечто криминальное.)
Видя столь дружную командную игру, Ценг пустил в ход тяжёлую артиллерию: апелляцию к имени Руфуса Шин-Ра. Он рассказал о мошеннических схемах Дональда Престона по отъёму чужой недвижимости, о планах Руфуса получить законный доступ к Земле Обетованной, о том, что месторождения Мако являются народным достоянием и не должны принадлежать «узкой банде банкиров» (с) (9). Воодушевившись, г-н Токугава едва не договорился про заводы – рабочим, землю – крестьянам, от каждого – по способностям и каждому – по потребностям, но Генезис Рапсодос, утомлённый потоком словоблудия, решительно смахнул макароны с ушей и оборвал его спич:
- Всё-всё, Ценг, можешь не продолжать, я тебя понял. Так бы сразу и сказал, что Руфус – зачинщик этого безобразия. Ну… моё мнение каково? Ты же понимаешь, что если с пацаном что-либо случится – Сефирот мне откусит головёнку. Я же его, типа, к тебе откомандировал. Поэтому я должен не просто быть в курсе этой операции, а принимать в ней посильное участие. И никаких возражений я не потерплю.
Ценг набрал воздуха в грудь, чтобы выдать аргументированный отказ, но не успел: на его телефон пришло смс-сообщение от Рено, что Сюнкити Престон буквально минуту назад позвонил Клауду Страйфу и пригласил его на свидание.
Предусмотрительный вутаец не только снабдил Клауда служебной сим-картой, но и дал задание осуществлять контроль и запись переговоров, ведущихся по его телефону.

Не только у Генезиса Рапсодоса на день было планов громадьё.
…Сюнкити Престону снился эротический сон, но, как зачастую бывает, при пробуждении он не мог вспомнить его содержание. Однако колом стоящий член подразумевал, что ему снился вчерашний блондин.
Сюнкити спихнул одеяло к изножью кровати и блаженно вздохнул, возвращаясь памятью к беседе на балкончике. А парень-то – конфетка! Ах, эти глазки, эти губки, эта натуральная, не напускная невинность!
Он покосился на член. Тот согласно кивнул.
- Да, дружок, я знаю, ты соскучился, - промурлыкал Сюнкити, стараясь не чувствовать себя полным идиотом: надо же, так оголодал, что разговаривает с собственным пенисом! – Потерпи, недолго осталось.
Член намекнул, что его терпение лопнет через пять минут. Пришлось вставать и телепаться в душ. А то горничная, меняя бельё, вообразит ещё, что у него поллюции... Включив воду, Престон-младший закрыл глаза, представил голого Клауда Страйфа и занялся собой с таким усердием, что каждые тридцать секунд приходилось менять руку.
…Из ванной он вышел худо-бедно удовлетворённым, позвонил на ресепшн и заказал завтрак в номер. Потом посмотрел на часы. Время близилось к полудню. Страйф наверняка уже проснулся. Можно позвонить ему и вытащить в какое-нибудь проверенное заведение на богемной Лавлесс-авеню. Или… Сюнкити нахмурился, одновременно застёгивая рубашку… что он успел выяснить о своём нечаянном знакомом?
Паренёк был явно неглуп, но замкнут, и имел существенные пробелы в образовании. Разговорить его в итоге удалось, однако Страйф иногда не понимал сути вопросов и откровенно «плавал». И так мило смущался при этом! Сюнкити вновь вздохнул и задремавший, было, член натянул ткань тесных плавок. Престон-младший, мысленно выругавшись, постарался подумать о чём-нибудь омерзительном. Образ генерала Сефирота вполне сгодился. К этому душителю свобод Вутая полукровка питал чистую, незамутнённую ненависть. Обидно только, что его мнение заботило Сефирота примерно так же, как директора мясокомбината заботит мнение ведомого на убой чокобо.
Справившись с проблемой, Сюнкити вновь вернулся мыслями к Клауду Страйфу. Тот оживился, когда разговор случайно зашёл о мотоциклах. Его глаза загорелись азартом, и разговор перестал буксовать. Сюнкити изобразил внимание, и Клауд довольно быстро раскрепостился. Его познания в мототехнике оказались весьма и весьма обширны. Он знал все модели линейки «Харди дайтона» и даже помнил – страшно представить! – даты их официальных релизов.
Вопрос, в какой точке Планеты начать совращение младенца, был решён. Престон-младший – как был в полузастёгнутой рубашке и плавках – переместился за стол, подтянул к себе ноутбук и открыл интерактивную карту Мидгара. Чтобы в городе-миллионнике – да не нашлось мотосалона или, на худой конец, музея всякого автохлама под открытым небом?
…Влюблённый джентльмен так увлёкся изучением карты, что подпрыгнул от неожиданности, когда в дверь номера деликатно постучали.
- Кто?! – злобно рявкнул Сюнкити.
- Ваш завтрак, господин!
- Входите.
Горничная вкатила в номер сервировочную тележку с завтраком. Готовили в «Мидгар Дельте» шикарно и Сюнкити всегда трапезничал с отменным аппетитом. Но сегодня он проглотил традиционный омлет с гренками и зелёный вутайский кофе второпях и без интереса, даже не почувствовав их вкуса. Все его помыслы были заняты очаровашкой-Клаудом. Не, телефончик-то он предусмотрительно выманил. Уже не помнил, под каким предлогом, помнил только, что Клауд очень долго мялся и отнекивался, но, в конце концов, уступил… Престон-младший – истинный сын акулы бизнеса и охотник за молодым, свежим телом – умел убеждать.
Знал бы он, что Клауд нипочём не дал бы ему номер телефона без санкции Ценга! Причём номер был служебным, а телефон стоял на прослушивании. Парнишку с такой открытой и невинной мордашкой можно было заподозрить максимум в хищении леденцов из бабушкиной заначки к Рождеству, но никак не в сотрудничестве с Турками.
И знал бы он, что за окном уже стоят и ожидают его выхода эти самые Турки, плюс Анджил с Генезисом – он бы трижды зарёкся клеиться к незнакомым блондинам вне специализированных учреждений для любителей себе подобных.
…Наконец подходящее заведение было найдено и одобрено. Мотоклуб «Красная стрела» располагался в центре Третьего сектора Верхнего города и, судя по информации справочника «Мидгар-карты», слыл излюбленным местом байкеров. Иначе кто бы ему нарисовал пять звёзд из пяти возможных? При клубе находились музей старинной техники, тематическое антикафе и мотодром, которым также были даны высокие оценки, а в путеводителе по достопримечательностям Мидгара - выделено аж целых три абзаца.
Сюнкити Престон ни разу не был в «Красной стреле» и до сего дня не подозревал о его существовании, поэтому слегка опасался, что хвалебные отзывы о нём, мягко говоря, преувеличены. С другой стороны – ведь никогда не поздно заменить неудачный вариант проверенным… Куда больше его занимал вопрос, как убедить Страйфа, что ему не нужно платить за билеты в клуб и время в антикафе: все расходы Сюнкити берёт на себя. Клауд по большой горячности выболтал, что он родом из Нибельхейма, а эти нибельхеймские горцы – ужасные гордецы. Дать нибельхеймскому горцу повод усомниться в его мужественности и платежеспособности – означало нарваться на кровную месть.
С другой стороны – вероятность получить «пером» под ребро лишь подогревала Престона и придавала остроты будущим отношениям. Он не сомневался, что распечатает этот девственный сосуд.
Определившись со временем и местом, он позвонил Страйфу.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:42 | Сообщение # 5
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
А у Клауда Страйфа, напротив, день не задался. Во всяком случае, его начало. Потому что он умудрился поцапаться с Тифой.
С тех пор как Клауд занял должность генеральского адъютанта, он получил послабление казарменного режима. Отныне он мог на выходные убывать в увольнение, потому что по выходным Сефирот предпочитал не появляться на работе. «Если я живу один, - приговаривал он, - это не значит, что мне дома нечем заняться, и я отдохнуть не хочу». Более того, Клауду не требовалось каждый раз согласовывать рапорт с командиром подразделения, в котором он числился «мёртвой душой»: все его рапорта Сефирот визировал лично.
Выходные Клауд проводил со своей подружкой Тифой Локхарт – ушлой девицей на пару месяцев его старше. Отъедался, отсыпался, помогал Тифе по хозяйству. Та держала под Плитой Седьмого сектора бар с дурацким названием «Седьмое небо». Дурацким – потому что из окон бара можно было разглядеть максимум железобетонные конструкции, на которых держался Верхний город. Правда, бухлишко в баре подавали забористое, поэтому, возможно, в названии и крылся некий смысл. После литра Тифиного шмурдяка можно было не только вспорхнуть на седьмое небо, но и побрататься там с рептилоидами на летающей тарелке.
Клауда нисколько не напрягали квази-супружеские обязанности, потому что Тифа щедро делилась с ним не только домашней едой, но и своим комиссарским телом. И её и Клауда вполне устраивали подобные встречи набегами. Они были слишком молоды, чтобы думать о семье: оба ещё не нагулялись.
…Но вот податель благ – генерал Сефирот – убыл в отпуск, и привольная жизнь с увольнительными у Страйфа закончилась. Ценг, как оказалось, не имел права подписывать ему рапорта; к Генезису Рапсодосу Клауд элементарно боялся подступиться, равно как и к отцу-командиру. Последний мог из принципа загрузить «халявщика» либо нарядами, либо патрулированием улиц. Штрафные меры ограничивались лишь его богатой фантазией.
…Накануне презентации Клауд всё-таки сумел выкоклюшить увольнительную на уик-энд. Хотя командир отказывался идти навстречу, объясняя тем, что успел забыть Клауда в лицо. Точку в деле поставил звонок Ценга. И довольнёшенький Клауд, предвкушая встречу с Тифой, спрятал в нагрудный карман гимнастёрки увольнительную записку.
Но после презентации что-то пошло не так!
Во-первых, Клауд никак не мог выбросить из головы своего нового знакомого. Тот оказался интересным собеседником. С ним можно было поболтать о туризме, спорте и рыбалке, то есть, на такие темы, которые вызывали у Тифы сонливость. Причём Сюнкити Престон не только говорил сам, но и проявлял внимание к речам Клауда. А в их с Тифой разговорах всегда солировала Тифа, не давая Клауду озвучить своё мнение.
Словом, контраст был налицо и явно не в пользу мисс Локхарт. Когда настало время расходиться, Сюнкити предложил обменяться телефонами, и Клауд, чисто для виду покочевряжившись, дал ему служебный номер. Показалось ли ему, что Сюнкити с ним заигрывал? Нет, не показалось. Либо Престон с ним не заигрывал, либо заигрывал настолько тонко, что Клауд не понял намёков. А вообще, если честно, Клауд в глубине души усомнился, действительно ли Престон такой негодяй и враг всего живого, как его расписал Ценг. Приятный же в общении человек! И не сноб.
Во-вторых, после презентации Рено взял Клауда в оборот и заставил написать подробнейший рапорт о проделанной работе. Уставший и голодный Страйф (благодаря Генезису, не успевший припасть к фуршету), с радостью бы сварил рыжего Турка в кипящем масле! «Извини. Правила есть правила!» Когда же рапорт был в муках рождён, Рено приспичило ознакомиться с записью видеорегистратора, и он заставил Клауда расшифровывать разговоры в тех местах, где качество звука оставляло желать лучшего.
В результате до «Седьмого неба» Клауд добрался во втором часу ночи, и таксист содрал с него втридорога, мотивируя тем, что не горит желанием ехать «на раён», населённый одной гопотой.
Тифа к тому времени уже закрыла бар и легла спать. На кухонном столе Клауда ждала записка: «Ужин в холодильнике», но он был уже не в силах съесть ни кусочка: слишком вымотался. Клауд поволокся в душ, открыл кран и чуть не заорал благим матом: оказывается, Тифа израсходовала всю горячую воду. Стуча зубами, он кое-как ополоснулся в ледяной воде, влез в пижаму и пошлёпал в спальню. Забился Тифе под бочок и попытался уснуть.
Сон не шёл. Видимо, он перевозбудился на презентации от избытка впечатлений. До самого утра Клауд ворочался с боку на бок, пытаясь устроиться поудобнее. В результате получил от Тифы локтем в живот: «Кло, да что ты вертишься, как Ифрит в святой воде!!»

Наутро Клауд чувствовал себя разбитым и очень несчастным. Предстоящие хлопоты по дому впервые вызывали у него отвращение. Какая всё-таки нервная, выматывающая работа у секретного агента! Он с куда бы большей охотой полежал на диване перед телевизором, а не сновал как челнок между залом и кухней, подтаскивая заказы, потому что по субботам и воскресеньям в баре наблюдался наплыв посетителей, а Тифа не могла позволить себе нанять официантку.
Итак, не успел Клауд проснуться до конца - а Тифа уже предъявила ему список дел на сегодня: выпрямить каминную решётку, пострадавшую в ходе пятничной драки между пьяными болельщиками гоночных команд; забрать из ремонта три барных стула; съездить в мясную лавку за свежей чокобятиной; заменить две перегоревшие лампы в зале; перетаскать из подвала на кухню мешки с бататом… Странно, что в перечне не было:

…Перемой-ка всю посуду
И натри полы повсюду,
Дров на месяц наколи,
На год кофе намели,
Посади среди цветов,
Сорок розовых кустов,
И пока не подрастут,
Подметай дорожки тут . (10)


Клауд слушал, кивал, и настроение у него портилось. Начать с того, что ему не хотелось трахаться с каминной решёткой. Но профессиональный кузнец заломил за работу такую цену, что Тифа решила сэкономить. Водилась за ней такая прелестная черта, как скупердяйство. Или, по её собственному выражению, рачительность. Клауд же прекрасно понимал, что провозится с этой решёткой минимум до полудня. И ехать к мяснику на другой конец сектора ему не хотелось прямо-таки смертельно. Но там мясо продавалось на пару гил дешевле, чем в магазине через дорогу…
Глядя на его хмурое чело, Тифа заподозрила, что без стимуляции работоспособность бойфренда не просто приблизится к нулю, а вообще устремится к отрицательным показателям.
- Ну что ты куксишься, милый? – промурлыкала она и запечатлела на губах Страйфа раскалённый, как клеймо, поцелуй. – Всё будет хорошо!
И решительным жестом распахнула халатик.
Под халатиком ничего не было.
Клауд почувствовал себя школьницей, встретившей в тёмном переулке маньяка-эксгибициониста. Мучительно покраснев, он таращился на пышный Тифин бюст: тяжёлые, уже слегка перезревшие дыньки с бледными прожилками сосудов и шоколадными сосками. Лет этак через двадцать они вытянутся до пола...
В кои-то века раз Клауд не наблюдал оживления в штанах.
- Извини, но у меня голова раскалывается, - вздохнул он, запахнул на Тифе халатик и для верности завязал пояс двойным морским узлом. После чего вознамерился встать с кровати, но Тифа положила руки ему на плечи и вынудила сесть обратно.
- Ты здоров? – поинтересовалась она с тревогой в голосе.
- Не очень, - пробурчал Страйф, мягко, но настойчиво отцепил пальчики Тифы и ушёл в санузел.
…Когда он вернулся, в спальне висело грозовое облачко, готовое к извержению громов и молний. Тифа дулась. Мельком глянув на дисплей телефона, Клауд понял причину её дурного настроения: пять пропущенных звонков от контакта «Дикий прапор». Так он зашифровал Сюнкити Престона, чтобы при случае отовраться: мол, командир названивает.
Как ни странно, при виде пропущенных звонков Клауд почувствовал облегчение пополам с удовлетворением. Он втайне надеялся, что впечатлил Престона, и тот ему позвонит.
- Извини, - Клауд взял телефон и направился к выходу. – Я должен узнать, что случилось.
- Обязательно надо перезванивать? - сварливо отозвалась Тифа и злобно свернула глазами.
- Я же военный, это мой долг, - высокопарно ответил Клауд и, бегом преодолев лестницу со второго этажа, выскочил на улицу: как был в пижамных штанах и в расшнурованных берцах.
«А раньше у него от меня не было секретов», - подумала Тифа.
…Сперва Клауд позвонил Ценгу и доложил, что Престон вышел на связь. Как быть?
Шеф Турков едва не подпрыгнул от радости. Рыбка-то, похоже, клюнула!
- Перезвони и узнай, чего ему надо. Потом доложишь.
Страйф несколько раз глубоко вздохнул, набираясь мужества, и позвонил Престону.
Тот взял трубку после первого гудка. Значит, ждал звонка.
- Здравствуйте, - сказал Клауд. – Я увидел пропущенные. Вы звонили?
«Бля, что за дурацкий вопрос! Конечно же, звонил…» Рука Страйфа приросла к лицу. Воистину, почему он вечно норовит ляпнуть какую-то чушь?
Но Сюнкити, видимо, счёл ляпнутую чушь милой. И ответил так любезно, что у Клауда телефон замироточил.
- Я вспомнил наш вчерашний разговор и решил позвонить. Вы отлично разбираетесь в мотоциклах. Я, признаться, тоже немного увлекаюсь этой темой, - вдохновенно врал Сюнкити, одним глазом кося на застёгиваемую ширинку, вторым – в справочник мотоциклиста. Чтоб совсем уж дураком не выглядеть… - И я вспомнил, что тут недалеко в Третьем секторе есть байкерский клуб с музеем, где можно было бы отлично провести время. «Красная стрела»; может, знаете?
Да уж. Польстить Клауду насчёт его познаний в мототехнике и одновременно предположить, что он не слышал о столь известном заведении… Настала очередь Сюнкити думать, что он сморозил чушь.
Сам того не ведая, Престон-младший отдавил Клауду любимую мозоль. Тот знал о «Красной стреле» и давно мечтал там побывать, да вот беда: в выходные не срасталось из-за работы в «Седьмом небе», а в будни… Ну кто позволит в служебное время посещать байкерскую тусовку? Да и ценник превышал финансовые возможности простого пехотинца «Шин-Ра»…
- Конечно, знаю, - ответил Клауд, в душе которого зажглась безумная надежда, что Престон сможет достать билеты в клуб.
Поймав себя на этой мысли, Страйф едва не застонал от досады: «Да вы шлюха, рядовой!»
Трижды прав был генерал Сефирот, говоря о людской продажности! Но кто же думал, что его, гордого нибельхеймского горца, можно купить так дёшево?
- У меня… чисто случайно, конечно… завалялись два билетика в «Красную стрелу», - продолжал Сюнкити.
На самом деле он позвонил в клуб буквально пять минут назад и, козырнув фамилией, забронировал два места: для себя и своей скво своего друга. Только из-за фамилии администратор пошёл ему навстречу, потому что места в клубе бронировались аж за три месяца.
- Брал для приятеля, а тот улетел в срочную командировку. Хотел уже сдавать билеты, но подумал о вас. Не желаете ли составить мне компанию в честь нашего знакомства?
- Я даже не знаю, - честно признался Клауд. – Как это будет выглядеть со стороны?
- А что такого? – Сюнкити пожал плечами и поспешно схватил падающий телефон. – Разве друзья по интересам не могут посидеть вместе? Не вижу ничего предосудительного.
«Соглашайся, дубинушка, не тяни багриска за хвост! - умолял Рено, слушая разговор. – Потому что сегодня, блядь, суббота и я, блядь, хочу домой пораньше!»
Будто услышав его молитвы и смилостивившись, Клауд ответил:
- Хорошо, я согласен.
- Отлично! – просиял полукровка. – Я готов заехать за вами прямо сейчас. Диктуйте адрес.
Клауд представил шикарный лимузин миллиардера в трущобах Седьмого сектора, выражение брезгливого отвращения на лице Сюнкити и живо возразил:
- Не стОит. Давайте лучше встретимся у метро.
- У метро, так у метро. Говорите, на какой станции. Я подъеду.
- «Юнон Драйв», «зелёная» ветка . (11)
…Весело насвистывая под нос и размышляя о превратностях судьбы и о том, что жизнь всё же не так плоха, Клауд вернулся в спальню.
За время его отсутствия лёгкое грозовое облачко мутировало в огромную мрачную тучу, которую до отказа нашпиговали йодистым серебром. Даже не будучи провидцем, Клауд понял, что нужно сматываться, и поживее, пока в него не полетели гантеля или графин с прикроватной тумбочки.
- Прости, родная, - сообщил Клауд, стараясь убрать из голоса радость и воодушевление и изобразить скорбь. – Служба зовёт.
- Пошёл ты на хуй, - со слезами в голосе ответила Тифа, - со своей службой!
- Прости, - повторил Клауд и сделал попытку чмокнуть её в щёчку. В качестве компенсации морального вреда.
Тифа голову отдёрнула.
Клауд втиснулся в джинсы, а когда взял со стула футболку, то не обнаружил под ней видеорегистратора.
Он прекрасно помнил, что вечером спрятал шпионский девайс под одеждой. Просто не хотел, чтобы его увидела Тифа. Во избежание лишних вопросов.
«Может, под кровать закатился?»
Клауд встал на четвереньки, чтобы заглянуть под «супружеское ложе» и, проделав указанную манипуляцию, встретился взглядом с Тифой, которая заглянула под койку с другой стороны.
- Ты не ЭТО, случайно, ищешь? – она потрясла видеорегистратором, удерживая его за ремешок.
- Отдай, пожалуйста, - попросил Клауд.
- Так ты что, все наши встречи и разговоры записывал?
Мисс Локхарт не на шутку встревожилась. Клауд много чего не знал о бурном прошлом подруги. Не знал, например, что планово-убыточное «Седьмое небо» было выкуплено у предыдущего владельца неким Барретом Уоллесом – главой профсоюза корелских шахтёров и по совместительству – лидером эко-террористической группировки ЛАВИНА. И выкуплено оно было на доходы от преступной деятельности. И что никакого «дядюшки Нормана, который оставил наследство», у Тифы нет. И что на те же финансы криминального происхождения в «Седьмом небе» был сделан капремонт.
А потом г-ну Уоллесу повезло встретить юную, деревенскую, но не по годам амбициозную барышню с коммерческой жилкой, которая приехала покорять столицу, и он переоформил бар на её имя. Чтобы не палиться самому. Отныне «Седьмое небо» использовалось как штаб-квартира международной ОПГ, за которой давно и безуспешно охотились Турки.
Баррет знал, что Тифа состоит в интимной связи с шинровским пехотинцем, и смотрел на их сожительство сквозь пальцы лишь потому, что хотел в перспективе завербовать Клауда в свою шайку.
- Да нет, конечно! – Клауд выпрямился, и следом выпрямилась Тифа, сверля его злобным взглядом. Регистратор она спрятала за спину. – Это новое распоряжение начальника Департамента. Отдай, - он протянул руку. – Пожалуйста!
А у Тифы в голове очень «вовремя» всплывали предостережения Баррета.
«Пригрела змею на груди…»
- Да забирай. Дерьма не жалко!
К ужасу Клауда, Тифа размахнулась и со всей своей бабьей дури метнула в него дорогущий прибор. Клауд в отчаянном броске попытался поймать его на лету, но прикроватный коврик выскользнул у него из-под ног и Страйф растянулся на полу. Регистратор с громким стуком ударился о стену и упал ему на голову.
- С ума сошла… - процедил Клауд, подбирая регистратор и поднимаясь на ноги. Хотел присовокупить: «Ду-у-ура!» - но подумал, что не нужно обострять. Иначе он рискует навсегда лишиться места, где его кормят и ублажают.
Поэтому, чуток помявшись на пороге, он пообещал вернуться как можно быстрее и покинул внезапно опостылевший бар. Никаких угрызений совести он не чувствовал.

- И куда они собрались? – уточнил Ценг, выслушав доклад Рено.
- В клуб «Красная стрела».
- Одну группу – туда, две – к станции «Юнон Драйв», - распорядился Ценг.
- Это ж другой край географии от «Красной стрелы», - заметил Генезис.
- Возможно. А ты откуда знаешь?
- Внезапно! У меня есть годовой абонемент в этот клуб. Выиграл на какой-то презентации. Вот уж не думал, что он может пригодиться…
Ценг подумал, что предложение Генезиса принять в разработке Престона-младшего посильное участие следует рассмотреть более детально…

Через полчаса Клауд Страйф поднимался на эскалаторе с остановочной платформы в вестибюль станции «Юнон Драйв».
По выходным пассажиропоток в метрополитене был довольно жиденьким. К тому же летом жители столицы разъезжались по деревням и виллам: на лоно природы и свежий воздух. Просочившись в дверь станции, Клауд вышел на оживлённый проспект, по которому горячий ветер гнал пыль и рекламные листовки. В воздухе пахло озоном - верный признак очередного выброса отработанного топлива из Мако-реактора. Стены домов и мостовую покрывала тонкая слизистая плёнка осевшего конденсата.
Рядовой запустил руку в карман джинсов и включил видеорегистратор.
- «Тундра», я «Топаз», как слышите, приём, - пробубнил он в воротник футболки, где был спрятан микрофон.
- На связи «Тундра», - отозвался микронаушник в левом ухе голосом Рено. – Слышу хорошо, приём.
- Стою на Юнон Драйв, жду. Приём.
- Понял. Докладывайте об изменении обстановки.
- Есть.

- Шеф, у нас проблемы, - в голосе рыжего Турка слышалась тревога. – Сбой в передаче видеосигнала. Звук есть, картинки нет.
Ценг поправил передатчик в ухе.
- Попробуйте устранить неисправность.
- Что-то пошло не так? – заботливо поинтересовался Генезис, налегая на спинку переднего пассажирского сиденья.
Анджил Хьюли уговаривал второй стакан кофе и дипломатично помалкивал.
- Визуальный контакт отсутствует, - ответил Ценг. – Но я думаю, это временная техническая неполадка, ребята её устранят.
- А в чём проблема?
- В том, что фигурант может общаться посредством передачи записок или жестами, - вутаец смотрел снисходительно.
Генезис вновь почувствовал себя дураком.
- Я понял.
- А вот и наш друг, - подал голос Анджил.
…Престон-младший летящей походкой выруливал из гостиничного холла. А к дверям «Мидгар Дельты» подъезжал чёрный бронированный лимузин с тонированными стёклами.
- За ним? – спросил Анджил, поворачивая ключ в замке зажигания.
- Не нужно, - ответил Ценг. – Экипажи уже расставлены, его поведут профессионалы. Лучше давай сразу к «Красной стреле». Вдруг придётся заходить внутрь, а абонемент есть только у господина полковника, - и он сидя изобразил шутливый поклон в сторону Генезиса.

…Утонув в мягком велюровом сиденье, Сюнкити Престон взял трубку радиотелефона, которым был оснащён его «боливар», и позвонил частному детективу Таунсенду, много лет работавшему на семью Престон.
- Добрый день, Эван. У меня будет к тебе небольшое задание деликатного характера. Пробей по своим каналам одного человечка. Клауд Страйф, уроженец Нибельхейма. Ориентировочно 18 лет. Работает на компанию «Шин-Ра». Нибельхейм – небольшой посёлок. Не думаю, что там проживает много людей с такими установочными данными. Узнай адрес. Потом сделай контрольный прозвон, и, если это действительно тот человек, которого я имею в виду, набери мне. Только это надо сделать быстро. Очень быстро, Эван. За скорость доплачу отдельно.
…Детектив Таунсенд не зря получал гонорары. Не успел Сюнкити преодолеть половину пути до Юнон Драйв, как он перезвонил и сообщил, что, действительно, в Нибельхейме проживает семейство Страйф: почтенная вдова Герлинде и её непутёвый сынулька Клауд. Последний полтора года назад подался в Мидгар, чтобы завербоваться в солджеры, и с тех пор о нём – ни слуху, ни духу.
- Ясно, - резюмировал Сюнкити. – Ну, мамка-то наверняка в курсе, где его искать. Теперь слушай мою команду. Сейчас я брошу тебе деньги на карту. Езжай… или пошли кого-нибудь в мотосалон «Красная стрела» и купи там «Харди дайтону», модель Х-2. Документы на право собственности оформляй на имя Клауда Страйфа…
- Не получится, - возразил детектив. – Ему нет восемнадцати, он не имеет права управлять транспортными средствами.
- Сколько ему лет? – прищурился Сюнкити.
- Шестнадцать.
Полукровка нахмурился. Значит, несовершеннолетний. Это плохо. Очень плохо. За «шалости» с малолеткой можно и срок схлопотать.
Но в ходе вчерашней беседы Клауд Страйф не показался ему малолеткой, несмотря на кукольную внешность. Да, он имел пробелы в образовании, но рассуждал слишком здраво для своего возраста. Он выстраивал чёткие логические конструкции, умел сопоставлять причину и следствие, был эмоционально сдержан в суждениях и оценках. Сюнкити даже поймал себя на мысли, что общается со своим ровесником.
Так всё-таки солджер? Сюнкити нахмурился ещё сильнее, роясь в закромах памяти. Служба в армии объясняла раннее взросление Клауда. Армия – она быстро выбивает из головы подростковую дурь. Престон-младший напряг мозг, вспоминая, проскальзывали ли в речи Клауда специфические армейские термины: «разрешите?», «так точно!», «виноват!», «есть!», «отставить!» Вроде не проскальзывали. Но корпус солджеров был подразделением, сочетавшим как армейские, так и полицейские функции, включая производство дознания и ОРД (12), поэтому у солджеров допускались и поблажки в ношении форменного обмундирования, и отсутствие унификации табельного оружия, и иные послабления дисциплины.
Но что рядовой солджер делал на презентации спутника, да ещё в смокинге?
Сплошные загадки! Фигуру Клауда окружал ореол таинственности. Эта таинственность возбуждала.
И терпкое желание сорвать запретный плод возбуждало тоже…
- Предвосхищая дальнейшие вопросы, скажу, что в корпусе солджеров такой человек не числится. Ни в Третьем, ни во Втором, ни тем более в Первом классе.
- Хм. Твои предположения: кем он может работать в «Шин-Ра»?
- Да кем угодно. Дайте мне час, полтора, я это выясню.
- Конечно. Тогда… смотри, поступаем так. Мотоцикл записывай на маму Страйфа и отправляй в Нибельхейм контейнерной перевозкой.
Шестнадцать лет неофициально считались возрастом согласия. Престон-младший слишком увлёкся, чтобы отказаться от добычи. Образ милашки-блондина с торчащими в разные стороны вихрами непрерывно стоял перед его глазами, вызывая приятное потягивание в паху. Ни возраст Клауда, ни его принадлежность стану «врага», ни отсутствие сведений о его сексуальной ориентации не служили препятствием для развития отношений. Сюнкити и не таких уламывал.

Если у Клауда Страйфа и была мысль, что он дёргает смерть за усы, то она улетучилась, едва он переступил порог «Красной стрелы». Перед ним расстилался персонал заведения, на него смотрели, как на бога и всячески подчёркивали, что он здесь – самый желанный и почётный гость. Разумеется, с ним держались так подобострастно лишь из-за его спутника, который недрогнувшей рукой с ходу выписал чек на двести тысяч гил спонсорской помощи и намекнул, что это – не предел.
Клауд махом почувствовал себя не в своей тарелке. А конкретно - последней сволочью. Ну не мог этот щедрый и обаятельный джентльмен, раздающий милости по доброте душевной, представлять для Компании угрозу! «Что-то в рассуждениях Рено не срастается», - думал Страйф, не чуждый критического мышления, пока Сюнкити вежливо, но настойчиво увлекал его в сторону выставочной галереи.
…Очутившись в огромном ангаре из стекла и стали, по периметру которого были расставлены мотоциклы, Клауд не смог сдержать восторга:
- Ух, ты! Класс!
- Нравится? – промурлыкал Сюнкити, как бы невзначай положив руку ему на плечо.
Страйф был так очарован многообразием техники, что не обратил на это внимания.
- Ещё бы!
Он остановился у подиума, на котором гордо возвышался красавец из чёрно-вороного металла и пластика. Его хромированные части сияли в свете потолочных ламп.
Едва дыша от восхищения, Клауд провёл ладонью по сиденью из натуральной кожи – нежно, будто лаская женщину, и Престон-младший внезапно ощутил укол ревности.
- «Харди дайтона», модель Х-2, - произнёс Клауд благоговейным шёпотом. – Лучшее, что было создано за последние пятнадцать лет. Объём двигателя - 1340 кубических сантиметров, мощность – 197 чокобиных сил, 10750 оборотов в минуту. Максимальная скорость – 300 километров в час, разгон до ста километров – три с половиной секунды. Машина-зверь, мечта байкера, - он обошёл автоподиум, любуясь мотоциклом, в то время как Сюнкити откровенно любовался им. Клауд был похож на маленькое солнышко. Воодушевлённый Страйф не замечал его пылких взглядов, иначе бы попросил: «Оденьте меня обратно, пожалуйста, мне ещё домой в метро ехать!»
Взгляд Клауда упёрся в табличку: «Продано!», прислонённую к заднему колесу.
- Но, к сожалению, у неё уже есть законный владелец, - со вздохом завершил он.
Престон-младший мысленно вознёс хвалу детективу Таунсенду: быстро сработано!
«Да, мой юный друг, ты не представляешь, какой тебя ждёт сюрприз».

…С таким весёлым и интересным компаньоном время пролетело незаметно. Клауд Страйф не был компанейским человеком, плохо сходился с людьми, но Сюнкити Престон был чертовски мил и фантастически обаятелен, и очень быстро расположил парня к себе.
- Смотри, как бы твоя агентура «очко» не проебала, - съязвил Генезис. – Ишь, как он его обрабатывает.
Ценг настроил дополнительный канал связи, поэтому они слышали всё, о чём говорили Клауд и Сюнкити, не покидая салона внедорожника, припаркованного недалеко от «Красной стрелы».
Единственным, кого не интересовали эти посиделки, был Анджил Хьюли. Он откинул водительское сиденье, опустил солнцезащитный козырёк, положил на лицо газету «Новости Мидгар» и без помех задремал.
…Ему снилось пиво, которое он не успел оприходовать…
- Ни хрена не проебёт, - уверенно возразил начальник Турков. – Он парень деревенский, а в деревнях с этим строго. Могут и на вилы поднять. К тому же я уверен, что он не понял и трети намёков.
- Знаешь… намёк, что Сюнкити оплатит ланч за двоих, довольно-таки толст.
- Это для тебя он толст, потому что ты сызмальства вращался в других кругах.
- В каких таких других кругах? – искренне удивился Рапсодос. – Я тоже первые семнадцать лет прожил в деревне, буде на то пошло. Где до свадьбы – ни-ни, каждое воскресенье – в церковь, а в девять вечера – домой, иначе батя даст ремня. А на сельской дискотеке сидят дружинники и бдят, чтобы молодёжь не перепилась и в кустах не шалила. Короче, домострой ещё тот.
- Так называемый домострой не помешал тебе в пятнадцать лет трахнуть горничную, - внезапно подал голос полковник Хьюли. – Ты потом неделю ходил и надувался от гордости. Я реально опасался, что ты лопнешь.
Ценг про себя посмеялся над их пикировкой и сосредоточился на паре Престон - Страйф. Видеорегистратор Клауда был явно неисправен. Что странно: вчера он работал безупречно. Получить изображение так и не удалось, звук тоже временами «плыл», ниоткуда появлялись шумы, речь искажалась и становилась неразборчивой. Но заходить в клуб Ценг не рискнул, чтобы не спугнуть полукровку. И ребят своих не отважился туда засылать, потому как, положа руку на сердце, хмурые парни и девушки в дешёвых костюмах и тяжёлых ботинках, с лицами, на которых полное гособеспечение написано, слишком разительно отличались от завсегдатаев «Красной стрелы». Г-н Токугава был немного параноиком и равнял гражданских по себе. Если, полагал он, я могу с ходу вычленить из толпы силовика в штатском – значит, другие люди тоже на это способны.

А рядовой Страйф неподдельно кайфовал. Такого активного, полноценного отдыха у него не было лет сто! Новый знакомый так и бурлил идеями, где можно весело и со вкусом убить время. Они обошли мотосалон, всласть наговорившись о представленных в нём моделях мотоциклов. Далее перекусили в антикафе и послушали выступление ансамбля «Ревущие гитары». Клауда немного смутило желание полукровки расплатиться за двоих, но Сюнкити ловко выкрутился: «Давайте так. Мы разделим финансовые обязательства. Я вас сюда вытащил – значит, мне раскошеливаться. При нашей следующей встрече вы сможете рассчитаться».
Звучало убедительно, и Клауд повёлся.
…За посиделками в антикафе и дегустацией заботливо подобранных Престоном блюд последовала короткая перебежка в музей старинной техники, где у рядового Страйфа закружилась голова и с треском отвалилась логика. Часа два Ценг и Генезис с кислыми мордами слушали его восторженные излияния, густо пересыпанные техническими подробностями на зависть эксперту-автотехнику.
…Из музея Сюнкити и Клауд переместились на мотодром, где проходили картинг и байкерское шоу.
Ценг готов был застрелить обоих. Из-за шума ветра и рокота моторов слышимость совсем пропала, и вутаец еле-еле убедил Генезиса не покидать машину и не пытаться вести наблюдение самостоятельно. Потому что если Престон его заметит, а сложно не заметить такую яркую личность, как Генезис Рапсодос, – на операции можно смело ставить крест.
Казалось, Клауду Страйфу должно было с избытком хватить впечатлений и не хватить сил для дальнейшего променада, но получилось совершенно наоборот. Он не терял боевого задора и ещё сильнее жаждал «panem et circenses» (13). Поэтому отзывчивый Сюнкити потащил его в прокат мотоциклов. Ещё два с половиной часа Генезис и Ценг наслаждались непередаваемой симфонией, сочетающей визг покрышек, надсадный рёв движка и канонаду выхлопной трубы. Когда они оглохли и одурели окончательно, на город опустились сумерки, и в наливающемся чернотой небе расцвели яркие хризантемы фейерверка…
…И Клауд спохватился, что пора бежать домой. Ох, ты ж, зараза, а ведь он ни разу не вспомнил о Тифе! Что она его ждёт, надеется на его скорое возвращение. Волнуется, надо полагать…
На предложение добросить его до порога рядовой ответил категорическим отказом. Сюнкити настаивал, но Клауд не поддался на уговоры и согласился лишь, что его довезут до станции метро «Юнон Драйв». А дальше уж он - как-нибудь сам. Престон-младший понял, что нужно ослабить нажим, и не стал навязываться. И без того он проделал огромную работу по совращению малолетки. Поэтому Клауда с ветерком доставили к порогу станции и, когда он повернулся спиной к лимузину, Сюнкити послал ему вслед воздушный поцелуй.
Только вернувшись в отель и сняв напряжение известным способом, влюблённый джигит нашёл время прочесть входящие смс-сообщения. В субботу его почти не беспокоили. Матушка задала стандартный вопрос, как дела. («Нормально, ма», - просемафорил Сюнкити.) Магазин элитных мужских аксессуаров прислал уведомление о скидках на наручные часы. (Удалил, не читая. Задолбали своим спамом.) Детектив Таунсенд разродился: «Клауд Страйф – адъютант Сефирота».
Адъютант генерала Сефирота… Престон-младший открыл бар, плеснул треть стакана виски, добавил содовой, бросил пару кубиков льда и подошёл к окну. Бездумно созерцая ночной Мидгар, он пригубил коктейль.
Адъютант Сефирота. Лицо, приближённое к руководству Компании «Шин-Ра». Наверняка присутствующее при кулуарных обсуждениях, владеющее информацией с грифом «секретно». Возможно, исполняющее особые, деликатные поручения. Отсюда и смокинг, и возможность участвовать в закрытых презентациях чисто для «своих», и освобождение от службы в субботу и воскресенье.
Да этот мальчик – не так прост, как кажется при первом взгляде на его невинное личико! В генеральские адъютанты не берут за красивые глаза, для этого нужен ещё, как минимум, мозг. Если только Сефирот не…
Престон-младший едва не поперхнулся алкоголем от внезапно нахлынувшего подозрения. По сути, о личной жизни Сефирота не было известно ничего. В интервью он заявлял, что женат на своей работе, однако если повезёт встретить хорошую девушку – обязательно создаст семью. Но то – лишь слова и, возможно, легенда для ширнармасс. Для ширнармасс и Сюнкити Престон был удачно помолвлен... А что если генерала Сефирота и Клауда Страйфа связывают не только служебные отношения? Сефирот сейчас в отпуске, вот пацан и решил поискать приключений на стороне.
«Да ладно, не равняй всех по себе, - поморщился Сюнкити, залпом допил виски и опустил жалюзи. – Генерал бы и любовника потащил за собой на юга».
Если бы Клауд пытался развести его на деньги и развлечения – он бы сразу почуял фальшь. Сюнкити Престон был слишком опытен, чтобы попадаться на стандартные трюки «кидал». Нет. Клауд Страйф был искренен с ним. Именно это и подкупало.
С другой стороны… Полукровка коварно улыбнулся. Он был азартен по натуре. Адъютант Вутайского демона – это же так здорово! Проникнуть в самую цитадель Зла, нанести генералу удар ниже пояса, оскорбительно щёлкнуть его по носу. Не об этом ли он мечтал всё время, пока «Шин-Ра» ровняла Вутай до лунной поверхности, уничтожая очаги сопротивления?

…Не доходя пятидесяти метров до бара «Седьмое небо», Клауд заприметил два тёмных силуэта, сливающихся со стенами домов.
Его ждали.
Страйф был не робкого десятка, но не хотел лишний раз ввязываться в конфликт. Он сжал кулаки и приготовился дать налётчикам суровый отпор, как внезапно один силуэт отделился от стены, преградил ему путь и щёлкнул зажигалкой.
Дрожащее пламя выхватило из темноты кусок манжета, каскад серег в ухе и сломанный когда-то нос, намекающий на бурное прошлое его хозяина.
Второй силуэт тем временем переместился Клауду в тыл.
- И куда это мы идём? – вкрадчиво поинтересовался он голосом Турка Легенды.
- Домой, - устало выдохнул Клауд. Он действительно еле держался на ногах после бурного дня. При звуках знакомого голоса адреналин схлынул, уступив место апатии.
- А рапорт о проделанной работе кто писать будет? – ещё вкрадчивей спросил Легенда. – Правила есть правила!
- Угу, - поддакнул Руд и погасил зажигалку.
В проулке воцарилась тьма. Под Плитой уличное освещение по ночам оставалось лишь на центральных магистралях. Э – экономия! ☻
- Можно завтра, а? – мученически выдохнул Страйф.
- Нельзя! – хором отрезали Турки и, подхватив его под белы рученьки, потащили в служебный автомобиль.

До середины ночи Клауд, сидя в кабинете Ценга, пытался связно увековечить мысли на бумаге. А мысли-то ни хрена не вытанцовывались. Подоспевший Рено долго крутил в руках видеорегистратор, чесал затылок и не мог понять, где имеет место сбой. В итоге он додумался звонить технику, а у того был выходной и он категорически отказался приезжать и выяснять причину неполадки. Пришлось посылать за ним служебный автомобиль…
…в общем, вырвавшись из объятий спецслужб и добравшись, наконец, до дома, Клауд с ужасом поглядывал на часы и предвкушал, как, открыв входную дверь, он услышит свист скалки и гневный вопль Тифы: «Где тебя давили багриски???»
Но ничего подобного он не услышал, и скалкой по черепу не прилетело. Нащупывая в темноте проход, Клауд добрался до кухни.
Если вчера на столе его ждала записка: «Ужин в холодильнике», то сегодня послание было совсем сердитым: «У нас самообслуживание, а я ушла на блядки с Аэрис».
Клауд открыл холодильник. Пакет молока, пара яиц и растительное масло – вот всё, чем ему предлагалось отужинать. Он подумал, было, сгоношить омлет, но вспомнил поговорку: «Кто спит – тот ест», - и заменил трапезу сном.
…Снился ему Сюнкити Престон. Голый, улыбающийся, с эрегированным членом. Сцепив пальцы в замок на затылке, он покачивал бёдрами, совершая возвратно-поступательные движения, и смотрел на Клауда с намёком…
…Страйф проснулся в холодном поту и осознал, что уже утро воскресенья. Что форточка открыта настежь, в спальне – холодрыга, а у него стоит так, что прикоснуться страшно.
Поперёк ложа почивала одетая Тифа, распространяя ядрёный вино-водочный миазм. В драных колготках и без одной туфли. Судя по позе – как притащилась среди ночи на автопилоте, так и рухнула на кровать лицом вниз.
Судя по густоте выхлопа, «ёрш» коктейль был гремучим.
Клауд не стал будить подругу и выяснять, где она шлялась. Пущай проспится, горемычная. Он тихо сполз с кушетки, прокрался на цыпочках в ванную, запер дверь на крючок и, приспустив пижамные штаны и нижнее бельё, обхватил ладонью ствол и отчалил бороздить просторы Вселенной. Ритмично двигая рукой, он старался думать о Тифе - её роскошной груди, крутых бёдрах с горячей, влажной щелью на смыке… такой тесной, такой узкой, где так хорошо… Но, блин… Как он ни старался, как ни напрягал воображение – лицо и фигура девушки размывались и таяли, словно утренний туман, и вместо знакомого нежного лика как палимпсест проступало улыбчивое мужское лицо с высокими скулами и раскосыми, слишком вутайскими глазами.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:45 | Сообщение # 6
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
Выйдя из ванной, Клауд не заметил изменений в обстановке. Он поискал Тифину туфлю и, не найдя, встал посреди спальни и почесал голову. Как Тифа в таком состоянии будет обслуживать клиентов? По идее, он обязан был её раздеть, ополоснуть под душем и нормально уложить спать. А потом занять её место за барной стойкой, ибо воскресенье – день горячий.
Другое дело, что она напилась сознательно, заранее подумав о последствиях.
Клауд мысленно выругался и услышал вибрацию телефона, возвещающую о приёме смс-сообщения. Он взял с тумбочки телефон и прочёл входящее от «Дикого прапора»: «Привет! Чем сегодня занимаешься?»
На «ты» они перешли ещё вчера.
Страйф закусил губу и покосился на бесчувственное тело своей Дульцинеи. Должен ли он поступить, как мудак? Ведь ему абсолютно не хотелось нянчиться с Тифой, а затем пахать в три горба в свой законный выходной.
Что делать? Не грузись сам – загрузи товарища! Клауд позвонил Ценгу и попросил совета.
Циничный шеф Турков быстро убедил его, что он поступает не как мудак, а как патриот, болеющий интересами Державы. И Страйф, согласившись с его доводами, которые удивительнейшим образом – надо же! – совпали с его желаниями, отправил Престону ответ: «Пока ничем. Есть предложения?»

- Ну, куда на сей раз? – зевнул Ценг в трубку, в то время как хмурый и не выспавшийся Руд Гарсия крутил баранку служебного авто.
Выходные у Турков накрылись медным тазом. Так много работать вредно для здоровья!
- В планетарий. Потом на скалодром. Я покажу, как проходить траверс маятником!
- Не забудь потом заехать в контору и отчитаться о проделанной работе, - напомнил Ценг.
- Бля… - последовал исчерпывающий и заунывный ответ.
- Шеф, думаете, Престон реально влюбился? – спросил Руд, когда Ценг закончил выдавать Страйфу ц.у. и положил телефон в «бардачок». – Вы на время гляньте: десять утра! Он никогда так рано не подрывался.
- Есть у меня определённые подозрения, - честно признался вутаец. – Во всяком случае, он очень сильно увлечён. Я не ожидал, что кандидатура Страйфа попадёт в цель.
«И что этот тюня попробует рулить самостоятельно, - добавил он про себя. – Нет, факты самодеятельности надо сразу пресекать».
- А мальчишка выдержит напор? – беспокоился лысый Турк. – Иначе Сефирот сожрёт нас с потрохами. Скажет, что это мы намазали (14) шкета дешёвой мазью.
Ценг уже ни в чём не был уверен.
- Разъяснительную работу я с ним провёл, но можно и освежить ему память.

- Ты завтракал? – поинтересовался Сюнкити, когда Клауд проскользнул в распахнутую шоферюгой дверь лимузина.
- Да, - соврал Страйф, и заурчавший с голодухи желудок тотчас сдал его, как стеклотару.
- А я не завтракал, - сказал Престон-младший. – Поэтому предлагаю заехать куда-нибудь перекусить. Отказа я не потерплю!
Он знал, на какие болевые точки давить. Клауд изначально терпел поражение в схватке. Только он ещё не осознал сей печальный факт.
…Итоги рандеву были предсказуемы: Клауд Страйф смачно позавтракал, пообедал и даже поужинал за счёт своего будущего любовника; отменно пропотел на скалодроме в связке с Престоном – внезапно! – оказавшимся довольно опытным восходителем. «Я же вырос в Вутае, там сорок процентов территории – горы», - скромно объяснил Сюнкити, когда они съехали на десантёрах вниз. А поход в планетарий им. академика Бугенхагена изрядно обогатил знания Клауда о Вселенной.
Когда пришла пора прощаться, рядовой вдруг осознал, что ему не хочется расставаться со своим новым другом. Чтобы остыть, ему даже пришлось напомнить себе, зачем он флиртует с Престоном, а именно флиртом он и занимался весь уик-энд, рискуя навсегда испортить отношения с проверенным вариантом. Вряд ли после субботнего дезертирства и воскресного предательства ему позволят сесть на запасной аэродром…
Клауд помрачнел и, поглощённый безрадостным пониманием, что за мудачество придётся отвечать в установленном законом порядке, не сопротивлялся финальным обнимашкам. Якобы, дружеским. Сюнкити на прощание стиснул его в объятиях и обещал непременно позвонить. Клауд на автомате брякнул, что в течение недели у него ничего не получится: служба-с… Сюнкити понимающе кивнул и, отстранившись, скрылся в ночи на своей шикарной «тачке». А Страйф побрёл в «Седьмое небо», с ужасом ожидая выволочки.
Однако выволочка не состоялась, потому что его даже на порог бара не пустили. Его армейский вещмешок стоял на крыльце чёрного хода, аккуратно прислонённый к двери. Рядом стояли его армейские бутсы.
На телефонные звонки и смс-ки Тифа не реагировала.
Клауд без особой надежды побарабанил в дверь кулаками, попинал её ногами, умоляя открыть. Не получив ответа – плюнул, закинул вещмешок на плечо, подхватил обувку за шнурки и отправился ночевать в родную казарму.
Похоже, он своими руками разрушил тщательно выстроенный комфортный мирок, уничтожил задел на будущее.
Клауд не подозревал, что «спасибо» за такое отношение следует сказать Баррету Уоллесу. Тот планировал в «Красной стреле» теракт и чисто случайно оказался там именно в тот момент, когда его посетили Страйф и Престон. Они-то Баррета не заметили, так как он был в робе электрика и каске, а Баррет их мигом срисовал. И настолько оторопел, что уронил чемодан с инструментами себе на ногу. Во-первых, не ожидал, что у нищеброда-Страйфа есть деньги на подобные заведения. Во-вторых, спутником Клауда был человек, известный ему как убеждённый и непоколебимый гомосексуалист. И он ТАК красноречиво смотрел на Тифиного парня…
Баррету стало искренне жаль мисс Локхарт, тратящую время на человека, который не оценит её усилий, никогда её не полюбит и не отведёт под венец. Поэтому он позвонил Тифе и сообщил, что видел её милёночка в клубе для особо избранной публики в компании лица нетрадиционной сексуальной ориентации. Выводы пусть делает сама…

…Начались трудо выебудни, и о свиданиях с красавчиком-миллионером пришлось забыть до следующих выходных. Ценг посчитал, что «клиента» не стоит баловать. Пускай посидит пять дней на голодном пайке: страсть лишь жарче разгорится.
Сюнкити не звонил, но бомбардировал Клауда смс-ками – в день штук по двадцать. Некоторые по объёму текста были полноценными эссе.
Клауд же ходил сам не свой, периодически названивая Тифе. Но судя по тому, что номер был вечно занят, его внесли в «чёрный список». Он совсем запутался и не знал, как реабилитироваться перед мнительной барышней. Поэтому всё у него из рук валилось, работа стопорилась. На расспросы Ценга, что происходит, Клауд неизменно повторял: «Ничего!» Ценг терялся в догадках и, как результат, злился. Ведь от рабочего настроя агента зависел успех операции, а если парень ведёт себя, как будто у него родственник умер? С мамой, что ли, проблемы?
Мысль о маме Клауда посетила Ценга в четверг вечером, а в пятницу утром Герлинде Страйф была легка на помине. Правда, не лично, а по телефону. Она позвонила Клауду аккурат во время планёрки, тот сбросил вызов и отписался, что перезвонит через полчаса. И перезвонил. Но по вине перманентной прострации – со служебного номера, который прослушивался, поэтому содержание разговора тотчас сделалось достоянием всего отдела Турк.
- Да, мамуль, что случилось?
- Клауд, у тебя всё хорошо? – в голосе мамы проскальзывала нотка тревоги.
- Да, всё в порядке. А что?
- Ничего. Просто… скажи мне честно, СКОЛЬКО ты зарабатываешь?
- Оклад по должности у меня небольшой, тысяч пять, - ответил Клауд, не совсем догоняя ход маминых мыслей. – Плюс надбавки. Итого штук десять выходит.
- А премии, премии тебе случайно в последнее время не платили?
- Премия будет только по итогам года, - печально вздохнул рядовой. – Все средства уходят на восстановление экономики Вутая после войны.
- Хм. Тогда я, право, теряюсь в догадках. Если ты получаешь всего десять тысяч в месяц, и премий не видал – как, Шивы ради, скажи мне, ты смог позволить себе купить «Харди дайтону» Х-2???
Хандру Клауда как рукой сняло.
- Что? – воскликнул он, подпрыгнув на стуле, точно сиденье было раскалённым. – Вот с этого места поподробней, пожалуйста!
- Вчера вечером мне доставили мотоцикл и правоустанавливающие документы, - пояснила миссис Страйф трагическим шёпотом. – Судя по дате, ты купил его в прошлую субботу и зарегистрировал на моё имя. Сыночка, я всё понимаю, но мы-то договаривались купить мотокультиватор...
Горе мамы было неподдельным. Выбросить астрономическую сумму на бесполезный в крестьянско-фермерском хозяйстве предмет! Считай, деньги – на ветер. И чем Клауда не устраивал старый папин мотоцикл с «люлькой», модель «Иж-Козлина»?
Клауд краснел, бледнел, синел, зеленел, попеременно меняя цвет, как зажжённая ёлочная гирлянда. Мысли хаотично бились в черепной коробке.
Прошлая суббота…
Х-2…
Его восхищение чудом техники и горечь осознания недостижимости мечты…
Всё сходилось.
Шалун Сюнкити решил сделать ему презент. Подарок желанный и одновременно оскорбительный. Как бы с намёком: «Смотри, как я стараюсь; когда же ты мне дашь, наконец?»
Ягодицы Клауда конвульсивно сжались, на ланитах окончательно устоялся алый цвет, в то время как ориентация начала стремительно наливаться синевой. Он с ужасом осознал, что Тифа – Тифой, но в ходе выполнения упражнений для правой руки его мысли были заняты другим человеком.
«Может, он мне что-то в коктейль подсыпал? Или это какое-то мощное вутайское колдунство?»
Клауд поставил локти на стол и со стоном схватился за голову.
- Сына! Сына! – надрывался в трубке мамин голос, и Страйф очнулся.
- Да, мам?
- С тобой всё в порядке? Ты внезапно замолчал.
- Знаешь, мам, - тихо произнёс Клауд. – Это не телефонный разговор. Давай, я тебе позже перезвоню и всё объясню.
Ему нужно было время, чтобы придумать для мамы логичную отмазку. И время, чтобы объясниться с Престоном и убедить его забрать подарок назад. Он – не шлюха, не покупается и не продаётся.
«Ну-ну, - усмехнулся внутренний голос. – Признайся честно: ты продался Туркам за гипотетическую должность солджера и согласился ради неё подставить жопу извращенцу. Так извращенец хотя бы спонсирует более щедро».
«Нет, - Клауд решительно ударил кулаком по столу, - так не годится. Я хочу жить в ладах с самим собой, и я люблю Тифу! Я должен объясниться с Престоном, вернуть ему мотоцикл и попросить оставить меня в покое. А потом скажу Ценгу, что наша договорённость аннулируется. Если начнёт давить – пригрожу рассказать обо всём Сефироту».
Сефирот возвращался в Мидгар в воскресенье вечером, и в понедельник должен был выйти на работу. Генезис уже ходил гоголем, довольный, что наконец скинет с себя бремя начальника Департамента Общественной Безопасности.
Объяснение с Престоном Клауд решил не затягивать, и уже сегодня вечером наведаться к нему в гости. Ценга, понятное дело, посвящать в свои планы не стоило. Поэтому, написав рапорт на увольнение, Клауд рискнул обратиться напрямую к Генезису Рапсодосу. Вдруг повезёт, и он попадёт рыжей бестии под хорошее настроение?

Страйфу повезло: настроение у Генезиса было приподнятым.
- Куда это ты собрался? – спросил он, изучив рапорт.
- В город. Надо кое-какие документы подсобрать, - ляпнул Клауд первое, что пришло в голову.
Генезис оторвал взгляд от даты: «…с 18.00 ч. до 22.00 ч. 16-го августа 20… года», посмотрел Клауду в глаза, заломил бровь и иронично поинтересовался:
- После шести вечера?
- Организация работает до восьми, - нашёлся Клауд.
- Ладно, сделаю вид, что верю, - Рапсодос пожал плечами и вывел в углу рапорта: «Разрешаю».
Но едва Клауд покинул кабинет, Генезис позвонил Ценгу.
- Страйф только что приходил ко мне подписывать рапорт на увольнение с восемнадцати ноль-ноль. Твоя подача?
- Нет. Я сейчас впервые от тебя слышу, что он куда-то собрался.
- Ммм, понятно. Знаешь, не хочу сгущать краски, но я бы на твоём месте выставился у «Мидгар Дельты». Чует моё сердце: сегодня-то всё и начнётся.
- Я с тобой согласен, - хмуро ответил Ценг.
«Нет, каков фрукт! – подумал вутаец, дав отбой. – Ишь, что удумал, холоп неразумный: от барина сбечь! Да такими темпами всем моим планам – кирдык! Хватать и не пущать!»
Ценг не принимал решений с бухты-барахты. Он ненавидел спонтанные операции и планы, сляпанные наспех, порождающие неразбериху. Одна лишь маята с рапортом, стоившая ему половины нервных клеток, требовала незамедлительного вмешательства, пока процесс не стал неконтролируемым.
…А Клауд, не подозревая, что его слили, названивал Сюнкити, чтобы забить стрелку на вечер. Он не стал звонить со служебного телефона. Но учитывая, что Престон-младший никогда не отвечал на звонки с незнакомых номеров, связаться с ним было проблемой. Клауд долго думал, как поступить и, наконец, додумался до очередной глупости: позвонил прямо в люкс «Мидгар Дельты» через коммутатор с городского телефона из кабинета Сефирота. Который – (фанфары!) – также прослушивался.
Удивительно, но Сюнкити ответил на звонок. И расплылся от счастья, услышав знакомый голос.
- Здравствуйте, - застенчиво промямлил Клауд.
- Мы же договорились на «ты», - перебил Престон.
- А, да… Забыл. Тут… такое дело. Мне мама позвонила.
Клауд замолчал.
- Я догадываюсь, что она сказала, - произнёс Сюнкити ровным голосом.
- Да. В общем… я… думаю, надо встретиться, поговорить.
Выпалив это на одном дыхании, Страйф почувствовал облегчение: высказался, уф. Легче стало.
- Хорошо, - ответил полукровка. – Где и когда?
- Если не возражаете, я подъеду к вам после шести.
Сюнкити на радостях едва не прошиб головой потолок. Как же всё удачно складывается! Бесконечно долгая неделя, наполненная ожиданием уик-энда, перестала вызывать у него тоску и желание напиться.
Чудовищным усилием воли он заставил себя успокоиться и ответил так же ровно, безэмоционально:
- Конечно. Подъезжай. Я передам на ресепшн, чтобы тебя пропустили.
Страйф повесил трубку, отодвинул телефон и задумался.
Не делает ли он ошибку, отправляясь в логово педофила без сопровождения? Может, всё-таки надо было уведомить Ценга?
- Надо было меня уведомить, ох, надо, - согласился Ценг, неожиданно входя в кабинет. Позади него шествовали и выразительно играли мускулами Рено Синклер и Руд Гарсия. – Это что за самодеятельность, рядовой? Ты не понял, куда попал? Вход – гил, выход – два.
- Правила есть правила! – ввернул рыжий Турк.
- Я хотел, - пискнул Клауд.
- Чего ты хотел? – Ценг навис над ним, аки судия, и Страйф испуганно вжался в кресло. – Чтобы тебя вынесли в мусорном мешке через пожарный вход, после того как Престон вдоволь с тобой натешится?
Рено бесцеремонно присел на край стола, вызывающе закинул ногу на ногу и принялся многозначительно похлопывать по ладони дубинкой. Руд застыл в дверях, скрестив руки на груди.
- Да нет, он вовсе не упырь кровожадный! – возмутился Страйф. – Я провёл с ним два дня и зуб даю…
Шеф Турков ухмыльнулся:
- Поверь, сынок, мне лучше знать. Он мягко стелет, да жёстко спать. Не будь лохом, не ведись на все эти умные речи и красивые ухаживания. Как только вы останетесь наедине без свидетелей – Престон-сан откроется тебе с самого неожиданного ракурса.
Клауд постарался не обращать внимания на фамильярное обращение «сынок», не реагировать на запугивание, держаться спокойно и с достоинством.
- Хорошо. Чего вам от меня надо?
Ценг поднёс к его лицу видеорегистратор.
- Надевай сбрую. Раз уж собрался к нему ехать – добудешь мне документы, о которых мы говорили.
- Хорошо-о, - протянул Клауд, опустив ресницы. – Если я добуду документы – какие у меня гарантии, что я получу должность солджера?
- В понедельник выходит Сефирот – и я пойду решать вопрос о твоём переводе.
- Кхм, не густо…
- Джентльменам принято верить на слово, - чарующе улыбнулся Ценг.
Клауд улыбнулся ещё чарующей, показав ямочки на щеках.
- Хотелось бы, конечно, письменных гарантий, но собственноручно выполненная расписка господина Токугавы будет являться поводом для расследования коррупционных злоупотреблений.
- Ишь ты! – искренне удивился Ценг. – Где ты такому научился?
- Очень внимательно слушал наставления Сефирота, - Клауд выхватил у Ценга регистратор и сполз с кресла. – Начинайте сверлить дырку для ордена. На спине. Я достану вам документы.

Пятничный вечер в районе «Мидгар Дельты» обещал быть интересным. Задолго до 18.00 на автостоянке у гостиницы припарковался фургончик известной в городе компании-грузоперевозчика «Деловые линии». Вот только к «Деловым линиям» данный автомобиль не имел никакого отношения. Числился он вполне себе за отделом Турк и предназначался для ведения аудио- и видеонаблюдения. Отсюда осуществилось оперативное сопровождение Страйфа и командование силами и средствами, задействованными в операции. В фургончике находились Ценг, Рено, Руд и Генезис Рапсодос.
Автобус со спецназом встал за два квартала. Осознавая всю важность поставленной задачи, Анджил Хьюли лично взял на себя руководство группой захвата.
На крыши соседних небоскрёбов незаметно поднимались снайперы.
Кафе в холле отеля, приносившее стабильный убыток из-за конских цен на закуски и напитки, внезапно сделалось местом паломничества мидгарцев. В данный момент за столиками сидели: влюблённая парочка (Катана и Циссни), программист с ноутбуком (Шокер), ярко размалёванная дама с декоративной собачкой (Дробовик), девочка-эмо с розовой чёлкой (Елена) и мужчина с кейсом, в строгом деловом костюме - явно какой-то юрист-кверулянт (Метательные Ножи).
У мусорных баков пожарного выхода приготовились заночевать два бомжа - мужского и женского пола. Время от времени Легенда поправлял плохо наклеенную бороду, в то время как Пистолет делала вид, что откапывает в баке для пищевых отходов просроченные йогурты. Служба безопасности отеля предприняла несколько попыток прогнать бомжей, но те неизменно возвращались и громко стенали и охали, что им, сирым и убогим, негде кинуть кости этой ночью.
Более того, в пятницу вечером пожнадзор вдруг озаботился состоянием вентиляционных шахт и чердачных выходов отеля. Трое сурьёзных хлопчиков в униформе пожарников (Зак Фэйр, Луксир и Кунсель), помахав «ксивами» перед носом изумлённого администратора, отправились покорять верхотуру.
Никогда персоне Клауда Страйфа не уделялось столько внимания и всесторонней поддержки.

«Помнишь условную фразу?» - «Если вам не сложно, передайте мне, пожалуйста, клубнику со сливками».
Клауд повторял её, как мантру на всём протяжении маршрута. К слову, роль таксиста, который довёз его до «Мидгар Дельты», тоже играл сотрудник отдела Турк.
Сюнкити действительно его ждал. Когда Страйф подошёл к ресепшну и на вопрос администратора, куда его несут багриски, назвал своё имя, тот сделал любезное лицо, а подоспевший секьюрити сопроводил Клауда в лифт - и до самого люкса. Он даже в дверь за Клауда постучал!
- Кто там? – послышался знакомый баритон.
- Страйф. К-клауд Страйф.
- Открыто. Заходи.
Клауд вошёл, затравленно озираясь.
Апартаменты сражали наповал своей роскошью. Даже не владея информацией о ценовом сегменте отелей подобного класса, Страйф догадался, что сутки проживания в люксе «Мидгар Дельты» стоят баснословных денег. Номер был настолько огромен, что в нём бы легко утрамбовались два родительских дома. Подчёркнуто простой, спартанский антураж, выдержанный в мягкой, изысканной цветовой гамме разительно отличался от кричащей помпезности особняка Дона Корнео. Ничего ярко-красного, ничего ярко-зелёного, минимум позолоты. Всё – предельно скромное, но очень, очень качественное, стильное и дорогое. Мастерство дизайнера улавливалось невооружённым взглядом. В этой уютной норе хотелось расслабиться и отдохнуть, а не болезненно морщиться от мозгоразрывных цветов.
«Вот он – настоящий, не лубочно-ярмарочный Вутай, каким его малюет шинровская пропаганда», - осознал Страйф, застенчиво переминаясь на пороге.
Единственным послаблением, данью континентальной культуре была низкая, широкая кровать, застеленная тяжёлым тёмно-зелёным покрывалом из гобеленовой ткани. Вутайцы, насколько Клауд знал, спали на футонах. Но наличие кровати не вносило диссонанса. Она органично вписывалась в обстановку, равно как не резал глаз типичный современный бар в стеновой нише, открытый на момент появления Клауда.
Сюнкити Престон, задрапированный в домашний халат из фиолетового шёлка, держал в руке бокал красного вина и широко, приветливо улыбался, раздевая Страйфа похотливым взглядом.
У изголовья кровати уже стоял сервированный столик, и Клауд невольно покосился в его сторону.
Классика! Ничего оригинального: ведёрко со льдом, в котором охлаждалась запотевшая бутыль шампанского, блюда из морепродуктов, якобы, улучшающих либидо и повышающих потенцию, фрукты, горький шоколад…
Вот только клубники - чёртовой клубники не было на этом пиру!
Подстава подстав…
Клауд мысленно пожелал Рено сдохнуть в муках.
- А… где клубника? – спросил он с глупым видом.
- Не сезон, - любезно уведомил Сюнкити. – Поэтому я заказал черешню.

Синклеру в этот момент так здорово икнулось, что Руд хлопнул его по спине.
- Слышь, лысый! – охнул Рено. – Аккуратней клюшками махай. У меня и так остеохондроз, а ты мне, по крайней мере, пару позвонков выбил.

- Разувайся, заходи, - пригласил Сюнкити и чуть пригубил вино, не сводя с Клауда восхищённого взгляда.
Клауд преломился в пояснице, дрожащими пальцами расшнуровывая кроссовки и чувствуя, как шпионская аппаратура больно врезается в грудь и спину. Он не понимал вутайской традиции разуваться при входе в дом. В Нибельхейме, Мидгаре и других населённых пунктах континентальной Гайи не видели разницы между уличной и домашней обувью.
А главное, босиком или в носках далеко не убежишь!
Хорошо, что многоопытнейший контрразведчик Ценг Токугава посоветовал Клауду перед визитом в «Мидгар Дельту» сменить носки на чистые и не заплатанные. Дырка в районе большого пальца мало смущала Тифу, но могла покоробить вутайского аристократа.
Клауд пристроил обувь в пороге и шагнул вперёд.
Напольное покрытие было тёплым. Явно с подогревом.
Престон-младший сделал ещё один глоток и шагнул навстречу. Охнуть рядовой не успел, как сильная рука обвила его стан и прижала к горячему телу, а ухо обожгло чужое дыхание:
- Я так ждал этой минуты…

- Ёбаный покос, - прорычал Рено. – Видеосигнал пропал!
Уронив термос, Ценг вскочил с заднего сиденья фургона, где уминал бутерброд с чаем, и прилип к монитору, который затянули помехи.
- Синклер, ёпэрэсэтэ, как так, а?
- Видимо, опять контакты отошли.
- А почему они отошли?
- Шеф, не надо назначать меня крайним, - Рено выглядел очень несчастным и замученным. – Я подал заявку на новый регистратор в отдел материально-технического обеспечения. Мне ответили: «Денег нет, но вы держитесь!» Поэтому я запаял контакты в старом. Какие ко мне могут быть претензии? Но ведь это – не суть важно. Главное – условная фраза…


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:46 | Сообщение # 7
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
***

- Дамы и господа! Рейс номер пятьсот шестнадцать Коста-дель-Соль - Мидгар авиакомпании «Корелаэро» совершил посадку в аэропорту «Шин-Ра Централ». Вниманию встречающих…
Генезис Рапсодос, не дослушав, быстро проглотил дорогой и беспонтовый кофе из местной закусочной, скомкал и бросил в урну бумажный стаканчик, поправил на носу солнцезащитные очки и двинулся встречать Сефирота.
Вскоре тот появился в толпе пассажиров: отдохнувший и посвежевший, но ни капли не загоревший. Загар к Сефироту не прилипал от слова «совсем», даже если он целый день торчал на солнцепёке. С собранными на затылке волосами и в кепке козырьком назад генерал выглядел совсем мальчишкой. На левом плече он нёс спортивную сумку, а в правой руке держал свёрнутую в трубку газету…
…коей Генезис сразу же получил по лбу, едва материализовался перед Сефиротом и сказал:
- Привет! Скучал? Ой, за что!?
- Было бы за что – вообще б убил! Я-то скучал, - зловеще процедил Сефирот. – А ты, вижу, нет!
Он припечатал газету к груди Генезиса. Аккурат передовицей с жутким заголовком: «ШОК! ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ СКАНДАЛ! МИР НА ПОРОГЕ ОЧЕРЕДНОЙ ВОЙНЫ?»
- Да что же это такое? Стоит мне на пару недель укатить из Мидгара, как ты умудрился накосячить! Что за отель вы там разгромили? Кого в мусоропровод башкой вниз засунули? Какого вутайца чуть не шпокнули из гранатомёта? Чего глазки прячешь, Джен? В глаза мне смотри! – Сефирот снял с Генезиса очки и невольно присвистнул: - Ебааать… Где это тебя угораздило?
Генезис два часа убил, замазывая тональным кремом и запудривая «фонарь» под глазом. Но макияж так явно контрастировал с натуральным цветом его кожи, что он не решился выйти на улицу без очков.
- Руфус гневались, - буркнул Генезис, надевая очки обратно. – Второй кулак поймал Ценг.
- А где, кстати, Ценг? Я хочу его задушить. Но не в объятиях.
- Ценг на больничном.
- А Руфус?
- В Вутае. Разруливает аль шкандаль, - Генезис перехватил у Сефирота багаж, и они проследовали к выходу из терминала.
- А это недоразумение: Страйф? Он сам где?
- Без понятия. Я его выгнал в отпуск на три недели и посоветовал вообще в конторе не появляться. Оказывается, парень согласился участвовать во всём этом, потому что хотел стать солджером. Ну и Ценг ему пообещал. Прикинь? Вот это целеустремлённость! Я б зассал играть с такой семейкой, честно. В своё время мы их бизнес из Баноры еле-еле выдавили, а то натуральным беспределом занимались. Рэкет и паяльники в заднице были в порядке вещей…
- Стать солджером? Страйф хотел стать солджером? – перебил Сефирот.
- Да. Я его прижал, и он во всём сознался. Мол, если законным путём не берут – придётся так.
Сефирот плюхнулся на переднее пассажирское сиденье и схватился за лицо руками.
- Ой, дура-ак… Ой, дура-ак… А у меня спросить – не судьба? Я же перед самым отпуском направил в кадры представление на его перевод из пехоты в Третий класс. Хотел после отпуска приказ подписать. Я тебе не сказал, потому что знаю, как ты к нему относишься.
- Мда, засада, - задумчиво констатировал Генезис, усаживаясь за руль. – Некрасиво получилось. Впрочем, - к нему быстро вернулось хорошее настроение, - какой смысл теперь себя казнить? Поезд уже ушёл. Предлагаю дождаться Руфуса с вутайских полей, а далее - решать проблемы по мере их поступления.
По ходу разговора Генезис ловко перелез через коробку передач, оседлал бёдра Сефирота и положил ладони ему на плечи.
- Скучал, говоришь? – промурлыкал он вкрадчиво.
- Не на людях же, - машинально отметил генерал, но его руки красноречивей всяких слов обвили талию рыжей бестии. – И я только что с самолёта, даже помыться не успел.
- Мне всё равно, - шепнул Генезис, наклоняясь к его губам. – Джентльмен предпочитает блондинов в любом… состоянии.

-------------------------------
1) УК – Уголовный кодекс (аббр.) – здесь и далее – примечания автора.
2) ТТХ – тактико-технические характеристики.
3) ПЗРК – переносной зенитно-ракетный комплекс.
4) Король и Шут, «Возвращение колдуна».
5) Ария герцога Мантуанского из оперы «Риголетто» (1851 г.).
6) Автор, к сожалению, мне не известен.
7) «Заряженный» (жарг.) – имеющий при себе скрыто носимые средства аудио/видеофиксации.
8) «Топтуны» (жарг.) – сотрудники подразделения, осуществляющего наружное наблюдение, слежку.
9) «Мы категорически против того, чтобы продукт жизнедеятельности принадлежал узкой банде банкиров». (Виктор Анпилов, «Итоги», 1997 г., № 5)
10) Стихотворение мачехи из х/фильма «Золушка» (Ленфильм, 1947 г.)
11) Название станции взято из альтернативной карты Мидгара на Девианте.
12) ОРД – оперативно-розыскная деятельность.
13) Panem et circenses (лат.) – дословно: «хлеба и цирков!», но чаще переводится как «хлеба и зрелищ!» - выражение из 10-й сатиры древнеримского поэта-сатирика Д. Юния Ювенала, использованное им для описания современных ему устремлений римского народа.
14) «Намазать» (жарг.) - убедить подписаться на что-то, на что никогда не подпишешься в здравом уме.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
DarthmeatrusДата: Пятница, 03.04.2020, 10:36 | Сообщение # 8
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 22
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Тема может быть и скользкая,но Вы,виртуозно откатали программу )
 
investigatorДата: Пятница, 03.04.2020, 22:12 | Сообщение # 9
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
Спасибо.) Я старался, как мог, балансируя на лезвии бритвы. В ближайшее время вывешу ещё один фанфик из этого цикла. Он написан, просто нужно внимательно его перечитать и отбетить.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
DarthmeatrusДата: Воскресенье, 05.04.2020, 11:40 | Сообщение # 10
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 22
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Ого! Очень,очень ждун )
 
investigatorДата: Пятница, 10.04.2020, 23:04 | Сообщение # 11
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
Цитата Darthmeatrus ()
Ого! Очень,очень ждун )

Может быть, даже в эти выходные.)


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
DarthmeatrusДата: Понедельник, 22.06.2020, 23:47 | Сообщение # 12
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 22
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата investigator ()
Может быть, даже в эти выходные.)

Наверное что то не срослось ) Работа,дела,дела ))
 
investigatorДата: Четверг, 16.07.2020, 13:32 | Сообщение # 13
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4317
Репутация: 638
Статус: Отсутствую
Darthmeatrus, да, к сожалению, меня реал так подмял, что только на больничном и выкроил время сюда зайти. Про текст я помню, но хочу его ещё раз перечитать и побетить.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » Правила есть правила или Джентльмен предпочитает блонди… нов (И тут я решил проехаться по оч. скользкой теме.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2021