Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: investigator, tatyankaWraith  
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » В поисках G и других неприятностей (Ищут пожарные, ищет милиция (с)... Все ищут Генезиса.)
В поисках G и других неприятностей
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:06 | Сообщение # 1
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Название: «В поисках G и других неприятностей».
Фандом: Final Fantasy VII, Crisis Core: Final Fantasy VII, Before Crisis: Final Fantasy VII.
Автор: investigator.
Бета: Microsoft Word 2003.
Гамма: добровольцев нет.
Рейтинг: NC-17 (за лютое сквернословие).
Пейринг: Лазард/ОЖП; Сефирот/ОЖП (во флэшбэках); грязные намёки на Сефирот/Генезис (по крайней мере, они так думают...); Зак/Аэрис; Клауд/Тифа; отдел СОЛДАТ в полном составе/общежитие Медицинского института; Скарлет/и все те, кого она захотела прикрыть подолом.
Жанр: стёб, юмор, сатира, политический триллер, немножко кинка.
Краткое содержание: Лазард женился и укатил в отпуск, бросив хозяйство на Сефирота как раз перед подготовкой полугодового отчёта. Сефирот же, который в фике «Убить дебила!» почти победил литробол, теперь энергично борется с бабслеем. Основную головную боль ему доставляет общежитие Медицинского института. Меж тем Генезис собрался получить высшее техническое образование и ничего хорошего из этого предсказуемо не вышло. А Вутай - ВНЕЗАПНО! - согласился заключить мирный договор и президент Компании Шин-Ра решил порадовать дорогих гостей показательными учениями и строевым смотром, так что головняков у Сефирота добавилось.
Дисклеймер: от всех прав отказываюсь и профита не имею.
Размер: планируется макси.
Статус: в процессе.
Предупреждение: ООС, AU, ОМП, ОЖП, элементы гета, элементы слэша; специфический хэдканон; все херои жгут напалмом, особенно Сефирот.

Вместо предисловия

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Регулярная армия
Исполнительный директор отдела СОЛДАТ
Лазард Дойсерикус:
Я начал жизнь в трущобах городских и добрых слов я не слыхал... (1)

Заместитель директора отдела СОЛДАТ
генерал-майор Сефирот Кресцент:
Натуральный блондин, на всю страну такой один.
И молодой и заводной и знаменит и холостой.
(2)

Полковник Генезис Рапсодос:
На правое дело он поднял народы, на труд и на подвиги нас вдохновил. (3)

Полковник Анджил Хьюли:
Ах, какой был мужчина, настоящий полковник. (4)

Старший лейтенант Зак Фэйр:
Из колхозной молодёжи панковал один лишь я. (5)

Лейтенант Кунсель и лейтенант Луксир:
Мы с Тамарой ходим парой. (6)

Рядовой Клауд Страйф:
Париж ещё узнает д’Артаньяна! (7)

Турки
Врио начальника Следственного Подразделения
Департамента Общественной Безопасности
без пяти минут подполковник Ценг Токугава:
Наша служба и опасна и трудна и на первый взгляд как будто не видна. (8)

Оперативный состав
Рено, Руд, Елена, Циссни, Пистолет, Катана и др.:
Сейчас бы просто по сто грамм и не мотаться по дворам, но рановато расслабляться операм. (9)

Бывший руководитель подразделения
полковник в отставке Феликс Вельд:
I'll be back! (10)

Руководство Энергетической Компании Шин-Ра
Президент Артур Шин-Ра:
Да здравствует наш Карабас удалой, уютно нам жить под его бородой. (11)

Вице-президент Руфус Шин-Ра:
Как никто, его любила Голубая Луна! (12)

Начальник Департамента Общественной Безопасности
генерал-полковник Отто Хайдеггер:
Чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона. (13)

Начальник Научного Департамента
профессор Айзек Ходжо:
Утекай, в подворотне нас ждёт маньяк, хочет нас насадить на крючок. (14)

Начальник Департамента Разработки Оружия
Скарлетт:
Сдавайся, ведьма: Ночной Дозор! (15)

Начальник Департамента Градостроительства
Рив Туэсти:
При большом строительстве десять метров - не косинА. (16)

Начальник Департамента Изучения Космоса
Палмер:
И до равнодушных звёзд не достать и не коснуться. (17)


-------------------------------------
1) «Я начал жизнь в трущобах городских…», муз. Д.Каимми, сл. Ю.Цейтлина; русская кавер-версия на муз. тему «Марш рыбаков» из х/ф «Генералы песчаных карьеров», реж. Х.Бартлетт.
2) «Натуральный блондин», сл. С.Сашина, муз. К.Брейтбурга.
3) С.Михалков/ Эль-Регистан, «Гимн Советского Союза».
4) «Настоящий полковник», сл. Ю.Исакова, муз. А.Пугачёвой.
5) Сектор Газа, «Колхозный панк».
6) Из копилки народной мудрости.
7) Ю. Ряшенцев/М.Дунаевский: «Дуэт де Тревиля и Д'Артаньяна», песня из х/ф «Д'Артаньян и три мушкетёра», реж. Г. Юнгвальд-Хилькевич.
8) М. Минков/ А.Горохов, «Незримый бой», песня из т/с «Следствие ведут знатоки», реж. В. Бровкин.
9) Любэ, «Прорвёмся, опера!»
10) Коронная фраза Арнольда Шварценеггера из х/ф «Терминатор», реж. Дж. Кэмерон.
11) А.Рыбников/Б.Окуджава: «Первая песня Карабаса Барабаса (Я на спектакль приглашаю)», песня из х/ф «Приключения Буратино», реж. Л.Нечаев.
12) Б. Моисеев/Н. Трубач, «Голубая луна».
13) Армейская мудрость.
14) Мумий Тролль, «Утекай».
15) «Уматурман»/С. Лукьяненко: «Ночной Дозор», песня из одноимённого х/ф, реж. Т. Бекмамбетов.
16) Из копилки народной мудрости.
17) Бригадный подряд, «Марш неудачников».

Список действующих лиц будет обновляться по ходу действия повести.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:09 | Сообщение # 2
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод первый. Правильный подход.


Ласковый телёнок двух маток сосёт.
(с) из копилки народной мудрости

«У меня характер такой: не влезать
очень близко к вождям».
(с) С. Шахрай, «Итоги», 1997 г., № 1/2


Полковник Рапсодос шёл по коридору 49 этажа административного корпуса Шин-Ра-билдинг, торжественно прижимая к груди лист белой бумаги формата А4. Его целью был кабинет врио директора отдела СОЛДАТ генерал-майора С.В. Кресцента. Мысленно прокручивая в голове речь, Генезис готовился аргументировано обосновать, почему отпуск нужен ему именно сейчас.
Уже протянув руку, чтобы постучать, Генка уловил подозрительные звуки, замер и прислушался.
Из-за двери доносилось пение:
- В тёмном углу чемодана
Танго клопы танцевали.
Маленький кло-о-опчик в белой пижа-а-аме
К белой клопчихе ползёт…

Автора этих бессмертных строк Генезис не знал, а вот исполнитель явно косил под Муслима Магомаева.
Сефирот сходил с ума, составляя полугодовой отчёт…
Генезис задумчиво поскрёб затылок. Кажется, он не совсем вовремя. Точнее, совсем не вовремя. Хотя… учитывая, насколько и.о. царя (с) поглощён отчётом, может быть, ему удастся по-быренькому подмахнуть рапорт, с которым Лазард дважды выставлял его из кабинета. Полковник нарочно дождался, когда шеф отчалит в отпуск, потому что с Сефиротом было проще договориться. Тот не задавал идиотских, по мнению Генезиса, вопросов. Кстати, чисто в пику Лазарду Сефирот мог подписать рапорт на отпуск, вообще не задавая никаких вопросов. Потому что конкретно в этот раз пан директор его подставил и Сефирот был на него зол.
Ещё бы! Свалить в отпуск в преддверии полугодового отчёта, бросив хозяйство на зама! (На самом деле начальники департаментов и отделов «Шин-Ра» предпочитали сбегать в отпуска под конец года, чтобы не краснеть на подведении итогов по поводу неудовлетворительных результатов работы. Так что Лазард поступил относительно порядочно.) Но у пана директора была уважительная причина: он женился и по Уставу Компании в честь женитьбы ему был положен месячный неоплачиваемый отпуск.
Руководство «Шин-Ра» было в шоке, когда Лазард Дойсерикус неожиданно разослал приглашения на свадьбу. Все думали, что он хоть и юбочник, но убеждённый холостяк. Более всех был удручён г-н вице-президент, который сам положил глаз на единокровного брата.
…На свадьбе Лазарда все его любовницы рыдали в голос, а букет, брошенный глубоко беременной невестой, шлёпнул по морде начальника Департамента Общественной Безопасности Хайдеггера, словно издеваясь над толпой незамужних девиц. К сожалению, в том букете присутствовали белые розы, пребольно оцарапавшие Хайдеггеру физиономию. Поэтому следующие три дня он ходил мрачнее тучи.
Далее у Лазарда был запланирован медовый месяц и он ушёл в отпуск, оставив Сефирота временно исполняющим обязанности директора СОЛДАТ. Чему Сефирот был несказанно «рад», ибо никогда не рвался на начальствующие должности. Он понимал, что с точки зрения своих боссов всегда будет хреновым руководятелом. Потому что директивы Компании в одно ухо впускал, в другое – выпускал, вечно спал на совещаниях, забивал болт на ц.у. и постоянно задавал резонные вопросы «нахуа?» и «почему?» при поступлении каких-нибудь вводных.
Вообще Сефирота нелегко было вывести из равновесия (по крайней мере, на это требовалось время). Но отчётный период был уникальным временем года, когда он становился неадекватным. О том, что т-щ генерал-майор занимается ненавистным бумагомарательством, становилось известно всем и сразу, т.к. вдохновлялся он весьма своеобразно: брал в кабинет ящик пива и на всю катушку врубал музыку. Учитывая его музыкальные пристрастия, соседи по этажу начинали вешаться гроздьями. То есть, пока Сефирот слушал sympho-black metal, народ ещё зубами скрежетал, но терпел, а вот когда перешёл на брутальный death-metal и grindcore, весь отдел СОЛДАТ и случайно забредшие на его территорию сотрудники других отделов «Шин-Ра», услышав раздирающие барабанные перепонки рёв гитар и бластбиты, в панике зажимали уши и разбегались прочь. Как ни странно, только полковник Рапсодос спокойно реагировал на этот грохот. (Потому что сам в душе был металлюгой. И в средней школе даже пиликал на гитарке в какой-то банде юных дарований.) В результате сотрудники подали на Сефирота жалобу. Коллективную. Президент вызвал его на ковёр, вставил пистон и сказал, что если он не прекратит нервировать подчинённых, меломан хренов, то ему в принудительном порядке выпишут годовой абонемент в филармонию и обяжут посетить все концерты ансамбля народной песни и пляски «Кореловские бабушки». Не ведающий страха Вутайский демон позеленел от ужаса и с той поры сидел в своём кабинете тише воды, ниже травы. Музыку слушал исключительно в наушниках, в связи с чем через пару дней вновь получил нагоняй за то, что не отвечает на телефонные звонки.
…Генезис набрался мужества, сделал лицо колом и постучал. Громко.
Пение резко прекратилось.
- Да! Войдите.
Гена вошёл.
Хозяин кабинета поднял голову над столом. Вид у него был угрюмый и запаренный. Чтобы чёлка не лезла в глаза, Сефирот заколол её с двух сторон канцелярскими зажимами для бумаги, из-за чего казалось, будто у него на голове выросли рожки, как у улитки. На столе громоздились горы служебной документации, стояли пластиковый контейнер с вутайской лапшой и кружка со свисающим оттуда ярлычком разового пакетика чайной заварки. Сефироту было абсолютно наплевать, чем забивать желудок. Его организм мог подшипники переваривать без ущерба для здоровья.
- Здравия желаю, - сказал Генезис, усаживаясь в кресло. - Смотрю, всё-то ты в трудах праведных, аки пчела. На какой стадии отчёт?
Отчетом Генезис интересовался чисто из вежливости.
- Ты знаешь… я его практически закончил. Только не могу понять…- Сефирот начал шарить по столу, вороша бумаги и заглядывая под них. Не найдя искомого на столешнице, сунулся в ящик стола. - …где эта сраная, долбанная Директива «О приоритетных направлениях деятельности Энергетической Компании Шин-Ра и задачах на последующий период»? Она ДСПшная, её надо в «секретку» сдать, а я её, похоже, прое@ал.
- В таких случаях надо говорить: «Мальборо, мальборо, поиграй и отдай».
- Пробовал уже. Не помогает. - Сефирот грустно посмотрел на Генезиса. - Наверняка лежит, сволочь, где-нибудь на самом видном месте… Ладно... Выкладывай, зачем пожаловал.
Генезис подал ему рапорт. Сефирот взял его и углубился в чтение. Мысли его при этом блуждали где-то далеко, так как лишь через пять минут он сообразил, что держит рапорт «вверх ногами».
- Гена, в двух словах: что это?
- Рапорт о предоставлении отпуска в связи с обучением. В институте началась сессия и мне проблематично совмещать службу с учёбой.
- Какая сессия? - не понял Сефирот.
Генезис с покаянным видом хлопнул себя по лбу, будто вспомнил что-то очень важное.
- Ах, извини. Забыл тебе сказать. Я поступил в Политехнический институт на факультет заочного обучения. Хочу получить высшее техническое образование.
Сефирот аж хрюкнул от неожиданности, потому что Генезис и точные науки были несовместимы, как лёд и пламя. Скорее он поверил бы, что рыжий поступил в МГИК (Мидгарский институт кинематографии), чем в политех…
- Гена, ты меня разыгрываешь? - выдавил он, наконец.
Генезис хмыкнул, полез во внутренний карман плаща, извлёк зачётку и положил на стол.
- Отнюдь.
Сефирот открыл зачётку. Заглянул в неё. Закрыл. Опять открыл, словно проверяя, не мерещится ли ему. Убедился, что не мерещится. Вернул зачётку. Генезис наблюдал за ним со скрытой иронией. Он бы сейчас в охотку процитировал какую-нибудь подходящую случаю строку из «LOVELESS», но если он планировал добиться от Сефирота того, чего хотел, от чтения «LOVELESS» следовало воздержаться.
- Слушай, у меня только один вопрос: на… кой тебе оно надо?
Генезис наклонился вперёд и внимательно посмотрел Сефироту в глаза:
- Как говорят у нас в Баноре: «В кулацком хозяйстве и пулемёт не помеха». - Он спрятал зачетку. - Пригодится. Уж во всяком случае, не повредит. Я ответил на твой вопрос?
- Не совсем.
- Ну, хорошо. Конкретизирую. Допустим, после двадцати лет службы я выйду в отставку. И куда мне на гражданке податься? Преподавателем ОБЖ? Или в ЧОП - где-нибудь на заводе шлагбаум поднимать/опускать? Я же ничего не умею - только воевать и резать глотки. Теперь я ответил на твой вопрос?
Сефирот хотел было сострить, что ещё можно устроиться в бродячий цирк пожирателем огня или дрессировщиком саммонов, но подумал, что это будет слишком злая шутка и ответил:
- Вполне.
Взяв шариковую ручку, он поставил в рапорте резолюцию: «Не возражаю. Врио директора отдела СОЛДАТ генерал-майор С.В. Кресцент».
- С тебя магарыч.
- Спасибо, ты настоящий друг. - Генезис встал. - Разрешите идти, тащ генерал-майор?
- Разрешаю, тащ полковник, - кивнул Сефирот и взял кружку с чаем. И тут же радостно воскликнул: - О! Вот же она, падла!
Оказывается, потерянная Директива всё это время спокойно и безмятежно возлежала под кружкой чая. Правда, теперь на ней отпечатался чёткий коричневый след от чайной заварки…
- Хорошо, что я на неё лапшу не поставил.
- Чего уж мелочиться. Надо было колбасу на ней порезать или селёдку завернуть.
- В самом деле. Спасибо за совет.
Сефирот бережно вытер Директиву о штору и положил на подоконник сушиться, довольный, что она вообще нашлась. А то «строгач» у него уже есть - только неполного служебного не хватает…
Генезис вышел из кабинета, не скрывая торжества. Всё оказалось проще, чем он думал. Вот что значит правильный подход!

- Ну? Подписал? – Полковник Хьюли не верил своим глазам. – Поздравляю! Когда будешь проставляться за отпуск?
- Завтра. Сегодня мне надо для приличия в институте появиться.
Анджил кивнул:
- Понятно. Хотя на самом деле не понятно. Сдалась тебе эта учёба?
- Не сдалась абсолютно. Но, может, хоть таким образом я, наконец, уделаю Сефирота. Миру нужен новый герой!


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:12 | Сообщение # 3
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод второй. Гранит науки или Хитрый План Холландера.


Во французской стороне,
На чужой планете
Предстоит учиться мне
В университете.
(с) сл. Л.Гинзбурга, муз. Д.Тухманова,
«Во французской стороне…»


Папа у Васи силён в математике,
Учится папа за Васю весь год,
Где это видано, где это слыхано,
Папа решает, а Вася сдаёт?
(с) сл. В.Драгунского, муз. И.Шварца
«Папа у Васи силён в математике»


Итак, Генезис решил посетить альма-матер. Сменил униформу СОЛДАТа на цивильный костюм, прихватил «дипломат» для пущей солидности (плевать, что в нём лежали бутылка коньяка, коробка шоколадных конфет и презервативы) и отправился в институт.
Вопросы к билетам и расписание экзаменов он мог скачать на официальном сайте политеха, но это было слишком просто для его хитрой, наглой и изобретательной натуры. В самом деле, не собирался же он честно грызть гранит науки! Время, отведённое на сессию, Генезис планировал потратить на более интересные и продуктивные занятия: попойки, вечеринки, дискотеки, азартные игры и охоту на женщин. Поэтому он решил пройтись по кафедрам и разнюхать, кто будет принимать экзамены. Чтобы уже знать, кому из преподавателей делать «подгон». И - чем Ифрит не шутит - может, удастся соблазнить секретаршу или лаборантку, чтобы та в день «Х» пометила именно тот единственный билет, который Генка собирался выучить.
«Интересно. При таком оригинальном подходе дадут ли мне вообще диплом о высшем техническом образовании?»
Попутно надлежало засвидетельствовать всенижайшее почтение руководству. Поэтому ровно в три часа пополудни полковник Рапсодос, всеми фибрами излучая обаяние, вошёл в кабинет декана факультета Марка Геншера, коего студенты за глаза величали «Доктор Зло».
Декана боялись и ненавидели. Он был эдаким профессором Снейпом Гайи: умным и принципиальным, но циничным, ядовитым и беспощадным. Всех заочников поголовно считал лоботрясами и тунеядцами, спуску им не давал, а во время сессий не гнушался лично принимать экзамены, дабы отсеивать самых злостных разгильдяев. Одним из наиболее «злостных» являлся Генезис Рапсодос. Поэтому немудрено, что Доктор Зло встретил его с распростёртыми объятиями.
- Кого я вижу! – воскликнул он, плотоядно потирая ладони. – Надо же, а! Какая знаменательная встреча! Не прошло, как говорится, и года. Я вас успел в лицо позабыть. Ну, садитесь, садитесь, коли уж пришли.
Генезис осторожно опустил корму на краешек стула. Мда. Пролёт. Похоже, его фантастическое обаяние на Доктора Зло не действует.
Декан ехидно взирал на него сквозь роговые очки и ухмылялся от уха до уха.
- Ну-с, так что будем решать, Генезис… простите, не помню, как вас по батюшке?
- Можно просто Генезис.
- Так вот, к вашему сведению, Генезис: вы не посетили ни одной установочной лекции, ни одного практического занятия, у вас ни одной выполненной лабораторной работы.
А вот этого он мог не говорить. Генка и сам всё это прекрасно знал.
- Просто не представляю, как вы будете сдавать сессию. Вы даже курсовую не написали.
Тут Рапсодос позволил себе облегчённо вздохнуть и с чистой совестью заявить:
- Вот здесь вы в корне неправы. Курсовую я написал и вам же лично отослал по почте.
- Да? А почему сами не явились?
Тем не менее, Доктор Зло встал и сунулся в сейф.
- Я не успел. Срочная командировка на Северный континент.
- Ага, вот она. Нашёл. – Доктор Зло извлёк на свет божий пухлую папку-скоросшиватель, в которую Генезис закатал курсовую. – Вы правы. Но я её, кажется, не успел прочитать. Какая тема, кстати?.. «Влияние испарений Мако на сращивание волоконно-оптических кабелей»? Что за чушь?
- Всё научно обосновано! – ввернул Генезис.
Декан нацепил более сильные очки и углубился в чтение. Он читал, что-то бормотал себе под нос, фыркал и качал головой, а Генезису становилось всё страшнее и страшнее. Тема, бесспорно, была кретинская, но на кафедре сказали, что можно выбрать любую. Да и не это суть важно; курсовая работа обошлась Генезису ровно во столько, сколько ему было за неё не жалко, то есть в двести гил. Именно за такую символическую таксу док Холландер её написал. А Холландер, как известно, гений, хоть и непризнанный. Даже если он писал абсолютную белиберду, он её так научно обосновывал, что не подкопаешься. К слову, Генезис эту курсовую даже прочесть не удосужился. Как Холландер её по электронной почте ему переслал, так он её разархивировал, распечатал и в папочку подшил.
…Доктор Зло перелистнул последнюю страницу восьмидесятилистового бреда. И Генка понял, что начинается самое страшное.
Вдруг декан снял очочки, аккуратно положил папочку в сейф, перегнулся через стол и пожал Генезису руку. Челюсть у того отвисла до самого пейджера.
- Молодец, Рапсодос! - молвил декан с уважением и даже, можно так выразиться, с изумлением. - Слушайте, честно говоря, я думал, что вы безнадёжны. Но после ТАКОГО!.. Вы - гений! Вы убедительно доказали, что Мако действительно оказывает прямое воздействие на оптоволокно!
Генезис был ошарашен не меньше декана. А тот так энергично тряс его руку, что Генка начал заикаться:
- Ве-весьма польщён. Н-ну, я всего лишь простой сту-студент...
- Не-ет, батенька, вы не простой студент! - вскричал декан и наконец-то выпустил его кисть. – Ваша курсовая тянет на кандидатскую диссертацию! На настоящую кандидатскую! Какой полёт мысли, какой ум!.. Поразительно, просто гениально! - Тон его стал деловым. - Я отошлю вашу курсовую работу учёному совету. В следующую пятницу он заседает, и вы её прочтёте на конференции. Если всё сложится удачно, считайте, что диплом бакалавра вам обеспечен. А там, глядишь, и до магистра рукой подать.
Диплом бакалавра? Генезис, конечно, был нахален, тщеславен и самоуверен, но не безрассуден. При мысли, что придётся солировать перед учёным советом и отвечать на каверзные вопросы почтенных мэтров - всевозможных титулованных профессоров/академиков - его чуть не хватил сердечный приступ.
Э, нет. Лучше включить заднюю сейчас, чем принародно опозориться потом. Генка в красках представил, какое фальшиво-сочувствующее лицо состроит Сефирот, узнав о его фиаско, и содрогнулся.
- Да мне, в принципе, диплом бакалавра досрочно не нужен...
Заметьте! Это сказал не кто-нибудь, а Генезис Рапсодос! Где-то в Космо-Каньоне в страшных конвульсиях сдох багриск, а на вершине горы Нибель восхищённо свистнул варёный рак.
- Чего-о?! Больше ничего умного добавить не хотите? - Декан поднёс к его носу внушительный кулак. - Слушай внимательно сюда, вагант: ты выступишь на этой конференции, даже если придётся отменить все твои командировки в «горячие точки»! Запомни, Рапсодос: ты от меня не скроешься, я тебя везде достану, хоть в Северном Кратере, хоть в Вутае, хоть на дне мирового океана! Даже не думай от меня удрать! Понял!?
Генезис утёр с рожи брызги слюны и благожелательно улыбнулся Геншеру:
- Да, профессор. Но я на службе государевой и если меня поднимут по тревоге...
- Забудь о ней. Упустить такой шанс!.. И не надейся!
- Я понял...
- Вот и прекрасно!
Декан успокоился, сел за стол и вновь напялил очки.
- А теперь идите, готовьтесь к экзаменам. Надеюсь, вы хоть знаете, какие экзамены надо сдавать? Чтобы не было, как в прошлый раз.
Генезис густо порозовел. Зимняя сессия обернулась трагедией. Для начала он затесался не в ту группу и сдал не тот экзамен. А на следующий припёрся с дикой похмелюги и первым вопросом, который он задал экзаменатору, был: «Простите, дорогой профессор, вы не подскажете, какой экзамен мы сегодня сдаём?»
Преподавателя тотчас же госпитализировали.
- Там в рекреации расписание висит, - ответил Генезис. - Я переписал.
Он уже направился к выходу, когда Доктор Зло его окликнул:
- Минутку, Рапсодос. Вы хоть знаете направление подготовки?

По дороге домой у Генезиса зазвонил мобильный телефон. На дисплее высветился номер Сефирота.
- Да? – ответил Рапсодос, предчувствуя, что сейчас ему сообщат плохую весть.
О, богиня! Хоть бы Сефирот сказал, что сегодня в четыре часа утра без предъявления каких-либо претензий к Шин-Ра, без объявления войны вутайские войска напали на их страну, перешли их границы и т.д.! Тогда он с низкого старта бежит в военкомат и немедленно убывает на фронт.
Разумеется, Сефирот сказал совсем другое:
- Тебя можно поздравить? Только что звонил декан твоего факультета и просил предоставить тебе увольнительную на время подготовки к научной конференции. Я ему объяснил, что ты и так в отпуске. Он тебе такие дифирамбы пел! А когда я спросил, что случилось, он пригласил меня на конференцию, где ты будешь выступать. Я подумал, что Анджил тоже должен на тебя посмотреть и позвал его с собой. Ну и заодно с нами увязался Щенок Зак.
Генезис зажал трубку ладонью и произнёс с ВЫРАЖЕНИЕМ:
- Сукабля!
Если Сефирот явится на конференцию – всё, пиши пропало. Генезис слишком хорошо знал генерала и предвидел, что тот не просто придёт, а придёт сразу с попкорном. Хуже того, Зак Фэйр теперь тоже в теме, а, следовательно, он уже раззвонил о конференции по всему отделу. Аншлаг будет полный…
- Хорошо. – Собственный голос показался Генке чужим. – Я тебя понял.
Когда Сефирот дал отбой, Генезис позвонил Холландеру. Док, которого он стряхнул с «толчка», как и следовало ожидать, не выказал восторга.
- Чего тебе надо опять? - вежливо спросил он.
- Скажи-ка мне, о величайший специалист по всему, - ещё вежливее ответил Рапсодос, - где ты такую замечательную тему про кабеля выкопал?
- Ты меня просил написать, что угодно и я тебе написал, что угодно, - отрубил Холландер. – Чем ты недоволен? Декан, что ли, прицепился?
- «Прицепился» – не то слово! – горестно вздохнул Генезис и вкратце описал свою одиссею.
Некоторое время в трубке царило напряжённое молчание.
- Тэк-с, - наконец разродился Холландер. – И что же мне теперь с тобой делать?
- Не знаю, - честно сознался Генка. – Подскажи. Ты же у нас умник.
- Когда состоится заседание?
- В следующую пятницу.
- Через десять дней... Десять дней… Можешь ко мне на хату заглянуть? Подумаем, что можно сделать.

Год назад Холландер съехал из Шин-Ра-билдинг и теперь обитал на съёмной квартире в 7-м секторе Мидгара. До 7-го сектора Генезис добрался на электричке без особых хлопот, не считая того, что он забыл снять наличные для покупки билета. Электропоезд был набит под самый потолок, и он удачно проскользнул мимо контролёра. Контролёр двигался по составу, и Генезису пришлось уходить от него в хвост поезда, а добравшись до последнего вагона – выскочить на остановке и снова влезть в первый вагон. Было бы ему лет десять - он бы ещё мог найти себе оправдание, но мужику под тридцатку непотребно как угорелому бегать от контролёров. Видело бы его начальство!
В качестве пристанища Холландер облюбовал большой обшарпанный дом серо-буро-малинового цвета, без номера. При закладке Мидгара, когда его в срочном порядке заполняли временным жильём для гастарбайтеров, было выстроено много таких домов. Потом их, естественно, сносить не стали. Хотя, судя по довольным лицам его обитателей, квартирный вопрос их не беспокоил.
В подъезде на двери был домофон. Генезис нашёл под табличкой «15» фамилию «Холландер», нажал кнопку звонка и представился.
Жужжание автоматического замка возвестило, что он желанный гость.
В холле старый консьерж окинул его подозрительным взглядом и предупредил:
- Если вы к доку Холландеру, то имейте в виду: он велел никого не пускать.
- Всё в порядке, - ответил Генезис. - Он меня ждёт.
Холландер жил на пятом этаже - самом последнем. Он поджидал Рапсодоса в дверях, небрежно опираясь о косяк. Одет он был в старый затасканный свитер, спортивные штаны и драные тапки без задников. Во рту мусолил зажжённую сигарету, вонял пОтом и чесноком и выглядел классическим бомжом.
- А, Рапсодос! - пробасил он на весь этаж, не выпуская сигарету изо рта. - Это ты ради меня так выфрантился? Ба, да ещё и при галстуке! Я галстуки отродясь не носил. Ну, ты даёшь!
- Может, впустишь меня для начала? - спросил Генезис.
- Да-да, входи! - Холландер театральным жестом указал на дверь. - Приглашаю тебя в мою скромную обитель. Не обращай внимания, здесь немного грязно. Я не злоупотребляю уборкой.
Генезис вошёл и присвистнул от удивления.
«Немного грязно» - это было мягко сказано. Квартирка была захламлена по самые уши. В каждом углу - картонные коробки с книгами, пустые банки и пакеты. Оконное стекло заросло грязью до того, что почти не пропускало света. На мебели лежал трёхдюймовый слой пыли, а потолок самым живописным образом украсила паутина. Мусор Холландер заметал веником под палас и забывал вынести.
Очевидно, хозяин привык к такой реакции гостей, потому что, пока Генезис приводил в порядок мысли, сбегал за водой. Не хотелось думать, что он набрал её прямо из-под крана. Генезис с благодарностью принял стакан и вылил воду в горшок с засохшим фикусом.
- Ну как? - лучезарно улыбаясь, осведомился Холландер.
- Г-грандиозно! - еле выдавил Генезис. - Сколько месяцев ты здесь не убирался?
- Семь или восемь, не помню. - Холландер флегматично пожал плечами. - Да ты присаживайся! - он кивнул на стул. Судя по жирному пятну на сиденье, на него недавно пролили растительное масло.
- Спасибо, я лучше постою.
Холландер грузно пал на диван и попросил Генезиса рассказать подробности похода в деканат. И чем дольше Генезис говорил, тем сильнее он хмурился и теребил бороду. Когда Гена иссяк, он открыл рот и произнёс всего одну фразу:
- Да, ты встрял.
- Спасибо, я уже понял, - скривился Рапсодос.
- Нет, я, конечно, попробую натаскать тебя за эти десять дней, но я не настолько гениален, чтобы предугадать все вопросы, которые тебе теоретически могут задать. Давай посмотрим, что пишут на сайте института.
Холландер вытащил из-под дивана ноутбук, включил его и зашёл на главную страницу сайта политеха в раздел «Новости». Генезис склонился над ним (сесть на диван не рискнул, опасаясь брюки погубить) и впился взглядом в монитор.
Интересующая их новость была датирована сегодняшним числом. «Заседание учёного совета МПИ состоится в следующую пятницу. Сенсация: свою научную работу представит студент 1 курса заочного факультета, герой Вутайской войны Генезис Рапсодос».
- Ишь ты, - заметил Холландер. – Шустрые ребята!
- Что-то эта шутка, - процедил Генезис, - становится нихера не смешной.
«…Ожидается, что в заседании примут участие преподаватели из других высших учебных заведений Гайи. Помимо работ, заявленных в повестке дня, совету предстоит заслушать доклад героя Вутайской войны, СОЛДАТа 1-го класса Г. Рапсодоса, который в настоящее время обучается на заочном факультете МПИ по специальности «Защита информации в телекоммуникациях». Тема его работы оригинальна и содержит смелые научные идеи...»
Холландер прошёл на ссылке на вкладку, где был приведён список участников. И задумчиво поскрёб кадык.
- Плохи твои дела, скубент. Там будет Люк Ингерсол.
- Это ещё что за х@й с горы?
- Это, друг мой, Б-г физики и астрономии. - Холландер воздел указующий перст с таким умно-загадочным видом, что Генезис невольно проследил за ним взглядом и упёрся в потолок. - Как специалист и лучший друг советую: даже не пытайся с ним бодаться. Потому что ежели на одну чашу весов положить мою голову, голову Ходжо и голову покойного Гаста Фаремиса, а на другую чашу - голову Люка Ингерсола, то голова Ингерсола перевесит.
- Я уже понял, что надо как-то откосить. Вопрос только, как. Чтобы никто не подумал, что Генезис Рапсодос струсил.
- Конечно, идеальный способ откосить - это срочно убыть в «горячую точку», но у нас с Вутаем, как на грех, сейчас перемирие.
- Интересно, - задумался Генезис, - можно ли как-то развязать войну с Вутаем за эти десять дней?
- Можно, - кивнул Холландер. - Если убить вутайского посла и оставить на его трупе визитку с логотипом «Шин-Ра». Проблема в том, что у нас нет вутайского посольства. Как вариант, ты можешь смотаться в Вутай и попробовать за эти десять дней выследить и убить Годо Кисараги.
- Не, - помотал головой Генезис. - Во-первых, это уже откровенный беспредел. Во-вторых, если начальство об этом узнает - оно меня порвёт на сотню маленьких СОЛДАТиков. В-третьих, нет гарантии, что Вутай после этого объявит нам войну, а не капитулирует. Насколько мне известно, среди ближайших родственников Кисараги царят пораженческие настроения, а его единственная дочь слишком мала, поэтому её мнение в расчёт не принимается.
- Кстати, можно дочку Годо шпокнуть. Тогда война нам стопроцентно обеспечена.
Генезис внимательно посмотрел на профессора и выразительно постучал себя по лбу.
- По-твоему, я упырь конченый? СОЛДАТ ребёнка не обидит!
Холландер глубоко задумался, почёсывая за левым ухом. Генезис тоже думал, тоскливо вперившись в окно. Залечь на больничку? Не вариант. К СОЛДАТу 1-го класса никакая зараза не липнет. Даже если он ногу сломает - через неделю уже будет в строю.
Молчание изрядно затянулось...
- О! - вдруг вскинулся профессор. - Есть идея!
Генезис вопросительно воззрился на него.
- Твоё похищение.
- Док, ты точно не в себе. - Рапсодос мученически закатил глаза. - Назови мне самоубийцу, который рискнёт наехать на СОЛДАТа 1-го класса.
- ЛАВИНА, - пожал плечами Холландер. - У вас же погибли двое СОЛДАТ при столкновении в ЛАВИНой.
- Ну… Всё не так однозначно...
- Но прецедент-то был.
- Был, - согласился Генезис. - Ладно. Допустим, обтяпаем мы версию с ЛАВИНой. Тогда надо хорошо продумать, кто, когда, с какой целью и при каких обстоятельствах меня похитил. Кстати, Фухито всегда берёт ответственность за свои акции. Будет странно, если он промолчит на этот раз. А ещё он, сцуко, честен и чужие подвиги себе не приписывает. Я даже знаю, что он скажет, когда в прессе заявят, что он причастен к моему исчезновению.
- Думаешь, кто-то поверит его отговоркам?
- Сеф поверит.
- Причём тут Сеф?
- Притом, что именно его надо убедить, что я не в загас ушёл, а меня реально похитили. Ты не представляешь, насколько это проблематично. Даже если ты притащишь пятьдесят свидетелей, которые присягнут на портрете президента, что на их глазах двое неизвестных надели мне мешок на голову и затащили машину - Сефирот будет уверен, что я с ними со всеми вступил в предварительный сговор и настропалил так сказать.
- И на что ты намекаешь?
- На то, что Сефирот должен самостоятельно дозреть до мысли, что меня похитили.
- Без проблем. - Холландер щёлкнул пальцами. - Я оставлю ему столько улик, что он быстро к этой светлой мысли придёт.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:17 | Сообщение # 4
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод третий. Новый адъютант его превосходительства.


- А-ааа, плохие у вас дела, товарищ призывник.
- А у кого они сейчас хорошие?
- У вас дела не просто плохие, а ещё хуже.
- Чем раньше?
- Гораздо.
- Кошмар!
- Кошмар.
(с) «ДМБ»


Сефирот выглядел на все сто. Лет. (Шутка, конечно.) На нём был спортивный костюм цвета «взрыв химловушки», футболка с логотипом «Шин-Ра» и кроссовки.
А теперь зеркальные очки - на нос, волан - козырьком назад вместе с остатком мыслей, и - вперёд вокруг офиса Компании.
Т-щ генерал-майор совершал ежедневную утреннюю пробежку.
Он замечательно взял старт. Он разогнался почти до второй космической скорости. Но, пробегая мимо проходной, узрел воровато крадущегося пехотинца с портфелем и следующие пятьдесят метров пробежал уже с меньшим азартом, постепенно сбавляя темп.
Вроде бы незначительная деталь. Обычно Сефирот не обращал внимания на «царицу полей». Но портфель… Трюк с портфелем он проделывал, когда этот салобон пешком под стол ходил.
И Сефирот решительно повернул назад.
- Рядовой!
Пехотинец, уже задравший ногу над порогом, ойкнул от неожиданности и замер по стойке «смирно».
- Я!
- Кругом! Ко мне!
- Есть!
- С портфелем, - уточнил Сефирот, заметив, что парень пытается поставить портфель у двери и, более того, пропихнуть его в тамбур.
Пехотинец переложил портфель в левую руку, подошёл строевым шагом и отдал воинское приветствие.
- Тащ генерал-майор, рядовой…
- Вольно, - спокойно перебил Сефирот. - Каску сними.
Пехотинец снял шлем и генерал возвёл очи горе.
- Опять ты, Страйф! Как же ты меня за@бал... Спрошу так, чисто для проформы: что в портфеле?
- У… учебники, - ответил Клауд Страйф и скромно потупился.
- Сталбыть, из библиотеки идёшь?
- Так точно!
- Понятно, - хмыкнул Сефирот. - Я даже знаю, где находится твоя библиотека и как она называется. А вот кто заказал тебе список литературы - это мы сейчас и будем выяснять… За мной!
«Я попал!» - с ужасом подумал рядовой.

…Рядовой Клауд Страйф, казалось, ничем не выделялся из толпы безликих пехотинцев, чтобы привлечь внимание Великого и Ужасного генерала Сефирота. Выглядел он сущим дитём: худой, несклёпистый, вечно всклокоченный, мордашка кукольная, глазёнки на пол-лица голубые и невинные, как у жулика. Ни дать, ни взять: птенец чокобо! Глядя на него, Сефирот постоянно вспоминал тюремный анекдот про подлянчика (1), который ему рассказал Ценг. И неспроста! Внутреннее содержание рядового Страйфа разительно отличалось от обёртки.
История его была стара, как мир: простой сельский паренёк решил податься в армию, насмотревшись пропагандистских роликов. Пехота Шин-Ра в основном и комплектовалась за счёт таких вот непритязательных долбо… эээ… сельских парней. При этом мотивация призывников не отличалась великим разнообразием. Обычно подоплёкой поступления на военную службу были безработица и желание поправить материальное положение, иногда - конфликты в семье, реже - попытки скрыться от правоохранительных органов или недоброжелателей. Попадались даже Фанфан-Тюльпаны, сбежавшие от обманутых «невест».
В отличие от всей этой свистобратии Клауд Страйф пошёл в армию «по идейным соображениям». И не последнюю роль в его решении сыграло восхищение ратными подвигами генерала Сефирота. Поскольку пропаганда «Шин-Ра» работала не просто хорошо, а прямо-таки отлично, хвалебные оды Лучшему из Лучших, Герою Вутайской войны и Клинку Корпорации ™ лились из каждого утюга и в итоге могли продолбить лобовую кость даже самого тупого пейзанина.
Вот и Клауд пал жертвой навязчивой рекламы, получил уринокомпрессионную травму головного мозга (моча в голову ударила) и решил во что бы то ни стало пойти в СОЛДАТы. Более того - стать героем. Таким же, как Сефирот.
Матушка отговаривала его очень добросовестно. Не без задней мысли: управляться одной по хозяйству было тяжело. А сынуля доставлял одно огорчение за другим. То во время посевной уходил в горы, то все деньги просаживал на альпинистскую снарягу, то его из школы выгнали за прогулы… А теперь вот, извольте: вздумал в армию податься.
- Тебя же ж там убьют, кровиночка ты моя! - причитала миссис Страйф. И добавляла в духе тёти Песи: - Да, да, делай маму сиротой!
Сынок к призывам маменьки одуматься остался глух, собрал вещмешок, вытряхнул из копилки заначку и отправился покорять столицу.
В Мидгар Клауд прибыл, строя такие грандиозные планы, что гасконец д’Артаньян курил в сторонке. Однако его амбиции быстро разбились о суровую правду жизни. Да, заявление о поступлении в СОЛДАТ у него приняли без вопросов. Война с Вутаем формально не была окончена и Компания остро нуждалась в свежем пушечном мясе. Военно-врачебную комиссию Клауд прошёл без проблем - аж сам удивился, так как боялся, что его признают негодным из-за недобора веса. Затем начались вступительные испытания. С физической подготовкой опять же проблем не возникло: Клауд успешно сдал зачёты по бегу на длинные и короткие дистанции и КСУ (2). Всё-таки второй разряд по альпинизму кое-чего стоил и Страйф только внешне выглядел дрыщом. На самом же деле бравый горец спокойно утаскивал на своём горбу груз, который трое не могли своротить, и был вынослив, как колхозный трактор.
Но на этом везение закончилось. Далее сказались фундаментальные пробелы в образовании и морально-психологические качества. А ведь говорила матушка: «Учись сЫна, учись! А то ведь совсем дураком помрёшь!»
Сочинение по литературе Клауд худо-бедно сам родил. Математику списал у соседа. Обществоведение исхитрился сдать по шпаргалке. А «детектор лжи» и ПФЛ завалил наипозорнейшим образом.
Страйф был в шоке, когда ему озвучили заключение психолога: «К службе в СОЛДАТ не годен». После такого позора, особенно после того как он всему Нибельхейму, в том числе своей зазнобе наобещал, что обязательно станет СОЛДАТом, оставалось тупо удавиться. Человек с более тонкой душевной организацией, наверное, так бы и сделал. Но только не Клауд Страйф! Этот паренёк был упрям, инициативен и чрезвычайно мотивирован. Подсчитав набранные баллы, он увидел, что их хватает для поступления на службу в обычную пехоту Шин-Ра и незамедлительно передал пакет документов в приёмную комиссию. Ему было всё равно, в какую службу щемиться, лишь бы быть ближе к кумиру и не возвращаться в родную дЁрЁвню под стук собственных копыт. Клауд рассудил примерно так: «Годик в пехоте перекантуюсь, знания в ШРМ по вечерам подтяну, тесты на досуге вызубрю, «полиграф» обманывать научусь. А потом вновь попытаю счастья».
Вроде бы на этой оптимистичной ноте можно было ставить точку. Но Клауд Страйф оказался ходячей катастрофой.
Не отслужив и двух недель, он нарвался на неприятности с полковником Рапсодосом, который командовал совместными учениями СОЛДАТ и пехоты. Отрабатывали действия при угрозе применения химического оружия. Генезис построил роту «духов» на плацу и негромко произнёс:
- Газы!
По команде «Газы» следовало скинуть шлем, задержать дыхание и закрыть глаза, извлечь противогаз из сумки, как можно быстрее надеть его и выдохнуть. Весь взвод так и поступил. Кроме Клауда, который удивлённо переспросил:
- У кого?
Учения были сорваны. Генезис хоть и ржал наравне со всеми, но два наряда вне очереди Клауду всё-таки впаял. Для профилактики.
Второй тревожный звонок прозвучал, когда одного из «второклассников» доставили в медсанчасть с ледорубом в черепе. Хайдеггер быстро выяснил, чьих шаловливых рук это дело. Страйфа вызвали «на ковёр» для дачи объяснений. Тот объяснил. Проходил, дескать, мимо курилки, а нехороший человек, который в данный момент косплеит Троцкого в лазарете, сказал: «Какой, suka, рот рабочий!»
Для всех осталось загадкой, как рядовой пехотинец смог уделать СОЛДАТа 2-го класса. Для самого виновника торжества - тоже.
Инцидент замяли, списав на состояние аффекта, но Клауда запомнили… Конечно, рано или поздно потерпевший (благо, удар оказался не смертельным) нашёл бы способ поквитаться. Но неожиданно в конфликт вмешался Зак Фэйр, который пресёк планы Кровавой Мсти и взял «духа» под свою защиту. Ссориться с Заком никто не хотел, так как тот был накоротке с полковником Хьюли, и от Клауда отстали.
Зак Фэйр был славным парнем и временами даже альтруистом. А ещё он был по-деревенски хитёр и по-СОЛДАТски смекалист. Он сразу понял, что альпинистские навыки друга можно использовать в корыстных целях.
Нет смысла уточнять, что контингент отдела СОЛДАТ состоял из молодых половозрелых парней, имеющих вполне естественные потребности в любви и ласке. Сколько бы ни изнуряли ребят тренировками, сколько бы ни облучали их Мако - на либидо эти процедуры никак не влияли. Поэтому бойцы находились в перманентных поисках решения, как свои потребности в любви и ласке удовлетворить. История умалчивает, кто из них первый обнаружил женское общежитие Медицинского института, расположенное в квартале от Шин-Ра-билдинг, но этот неизвестный герой нашёл золотую жилу. Неизвестный герой оказался не только хорошим разведчиком, но и верным другом, который поделился находкой с сослуживцами.
Вышеуказанное заведение представляло собой классическую общагу: стерильно-серое девятиэтажное панельное здание с высоким бетонным крыльцом, единственным подъездом, наглухо заколоченным пожарным выходом и застеклёнными лоджиями. Окна первого этажа тоже были забраны решётками, а второй этаж арендовала какая-то мутная контора: то ли Интернет-магазин, то ли служба доставки. Строго говоря, здание лишь формально считалось общагой Меда. Самих медичек там проживало от силы процентов 50. Остальные были лимитой, «понаехавшей» в Мидгар либо на заработки, либо в поисках мужей. Просто руководство института, озабоченное извечной проблемой недостатка финансирования, согласно было сдавать комнаты кому угодно, лишь бы они не пустовали.
Некоторые из «понаехавших» отличались пониженной социальной ответственностью ™, поэтому в один прекрасный день… вернее, в одну злосчастную ночь на кухне пятого этажа общаги после совместного распития спиртных напитков произошёл неприятный инцидент. Позднее, когда на место происшествия прибыла следственно-оперативная группа, одна сторона утверждала, что всё происходило по обоюдному согласию. Вторая сторона настаивала, что имело место посягательство на половую свободу и неприкосновенность. Как бы то ни было, прокурор не стал вникать в подробности и вынес разгромное представление в адрес руководства института.
Ректор неделю ходил злой, как Мидгарский Золом.
С тех пор вход в Рай преграждали автоматический турникет и свирепый вахтёр, для которого его профессия была не просто профессией, а образом жизни. Лица мужского пола безжалостно отсеивались на входе. На вахтёра не действовали заверения, что визитёр является братом/мужем/просто другом/одногруппником/разносчиком пиццы и т.д.
- Даже по пачпорту не пущу!
После 22.00 вообще наступал комендантский час и обитательницы общежития, которые не успевали до этого времени вернуться домой, рисковали заночевать во дворе на лавочке.
Но волшебным гуриям тоже претило воздержание. Они не меньше мужчин нуждались в любви и ласке. А некоторые - ещё и в мужьях. СОЛДАТы Шин-Ра вполне годились для матримониальных комбинаций. Все они были как на подбор высокие, статные, спортивные молодые парни, которых отбирали по экстерьеру, а затем модифицировали в лабораториях Научного Департамента. Элита! Кроме того, они получали хорошее жалованье - гораздо выше среднегородской заработной платы. Больше, по слухам, получали только Турки.
Поэтому вполне естественно, что когда волоокие прелестницы сконнектились с бравыми военными - красивыми, здоровенными (с) - страсти закипели, как магма в жерле пробудившегося вулкана. СОЛДАТы быстро проторили дорожку в общагу, но сразу встал, гм, вопрос: как миновать Цербера на вахте?
Зак в то время ещё не обзавёлся постоянной подружкой, поэтому был влюблён наподобие Керубино во всех женщин подряд. Он долго думал, как покорить неприступную цитадель и при этом шею не свернуть, пока не увидел работу промальпов на фасаде одного из корпусов Шин-Ра-билдинг.
- Эврика! - воскликнул тогда ещё лейтенант Фэйр и щёлкнул пальцами.
…Выслушав товарища, рядовой Страйф кивнул:
- Я тебя понял. Чем смогу - помогу. Бери ручку, бумажку. Записывай.
На самом деле Клауд не одобрял поползновений боевых товарищей перетоптать всех кур в общаге. Он был воспитан в пуританских традициях и внебрачные половые связи считал проявлением дикой распущенности. Сколько раз друзья приглашали его в злачные места «оттопыриться по полной программе» - он всегда отказывался. У него в Нибельхейме осталась девушка, которую он до обморока обожал и которой регулярно слал письма, выдержанные в духе посланий красноармейца Сухова разлюбезной Катерине Матвеевне. Но желание помочь изнывающим от спермотоксикоза СОЛДАТам оказалось сильнее угрызений совести. Поэтому Клауд вступил в сговор с Заком. Его соучастие выразилось в форме пособничества, то есть в содействии совершению преступления советами, указаниями и предоставлением информации. Он продиктовал Заку, какое снаряжение необходимо приобрести, и когда оно было закуплено - провёл ликбез для всех заинтересованных лиц. Он научил девчонок вязать узлы, а СОЛДАТ - подниматься на жумаре, так что проблема любящих сердец была практически решена.
…Буквально через две недели после первопрохода Зака по южной стене общаги полковник Хьюли получил СМС-ку от Сефирота: «Зайди ко мне». Вот так вот сердито и лапидарно!
Когда Анджил вошёл в кабинет генерала, тот стоял на балконе, лузгал семечки и что-то увлечённо высматривал в бинокль.
- Глянь, что творят, гоблины.
- Э? - нахмурился Анджил.
Сефирот поделился с ним половиной бинокля.
…Зак Фэйр и ещё двое СОЛДАТ второго класса совершали восхождение по северной стене общежития Медицинского института…
Окна рабочего кабинета генерал-майора Кресцента удачно выходили как раз в сторону пресловутой общаги, а с высоты 49-го этажа здания Компании все окрестные дома открывались как на ладони.
- Давно? - хмуро спросил Хьюли.
- Не знаю. Заметил четыре дня назад.
Отдав Анджилу бинокль, Сефирот сделал недовольное лицо и процедил:
- Представь, если кто-нибудь из них навернётся с девятого этажа?
Анджил представил…
Страшен был не сам факт падения. Шансы выжить после такого у СОЛДАТ 2-го и 3-го класса были весьма высоки. Другой вопрос, что по каждой бытовой травме в обязательном порядке назначалась служебная проверка. И если в ходе служебной проверки выяснялось, что травма была получена по вине СОЛДАТа, тот подвергался взысканию за умышленное повреждение имущества Компании. (Все СОЛДАТы являлись собственностью Шин-Ра, это было напрямую прописано в их контрактах.) Заодно взыскание получали отцы-командиры, которые не сумели должным образом проконтролировать подчинённых. Таким образом Артур Шин-Ра боролся с халатностью и попустительством на местах.
Анджил гордился тем, что не имеет взысканий, только благодарности. И получать взыскание в его планы не входило, а ведь за «второклассников» отвечал именно он. Поэтому он потянулся к телефону с намерением позвонить Заку. Но вовремя спохватился, что если Зак вздумает ответить на звонок, то вполне может сорваться со стены. Поэтому Анджил подождал до вечера и на вечернем построении провёл со вторым классом разъяснительную работу. Народ впервые слышал, как орал и матерился всегда невозмутимый и флегматичный полковник Хьюли. Рёв взбешённого Анджила был вполне сопоставим с грохотом взлетающей ракеты-носителя «Протон». Зак всерьёз опасался, что стены рухнут.
После выволочки «второклассники» долго ходили по струночке с вытянутыми лицами. Но в общагу больше никто не лазил. По крайней мере, Сефирот никого с поличным не поймал. Скорее всего, теперь для свиданий СОЛДАТы облюбовали другую территорию.
Тов. Кресцента не оставлял в покое вопрос, кто научил СОЛДАТ пользоваться альпинистским снаряжением. Без инструктора они бы далеко не ушли. Он вспомнил историю с ледорубом и таким образом рядовой Страйф второй раз попал в поле его зрения. Однако никто из СОЛДАТ Клауда не сдал, а не пойман – не вор.
В сложившейся ситуации Клауду следовало бы затаиться до лучших времён и не отсвечивать перед руководством, пока страсти не улягутся. Но он с усердием, достойным лучшего применения, продолжал искать неприятности на свою юго-западную часть организма. В одном из писем он пообещал Тифе, что обязательно вышлет ей фотографию Сефирота при полном параде и теперь упорно шёл к поставленной цели.
Следует отметить, Клауд был удивлён тому, насколько реклама разнилась с реальностью. Во-первых, в Сефироте оказалось не два метра роста. Во-вторых, пижонский плащ он одевал только на торжественные мероприятия, а остальное время ходил в стандартной чёрной форме СОЛДАТа 1-го класса. При этом волосы либо заплетал в косу, либо закалывал в хвост. В-третьих, Сефирот оказался таким тошнотворно-правильным, что не давал никаких поводов для сплетен. То ли дело полковник Рапсодос, за которым тянулся длинный шлейф скандалов и слухов! Порой ребят даже оторопь брала: как Сефирот со своей внешностью ещё не оброс когортой любовниц? Но со всеми воздыхательницами генерал-майор Кресцент держался отстранённо-вежливо. Совершенно очевидно, что мужчины его тоже не интересовали. И к братьям нашим меньшим он никакого влечения не испытывал. Оставалось загадкой, насколько близко он знаком с левой… ну, или правой рукой. Правду знали только Ходжо и Анджил Хьюли, но их бесполезно было о чём-либо расспрашивать. Клауд подозревал, что у Сефирота кто-то есть, потому что иногда тот исчезал по вечерам в неизвестном направлении и возвращался лишь под утро.
Клауд решил устроить за Сефиротом слежку, однако прежде, чем он успел реализовать свой преступный умысел, Хайдеггер издал приказ о проведении командно-штабных учений. Поскольку учения планировалось завершить торжественным построением, вручением наград и объявлением благодарностей, Сефирот выфрантился в свой пижонский плащ и распустил гриву. То есть Клауду выпал уникальный шанс сфотографировать кумира во всём великолепии. И вот в день «Ч» взорам всех заинтересованных лиц открылась картина маслом: Сефирот Винсентович перед строем зачитывает приказ о поощрении, а какой-то мелкий белобрысый козлина-пехотинец лезет на дерево, под которым расположился генерал.
Сефирот не обращал на Клауда никакого внимания по той простой причине, что был занят оглашением приказа. Награждённых было много и среди них попадались выходцы из самых разных провинций Гайи. Соответственно, в приказе часто встречались весьма заковыристые имена типа «Жидпиздбаев Забалды Колдырбаевич». Такое с первого раза без запинки не выговоришь. А Сефирот как на грех с утра губы не размял, поэтому читал приказ медленно и старательно.
Клауд как обезьяна дополз до середины ветки, нависавшей над Сефиротом, поймал его в видоискатель фотоаппарата и приготовился нажать спуск. В этот момент подлая ветка хрустнула и отломилась у основания и Клауд с воплем: «@б твою маааааать!!!» сверзился прямо на Сефирота.
Оба – и Клауд и Сефирот – вполне могли бы получить травмы, несовместимые с жизнью, однако их спасли реакция и скорость СОЛДАТа 1-го класса. Почувствовав падающий на него груз, Сефирот успел отшвырнуть приказ, отпрянуть назад и поймать Клауда. Перепуганный «дух» на автомате вцепился в своего спасителя, а в толпе собравшихся неподалёку от места учений корреспондентов засверкали магниевые вспышки.
На следующий день все газеты опубликовали фотографию генерал-майора Кресцента, который держит Клауда Страйфа на руках, как невесту, а последний обнимает его за шею. Ролик с падением несколько раз прокрутили все каналы центрального телевидения. Естественно, видео сразу разлетелось по сети, поэтому изъять его из публичного оборота быстро не получилось.
Сефирот ещё неделю ходил мрачный и почему-то подозрительно косился вверх. Рядовой Страйф отделался десятью днями на гауптвахте, хотя подобный залёт карался взысканием вплоть до увольнения. Но Хайдеггер получил несказанное удовольствие от инцидента и, поскольку он недолюбливал СОЛДАТ вообще и Сефирота – в частности, то в пику всем не стал принимать более суровых мер.
На «губе» Клауд отоспался, отожрал неплохую ряху и пересидел грозу. А покинув пределы оной, тотчас вляпался в очередную историю. Поскольку кадр для Тифы был безнадёжно испорчен, а обещания надо было выполнять, он дождался дня рождения Артура Шин-Ра. В этот день все пенки и сливки Компании, включая Сефирота, всплыли наверх, на 66 этаж, в личный кабинет юбиляра с целью поздравления и пожелания всех благ. Вычислив время и место сборища, Клауд взял своё альпинистское снаряжение, проник на крышу Шин-Ра-билдинг и принялся за работу…
Спустя полчаса он уже спускался в «беседке» к окнам президентского кабинета с фотоаппаратом на шее. Добравшись до места и прижавшись носом к стеклу, Клауд убедился, что вся шайка в сборе. Однако он не увидел Сефирота, хотя Лазард, Анджил и Генезис были среди присутствующих. Либо Сефирот вышел, либо стоял так, что Клауд не видел его из занимаемой позиции. Рядовой Страйф решил поменять дислокацию, чтобы рассмотреть кабинет с другого ракурса, и начал смещаться влево. В этот момент открылось соседнее окно, из него высунулся Сефирот, который взял Клауда за шиворот и вместе с «беседкой» втянул в кабинет. Если никто из присутствующих не заметил, что несколько минут назад за окном вниз пролетела бухта верёвки, то Сефирот оставлял столь возмутительную невнимательность на совести окружающих. Сам-то он верёвку мгновенно запеленговал и сразу понял, что сие означает. Так что, когда по ней спустился Клауд, генерал уже был готов: стоял на шухере у окна и предвкушал, какой разнос устроит этой бледной спирохете.
На сей раз рядовой Страйф заехал на «губу» на пятнадцать суток и радовался, что легко отделался. Президент с перепугу вообразил, что на него пытались совершить покушение. Хайдеггеру с трудом удалось убедить его, что целью пехотинца был генерал-майор Кресцент. При этом глава Департамента Общественной Безопасности так противно гоготал, что оставалось лишь порадоваться, что Сефирот этого не слышит.
Как бы то ни было, но в какой-то мере Клауд своего добился. Кумир обратил на него внимание, выделил из серой толпы срочников и начал докапываться по поводу и без. Все ребята службу несут, а рядовой Страйф то картошку на кухне чистит, то сортиры на этаже драит, то отжимается под бдительным присмотром подполковника Чёрного.

Сефирот привёл Клауда в свой рабочий кабинет и сдвинул бумаги с середины стола.
- Ставь сюда. Открывай.
Клауд подчинился. Он уже смирился с мыслью, что вечером выйдет из Шин-Ра-билдинг с приказом об увольнении по отрицательным мотивам в кармане. Бухнув портфель на стол, он расстегнул замки.
Генерал хмыкнул: как он и предполагал, портфель был доверху забит банками пива. Он знал, что рядовой Страйф практически не пьёт, он спортсмен-разрядник, у него - режим. Следовательно, пиво он приобретал по заказу сослуживцев. Кого именно - к гадалке не ходи. Генерал помнил, с кем часто видели Клауда. Просто он хотел посмотреть, сдаст ли тот подельников. Ведь те его не сдали…
- Присаживайся.
Сефирот указал Клауду свободный стул. Тот присел, понимая, что самое страшное только начинается.
- Для кого ты это нёс? – спросил Сефирот тоном, однозначно исключающим ответ: «Для себя».
Взгляд серо-зелёных глаз с вертикальными зрачками сверлил в Клауде дыру.
- Для себя, - ответил рядовой и посмотрел на генерала угрюмо, исподлобья. Он был похож на нахохлившегося чокобо. Так и хотелось взять его за шкирняк, хорошенько встряхнуть, чтобы кости загремели и заорать: «Ты, скотина бешеная, совсем страх потерял!? У тебя на плечах голова или котелок бездонный!?»
- Списываю это на шок, - усмехнулся Сефирот, подавив приступ недостойного командира гнева. – Итак, повторяю: для кого ты это нёс?
- Для себя я это нёс, хотел накидаться в готовальню, - упрямо повторил Клауд и надулся.
В дверь постучали. Прежде чем Сефирот успел крикнуть: «Я занят!», в кабинет строевым шагом вошёл Зак Фэйр, вытянулся по стойке «смирно» и выпалил на одном дыхании:
- Тащ генерал-майор, разрешите обратиться? Это моё пиво, я готов понести заслуженную ответственность, а рядовой – не виноват!
- Тащ генерал-майор, это моё пиво, - повторил Клауд ещё упрямее. – Тащ старший лейтенант вводит вас в заблуждение.
- Старший лейтенант Фэйр, закройте дверь с другой стороны, - приказал раздражённый Сефирот. - А Луксиру и Кунселю передайте, что совершение преступления в составе организованной группы отягчает ответственность.
Когда Зак вышел, он толкнул Клауду через стол лист бумаги и шариковую ручку.
- Бери. В правом верхнем углу: «Начальнику Департамента Общественной Безопасности Энергетической Компании Шин-Ра генерал-полковнику О.Ю. Хайдеггеру». В центре: «Рапорт».
Дописав последнее слово, рядовой Страйф был уже еле живой.
- С красной строки, - неторопливо продолжал Сефирот. - «С назначением на вакантную должность писаря при заместителе директора отдела СОЛДАТ Департамента Общественной Безопасности Энергетической Компании Шин-Ра согласен. С должностной инструкцией ознакомлен». Должность, звание, фамилия, инициалы. Дата. Подпись.
- Число какое ставить? - пролепетал Клауд, с трудом удерживая авторучку в дрожащих пальцах.
- Фактическое.
Сефирот выдернул из одеревеневшей руки Клауда рапорт, внимательно прочитал его и прихлопнул ладонью к столешнице.
- Всё. На сегодня - свободен. После обеда зайдёшь в УРЛС и распишешься в приказе. Завтра в восемь часов чтоб был здесь.
Клауд выполз из кабинета на негнущихся ватных ногах, прошёл десять шагов и сполз по стеночке.
Зак, Кунсель и Луксир отклеились от подоконника, который терпеливо мяли жопами последние пятнадцать минут. Зак помог Клауду встать, Луксир заботливо ослабил на нём форменный шарфик, а Кунсель сбегал до кулера на этаже и принёс стакан воды.
Клауд всосал живительную влагу залпом.
- Живой? - с тревогой вопросил Зак, заглядывая ему в глаза.
Рядовой Страйф медленно кивнул.
- Что, уволил?
Клауд отрицательно помотал головой:
- Н-нет… Кажется, меня повысили…
И глупо захохотал, прикрывая рот рукой.

- Зачем тебе этот геморрой? - искренне удивился полковник Хьюли, когда вечером они с Сефиротом сидели в баре за рюмкой чая.
- Ты знаешь, - ответил тот, любуясь содержимым своего бокала, - если б пацан начал сливать подельников, я бы постарался, чтобы он вылетел из пехоты вперёд собственного визга. Но он взял вину на себя, отмазывая, на минуточку, твоего Щенка. Такая позиция заслуживает определённого уважения. Кроме того, он уже не первый раз встревает, вот я и пристроил его на такую должность, где он будет находиться под моим присмотром и сможет причинить наименьший вред.
Сефирот опрокинул содержимое бокала в рот и посмотрел на часы.
- Так. Ладно. Сегодня у меня по графику свидание, поэтому если вдруг - тревога или ещё какая-нибудь неведомая шляпа произойдёт - ты знаешь, где меня искать.

-------------------------
1) «Хата» на СИЗО, набитая матёрыми уголовниками. И вдруг туда заезжает старый тощий дед. Урки интересуются: «Папаша, а тебя-то за что?» - «Дык, сынки, подлянчик я, подлянчик». - «А что такое подлянчик?» - «Хотите, покажу?» - «Давай». Дед берёт веник, макает в парашу, подходит к двери «хаты» и стучит в окошко. Когда окошко открывается, он быстро тычет туда веником. Через несколько минут дверь камеры распахивается, врываются вертухаи с дубинками и один из них говорит: «Так, дед, отойди-ка в сторону!»
2) КСУ - комплексно-силовое упражнение.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:23 | Сообщение # 5
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод четвёртый. Об актуальных проблемах реализации Хитрого Плана.


- Теперь вот такое предложение: а что, если…
- Не стоит.
- Ясно… Тогда, может быть, нужно…
- Не нужно.
- Понятно. Разрешите хотя бы…
- А вот это попробуйте.
Вам поручена эта операция, так что действуйте!
(с) «Бриллиантовая рука»

А я служу и не тужу,
А я служу и не тужу,
Хоть иногда бывает тяжко.
А вот всех чудищ перебью,
И всем на свете докажу
На что способен писарь Яшка!
(с) сл. М. Ножкина, муз. В. Шаинского,
«Песня писаря Яшки»


На следующий день ровно в 08.00 рядовой Страйф как штык стоял в кабинете Сефирота и бодро докладывал о готовности приступить к несению службы. Глаза его горели неподдельным интузизизьмом и вообще весь он излучал добросовестный кретинизм.
- Молодец, юнга, - похвалил Клауда генерал и поднялся из-за стола. - Шагом марш за мной.
Он провёл Клауда в кильдимчик для кратковременного отдыха, смежный с рабочим кабинетом, где находились топчан, рукомойник, тумба с микроволновкой и чайником, холодильник и стенной шкаф. Шкаф был доверху набит грязной посудой, немытой, должно быть, месяца три. Остатки пищи с неё надо было не смывать, а сбивать долотом. Кое-где зелёными усами устрашающе топорщилась плесень, а тарелки аж слиплись.
- Вот эту посуду всю помыть и аккуратно сложить обратно. Как закончишь - доложишь, - дал задание Сефирот, вернулся в кабинет и сел дописывать многострадальный полугодовой отчёт.
Проблема заключалась в том, что Сефирот хоть убей, не знал, каким бесполезным делом можно озадачить новоявленного писаря. Насчёт его мастерского владения письменной речью он не обольщался, так как регулярно просматривал личные дела кандидатов в СОЛДАТы и знал, каким образом сельские парни сдают вступительные экзамены по литературе. Учат наизусть пятнадцать строчек из какого-нибудь методического пособия для ленивых абитуриентов - и считай, «тройка» на экзамене обеспечена. Впрочем, некоторые пытались мыслить самостоятельно. Один из кандидатов, например, написал в сочинении на тему «Почему я хочу стать СОЛДАТом?»: «Хачу стать салдатом патаму что, есле какая падла наедет то можно будит разабраца». (Орфография и пунктуация без изменения, - прим. Автора).
Но именно в это прекрасное летнее утро Сефироту совсем не хотелось напрягать извилины. У него было очень хорошее настроение. Свидание прошло успешно. Правда, поспать удалось всего лишь три часа и он проворонил сигнал будильника, поэтому летел на работу (в прямом смысле слова) как кипятком ошпаренный, позабыв в холодильнике «кузовок» с едой. Следовательно, в первую очередь на повестке дня стоял вопрос: где, чего и как достать пожрать?
Уж чего-чего, а покушать Сефирот Винсентович любил, пусть и не в коня был корм. Хотя готовить он не умел. Точнее умел, но, как говорится, не сжёг при этом кухню - и ладно. О его кулинарных экзорцизмах ходили легенды. Так, сказывают, однажды Сефирот пытался варить рисовую кашу. Он её два часа варил и искренне недоумевал, почему каша не желает доходить до кондиции. Он то досыпал в кастрюлю крупы, то доливал воду, то наоборот отсыпал и отливал излишки. Через два часа т-щ генерал-майор вспомнил, что забыл посолить варево. В итоге, отчаявшись, он выбросил кашу в мусоропровод, позвонил в службу доставки и заказал на дом пиццу.
В другой раз Сефирот решил сварить яйца. Поставил кастрюлю с яйцами на плиту, а сам сел в гостиной чистить Масамунэ «Пемолюксом» и смотреть ура-патриотическую передачу «Служу Компании Шин-Ра!», периодически прикладываясь к бутылочке пива. Очнулся от грохота взрыва на кухне. Годами выработанные рефлексы включились раньше, чем мозг понял, что произошло. Сефирот переметнулся за диван, чтоб не посекло осколками, рухнул на пол ногами к эпицентру взрыва и закрыл голову руками. За первым взрывом последовал второй, третий, четвёртый… После пятого взрыва Сефирот начал соображать, что ни одно из известных ему взрывчатых веществ и взрывных устройств военного и промышленного назначения не производит таких специфических звуков. Он встал, пошёл на кухню и, войдя, выпал в осадок. Ибо всё - обои, мебель, окна, плита - было заляпано яйцами. На плите весело подпрыгивала обгоревшая кастрюля, вода из которой полностью выкипела.
До глубокого вечера в поте лица, чертыхаясь и кроя матом злосчастные яйца и их производителей, Сефирот отмывал кухню от последствий своей забывчивости. В тот момент фанатам представилась уникальная возможность запечатлеть кумира по пояс голым, в трениках, домашних тапках, клеёнчатом фартуке, резиновых перчатках от костюма химзащиты, а ещё с сигаретой в зубах и перекошенной от злости физиономией.
Кстати, забыть на плите чайник для Сефирота вообще было делом принципа. Поэтому, спалив пятый по счёту чайник, он отправился в магазин «Электротовары» и купил себе чайник электрический.
- Сеф, - сказал ему как-то Анджил, дружески похлопав по плечу, - ты просто найди себе хозяйственную бабу! Думаю, для тебя это проблем не составит.
Действительно, со своей внешностью Сефирот мог подцепить любую женщину, даже переориентировать убеждённую и закоренелую лесбиянку.
- Вот и именно, - поддакнул Генезис. - Сделай лицо попроще - и все красотки мира падут к твоим ногам!
Но Сефирот за красотой не гонялся. Он как никто знал, что красота - не столько дар, сколько проклятие. Ему действительно нужна была простая хозяйственная баба, согласная терпеть его армейские замашки, скверный характер и чёрный, далеко не всегда безобидный юмор.
- Ген, вообще-то я надеюсь, что меня полюбят не за смазливую рожицу и боевые заслуги, а за мой о@уенно богатый внутренний мир, - желчно процедил Сефирот, дав понять, что считает тему исчерпанной.
Стоило подумать о Генезисе, как на свет божий вылез его папаша. Точнее как, вылез… По местной линии позвонил профессор Ходжо и спросил прямым текстом:
- Рапсодос у тебя?
- Нет, - равнодушно ответил Сефирот, не отрываясь от монитора. - Он третий день в законном отпуске. А с какой целью интересуешься?
Вопрос он задал скорее по инерции, нежели из праздного любопытства. Ему сейчас было не до Генезиса. Ему надо было рожать предложения в протокол совещания при президенте Компании Шин-Ра, а его фантазия иссякла на фразе: «Принять меры по активизации работы...»
- У меня тут Холландер. Спрашивает, где Генезис. Тот не отвечает на звонки и пропустил плановый медосмотр.
- Не знаю, чем могу ему помочь. Пусть вертится сам. Сходит к Генезису домой, например.
- Говорит, ходил уже. Дверь никто не открывает.
- Я, честно, не улавливаю суть проблемы. Генезис наверняка готовится к конференции в МПИ, поэтому и на звонки не отвечает.
- Но дверь-то никто не открывает!
- Ты предлагаешь мне её взломать? - огрызнулся Сефирот, который вроде бы поймал нужную мысль, но не успел её увековечить из-за бессмысленной болтовни с Ходжо. - Так это не по моей части. Пусть обращается к Туркам.
- Я тебя понял, я тебя услышал, - пробубнил Ходжо и сыграл отбой.
Из кильдимчика показался рядовой Страйф. Доложил, что вся посуда вымыта и сияет, как у кота - принадлежность.
- Отлично, - резюмировал Сефирот, полез в карман брюк и вытащил пачку гилей. Отсчитал пятихатку и вручил Клауду. - Теперь марш до ларька и купи какой-нибудь съедобной еды.
После истории с отравленным компотом Сефирот оббегал офицерскую столовую по широкой дуге.
Клауд отправился выполнять приказ, а Сефирот, откатившись в кресле к окну, скрестил руки на груди и глубоко задумался. Как ни пытался он абстрагироваться от текущих бытовых моментов, а слова Ходжо крепко засели в его мозгу. Генезис на звонки не отвечает, дверь не открывает… Странно это, странно это (с). Рапсодос - не тот человек, чтобы эпатировать публику своим якобы затворничеством. Неужто и впрямь зубрит предмет? Но в такую покладистость Генки Сефирот не верил…
…Явился рядовой Страйф. Принёс чёрный хлеб, ливерную колбасу, майонез и пачку пельменей. Сефирот взял пачку пельменей двумя пальцами за краешек, приподнял над столом и с ангельской улыбкой на устах вопросил, что Клауд намеревается сделать конкретно с ними?
- Я не подумал, - честно сознался тот.
Сефирот бросил ему пельмени. Клауд поймал.
- Тогда быстро думай, на раздумья даю час.
- Так точно! Разрешите идти?
- Разрешаю.
Клауд со всех ног помчался на Третье КПП, где под каким-то левым предлогом выцыганил у дневальных электрический чайник. Далее он перебазировался в мужской туалет, набрал в чайник воды, высыпал в него пельмени и включил в сеть. Как только вода закипала и чайник автоматически отключался, Клауд отщёлкивал кнопку «On» и запускал процесс по новой.
…Когда пельмени сварились, Клауд приволок чайник Сефироту.
- Надо же, догадался, - слегка удивлённо заметил тот. - Ладно, накрывай стол на две персоны, а после обеда у меня для тебя будет партийное задание.
Пока Клауд налаживал на стол, Сефирот вышел на балкон и позвонил Анджилу.
- Андж, Генка с тобой?
- Ты прямо мысли мои читаешь! - обрадовался Хьюли. - Вот только что хотел тебе позвонить и спросить о том же. Нет, последний раз я видел его позавчера, когда он рапорт на отпуск подписал. И ведь он до сих пор за отпуск не проставился. Это на него совсем не похоже.
Странности в поведении Рапсодоса не переставали удивлять. Потому что за отпуска, звания и днюхи тот проставлялся всегда, не откладывая дело в долгий ящик. При всех своих многочисленных недостатках Генезис не был сквалыгой и армейские ритуалы соблюдал неукоснительно.
- Холландер говорит, что он дверь кубрика не открывает.
- Холландер истину глаголет, - подтвердил Анджил. - Я тоже к Генке ходил. И стучал и звонил. Даже пробовал запасным ключом открыть. И знаешь что: дверь заблокирована. Либо он код сменил, либо моя ключ-карта размагнитилась, либо… ну, я не знаю…
- Может, валяется пьяный в дребадан? - предположил Сефирот, хмурясь. Таинственное молчание Генезиса начало слегка его настораживать.
- Не думаю, - откликнулся Анджил. - Генка не пьёт в одиночку, ты же знаешь.
- А телефон?
- Вчера ещё вызов шёл, а сегодня уже недоступен.
- Тогда, может, он у подружки?
- Вот это ближе к истине, - согласился Анджил. - Но если так - значит, он у неё на хате зависает. Вопрос только, у какой подружки и на какой хате, потому что всех его связей я не знаю. Как узнать?
Анджил не лез в личную жизнь Генезиса и теперь проклинал себя за преступную близорукость и непредусмотрительность. Он как квочка-наседка кудахтал над другом детства, вообразив, что должен оберегать его от всяческих жизненных напастей, с которыми Генка, конечно же, не справится в одиночку. То, что Генезис Рапсодос - взрослый совершеннолетний мужик и звание полковника ему присвоили не за красивые глаза, Анджил благополучно упустил.
Сефирот же в извечной диалектике белок и бобров всегда принимал сторону бобров. Может быть, он и был слегка упоротым воякой, но умом и сообразительностью природа его не обидела. Он сразу смекнул, что с конференцией по физике «не всё однозначно» ™; Генка, скорее всего, просто перехитрил сам себя и теперь отсиживается в подполье, изобретая план, как соскочить с минимальными потерями. Честное слово, если бы Сефироту сказали, что через десять дней ему предстоит прилюдно изложить доклад по предмету, в котором он разбирается примерно как чокобо в жемчуге, он бы сразу в запой ушёл. И трезвым бы на конференции не появился.
Однако ситуация приобретала совсем иной окрас, если с Генезисом действительно произошло ЧП. Потому что за потери средь личного состава в мирное время Сефирот отвечал в дисциплинарном порядке, а Хайдеггера и президента не волновало, что он один чисто физически за всей этой камарильей не уследит. Ну не вешать же на каждого СОЛДАТа веб-камеру и GPS-трекер!
Поэтому Сефирот решил на всякий пожарный подстраховаться.
- Есть одна мысль. Я тебе перезвоню.
Следующий звонок т-щ генерал-майор сделал Ценгу.
- Здравия желаю, тащ без пяти минут подполковник. Когда будем «звёзды» «обмывать»?
- Когда приказ с кодификации вернётся и Генезис за свой отпуск «поляну» накроет. Мы договорились вместе с ним скооперироваться.
- Тогда ты ещё успеешь полкана получить, потому что Генезис потерялся… где-то на оперативных просторах... Я потому тебе и звоню. Нужна детализация его телефонных переговоров с привязкой к базовым станциям за последнюю неделю и видеозаписи с камер АПК «Безопасный город» за прошедший понедельник в районе политеха. Сможешь оформить?
- Ну, тащ генерал-майор, ты задачи ставишь… Ладно, сделаю. Завтра утром тебя устроит?
- Вполне. Ах, да, Ценг. Если в детализации будут незнакомые номера - пробей абонентов.
- Хорошо. Как будет готово - я тебе наберу.
Тут Сефирот обратил внимание, что Клауд стучит в балконную дверь. Мол, кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста (с). Пока Сефирот чесал язык, исполнительный «дух» разгрёб завалы на письменном столе, аккуратно переместил макулатуру на подоконник, застелил столешницу черновиками и умудрился оформить дастархан по высшему разряду, как будто всю жизнь работал официантом в элитном ресторане. Сказалась привычка к походной жизни, когда завтрак-обед-ужин зачастую состоял только из вутайской лапши быстрого приготовления.
- Тащ генерал-майор, разрешите вопрос? - спросил Клауд, когда прожевал первую порцию пельменей.
- Задавай.
Даже известие о пропаже Генезиса не испортило Сефироту настроения. Всё-таки свидание было очень, очень удачным!
- А какое партийное задание вы мне дадите после обеда?
- Возьмёшь журнал, тетради и планы-конспекты и будешь восстанавливать лекции по служебной и морально-психологической подготовке. За полгода. В отдельную тетрадку законспектируешь все распоряжения президента и Департамента Общественной Безопасности.
Глаза рядового Страйфа - и без того большие - вообще сделались размером с канализационные люки. Как он пельменями не поперхнулся - загадка.
- А вам-то они зачем? - удивился он, позабыв о субординации.
- Спроси нашего замечательного Отто Юльевича, - вздохнул Сефирот и вонзил вилку в очередной пельмень с таким остервенением, словно это был глаз Хайдеггера.
Когда Сефирот ел - он всегда добрел, ибо путь к сердцу генерал-майора Кресцента лежал через желудок. После истребления всех пельменей настал черёд бутербродов с ливерной колбасой и майонезом и Клауд, видя, что командир источает благодушие, расслабился и заметно повеселел.
- Скажи мне, - вдруг спросил Сефирот, - ты на@уя в пехоту попёрся? Жить прискучило?
Конечно же, он сразу запросил в УРЛС личное дело Страйфа. Просто его ещё не подняли из архива.
- Вообще, я хотел поступить в СОЛДАТ, - признался Клауд. - Но нужного количества баллов не добрал и пошёл в пехоту.
- Ясно всё с тобой, жертва имперской пропаганды, - усмехнулся Сефирот. - На какой ролик хоть повёлся, если не секрет?
- На тот, где вы на вагоне бронепоезда едете. Выглядело круто!
- И снималось, чтоб ты знал, в павильоне с зелёным экраном.
- Я так и понял, - спокойно заметил Клауд, пододвигая к себе чашку чая. - Потому что вы стояли на вагоне в полный рост, а железнодорожные пути на том участке электрифицированы. Напряжение в сети - двадцать пять киловольт. Пробивное напряжение по воздуху, в среднем - семьдесят сантиметров. Если бы вы реально стояли на том бронепоезде - до следующей станции вы бы доехали с хорошо прожаренной хрустящей корочкой.
В этот момент Сефирот впервые подумал: «А салобон не так-то прост, умеет рассуждать логически…» Поэтому даже фамильярный тон и некоторую наглость он Клауду простил. До первого залёта, разумеется.
- Возможно. Но ты откуда знаешь?
- А я единственный мужик в семье. Поэтому всю электрику дома лично перебирал.

Тем временем на другом краю Мидгара в трущобах под Плитой на конспиративной квартире, снятой за символическую плату, Генезис радостно потирал ладони:
- Всё, дело в шляпе. Главное, чтобы Сефирот долго не тележился. А то у него сейчас отчёт, ему ни до чего другого дела нет.
- Подождём до вечера и если он не начнёт тебя искать – я сам к нему схожу, - сказал Холландер.
- Э, нет, - живо возразил Генезис. – Идти к нему как раз не надо. Когда он врубится в криминальную подоплёку моего исчезновения, он сам к тебе придёт. И хорошо, если без Турок…
- В смысле? – насторожился Холландер.
- А то я Сефа не знаю… Не такой уж он пуленепробиваемый вояка. Да у него уже к вечеру будет мой билинг (1) и он увидит звонок тебе аккурат в день моего исчезновения. Поэтому нам надо придумать версию, зачем я тебе звонил и приезжал.
- Как он узнает, что ты ко мне приезжал?
- Я ехал к тебе на лепездричке, а там в каждом вагоне и на каждой станции камеры понатыканы, - терпеливо разжевал Генезис. – В «дежурке» транспортной полиции записи с камер хранятся в течение месяца. Поэтому мои перемещения быстро отследят. А вот когда я от тебя уходил – я нарочно под камерами прогулялся, чтобы все видели, что я вышел от тебя на своих ногах и без видимых телесных повреждений. А потом уже свернул туда, где их нет... Так что мои следы потеряются на выезде из Седьмого сектора. Но имей в виду. Если Сеф начнёт меня разыскивать официально и обратится к Туркам - через сутки после его обращения будет возбуждено уголовное дело по статье «Убийство», потому что каждая «потеряшка» изначально рассматривается, как потенциальная «мокруха».
Генезис был прирождённым сыщиком и разведчиком - с острым аналитическим умом, феноменальной памятью, редкостной изобретательностью и умением выстраивать безупречные оперативные комбинации. Изначально руководство планировало направить его для прохождения службы в отдел Турк, но с Рапсодосом приключилась та же беда, что в своё время - с Клаудом Страйфом: после ПФЛ и «детектора лжи» его признали негодным к службе в данном подразделении. От Турок требовалась безукоризненная лояльность режиму, а Рапсодос лояльным не был. «Выражаясь простым языком: смутьян, причём опасный и непредсказуемый, - подвёл черту штатный психолог, проанализировав результаты тестов. – Он, кажется, в отдел СОЛДАТ хочет? Ну, так отправьте его туда, пусть там шею свернёт… желательно себе, конечно».
- Есть слабое звено, - сыпал Генезис соль на холландеровы раны, - консьерж в твоём доме. Его обязательно найдут и допросят по всем правилам. Когда я к тебе пришёл, он сказал мне, - тут Генка закрыл глаза и процитировал на память: - «Если вы к доку Холландеру, то имейте в виду: он велел никого не пускать». А я ответил: «Всё в порядке. Он меня ждёт». Нам надо придумать, с какой целью ты меня ждал.
- Думаешь, он вспомнит? - фыркнул профессор.
- Вспомнит, - убеждённо ответил Рапсодос. - У Турок на допросе раскалываются все без исключения. Поверь мне. Я видел, как они работают. И ты, кстати, готовься, что тебя будут очень жёстко прессовать. Далее. Нам нужна экстренная связь. Поэтому внимательно слушай и запоминай инструкции. Я тебе даю пару касарей. Сперва ты идёшь в ближайший подземный переход и на один касарь берёшь две б/ушные мобилы. Лучше - в разных точках. Потом идёшь в ближайший притон, цепляешь двух алкашей с паспортами и оформляешь на них две сим-карты. Каждому отстёгиваешь по пятихатке. Одну мобилу оставляешь себе, вторую отдашь мне. Когда тебя вызовут на допрос - эту мобилу оставишь в тайнике вне дома, потому что тебя могут держать в отделе, а тем временем приедут и сделают на хате обыск. Если к тебе вдруг нагрянут с обыском, когда ты дома - дверь не открывай. Пока будут ломать дверь - смоешь мобилу в унитаз. Всё понял?
Холландер был восхищён. Нет, что бы там ни бухтел покойный Фаремис Гаст по поводу бесперспективности «Проекта G» - он считал Генезиса венцом творения. Само совершенство! Стратегического мышления ему немного недостаёт, поэтому в военном деле он неизбежно проигрывает Сефироту, но полководческий талант - дело наживное...
- Никаких СМС-сообщений с той мобилы не отправляй, - продолжал Генезис. - Или стирай исходящие сразу после отправления.
- Так может, мне проще вообще с квартиры съехать?
- Ни в коем разе. Это будет смахивать на бегство. Далее. Ты «хвост» «обрубать» умеешь?
- Чего-о?
- Понятно. Тогда перед встречей звонишь мне, я говорю тебе адрес явки. Приходишь туда, а я из засады любуюсь, не привёл ли ты «наружку». Телефон для связи на встречу не берёшь, потому что в любой момент тебя могут задержать и обыскать. Если в течение получаса я к тебе не подойду - рулишь домой, так как это будет означать, что либо я «наружника» «срубил», либо я слежку не заметил, но предполагаю, что она есть.
От такого обилия специфической информации у Холландера начал необратимо опухать мозг. Он уже пожалел, что согласился потрафить любимому «сынуле», но на какие только жертвы не пойдёшь ради науки! Если Генезис объедет Сефирота и Турок по кривой - можно сразу в бухгалтерию за премией приходить.
Однако эйфория не помешала профессору сохранить критическое мышление.
- Последнее предложение слегка неяснО. Неужели ты можешь в какой-то момент быть стопроцентно уверенным в отсутствии слежки?
- Если только за тобой не шпионят со спутника, - честно ответил Рапсодос. - Но со спутника за тобой шпионить не могут, так как бюджетные средства, выделенные на строительство космодрома «Западный», Палмер попилил со своими аффилированными структурами. Поэтому его ещё лет десять будут строить. А оперА в толпе быстро вычисляются. У меня глаз намётан.
В теории выкладки Генезиса выглядели красиво, но на практике книжный червь Холландер, абсолютно чуждый оперативной составляющей, при неудачной явке в притон рисковал получить мзды. И ладно, если просто кулаком в торец, а если ножичком промеж рёбер или битой по черепу? В душу профессора закралось подозрение, что Генезис его банально эксплуатирует, загружая самой чёрной, грязной и неблагодарной работёнкой. Такая расстановка сил и средств была вполне в духе Рапсодоса: на чужую шею сесть и ноги свесить. Он умел мастерски самоустраняться от должностных обязанностей, перелагая всю ответственность на коллег. Природный талант, не иначе. И Холландер мысленно спросил себя: а нужны ли ЕМУ лично подобные головняки? Наверное, нет. Но ради науки… На какие только жертвы не пойдёшь в стремлении утереть нос самодовольному упырю Ходжо! Мысль о Ходжо придала Холландеру бодрости и он отправился выполнять поручение.
…Вкратце подводя итоги: Сефирот отложил оперативно-розыскные мероприятия до следующего утра, а Генезис стал думу думать, какие улики можно подкинуть компетентным органам в доказательство того, что его пропажа - результат чей-то преступной деятельности, а не страх перед конференцией.
…Трущобы под Плитой были идеальным местом для проживания инкогнито. Местный электорат, озабоченный ежедневным процессом борьбы с окружающей средой, не проявлял излишнего любопытства к гастролёрам. Гораздо больше его беспокоили монстры, водящиеся тут в изобилии. Но беспокоили, скорее, в гастрономическом плане. Рыночные цены на мясо кусались, как нибельхеймские шерстяные волчары, поэтому жирный, упитанный монстр, заруливший в жилые кварталы с невинной целью прихарчиться, вполне мог закончить день частично на шампуре, частично - в разных кастрюлях. Пока Генезис наводил в своём временном пристанище порядок (предыдущие квартиранты оставили после себя лёгкий бардачок-с), он успел полюбоваться, как шайка местной гопоты лихо расправляется с брандашмыгом при помощи простейших подручных средств - дреколья, бензопилы, цепей, заточек и кастетов, усиленных контрафактной материей. В первом раунде у Генки просто руки чесались - так хотелось выйти и помочь ребятам. Потом он увидел, что ребята и без него прекрасно справляются. В итоге монстр был повержен. Гопнички с шальным улюлюканьем подцепили его крюком за хребет и уволокли в ближайшую подворотню. Волочащаяся туша оставляла на разбитом асфальте типа Б марки 2 жирный алый след, на который тотчас слетались плотоядные мухи и осы. Дальнейшая судьба «дичи» осталась неизвестной, и Генезис дал зарок не покупать самсу, беляши и чебуреки в окрестных ларьках. Мало ли, какое там мясо. Хотяаа… С точки зрения непривередливого СОЛДАТа или оперуполномоченного - абсолютно неважно, чьё мясо окажется в беляше производства трущобной системы общепита. Лишь бы оно не своей смертью умерло. На фронте Генезису доводилось потреблять такое, от чего в мирное время желудок среднестатистического партикулярного гуманоида выворачивало наизнанку.
Закончив уборку, Генезис вынул из холодильника бутылку пива, развалился на диване «с ногами» и щёлкнул кнопкой «Вкл» пульта дистанционного управления телевизором. По первому каналу транслировали какое-то скучное и пошлое ток-шоу. Участники дебатов с пеной у рта поливали друг друга словесными помоями. Генезис поморщился, пролистал программы. Но в эфире царила лютейшая тоска. Тогда он отключил ТВ, бросил «ленивчик» на диван и вышел на балкон подышать свежим воздухом.
Райончик хоть и был безблагодатным, но обладал неуловимым шармом. Старинной затхлостью и уймой преступлений в далёком прошлом веяло от аварийных времянок-инсул с подслеповатыми окнами, балконами, загруженными всяческим хламом и торчащими на крышах допотопными телевизионными антеннами. Облупившиеся фасады домов были густо залеплены стихийно установленными тарелками спутникового ТВ и кондиционерами. Во дворах-колодцах каменных джунглей раздавался весёлый гвалт детворы, лай собак, гневные окрики мамаш, стук плашек домино и громкий переливчатый напев автомобильных клаксонов. Пыльный самум гнал по мостовой обрывки газет и другой лёгкий мусор, заворачивал его в трубу маленькими смерчами, вздымал в воздух и разбрасывал во все стороны. Прямо по курсу открывался изумительный вид на заброшенную церковь с местами провалившейся крышей. На глазах Генезиса из церкви вышла молодая симпатичная девчушка с длинной рыжевато-русой косой, облачённая в короткий цветастый сарафан и босоножки. Голову её украшал пышный розовый бант. В руках она держала корзину цветов, прижимая её к себе бережно, как величайшую ценность.
«Симпатишная, - машинально отметил Генезис, делая очередной глоток. - А чёлка - прямо как у Сефа...»
Подумав о Сефироте, он мысленно выругал сам себя. Нашёл, с кем сравнивать барышню!
Барышня тем временем двинула стопы на юго-запад по только ей одной известной траектории. Генезис провожал её взглядом до тех пор, пока она не скрылась за углом дома на перекрёстке, после чего вновь вернулся к философскому созерцанию пейзажа.
«Сефу бы понравился антураж», - подумал он и с сожалением посмотрел на практически пустую бутылку. Мало взял.
А с чего он вдруг озаботился тем, что может понравиться Сефироту? Какое ему вообще есть дело до симпатий/антипатий Сефирота?
О том, что весь этот бл@#ский цирк с политехом и якобы похищением затеян именно ради привлечения внимания Сефирота, Генезис старался не думать…

---------------------------
1) Билинг - жаргонное наименование детализации телефонных переговоров с привязкой к базовым станциям.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:29 | Сообщение # 6
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод пятый. Литовский народный праздник. Part one.


- Папа, я давно хотел тебе сказать.
Я… у меня… проблемы с женщинами.
За столом воцаряется гробовая тишина.
Все затаили дыхание.
- Ну и что? - гаркает Гермес. - У всех
проблемы с женщинами. Нет ни одной
женщины, которая не создавала бы
проблем. Что за глупое слово - проблемы!
Во Франции миллионы женщин. Хотя бы
с одной у тебя не будет проблем.
С одной-то ты сможешь, а?
(с) Сюзан Кубелка,
«Мадам придёт сегодня позже»


- Нет, военный - это не профессия.
Это половая ориентация…
(с) «ДМБ»

- В походную колонну! Повзводно! Первая шеренга - прямо, остальные - напра-во! Правое плечо вперёд! Шагоо-о-о-м марш!
В такие моменты Руфус Шин-Ра Сефиротом просто любовался.
…Руфус Шин-Ра был единственным наследником мега-корпорации, захапавшей 90% обитаемых земель на Планете. Руфус был молод, хорошо воспитан, умён, энергичен и внешне весьма недурён собой. Он получил блестящее образование, за которое в своё время его отец выложил просто грабительскую сумму. У него был отлично подвешен язык. У него был нюх на наживу. Несмотря на молодость, он в полной мере соответствовал занимаемой должности вице-президента и ещё ни разу не подписался на убыточный прожект. Руфус был душой компании: весёлый, остроумный, эрудированный, знающий все последние новости политики, экономики, культуры и спорта. Он с любым человеком мог найти общие темы для разговора и оживить самую скучную беседу. При этом он был дипломатичен и держался безукоризненно вежливо даже с людьми, вызывавшими у него искреннюю антипатию. А ещё Руфус был бережлив и умел считать деньги. Одним словом: сокровище, а не человек.
У Руфуса Шин-Ра был лишь один недостаток: он никак не мог осчастливить папу наследником. Годы неумолимо шли, президент, как бы выразиться помягче, не молодел, а Руфус не спешил окольцеваться.
- Я не тороплюсь, - уклончиво отвечал он на все расспросы друзей и коллег.
Отец уже прямым текстом намекал, что хватит гулять холостяком. Пора бы подумать о семейной жизни. Руфус неизменно отвечал, что ещё не встретил женщину своей мечты, с которой рискнёт связать себя брачными узами.
- Не встретил? Ну так я тебе помогу, - сказал папа и с тех пор несчастного Руфуса усиленно знакомили с самым завидными невестами из богатых семей, с которыми президент поддерживал общение. В гости к Шин-Ра моментально зачастили супруги бизнесменов, политиков и олигархов с дочками на выданье. На каждом светском рауте папаша навязывал Руфусу общество очередной потенциальной жены. Тот мужественно терпел издевательства, стараясь делать не сильно скучающее лицо, но сбегал под первым же благовидным предлогом. Хотя среди гипотетических невест попадались весьма симпатичные и неглупые девушки, ни одна из них не впечатлила его настолько, чтобы сменить ориентацию.
Папа о тайных пристрастиях сынули не знал, ибо не мог тот открыто признаться в голубизне небесной. Боялся, что старик вспылит и в лучшем случае его кондрашка хватит. В худшем же Руфус лишится наследства, на которое у него имелись далеко идущие планы. Папа периодически намекал, что рассматривает некого перспективного кандидата на должность любимчика и Руфус понимал, что речь идёт о Лазарде Дойсерикусе - внебрачном сыне президента. Намёки его, конечно, удручали, так как в один прекрасный день грозили перерости в ультиматум, но и ненавидеть Лазарда он не мог. Потому что исполнительный директор СОЛДАТ ему нравился в сексуальном плане.
Руфус предпочитал блондинов.
Кстати, Сефирот тоже был блондином... Поэтому г-н вице-президент долго думал, кого обольстить в первую очередь: Лазарда или Сефирота. А поскольку его думы слишком затянулись, брателла успел нанести коварный удар ниже пояса: женился. Причём женился по залёту. То есть не оставил сомнений в своей способности к воспроизводству человеческих личинок. А его прехехе оказалась из числа тех девиц, которых Артур Шин-Ра пытался скрестить с Руфусом. Пан директор был мужичок ушлый и неразборчивый в средствах. Коли он поставил перед собой задачу пролезть в высшее общество, то вовремя сориентировался и быстро подобрал то, от чего отказался младший брат.
Поэтому оставался единственный вариант: Сефирот.
Руфус Шин-Ра не порол горячку. Руфус Шин-Ра был умён, стратегичен и умел ждать. Он понимал, что такая проблема, как совращение Сефирота, с кондачка не решается. Потому что генерал-майор Кресцент был чертовски аккуратным типом. Он не давал поводов для пересудов, не лез в чужие интриги и не затевал собственных, не примыкал ни к одной из враждующих группировок в верхушке Компании и вообще старался держаться особнячком. А когда его пытались в интриги втянуть - мастерски включал дурака. Понимал, что интриган из него, как из дерьма - пуля. А его личная жизнь вообще была тайной за семью печатями. Поэтому прежде, чем загнать Сефирота на флажки, Руфус решил досконально прошерстить его досье. Как известно, Турки на всех собирали компромат. И на Сефирота - тоже.
…Досье Сефирота оказалось тощим, как паспорт и малоинформативным. Поэтому после ознакомления с ним у Руфуса появилось больше вопросов, чем ответов. И тогда он решил навестить бывшего главу отдела Турк Вельда и пошептаться с ним по-дружески. Ибо: а) Вельд знал Сефирота ещё пацаном; б) Вельд при увольнении много секретной информации с собой унёс, хоть и всячески отрицал сие.
После увольнения из «Шин-Ра» Вельд устроился начальником службы безопасности в какое-то мелкое ООО, занимающееся строительно-монтажными работами. Руфус всегда ценил его как сотрудника умного и компетентного и продолжал поддерживать с ним дружеские отношения. Кстати, именно он убедил отца дать Вельду возможность уволиться по собственному желанию, а не по отрицаловке. Поэтому в один чудесный летний день Руфус созвонился с Вельдом, они обсудили место и время стыковки и, когда подошёл час «Х», Шин-Ра-младший сложил в портфель бутылку элитного вискаря, балык, красную рыбу, банку паюсной икры и лаваш и повелосипедил на встречу.
Естественно, Руфус не стал раскрывать карты и сказал лишь, что перед занятием президентского кресла ему необходимо заручиться активной поддержкой Сефирота. Что? Не-не, он батю не подсиживает. Всего лишь готовит почву заранее. Ведь когда-то же он станет презиком, верно? Да, ему необходимо полное и безоговорочное доверие Сефирота. Но они… как бы сказать помягче… не общаются. Вообще. Никак. От слова «совсем». Не могут найти общий язык - это раз. Сефирот категорически не идёт на контакт - это два.
- А от меня-то ты чего хочешь? - искренне удивился Вельд.
Нет, балык и прочее он заценил. Просто не мог понять, куда молодой Шин-Ра клонит.
Руфус сцепил пальцы под подбородком и сделал слегка печальное и умиротворённое лицо.
- Я надеялся, ты мне подскажешь направление, в котором следует работать. Чем можно поддеть Сефирота? На что он падок? Как заслужить его доверие? Или его только силой можно принудить?
- А, так бы сразу и сказал, - хмыкнул Вельд, разливая виски в стопки. - Ну, исходя из личного опыта, отмечу, что нагнуть Сефирота практически невозможно. Тактика террора и запугивания на него не действует, он только злее становится.
- Шантаж?
- Нечем шантажировать. Взяток не берёт, решаловом не занимается. Такое впечатление, что деньги его вообще не интересуют, работает чисто за идею.
- Порочащие связи? Был?
- Может и был, но не замечен.
- Совсем?
- Ну, на фронте крутил любовь с санинструктором. - Вельд неожиданно повеселел и расплылся в широчайшей голливудской улыбе. - Если это можно считать порочащей связью.
Руфус, было, встрепенулся, но от следующей фразы вновь поник.
- Так самое интересное, что она была лет на пятнадцать его старше и страшная, как моя жизнь. Мы их прозвали «Красавец и Чудовище». И да - ты будешь смеяться, но это Сеф за ней бегал. А она сперва давала ему от ворот поворот, чтобы не портить мальчику карьеру. Куда там! Он её осаждал, как форт Тамблин! В итоге мне даже шифровка прилетела из Научного Департамента послеживать за ними в оба, чтобы не подженились тайком.
- И? - Руфус вопросительно приподнял брови.
- Закончилось всё не очень хорошо, так как подразделение, в котором она была, случайно, как всегда, - Вельд не без яда в голосе акцентировал фразу «случайно, как всегда», - накрыли огнём свои.
- Я так полагаю, - кисло процедил Руфус, - «стрелочника», который отдал приказ, потом не нашли.
- Да нет, нашли, - откликнулся Вельд. - Правда, не сразу опознали. Насекомые и хищники успели над ним поработать. А вутайцы в тех краях не шкодили, это факт… Но поскольку доказательств причастности Сефирота к смертоубийству не было, списали всё на боевые потери.
- То есть Сефирот отомстил за свою подружку?
- Это не более чем мои предположения. Никто его с поличным не поймал.
- А заказ «сверху» накрыть подразделение огнём был?
- Честно? - Вельд вперился в Руфуса прямым, немигающим взглядом.
- Да.
- По моей информации был. Но поступил, минуя Хайдеггера, непосредственному исполнителю.
- То есть Хайдеггер был не в курсе?
- Конечно. Да он бы зассал такую команду отдать. Нашли идиота, что-то пообещали ему, ну и…
- А кто отдал приказ?
- Вот этого я тебе не скажу. Не знаю.
Вельд, очевидно, знал правду, но по каким-то своим соображениям не хотел делиться информацией с Руфусом. Однако тот и без его откровений всё понял. Приказ уничтожить своих мог отдать только президент лично. И фатальный залп предназначался именно санинструктору. Остальным же просто не повезло оказаться рядом. Но зачем президенту жертвовать бойцами ради одного человека? Потому что Герой Войны, Лучший из Лучших, «лицо» и самый узнаваемый брэнд Компании Шин-Ра делает работодателю антирекламу, путаясь со страховидлой плебейского происхождения, которая ему почти в матери годится? Руфус не видел логики в отцовском решении. Он считал, что можно было переключить внимание Сефирота на более привлекательный объект. Или просто подождать. Натешился бы он со своей зазнобой и бросил. Нет же, Компания с деликатностью бахамута в посудной лавке решила переть напролом! Мало того, что огромное количество ни в чём не повинного народа положили почём зря, так ещё и сработали на редкость топорно. Кстати, Руфус сомневался, что именно Сефирот убил «стрелочника». По той простой причине, что тот не разменивался на мелкую месть, умел мыслить стратегически и от смерти исполнителя в перспективе не мог поиметь абсолютно никакого профита. Напротив, Сефирот должен был оберегать его как источник ценнейшего компромата, чтобы добраться до верхушки заговора. Скорее, постаралась Компания, ликвидировав опасного свидетеля прежде, чем тот успел слить Сефироту имя заказчика. А слухи о причастности Кресцента к убийству - это такой своеобразный посыл ему: начнёшь залупаться - повесим на тебя труп, так как у тебя был мотив. Дальше сам домыслишь: трибунал и срок. Срок будешь мотать в лабораториях Научного Департамента. То, что Сефирот намёк понял и выводы сделал – не подвергалось сомнению, потому что с этого момента он и начал усиленно шифроваться.
- Не вижу логики. Не вижу смысла. – Руфус озвучил свои мысли вслух.
- Да, мутная история, – согласился Вельд. И вздохнул скупо и печально, покачав головой: - Эх. Батяню жалко…
- М?
- Майора Гейнсборо, который командовал тем отрядом. «Погоняло» у него было - Батяня. Во-о-от такой был мужик! - Вельд оттопырил большой палец правой руки. - Умница. Спокойный, как удав. На удивление адекватный для военного. Бессеребренник. Подчинённых никогда не подставлял. Все его уважали. Обиднее всего, что он сразу после задания должен был убыть в отпуск. Так его и похоронили в братской могиле с отпускным удостоверением в нагрудном кармане гимнастёрки.
- Мда… - Руфус задумчиво повертел в пальцах полную стопку. - Ну, тогда третий тост - не чокаясь. Помянем Батяню и всех остальных.
Выдохнули.
Выпили.
Ещё раз выдохнули.
Закусили.
- Хорошо дерёт… Жена его ещё на фронт приезжала, - задумчиво продолжал Вельд, зажёвывая виски балыком. Видать, пробило на лирику. - Разбираться: что, где, как, почему и кто допустил. Очень активная дама. И очень неглупая, к сожалению...
- Почему «к сожалению»? - просипел Руфус, цепляя вилкой кусок рыбы.
- Потому что сразу смикитила, где багриск зарыт и начала задавать каверзные вопросы. Честно, я боялся, что её тоже где-нить под кустом по тихой грусти прикопают. Но удалось её убедить, что имела место фатальная ошибка наводчиков, не связанная с преступной халатностью и прямым умыслом. Вроде проканало... Так, - внезапно спохватился Вельд. - Что мы всё о грустном да о грустном? Ты спрашивал, чем можно заинтересовать Сефирота?
- Точно! А то мы слегка отдалились от темы.
- Я думаю, вовлечённость в какой-либо рабочий процесс - как раз то, что может его вдохновить.
- В смысле? Расшифруй.
- Ты можешь замутить проект с привлечением сил и средств отдела СОЛДАТ. Очередную рекламную кампанию для призывников, например или съёмки учебных фильмов.
- Осталось лишь придумать такой прожект, - хмыкнул Шин-Ра-младший, - и убедить отца его профинансировать. Покамест ничего в голову не приходит, но за идейку спасибо преогромнейшее… Обмозгую этот вопрос на досуге.
- Не за что! Обращайся, всегда рад помочь. И - да. Открою маленький секрет. Никогда не решай вопросы с голодным Сефиротом. Сперва его надо хорошенько накормить. Ибо сытый Сефирот - сговорчивый Сефирот.
- Серьёзно? - удивился Руфус. - Вот бы не подумал… А что он предпочитает?
- Без понятия. Сметает со стола всё, что можно съесть. Так что выбор ограничен только твоей буйной фантазией.

Руфус вышел от Вельда, задумчиво почёсывая маковку и размышляя, каким образом можно накормить Сефирота. Перед его мысленным взором возникла психоделическая картина: Сефирот в слюнявчике сидит за столиком, расписанным под хохлому, а Руфус кормит его манной кашей с ложечки. При этом руки генерала надёжно зафиксированы за спиной при помощи специального средства «наручники БРС-2 (оцинкованные)».
Г-н вице-президент вынужден был дать себе пощёчину, чтоб изгнать видение.
Если б можно было заманить Сефирота к себе домой! Но нет, рано пока. Ещё поймёт неправильно… В смысле, поймёт правильно, просто Руфус не хотел, чтобы намёк получился таким толстым и скоропалительным.
Может, провернуть трюк с деловой встречей в ресторане? Тогда надо для отвода глаз приглашать ещё кого-нибудь, чтобы деловая встреча не смахивала на любовное свидание. Хм. А кого третьим позвать? Скарлетт? Не вариант. Во-первых, она сама Сефироту глазки строит, эвон как липла к нему на новогоднем корпоративе. Во-вторых, если пригласить Скарлетт, то всё, о чём они будут беседовать, в тот же день станет известно президенту. Позвать Ценга? Вот этот точно явится, заряженный спецсредствами по самые гланды, в сопровождении группы наружного наблюдения, залегендированной под посетителей и работников ресторана. К тому же Сефирот и Ценг - представители двух тесно взаимодействующих силовых ведомств со схожими функциями. И у обоих - профессиональная деформация в полный рост. Они быстро присядут на одну волну, начнут обсуждать какие-то свои дела с активным использованием военно-полицейского жаргона и забудут про Руфуса.
А если пригласить Рива Туэсти? Он лишнего болтать не будет, беседу поддержать сможет, да и с Сефиротом вполне по-дружески контактирует. Главное, заткнуть его вовремя, если начнёт жаловаться на косяки подрядчиков, проектный институт, завышающий сметы и инженеров по надзору за строительством, которые взятки берут и закрывают глаза на ненадлежащее выполнение работ.
На кандидатуре Туэсти Руфус и решил остановиться. Оставалось найти веский повод для похода в ресторан.

У Сефирота был мозговой штурм и одновременно перекус на рабочем месте. Клауд принёс две шаурмы из киоска - для себя и для командира - и теперь в кабинете раздавалось сосредоточенное чавканье. В кильдимчике громко бухтел электрический чайник.
- Кошерная вещь, - прокомментировал Сефирот с набитым ртом. - Спорю, что тут есть как минимум килограмм котят… а ещё рулон туалетной бумаги…
И он опять уткнулся в полученную от Ценга детализацию переговоров Генезиса, подчёркивая цветными карандашами входящие и исходящие вызовы и сопоставляя телефонные номера со списком абонентов. За соседним столом Клауд точил шаурму, одновременно просматривая на компьютере записи с камер АПК «Безопасный город».
В этот момент по внутренней связи сообщили, что Сефирота желает видеть г-н вице-президент. Хочет обсудить с ним какой-то архиважный вопрос.
«Какого хера ему от меня надо?» - подумал Сефирот и сделал то, что обязан сделать исполнительный подчинённый: позвонил Лазарду.
Пан директор грел пузо где-то на пляжах Западного континента. Связь была отвратительной. Фонило так, что Сефирот периодически морщился и отодвигал трубку на полметра от уха. К слову, Лазард его тоже практически не слышал, поэтому приходилось орать во всю глотку, отчего Клауд постоянно вздрагивал и давился шаурмой.
- Скажи, какие дела у тебя были с Руфусом Шин-Ра? А то он меня вызывает, а я не знаю, зачем.
- Никаких дел я с ним напрямую не вёл, - ответил Лазард. - Поэтому ничем помочь не могу. Но раз вызывает, значит, иди.
Сефирот посмотрел на настенный календарь и прикинул, что через три недели нацайника должен прибыть из отпуска. Знаменательное число было обведено красным фломастером, а рядом с ним пририсованы восклицательный знак и череп с костями.
- Может быть, - коварно предложил т-щ генерал-майор, - я на тебя стрелы переведу? Выходи из отпуска и сам с ним всё решай.
- Ты издеваешься? Нельзя игнорировать распоряжения вице-президента. Сходи, послушай, о чём он говорить будет. Только это… Сеф… Оденься поприличнее.
Сефирот страдальчески закатил глаза. Пока он был простым воякой - никаких нареканий к его внешнему виду не поступало. На фронте он мог вообще в одних шортах и «арафатке» воздух рассекать. Но стоило попасть на руководящую должность - и началось…

- Сеф, - сказал ему тогда Лазард, строго глядя поверх очков. - Ты теперь - замдиректора отдела и должен выглядеть солидно и представительно. У тебя есть костюм?
- Конечно, есть.
- А почему ты в нём не ходишь?
- Как не хожу? Я в нём каждый день пробежку делаю.
- Тьфу! Сеф, я не спортивный костюм имею в виду. А пиджак, брюки, галстук.
- Зачем они мне?
- Как зачем? Носить.
- Да я всю жизнь хожу либо в форме, либо в джинсах и футболке.
- А я потом выслушиваю от руководства, что мой зам опять на работу в свитере припёрся. Нет уж. Собирайся, пошли.
- Куда?
- В магазин. Покупать тебе костюм.
- Никуда я не пойду.
- Сеф, чё ты как маленький?
- Никуда я не пойду, я сказал. У меня приступ амфибиотропной асфиксии. Мне на это дерьмо денег жаль.
- Хорошо. Пиши рапорт на оказание материальной помощи, и мы идём покупать тебе костюм.
- Лучше я эти деньги пропью.
…Позже, стоя в магазине перед зеркалом, Сефирот с выражением сильнейшего отвращения разглядывал своё отражение. В цивильном костюме и при галстуке.
- Ну как? - лучась самодовольством, спросил Лазард.
Т-щ генерал-майор поморщился:
- Фу, отстой пидорский. Полный… а-ля мафор де пиздюшанс.
- Нормальный вид, - одобрил пан директор. - Вот так и ходи.
- Лучше я буду в форме ходить.
- Почему?
- Потому что на форменных брюках узор от ковра не отпечатывается.
- Не так уж часто тебя «на ковёр» вызывают.


- Я вполне прилично одет, - буркнул Сефирот, правым плечом зажимая трубку, а левой рукой аккуратно подчёркивая в детализации номер Холландера и обводя кружком дату, время соединения и адрес базовой станции. Потом взял этот лист и протянул Клауду. Тот перегнулся через стол и забрал его. Сефирот состроил выразительную гримасу и несколькими красноречивыми жестами объяснил, что надо делать. - Что конкретно ты подразумеваешь под словом «поприличнее»?
- Во всяком случае, не твоё коронное: «Форма одежды - голый торс».
- Учту. Мне позвонить по результатам встречи?
- Обязательно.
Сефирот дал отбой и бросил телефон в верхний ящик стола.
- Есть! - сказал Клауд. - Время и адрес совпадают. На записи даже видно, как он звонит.
- Вот же козлячья рожа! - процедил Сефирот, откинувшись на спинку кресла. - Через минуту после того как мы закончили говорить, он набрал Холландера. Удавлю.
- Кого?
- Обоих. Ладно. Жди меня и я вернусь.

Г-н вице-президент немного нервничал. Потому что никогда раньше не общался с Сефиротом в приватной обстановке. А чтобы Сефирот не напрягался, Руфус сначала заманил в кабинет Рива Туэсти.
Начальник Департамента Градостроительства тоже очень удивился внезапному приглашению. Учитывая, что приглашение ему передали, когда он, облачённый в каску и в оранжевый жилет со светоотражающими элементами, стоял на лесах строящегося Мако реактора, потрясал комплектом рабочих чертежей и объяснял начальнику участка, какой тот мудак.
- Что? Вице-президент вызывает? Хорошо, сейчас иду… - И вновь обернулся к начальнику участка. - Ещё раз подашь в сметный отдел завышенные объёмы - будешь разговаривать уже не со мной, а с компетентными органами.
…И вот теперь Рив сидел в кресле за столом для конференций, а Руфус по селектору заказывал в кабинет кофе.
- Рив, ты какой предпочитаешь?
- Чёрный, без сахара.
- Сливки, молоко?
- Без.
- А ты в курсе, что пьёт Сефирот?
- Пиво.
- Нет, какой кофе он предпочитает?
Туэсти задумался. В самом деле. Какой кофе предпочитает Сефирот? Один раз Рив заходил к нему в кабинет и видел, как т-щ генерал-майор заваривает кофе. Он просто бухнул в кружку две ложки молотого кофе, несколько ложек сухого молока, залил всё это кипятком, полученное сусло размешал, поставил на подоконник и подождал, пока остынет.
- Не знаю, - честно сознался Туэсти. - Не готов сказать.
- Может, он любит чай? - настырно расспрашивал Руфус. - Если да, то какой? Черный? Зелёный? Каркаде? Вутайский улун? С мятой? С лимоном? С сахаром?
«Чё ты меня грузишь?» Туэсти снова напряг ум, вспоминая. Но в памяти всплывало лишь одно видение: Сефирот держит в руке одноразовый стаканчик из полимерного материала, с бортика которого свисает ниточка с этикеткой «Прах Принцессы Нури».
- Опять не готов ответить. Может, когда он придёт, спросим его самого?
- Ладно, - сдался Руфус. - Хотя дело радушного хозяина - угадывать желания гостей. К кофе что-нибудь?
- Нет, спасибо.
- А… - начал, было, Руфус.
- Понятия не имею, - покачал головой Рив, угадав вопрос. - Могу сказать одно: в одной из совместных командировок он съел поза-поза-позавчерашние бутерброды, которые я хотел выбросить.
Руфус аж закашлялся, представив это жуткое зрелище. Благо, воображение у него было богатое.
- Рив, вот зачем мне об этом знать? Люди непривычные, увидев такое, блюют.
- Почему же? - разумно возразил Туэсти. - Привычные тоже спокойненько себе блюют... Просто ты мне задаёшь вопросы о вкусовых предпочтениях Сефирота, а я тебе объясняю суть. Пойми, он - военный. И он несколько лет просидел в вутайских джунглях. Там нет элитных ресторанов. Там даже простых кафешек нет. Кое-где там даже воды приличной нет. А тыловая служба работала так, что Вельд запарился уголовные дела о растратах и злоупотреблениях возбуждать. Поэтому многие вещи, которые шокируют рядового обывателя, у Сефирота вызовут только смех. Кстати, не ведись на его предложение рассказать про чистку картошки в полевых условиях. Я сдуру повёлся. Два дня потом не мог на картофель смотреть, а в столовой по сию пору опасаюсь его брать. Особенно когда узнал, что его пехотинцы чистят.
Руфус принял информацию к сведению и дал зарок обязательно расспросить Сефирота об особенностях чистки картофеля в полевых условиях. Надо же как-то подбивать клинья к жертве…

…Наверное, Сефироту очень сильно икалось в тот момент. Чувствуя себя полным кретином в костюме и при галстуке, зажав подмышкой рабочий ежедневник и заложив за ухо шариковую авторучку (чтоб не потерять), он направлялся к кабинету вице-президента. У самой двери пригладил пятернёй шевелюру и наткнулся на металлические зажимы для бумаг, которыми по привычке заколол чёлку, чтобы волосы не лезли в глаза. То-то сотрудники «Шин-Ра» странно на него косились… Видимо, думали, что это антенны для связи с инопланетным разумом. Сефирот снял зажимы, положил в карман пиджака и вошёл в приёмную.
Секретарша вице-президента обрадовалась ему, как прянику. Конечно, зная симпатии Руфуса, можно было предположить, что его секретарём должен был числиться смазливый вьюноша-метросексуал. Однако Руфус в первую очередь был стратегом и коммерсантом, поэтому секретаршу подобрал с максимальным учётом всех требований трудового и социального законодательства и не в ущерб интересам Компании Шин-Ра. Таким образом, он одновременно закрыл четыре квоты по трудоустройству: по женщинам, по секс-меньшинствам, по нацменьшинствам и лицам с ограниченными возможностями. Следует отметить, он не прогадал. Секретарша не только отлично знала делопроизводство и режим, но и угадывала мысли шефа по морщинке между его бровями. А ещё она знала всех сотрудников Компании в лицо и поимённо и была предана Руфусу до гробовой доски, грудью вставая на его защиту в случае явки неадекватных посетителей. Практически невозможно было преодолеть сей редут.
- Здравия желаю, - отчеканил Сефирот. - Вице-президент меня вызывал. Доложите, что я прибыл.
- Конечно. Он вас ждёт.
Секретарша так и прожигала его плотоядным взглядом. Т-щ генерал-майор был равно привлекателен для обоих полов. Говорили, что внешне он походил на мать, а Лукреция Кресцент была ну о-очень красивой женщиной. Просто ух - смерть мужикам! Немудрено, что профессор Ходжо ревновал её к каждому столбу и вроде бы в итоге подловил на горячем с молодым и симпатичным Турком. Откуда-то же взялось отчество «Винсентович»…
Секретарша нажала кнопку селектора:
- Руфус Артурович, к вам - генерал-майор Кресцент.
- Пусть заходит, - последовал ответ.
Сефирот развратно подмигнул секретарше левым глазом и решительно отворил двери sancta sanctorum.
- Разрешите?
- Конечно, - откликнулся Руфус, широким жестом указуя на кресла вокруг стола для конференций. - Заходите, садитесь… Пардон: присаживайтесь.
Сефирот просочился в кабинет и паинькой угнездился в одном из кресел.
- Чай, кофе? - осведомился Руфус, обращаясь к нему.
«…потанцуем, - мысленно продолжил Сефирот. - Пиво, водка - полежим». А вслух сказал:
- Нет, спасибо.
- Вы уверены?
- Абсолютно.
Просто Сефирот не хотел ни чая, ни кофе. Чаем он только что налился по самые уши. А кофе - так несколько чашек с утра уговорил. То есть свою дневную норму уже выпил и теперь мечтал о холодном пиве. А ещё в кабинете осталась недоеденная шаурма. Интересно, Клауд её прикончит под шумок или побоится? То, что пацан не брезглив, всеяден и не дурак пожрать на дармовщинку - Сефирот уже понял. В этом плане они были родственными душами.
Руфус наклонился к селектору:
- Анна, организуйте, пожалуйста, кофе на... Сефирот, вы точно не желаете?..
- Точно не желаю.
- А хорошо подумавши?
- Нет.
- …на две персоны. Чёрный, без сахара. И возьмите с собой ручку и журнал: будете вести протокол.
Руфус с трудом скрыл разочарование. Попытка влить в Сефирота элитные сорта чая и кофе потерпела крах.
Отжав кнопку селектора, вице-президент внимательно посмотрел на собеседников. Рив Туэсти обласкал его таким же щупающим взглядом. Протокол будет вестись, надо же… Значит, не просто так их пригласили.
Сефирот с умным видом и полнейшим вакуумом в голове открыл ежедневник, готовясь конспектировать выкладки шефа.
Вошла секретарша с подносом, на котором сиротливо белели две милипиздрические чашечки чёрного кофе. Поставив кофе на стол, Чума-Аннушка извинилась и быстро вышла из кабинета. Вернулась через несколько секунд с журналом протоколов совещаний.
Руфус пригубил кофе и многозначительно кхекнул.
- Господа. Я пригласил вас, чтобы обсудить вопрос, который мы в ближайшее время будем оперативно закрывать. Как вам известно, я помимо прочего возглавляю внешнеполитическое ведомство, ответственное за укрепление международной дружбы и сотрудничества. Одно время его работа считалась формальностью, поскольку на Планете практически не осталось государственных образований, с которыми можно было бы вести диалог. За исключением Вутая.
Он выдержал эффектную паузу. Туэсти сомкнул брови на переносице, пытаясь угадать, какое отношение Департамент Градостроительства может иметь к работе внешнеполитического ведомства и Вутаю. Его участие в Вутайской войне ограничивалось «отмыванием» бабла… то есть распилом бюджетных средств… то есть эффективным освоением бюджетных средств в рамках выполнения федеральных целевых программ по реконструкции и техническому перевооружению предприятий оборонно-промышленного комплекса. Неужели вутайцы капитулировали и согласились предоставить землю под строительство Мако реактора?
Сефирот с никаким выражением лица вывел в ежедневнике запись: «16.00 - совещание при вице-президенте. Повестка: а х@й его знает... Вопрос № 1: чего я там забыл?» Нарисовал рядом сердитый смайлик. Подумав, пририсовал ему рога.
Оказалось, Туэсти угадал, но не совсем.
- Мы планируем подписать с Вутаем мирный договор и восстановить дипломатические отношения. Это не наша инициатива, но мы её поддерживаем.
Сефирот пририсовал смайлику вампирские клыки и сделал очередную запись: «Годо Кисараги ё@нулся».
- В ближайшее время запланирован рабочий визит вутайской делегации в Мидгар. Дата согласовывается, состав делегации тоже согласовывается, но предварительно известно, что возглавлять её будут племянники Годо Кисараги.
Тут Сефирот не выдержал:
- Что, дожали дядю? Не нытьём, так каканьем? Или прыгнули через его голову?
Вот же твари хитрованные - племянники старого Годо, которые уже несколько лет пытались сковырнуть его с вутайского трона. Кодо, Модо и Бодо. (Существовал ещё племянник Фродо, но его Сефирот не знал и знать не хотел.) За глаза он называл этих интриганов: «Трое из ларца – одинаковы с лица». Они и впрямь были похожи: коротконогие, широкоплечие, смуглолицые, у каждого – борода лопатой, завитая кольцами. По пьяни Сефирот их даже путал, поэтому в состоянии а/о в разговоре предпочитал использовать нейтральные обращения: «товарищ», «дорогой друг» или «соратник»… короче, в таком вот аспекте.
- У вас есть какие-то возражения по поводу контактов с ними? - осведомился Руфус, без труда распознав сарказм в голосе генерала. - Их личная позиция не расходится с генеральной линией партии. Я уже это выяснил.
- Мне не известно, что они вам предложили. Просто я этих троих как облупленных знаю. Неоднократно доводилось пересекаться.
- А поподробнее? - уточнил Руфус. - У вас какие-то личные неприязненные отношения?
- У меня - нет. Их чувства ко мне меня не интересуют. Просто они относятся к числу вутайских коллаборационистов, а я таких людей в принципе не уважаю.
- Эм… - замялся Руфус. - Я вас понимаю. Но здоровье Годо Кисараги в последнее время изрядно пошатнулось, а его дочь и единственная наследница не достигла совершеннолетия. Поэтому, однозначно, кто-то из его родственников по мужской линии будет при ней регентом. Так что в диалоге с племянниками Годо вам необходимо исключить эпитет «коллаборационист». Это не соответствует дипломатическому этикету. Теперь они официально - наши дорогие западные друзья и партнёры. Впредь обращайтесь к ним так.
Сефирот пожал плечами:
- Это вы мощно задвинули. Внушает. Так сказать, концептуально переосмыслили общепринятые в классическом понимании лингвистические экзегезы, касающиеся дидактической интерпретации спорных идеологических терминов.
Рив Туэсти чуть не расплескал кофе. Чума-Аннушка поспешно спрятала ехидную улыбочку в глухой ворот делового костюма. А у Руфуса Шин-Ра появилось стойкое ощущение, что он вотпрямщаз предметно пообщался с профессором Ходжо.
Невозмутимый Сефирот пририсовал смайлику копыта. Получался интересный такой смешарик.
- Таким образом, наша задача на текущий и последующий периоды, - продолжал Руфус, стряхивая наваждение, - организовать делегатам достойную встречу. Дипломатическую составляющую мы с отцом берём на себя. А вот для культурной части программы как нельзя лучше подойдут образцово-показательные учения и выставка вооружений. Мы КРАЙНЕ заинтересованы в мирном договоре с Вутаем. - Вице-президент особо подчеркнул слово «крайне». - Но в то же время вутайцы не должны подумать, что наша заинтересованность в мирном урегулировании конфликта вызвана нашей слабостью. Поэтому Компания будет следовать принципу «мягкой силы». Партнёров надо деликатно устрашить нашей военной мощью.
Сефирот подобрался, закрыл блокнот и приготовился очень внимательно слушать и мотать на ус.
- Насколько сильно нужно запугать их нашей военной мощью?
- Чем сильнее, тем лучше. И будет просто отлично, - Руфус белозубо улыбнулся, - если вы, Хьюли и Рапсодос покажете мастер-класс боя на мечах. Уверен, гостей это впечатлит!
Да и сам Руфус хотел полюбоваться фехтующим Сефиротом в пижонском плаще и с распущенной гривой. Он не догадывался, какой суровый облом его ждёт. Потому что выйти против Генезиса с распущенной гривой мог только пациент психиатрической клиники, признанный невменяемым. Генерал-майор Кресцент явно не относился к данной категории недееспособных лиц…
- Мы с Хьюли покажем, а вот Рапсодос - в отпуске.
- Значит, надо официально отзывать его из отпуска.
- Без его согласия это невозможно, - возразил Сефирот, отлично понимая, что прежде чем отзывать Генезиса из отпуска - надо сперва его найти. Но где его искать?
- С кадрами я вопрос закрою, - авторитетно заявил Руфус. - А вы, надеюсь, убедите Рапсодоса написать согласие на отзыв. Чай, не маленький и поймёт все нюансы международной политики. Компании важно заключить мирный договор любой ценой!


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:35 | Сообщение # 7
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод шестой. О политике, экономике, истории и casus’е belli.
(Небольшое лирическое отступление)


- Нет, эрцгерцога Фердинанда, сударь, убили.
Того, что жил в Конопиште, того толстого, набожного...
- Иисус Мария! - вскричал Швейк. - Вот-те на! А где
это с господином эрцгерцогом приключилось?
- В Сараеве его укокошили, сударь. Из револьвера.
(с) Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка»

Частный сектор - это часть экономики,
контролируемая правительством,
а государственный сектор - часть экономики,
не контролируемая никем.
(с) Джеймс Голдсмит

- Запомните, джентльмены: эту страну погубит коррупция!
(с) «Человек с бульвара Капуцинов»

Ах, какая женщина, какая женщина.
Мне б такую.
(с) Фристайл, «Ах, какая женщина»

От родителей Сефирот унаследовал светлые мозги. Образование он получил хорошее, разностороннее. И, как говорилось выше, умел мыслить стратегически, иначе бы его не назначили на руководящую должность. Он хоть и не лез в интриги, но руку на пульсе Компании держал и знал о таких вещах, о которых не знали и не догадывались Анджил Хьюли и Генезис Рапсодос.
Кто бы сомневался! Разумеется, Компания была ОЧЕНЬ заинтересована в подписании мирного договора с Вутаем. Компания изначально НЕ хотела ввязываться в полномасштабную военную операцию. Потому что Энергетическая Компания Шин-Ра была коммерческой организацией, а целью деятельности любой (sic!) коммерческой организации является максимальное извлечение прибыли. А что такое война? Это в первую очередь расходы. Часто - непредвиденные. При затяжной войне - бесконечные непредвиденные расходы. А если Компания в отчётный период сработает в минус или отобьётся по нулям - деньги на войну придётся либо занимать, либо выдёргивать из других статей бюджета.
Компания Шин-Ра, например, выкручивалась, постоянно взвинчивая цены на Мако-энергию. Что неизбежно вызывало рост социальной напряжённости в обществе, так как зарплаты и пенсии индексировались гораздо медленнее, чем повышались коммунальные платежи. Кроме того, недовольство граждан вызывал сам факт ведения войны, так как, несмотря на победные реляции, эшелоны с убитыми и ранеными прибывали с фронта с завидной частотой и регулярностью. А выплата пенсий участникам боевых действий, получившим инвалидность в результате ранений, а также пособий по утере кормильца, увеличивала нагрузку на расходные социальные статьи бюджета.
То есть само собой, естественно и неоспоримо: Компания абсолютно не нуждалась в тупой, бесполезной и затяжной войне. После которой ей пришлось бы за свой счёт восстанавливать разрушенную инфраструктуру побеждённого Вутая, тем самым отодвигая процесс долгожданного извлечения прибыли с завоёванной территории в необозримое светлое будущее.
Президент до последнего верил и надеялся, что ему удастся договориться о строительстве Мако реактора в Вутае полюбовно. Но всё решил «выстрел в Сараево». Точнее, убийство одного из членов императорской семьи в мидгарском Большом театре. Аккурат во время премьеры спектакля, данного в его честь. Киллер шпокнул вутайца из пистолета практически в упор, на глазах сотен зрителей. И беспрепятственно ушёл балконами. А на следующий день Годо Кисараги получил шифровку от резидента в Мидгаре о том, что убийство было организовано спецслужбами. Артур Шин-Ра признал вину в преступной небрежности (всё-таки дипломат погиб на его территории) и попытался откупиться, но Годо обиделся не по-детски и заверте…
Сефирот узнал подробности от Вельда, который иногда заглядывал в Научный Департамент с проверками. Причём Вельд искренне возмущался, что какой-то ишак бросил тень на репутацию его отдела. Однако в прессу попали результаты проверки стрелянной гильзы по пулегильзотеке и вуаля! - «ствол», из которого было совершено убиМство, реально числился за отделом Турк. Правда, незадолго до он был утерян. И по факту утери даже проводилась служебная проверка. Виновный в утрате табельного оружия был привлечён к строгой дисциплинарной ответственности.
В той истории, по мнению юного Сефирота, было прекрасно абсолютно всё:
1) Киллер, который незаметно просочился сквозь усиленную охрану, в том числе тех же Турок. Да ещё и пронёс пистолет через рамки металлодетекторов.
2) Разгильдяйство вутайских телохранителей-ниндзя, которые не только не скрутили подозрительного гражданина, но и дружно щёлкали клювами, когда тот скрывался с места происшествия. Разумеется, все они с завидным единодушием сделали харакири, прежде чем их успели допросить в качестве свидетелей (или подозреваемых).
3) План «Перехват», объявленный спустя час после свершившегося факта.
4) Утечка в прессу как минимум ДСПшных результатов баллистической экспертизы.
5) Табельный пистолет, неожиданно всплывший на «мокром» деле и умышленно оставленная на месте преступления гильза.
Конечно, Сефирот не сказал Вельду: «Дядя, не свисти; чо, дурака нашёл?» Все обстоятельства указывали на то, что лица, организовавшие убийство вутайского дипломата, рассчитывали именно на эскалацию конфликта. И оно было обставлено так, чтобы подозрение сразу пало на Компанию Шин-Ра, а не на каких-нибудь отмороженных радикалов-экстремистов. Коряво, конечно, обставлено, Компания так халтурно не сработала бы... Но Годо Кисараги купился, то есть своей цели организаторы достигли, а большего и не требовалось.
Далее события развивались таким интересным образом, что юный, но очень остропонятливый Сефирот буквально плакалЪ и дрыгалЪ ногой. Артур Шин-Ра посчитал, что Годо Кисараги слегка тронулся. Пожал плечами и сказал, что в войнушку с ним играть не собирается. Ибо несерьёзно же ж! Ну что, по сути, небольшое островное государство могло противопоставить такой гигантской махине, как Компания Шин-Ра? Голую задницу из кустов показать? Для того чтобы Вутай стал сговорчивым, достаточно было применить старый добрый метод экономического удушения. Быстрого или медленного - это уже как политическая целесообразность продиктует. Артур и хотел так поступить, однако вутайцы перехватили разведданные, что 22 июня армия Шин-Ра планирует перейти их государственную границу. Храбрые, но непроходимо тупые вутайцы не догадались проверить, действительно ли Шин-Ра разворачивает войсковые части и соединения на приграничной территории. Вместо этого они нанесли превентивный удар, высадившись на побережье Западного материка. И даже бодро прошагали треть оного, не встречая сопротивления, пока в администрации президента изумлённо разводили руками, повторяя хрестоматийную фразу: «Ни @уя себе! Да ну, на @уй!»
Непонятно, с какого потолка вутайцы взяли сведения о готовящемся нападении. Сефирот считал, что им умышленно слили дезу, и никакая сила в мире не могла его переубедить. Но не ответить на акт агрессии было нельзя. Военная машина заскрипела и заработала, Компания поднатужилась и устроила зерг раш срочниками; «царица полей» встретилась с противником, получила от профессиональной армии Вутая мзды и позорно улепетнула с поля боя.
Тут уже всем стало не до смеха, а президент разозлился по-настоящему. Подобное хамство смывалось только кровью. И военная машина заскрипела с удвоенной силой.
То, что последовало в дальнейшем, вполне попадало под определение «трэш, угар и чад кутежа». Потому что более многочисленная и лучше оснащённая армия Шин-Ра начала систематически терпеть поражения! Сефирот уже не плакалЪ, а просто рыдалЪ, так как быстро нашёл объяснение подобному феномену. Слишком многим была выгодна затяжная война, под которую можно было бесконечно выпрашивать и пилить баблишко.
Департамент Разработки Оружия, например, беспрестанно клянчил деньги на гонку вооружений. Хотя некоторые его прожекты вызывали искреннее недоумение. В частности, шагающие боевые дройды, которые тонули в вутайских болотах и ломали ноги на пересечённой местности. Или Мако-пушка, которую собирали несколько лет, постоянно превышая смету, а когда окончательно смонтировали её в порту Юнона, то сообразили, что на Планете не существует транспортных средств такой грузоподъёмности, чтобы перевозить пушку в неразобранном состоянии. Точность наводки Мако-пушки оказалась сомнительной, так как её дуло было стационарно зафиксировано в единственном направлении. Дальнобойность… Ну… теоретически, заряд мог долететь до Вутая. Вопрос лишь, с какими потерями убойной силы. Другой вопрос - куда бы этот заряд в Вутае угодил, учитывая, что сгустки Мако-энергии не летают по баллистической траектории, ибо на них не воздействует сила тяжести. К тому же оказалось, что на пути к Вутаю - ВНЕЗАПНО! - раскинулся Западный континент. В отдельных районах которого - ВНЕЗАПНО! - имеется горный рельеф. Алсо, пушка так долго заряжалась Мако-энергией после каждого залпа, что во время сей томительной процедуры расчёт успевал десять раз сходить в курилку.
Департамент Общественной Безопасности не отставал. Его штатное расписание раздулось в несколько раз. Соответственно, разросся управленческий аппарат, включающий систему штабов, занятых планированием наступательных операций. И все эти чертовски умные и компетентные люди занимали хорошие должности, получали неплохие звания, зарплату, отпускные, премии, надбавки за ненормированный рабочий день, ордена, медали, поощрения… Отто Юльевич под шумок генерал-полковника выхватил… Именно в период Вутайской кампании значительно расширился отдел Турк (а вдруг теракты и диверсии в тылу?), был образован отдел СОЛДАТ (а то пехота не справляется и вообще - Ходжо тоже хочет кушать). Чем разветвлённей и запутанней становилась организационно-штатная структура Департамента, тем серьёзнее увеличивались финансовые вливания в него. И, соответственно, эти финансовые потоки было сложнее контролировать. На одном только отделе СОЛДАТ эффективно освоили несколько миллиардов гил. Форменное обмундирование ведь надо заказать и пошить? Надо. Оружие (учебно-тренировочное и боевое), а также боеприпасы надо заказать и закупить? Надо. Казармы и служебные помещения надо оборудовать? Надо. Тир, спортзал, полигон с полосой препятствий, комнату для тренировок на симуляторе виртуальной реальности надо построить и оснастить необходимым оборудованием? Надо. Транспорт, запчасти и ГСМ нужны? Нужны. Ну и остальное по мелочам: канцтовары, компьютерная и оргтехника, картриджи и прочие расходные материалы, постельные принадлежности, средства гигиены и т.д. и т.п.… Так что, Артур Батькович, деньги - на бочку!
И таки да - Ходжо тоже хотел кушать. Поэтому Научный Департамент неожиданно очнулся от летаргии последних лет и заявил о нескольких десятках перспективных разработок специально для нужд ОПК. Причём реанимировал даже проект «G», который много лет назад был признан бесперспективным и закрыт, а коллега Холландера Джиллиан Хьюли уволена в связи с сокращением занимаемой должности. И на все эти, несомненно, крайне полезные и необходимые начинания требовались деньги.
Но всех переплюнул Департамент Изучения Космоса, который отметился масштабным строительством космодрома «Западный», а также разработкой ракеты-носителя сверхтяжёлого класса «Шин-Ра № 26» с Мако-двигателями, призванной заменить морально устаревшую технику, работающую на кислородно-керосиновой смеси и на гептиле. Видимо, конструкторы ракеты-носителя слишком долго нюхали гептил, так как за восемь лет Вутайской войны было произведено аж целых два запуска «Шин-Ра № 26», из которых один оказался неудачным.
Автор указал лишь вершину айсберга на примере четырёх ведомств, но надеется, что общую суть он до читателя довёл. Фигурально говоря, руководители Департаментов вступили в предварительный сговор, направленный на то, чтобы горячая точка в лице Вутая тлела бесконечно. Поэтому, действуя согласно распределённым ролям, кто-то умело саботировал войсковые операции, а кто-то запугивал президента мощью непобедимого врага и выпрашивал субсидии.
Таким образом, единственным лицом, заинтересованным в скорейшем завершении военной авантюры, был Артур Шин-Ра. Но разве может один человек противостоять дружному и сплочённому коллективу!
Впрочем, кажется, он начал что-то подозревать… И вспомнил о «Проекте S», затеянном профессором Ходжо. В результате того эксперимента родился ребёнок - носитель гена Древних, который должен был указать Компании Шин-Ра дорогу в Землю Обетованную. Ходжо пяткой себя в грудь колотил, уверяя, что «Проект S» справится с поставленной задачей. Однако Артур Шин-Ра, впервые увидев этого беловолосого мутанта с кошачьими глазами, решил, что профессор его слегка наё…. эээ… вводит в заблуждение. И угадал. «Проект S» не обладал тактико-техническими характеристиками Древнего. Он не чувствовал связи с Планетой и не смог показать на глобусе местоположение Земли Обетованной. Но его боевые качества были выше всяких похвал, поэтому «Проект S» не списали с баланса предприятия и не спихнули с глаз долой - из сердца вон, как ранее поступили с двумя образцами «Проекта G». (Спасибо Холландеру - умудрился в последний момент их пристроить, а то поехали бы в детдом. Симпатяга рыженький приглянулся семье Рапсодос из Баноры, а добродушного бутуза Анджила забрала Джиллиан Хьюли.)
Итак, президент вспомнил о «Проекте S», подававшем большие надежды. И пригласил Ходжо на рюмку чая.
- Ну-с, Айзек, - сказал он, откупоривая бутылку с чаем. - Я внимательно изучил твои отчёты о проделанной работе. А потом не поленился заглянуть в журнал проводок в бухгалтерии. И вот о чём подумал... Пора б уже найти твоему монстру практическое применение. А то пока что от него никакой прибыли. Одни убытки. Жрёт как не в себя, а на его образование и тренировки затрачено столько, сколько я на родного сына не трачу. Опять же, президентскую ёлку сжёг на новогоднем корпоративе… Всё, баста! - Президент решительно хлопнул ладонью по столешнице. - Пусть отрабатывает вложенные в него деньги. Я видел, как бодренько он шашкой машет, поэтому отправим его в войска. Посмотрим, на что он способен.
Ходжо сперва не знал, как отреагировать. С одной стороны, на лабораторные исследования «Проекта S» Научному Департаменту ежемесячно выделялась кругленькая сумма. Не хотелось бы лишиться этой финансовой подпитки. И он любил сына Лукреции. По-своему, но любил. Ходжо всерьёз считал себя отцом Сефирота. «Отец, - приговаривал он, назидательно воздев указующий перст, - не тот, кто родил, а тот, кто воспитал!» А война есть война. На войне, как ни странно, немножко убить могут. От шальной пули в голову или мины-«лягушки» никто не застрахован. Даже Сефирот. На тот момент, кстати, совершенно необстрелянный. Ибо резать монстров в тёмной подворотне - это одно, а ходить в атаку в полный рост в составе воинского подразделения - совсем другое. Хотя живучесть Сефирота и его способности к регенерации намного превышали среднестатистические, он всё же оставался смертным человеком.
С другой стороны, пацан слишком быстро взрослел и чем старше становился, тем активнее показывал зубы и срывал работу учёных. Его всегда было сложно держать в узде и Ходжо побаивался, что если слишком сильно натянуть поводок - последует взрыв. Пора было выпускать зверя на волю. Но о том, что зверь вернётся в клетку, можно было даже не мечтать.
Так что, взвесив все «за» и «против», Ходжо склонился к мысли о необходимости скорейшего выполнения майских указов президента. Если Сефирот покажет на фронте хорошие результаты, следовательно, начальство увидит, что деньги на него были потрачены не зря. И можно будет выпрашивать финансирование под другие аналогичные проекты. Да и здравый смысл нашёптывал профессору, что любовь на расстоянии всегда крепче.
…- Удачи тебе, сынок, - благословил Ходжо, любовно поправляя на груди Сефирота ремни новенькой униформы. - Я в тебя верю и я всегда с тобой. Морально. Мысленно. На расстоянии. Береги себя. Не болей. Держи хвост пистолетом, а уши - топориком. Много не пей. Перед тем как чистить автомат - извлеки патрон из патронника. Факты «дедовщины» незамедлительно пресекай. Ну всё, беги, а то, вон, товарищ старшина уже волнуется. Перо тебе для лёгкости в одно место.
- Ты хотел сказать: попутного ветра в горбатую спину? - съязвил Сефирот.
…Через неделю после отправки Сефирота в Вутай у генерал-полковника Хайдеггера состоялся прелюбопытнейший телефонный разговор с начальником штаба Вутайской Группы Войск. Хайдеггер был с ним предельно накоротке и сильно на «ты».
- Как там себя чувствует наше чудо генной инженерии? - спросил Отто Юльевич. И по привычке хрипло гоготнул.
- Он себя ПРЕКРАСНО чувствует, - суховато заверил начштаба. - Как будто всю жизнь сражался на передовой. Так что в рядах противника - паника, а в наших частях, напротив, заметно повысился моральный дух. С прибытием Сефирота ситуация на Северном фронте кардинально изменилась. В данный конкретный момент мы заставляем вутайцев отступать к столице.
- Я не понял! - оторопел Хайдеггер. - То есть, как это мы заставляем вутайцев отступать? Ну-ка, давай подробности.
- Так, что Сефирот умудрился передать бойцам свою непоколебимую уверенность, что мы всех порвём. И это повлияло на их боеспособность.
Начальник Департамента Общественной Безопасности покрылся липким холодным потом. Кажется, у него вспотела даже борода.
- И что ты хочешь этим сказать? Что мы можем выиграть войну?
- Проанализировав сложившиеся тенденции, я процентов на семьдесят уверен, что благодаря Сефироту мы выиграем войну, - отчеканил штабист. - Это не человек, а демон. И уровень харизмы у него просто зашкаливает. Солдатам нужен был лидер, за которым они готовы были идти в огонь и в воду. И они его получили.
«3,14здец, - расстроился Хайдеггер, в чьи планы никоим образом не входило скорейшее завершение активных боевых действий. Он ещё не все деньги, выделенные на реформу армии, освоил. - Вот Айзек, сука, удружил!»
Хотя в глубине души он понимал, что зря винит Ходжо. Тот всего лишь выполнял волю президента.
Поскольку Отто Юльевич был тугодумом, на размышления и подготовку плана нейтрализации Сефирота ему потребовалось трое суток. Опосля он связался с командующим Вутайской Группой Войск и настойчиво ПОПРОСИЛ его:
- Есть там у тебя такой Сефирот Кресцент. Так вот. Убери его нафиг с передовой и определи куда-нибудь в штаб… Что? Офицерское звание нужно? Без проблем, сразу капитана дадим. Сегодня к вечеру приказ будет готов, вышлем факсом, чтоб ознакомился и расписался. Зачем? Загрузи его планами и аналитикой по самое не могу, чтоб жидко обосрался и завалил службу по всем фронтам.
Из этой фразы можно было заключить, что по крайней мере один представитель высшего комсостава знал о саботаже и всячески его инспирировал.
…Через некоторое время после перевода Сефирота на вышестоящую должность Хайдеггеру вновь отзвонился начальник штаба.
- Тащ генерал-полковник, респект вам и уважуха. Такого я, честно, не ожидал. Я впечатлён. Весьма.
- Погоди, погоди, не части, - осадил его Хайдеггер. - Ты о чём вообще?
- Если точнее, о ком. О Сефироте Кресценте, которого по твоему приказу в штаб Группы Войск определили. Нескромный вопрос: кто его общей тактике и логистике обучал? Что-то я в ДОБе таких крутых спецов не припомню.
- Никто его не учил. Его в наше ведомство из Научного Департамента передали, - процедил Хайдеггер, чуя неладное.
- Значит, талант полководца у него в крови. Вутайцев мы всё так же активно бьём, причём с минимальными потерями с нашей стороны. Кроме того, Сефирот повысил эффективность взаимодействия подразделений на 100% и со службой тыла разобрался. Командующий планирует направить представление в адрес президента о досрочном присвоении ему очередного воинского звания на одну ступень выше.
Отто Юльевич упал с кресла. Этажом ниже в канцелярии с потолка посыпалась извёстка.
Как уже говорилось, Хайдеггер был тугодумом. Конечно, он незамедлительно связался с командующим и прочёл ему нотацию в духе сказки про Федота-стрельца: «Ты мне, вашеблагородь, брось горячку-то пороть!» Но пока он изобретал контрмеры, об успехах Сефирота из оперативных сводок узнал г-н президент. А потом активизировалась пресса. Особенно постарался телеканал «Звезда», выпустив объёмный репортаж с линии фронта. Почти треть эфирного времени была посвящена подвигам молодого и талантливого СОЛДАТа. Журналисты взахлёб смаковали красочные подробности вроде уничтожения танкового взвода с помощью одной сапёрной лопатки, а сам герой на вопросы акул пера «транспарентно и инклюзивно» ™ заявлял, что нашёл своё призвание на военной стезе и не успокоится, пока не дослужится до генерала. Судя по выражению лица, Сефирот не шутил. При этом он, каналья, откровенно позировал на камеру и купался в лучах славы, как саламандра в огне. Подопытный кролик вырвался из лаборатории и слегка одурел от свободы, свежего воздуха, внимания маркитанток и всеобщего уважения.
Прохфессор Ходжо, отсмотрев вышеуказанный репортаж, подавился крекером и облился чаем: настолько резкой и неожиданной оказалась трансформация асоциального буки и зануды в нечто вполне удобоваримое. Видимо, армия таки сделала из Сефирота человека, как в широко известном боянистом анекдоте про козлёночка.
В связи с изложенным, Ходжо не удивился, получив очередное приглашение на рюмку чая. В процессе злоупотребления чаем Артур Шин-Ра энергично рукопожимался и пел акафисты главе Научного Департамента. (Последний долго бил чечётку и мысленно клял президента, тряся вывихнутой кистью.)
Автор ещё раз напоминает, что Компания Шин-Ра была в первую очередь коммерческой организацией, следовательно, её задачей было максимальное извлечение прибыли. Артур Шин-Ра обладал невероятным талантом прогнозировать малейшие колебания рынка, без осечек угадывать будущие тренды и делать деньги буквально из воздуха. Он мгновенно просчитал, что бренд «Сефирот» при должной раскрутке принесёт значительную прибыль уже в ближайшей перспективе. Поэтому, едва накренившийся от груза президентских комплиментов Ходжо вывалился из его кабинета, Артур Шин-Ра поставил перед пресс-службой Компании задачу организовать максимальный пиар Сефирота во всех СМИ.
Руководитель пресс-службы понял: вот она - его возможность выслужиться! И подошёл к задаче творчески. Целой когорте профессиональных борзописцев было дано поручение сочинить новую биографию Сефирота. С обязательным привнесением в оную ореола пафоса и таинственности. Именно тогда в обиход запустили мемы «Лучший из Лучших», «Герой Вутайской войны» и «Клинок Корпорации». А из личного дела Сефирота, находившегося в кадровом подразделении Вутайской Группы Войск, была изъята вся информация о его настоящих родителях. Чтобы в случае её утечки в широкий доступ фанаты не занялись самостоятельными поисками родных кумира и, чего доброго, не докопались бы до правды.
Одновременно профессиональные имиджмейкеры дружно наморщили лбы в раздумьях, как сделать из Сефирота брутальный секс-символ, равно привлекательный для обоих полов. Автор не в курсе, какие запрещённые вещества они при этом употребляли, но в результате их умственных потуг родился образ: распущенные волосы, голый торс, высоченные неуставные сапоги с пряжками и чёрный плащ с многосоставными серебристыми наплечниками. Впервые облачившись в эту кошмарную амуницию, Сефирот мрачно пошутил:
- В таком плаще я точно в плен не сдамся. Попробуйте руки вверх с этими наплечниками поднять…
Далее опытные маркетологи провели с ним профбеседу:
- Теперь ты - публичная персона, «лицо» Корпорации. Поэтому, если журнашлюхи и озабоченные фэны начнут приставать с расспросами о личной жизни, сам ничего не выдумывай. Ибо ловить будут на деталях. Повторяй только то, что в методичке написано: место рождения - не известно, отец - не известен, мать звали Дженова и она умерла при родах. Всё! А главное, не пытайся казаться слишком умным.
- Почему «казаться»? Я, конечно, не гений, но и не круглый идиот.
Маркетологи были всё-таки опытными и не рискнули огорошить Сефочку фактом, что его по-девичьи смазливая рожица не соответствует той информации, которую изрекают его уста. Поклонники западали на внешность, а не на мозги, поэтому, едва кукольно-няшный Сефочка открывал рот и командирским басом выдавал грамотную аналитику по внешнеполитическим вопросам, у слушателей возникал когнитивный диссонанс. Маркетологи правильно угадали хотимчик широкой публики, посему воззвали к прагматизму Сефирота:
- Слушай, а тебе не всё ли равно? Молчи, улыбайся, делай благостную мину и получай заслуженный профит. Кому, собственно, интересен твой ОБВМ? Да никому!
Сефирот признал справедливость данного тезиса и с тех пор лишь загадочно ухмылялся в объективы камер, по мере возможностей обходя каверзные вопросы молчанием. Хотя автора любого каверзного вопроса - школа Ходжо, однако! - мог отшить так витиевато, что тот до гробовой доски не догадался бы, куда его только что послали. Сложившаяся ситуация забавляла его и казалась интересной игрой. Всё-таки он был ещё очень молод, ему хотелось максимально прочувствовать жизнь на вкус и наверстать время, потерянное в лабораториях Научного Департамента. К тому же мировая слава приятно почёсывала сефиротово эго и он подыгрывал Компании, охотно снимаясь в рекламных роликах и принимая участие в иных пропагандистских акциях, направленных на привлечение пушечного мясапатриотически настроенного сегмента молодёжи на войну. Единственное, что его немного огорчало - невозможность зарядить в глаз модельеру, который изобрёл дурацкий плащ с наплечниками и форму одежды - голый торс.
Наглая эксплуатация бренда «Сефирот» и его мощная раскрутка принесли потрясающие плоды. Толпы восторженных юнцов с огнём большевистским в груди устремились в райвоенкоматы - только двери затрещали. Добровольцы отправиться на Вутайский фронт выстраивались в километровые очереди. Довольнёшенький Артур Шин-Ра потирал пухлые ладони, восклицая: «А? Каково!» А его подчинённые выли в голос, предчувствуя скорое завершение войны и, как следствие, отлучение от финансового вымени.
Оставалось лишь поставить в войне жирную точку. И поставить её должен был понятно, кто. Убедившись в недееспособности старого командования, президент решил выдвинуть Сефирота на руководящий пост. Но пока готовились соответствующие документы, Лучший из Лучших подложил руководству свинью: слился в обоюдном экстазе с санинструктором - тёткой пост-бальзаковского возраста с конституцией шпалоукладчицы. И вопрос о скорейшем окончании войны опять повис в воздухе.
Никто не понял, что нашло на Сефирота, в том числе сам герой-любовник, который до минуты помрачения рассудка, к слову, даже не целовался ни с кем ни разу. Потому что объект для воздыханий попался крайне специфический: прошедший Крым, Рым, огонь, воду и медные трубы; гром-баба: Бахамута на лету остановит и рога поотшибает, к Ифриту в пещеру войдёт без пожарного шланга. Дама была непомерно цинична даже по понятиям медиков, матом не ругалась, а разговаривала, обожала похабные анекдоты, могла перепить любого мужика и дымила, как паровоз. Особую пикантность образу придавал эпизод, коему Сефирот лично был свидетелем. Во время одного из наступлений, когда лечебной материи на всех не хватало, тяжёлых «трёхсотых» с линии огня выносили на руках. Санинструктор волокла на своём горбу раненого бойца, и в этот момент её атаковали пятеро вутайцев. Видимо, решили взять «языка». Подбежавший первым не успел и рта раскрыть, чтобы крикнуть: «Хенде хох!» - как получил прикладом автомата в челюсть и прилёг отдохнуть. Остальные четверо были расстреляны в упор, а «слабая женщина» продолжила как ни в чём не бывало транспортировать раненого. Инцидент был исчерпан так быстро, что ни одна, ни другая сторона не успели вмешаться, и сопровождался громкими нецензурными комментариями главной героини.
Сефирот был очарован и пропал прямо на глазах почтеннейшей публики. Вот где сидел в окопе - там и пропал. Очнулся только тогда, когда его потрясли за плечо и пощёлкали пальцами перед носом. Тогда он спохватился, задул файербол, который кастанул во время налёта вутайцев, но не успел применить и дал себе мысленную плюху. А на следующий день встретил чаровницу возле полевой кухни, где та курила, острила, громогласно смеялась и ловко вскрывала зажигалкой бутылки трофейного пива. И пропал окончательно.
В случае возникновения невнятного зуда в паховой области «Проект S» обязан был в письменной форме доложить об этом главе Научного Департамента. Профессор Ходжо очень интересовался этой стороной его физиологии. Но в лабораторных условиях «Проект S» интереса к размножительной деятельности не выказывал. Либо тщательно скрывал оный, догадываясь, чем ему сие грозит. Разумеется, указание «папаши» Сефирот проигнорировал, так как вид Ходжо со свечкой в изголовье кровати будил лишь одно желание: уйти в монастырь. Между тем опытная женщина долгое время отшивала поклонника. Понимала всю глубину пропасти, лежащей между ними, и не хотела, чтобы парнишка загубил своё, несомненно, блестящее будущее. Но Сефирот проявил настойчивость и, в конце концов, крепость пала…
…Их роман вспыхнул, как Сверхновая. Но если санинструктор воздерживалась от комментариев и у неё боялись выяснять подробности из боязни отхватить люлей, то Сефирот, не имея опыта в амурных делах, сделал глупость, за которую потом корил себя всю оставшуюся жизнь. Он вслух высказался о намерении создать первичную ячейку общества с женщиной своей мечты. Военные корреспонденты не брезговали жареными сплетнями. Они ухватились за сенсацию и устроили за парочкой настоящую охоту.
…Когда в пресс-службе Компании Шин-Ра увидели сефиротову «мечту», то, мягко говоря, фалломорфировали всем отделом. Показали фотографию «мечты» профессору Ходжо и спросили, всё ли у его мальчика в порядке с головой? Ходжо уронил очки, потерял челюсть и превратился в соляной столб. А его не так-то просто было смутить, удивить или напугать!
Дело запахло скандалом. Мало того, что «мечта» не прошла фэйс-контроль! Влюблённый Сефочка чуток забил на боевые действия и большую часть времени проводил в медсанчасти. То у него ухо болело, то горло, то нос, то голова, то колено, то давление подскакивало. Самое смешное, что диагноз всегда подтверждался и Сефирот вместо службы отправлялся на больничную койку. В vip-палату, где ему оказывалась квалифицированная медицинская помощь. Но, несмотря на это, состояние больного ухудшалось. Стоны, периодически доносящиеся из палаты, явно свидетельствовали о жутких мучениях пОциента…
Пока ответственные лица думали, как аккуратнее проинформировать президента, тот сам заинтересовался, что за неведомая хворь подкосила Лучшего из Лучших. И поручил Вельду разобраться. Напрямую, минуя Хайдеггера и командующего Вутайской Группой Войск. Что являлось беспрецедентным шагом и демонстрировало его глубокую озабоченность.
Турки провели оперативно-розыскное мероприятие «Наблюдение». Через несколько дней Вельд отчитался, что задание выполнено, но результаты президента, увы, не обрадуют.
- Ему настолько плохо? - встревожился Артур Шин-Ра.
- Напротив. Ему… хорошо, - хмуро ответил Вельд, с трудом удержавшись от соблазна вставить между двумя последними словами существительное из пяти букв, начинающееся на «б». - Мы вскрыли коррупционную схему пребывания Сефирота на больничном и изъяли у его… сообщницы письменную инструкцию, как симулировать различные виды заболеваний. Рапорт, изъятый документ и видео я отправил спецсвязью. Видео существует в единственном экземпляре, но я бы его никому не показывал, а желательно, уничтожил.
- Что это за видео такое? - удивился президент.
- Ну… ПосмОтрите.
…Когда обеспокоенный Ходжо явился по вызову в кабинет президента, пунцовый от ярости шеф молча развернул к нему монитор персонального компьютера и воспроизвёл видеозапись. На сей раз рюмкой чая даже близко не пахло…
- Это как называется? - проскрежетал Шин-Ра-старший, когда кино закончилось.
- Это называется, у Сефирота губа - не дура, язык - не лопата! - восторженно ответил маньяк-профессор, протирая полой халата внезапно запотевшие очки. - Ке-ке-ке, потрясающе! Великолепно! Признаю, что не достиг бы таких результатов в лаборатории! Какая женщина… ммм… Огонь! Эх, я бы с ней тоже не отказался...
Президент задумчиво разминал кулак, будто намереваясь дать Ходжо в морду-с. Но удержался.
- Ответ неверный. Это называется «потеря рыночных позиций» и «капитуляция»! Вправляй ему мозги на место или я тебя уволю.
Президенту, в отличие от глав Департаментов, нафиг не нужен был «Герой Вутайской войны», манкирующий должностными обязанностями. Кроме того, самый известный бренд надлежало продавать исключительно в холостой версии. На худой конец, Сефирот мог встречаться, но лишь с актрисами, моделями и светскими львицами. И обязательно под чутким руководством пресс-службы Компании Шин-Ра!
- Я с ним поговорю, - покорно кивнул Ходжо.
…Сефирот не удивился его звонку.
- Дай угадаю. Порнуху посмотрел?
- К-какую п-порнуху? - Глаза Ходжо округлились от неожиданности.
- А то я не умею скрытые камеры искать… Ту, которая в вентиляции была, я с порога срисовал. Правда, Турки её криво пришпандорили. Пришлось поправить и шконку передвинуть левее для лучшего ракурса. Я тебе даже воздушный поцелуй послал примерно на шестой минуте. Заценил?
- Так это ты мне? - обречённо проблеял Ходжо, понимая, что над ним конкретно издеваются. - Сеф… гм… такое дело. Президент очень настойчиво… гм… интересуется, что вы с санинструктором Ланге… гм… вытворяли.
- Что вытворяли? Чу-де-сааа! - Ходжо физически ощутил, как «сынок» закатил кошачьи глаза и расплылся в довольной ухмылке.
- Н-нет, он… гм… в том смысле интересуется, что это значит?
- Это значит: скомпрометировал девушку - женись!
«Говорил же я Артуру: рано его из лаборатории выпускать, он недостаточно социализировался! Не дай Лайфстрим, они уже расписались… Баба явно очень ушлая, а на фронте это быстро делается…»
Разговор закончился ничем и Ходжо вынужден был доложить президенту, что ему не удалось достучаться до «сынишки».
- Эта ведьма дурно на него влияет и губит нам весь маркетинг, - поморщился Артур Шин-Ра и принял исчерпывающие меры для возвращения Сефирота в строй.
Начальники Департаментов, которые уже, было, расслабили булки, снова напряглись. А Сефирот сделал правильные выводы, замкнулся и больше не позволял себе несанкционированной самодеятельности. Слишком болезненным и отрезвляющим оказался урок. А главное, некого было винить в случившемся, кроме себя.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:40 | Сообщение # 8
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
…Поздно ночью после похорон майора Гейнсборо и бойцов его подразделения Вельд, на душе которого скребли злые монстры (всё-таки он был относительно порядочным человеком), вылез через слуховое окно на крышу штаба Группы Войск, где и обнаружил Сефирота. Тот сидел на краю ската кровли, свесив ноги, любовался звёздным небом и время от времени прикладывался к бутылке вутайской рисовой водки. Из горла и без закуски. Видимо, ничего лучше не нашлось, так как вутайская водка была омерзительным на вкус пойлом, после дегустации коего у мидгарских сомелье появлялось чувство, будто они нахлебались одеколона «Шипр».
- Не возражаешь? - спросил Вельд, усаживаясь рядом.
Сефирот недобро прищурился, сделал глоток «огненной воды», занюхал прядью своих волос, кивнул, отвернулся и процедил:
- Добивай.
Вельд немного помолчал, думая, с чего начать.
- Троллинг с камерой был… неплох. Хотя до восьмидесятого левела не дотянул.
Резко поумневший и присмиревший Сефирот лишь понуро молчал. Словно из уважения к его горю примолкли даже говорливые вутайские цикады.
- Ничего бы не было, если бы ты про женитьбу не сболтнул. О таких вещах вслух не говорят.
Сефирот опять не ответил и Турк тихо продолжил:
- Эх, молод ты ещё, парень, зелен… Походу, не въезжаешь… Думаешь, если ты такой единственный, неповторимый и незаменимый - тебе сойдёт с рук любой выпендрёж? Поверь, это не так. Ты - всего лишь продукт Компании, который она выгодно продаёт. Как и остальные СОЛДАТы. В тебя столько денег вбухано, что тебя не отпустят, пока «Шин-Ра» не отобьёт вложенное в тебя бабло. А в её бизнес-плане твоё амплуа примерного мужа и семьянина не предусмотрено. Поэтому просто прими как факт, что в ближайшие …дцать лет у тебя не будет семьи. В твоём случае вообще нельзя иметь никаких привязанностей, которые Компания сможет использовать против тебя.
В голосе Вельда звучала неподдельная грусть. В своё время он допустил оплошность: женился и даже ребятёнка настрогал. Поэтому «Шин-Ра» в любой момент могла взять его за жабры.
- Я тебя услышал, - хмыкнул Сефирот, вновь прикладываясь к бутылке. И таким тоном это было сказано, что Вельд невольно поёжился. Поборов минутное замешательство, он хлопнул Сефирота по спине, да так, что едва не скувыркнул его с крыши.
- Да. Ещё один совет. Я заметил, что ты держишь всё в себе. Зря ты так делаешь. Надо периодически спускать пар. Иначе башню сорвёт.
Сефирот последнее предложение никак не прокомментировал.
…Приблизительно через две недели он полетел в Мидгар с отчётными документами и уже на вокзале оценил градус помешательства трудящихся. Сефирот не видел фильм «A Hard Day's Night», поэтому не мог сопоставить картину собственного бегства и бегства «битлов» от толп обезумевших поклонниц. Но, скорее всего, некоторая аутентичность в данных сценах наличествовала. Отступать пришлось бегом через пути в западной горловине станции Мидгар-Пассажирский и далее, огородами, через территорию ТЧ-2 и отстойник ЛВЧД-1, более известный как «Кладбище поездов». Лихо перепрыгивая через автосцепки и подныривая под вагонами. Один из составов тронулся в самый неподходящий момент, Сефирот получил в жбан авторегулятором, но всё же изловчился проскочить между колёсными парами и вывалился в междупутье. В результате на приём к президенту он явился с великолепной шишкой на лбу.
Президент, впрочем, не обратил внимания на шишак. Он без долгих прелюдий предложил Сефироту должность командующего фронтом на самом проблемном направлении - западном.
Сефирот не пришёл в восторг от этого заманчивого предложения. На руководящий пост он не рвался, так как здраво оценивал свои возможности и не хотел погрязнуть в бумажках и совещаниях. Однако президент настаивал и Сефирот, подумав о тысячах никому не нужных смертей, согласился. Но сразу предупредил, что мгновенного чуда не произойдёт. Заодно дал понять, что он не всесилен и, если саботаж носит глубокий и системный характер, ему придётся менять всю командную верхушку, ломать структуру управления и назначать на должности «своих» людей. А «своих» людей надо было ещё подобрать и обучить управленческой деятельности, так как командовать войсковыми соединениями не каждый сможет. Для этого, пардон, образование нужно. Ну и мозги, разумеется.
- И вообще, - присовокупил Сефирот, - я сильно удивлюсь, если через неделю не подорвусь на мине или не словлю шальную пулю. Чисто случайно, конечно…
Президент был в шоке, но не потому, что не догадывался о системном саботаже, а потому, что Сефирот был первым, кто, рапортуя о результатах работы, не наплёл ему с три короба, приукрашивая действительность, а обозначил ситуацию во всей её неприглядной красе. С одной стороны это было хорошо: президент мог доверять хоть кому-то. Потому что он не доверял даже собственным аквариумным рыбкам. С другой стороны - плохо, так как прямолинейность могла в итоге выйти боком самому Сефироту.
- Мальчик мой, - покровительственно заявил Артур Шин-Ра, - я всецело полагаюсь и рассчитываю на твой опыт и талант. Действуй, как сочтёшь нужным.
В общем, нацайника переложил проблемы со своей больной головы на чужую здоровую, так как задача, поставленная Сефироту, была практически невыполнимой. По крайней мере, для её реализации требовались время и содействие людей, действительно заинтересованных в окончании войны. А таковых среди командования можно было пересчитать по пальцам. Одной руки. В штабе Группы Войск недобро шутили, что президент обвешал капитана Кресцента гранатами и бросил под танки.
…На Западном фронте царили эталонные анархия и разгильдяйство.
Рассказывают, что когда Сефирот прибыл в ставку и включил свой рабочий компьютер, то прямо посередине десктопа узрел папку под названием «ХУЙНЯ». Именно так: капслоком…
- Сволочи, - уныло произнёс Сеф, подпирая рукой щёку. - За такое вас надобно расстрелять. Прямо в спину, из пулемёта. И топор ещё вслед кинуть…
Затем он пошёл в гараж и наступил там на использованную женскую прокладку. Будучи человеком относительно сдержанным, он не стал размахивать Масамунэ налево-направо, а всего лишь процедил сквозь зубы свою любимую фразу:
- Развели тут… антисанитарию.
Но самая мякотка ожидала его в момент инспектирования одной из частей за линией фронта. В ходе проверки учебного корпуса Сефирот неожиданно застукал какого-то рыжего мамлея из числа СОЛДАТ 3-го класса верхом на звезде… в смысле, в самый кульминационный момент осуществления тесного взаимодействия с представительницей местных вутайских племён. К сожалению, данный вид взаимодействия не был регламентирован ведомственными нормативно-правовыми актами. А «корешок» рыжего мамлея стоял с бутылкой самогона «на васере» у входа в гнездилище Порока и оказывал активное противодействие вторжению командующего.
Влюблённого джигита звали Генезис Рапсодос, а кунака влюблённого джигита - Анджил Хьюли. Весь следующий день эти двое усердно преодолевали полосу препятствий в костюмах химзащиты. Когда Сефирот счёл, что достаточно над ними поглумился, он вызвал их «на ковёр» и прочитал длинную лекцию о моральном облике СОЛДАТа. Закладывать косячников вышестоящему руководству он не стал, т.к. посчитал зазорным опускаться до уровня мелкого кляузника. Решил разобраться с ними на местном уровне и, как показали дальнейшие события, правильно поступил.
По зловещей иронии судьбы Генезис и Анджил оказались солдатами типа «G» - «неудачными» экспериментами Холландера. В них тоже были внедрены клетки Дженовы и, хотя вирус был неактивен, Сефирот, Генезис и Анджил одновременно почувствовали какую-то необъяснимую связь друг с другом. Помимо этой почти мистической связи у них оказались схожие интересы и менталитет с поправкой, естественно, на издержки воспитания. Поэтому буквально на третий день после прочтения лекции они вполне мирно пропускали в буфете сто грамм боевых и рассуждали о дальнейших перспективах развития взаимоотношений с Вутаем.
Вот так неожиданно у Сефирота нарисовались друзья, которых можно было почти без натяжки назвать близкими.
«Да ладно!» - синхронно воскликнули Ходжо и Холландер. Скептически относясь к происходящему, учёные мужи имели свой взгляд на подоплёку этой дружбы. Холландер считал, что катализатором стало тщеславие Генезиса, который подался в СОЛДАТы, желая славой затмить Сефирота, а Ходжо полагал, что троица действовала под влиянием Дженовы. Согласно его теории все носители её клеток стремились к воссоединению. В одном господа учёные были солидарны - в заблуждении, что Сефирот из-за своей асоциальности не способен сблизиться с кем-либо по собственной инициативе. Хотя после лав-стори, инициатором коей явился именно «Проект S», могли бы пересмотреть своё мнение.
…Сефирот остро нуждался не только в друзьях, но и в толковых соучастниках. Некоторое время он присматривался к Анджилу и Генезису: а на что те в принципе способны? Друзья они были верные и надёжные, но соответствовали ли критериям, предъявляемым к командирам? Оба происходили из семей военнослужащих и дальнейшую карьеру связывали именно с армией. Значит, была надежда, что они реально заинтересованы в карьерном росте. Другой вопрос, какими способами? И совпадали ли их желания с их возможностями? Если Хьюли демонстрировал последовательность во всех начинаниях и зарекомендовал себя серьёзным и ответственным офицером, то Рапсодос казался разбандяем первой статьи. Понятие воинской дисциплины и субординации у него заключалось в том, чтобы выслушать приказ, затем послать командира в жопу, а приказ проигнорировать. Когда Сефирот увидел в почте пятый рапорт на нерадивого летёху, он понял, что ситуация выходит из-под контроля. Рыжий, походу, вообще берегов не видел.
Дружба дружбой, а индивидуально-воспитательную работу никто не отменял. Однако Генезис на требование: «Выключай борзометр, Рапсодос!» - не соизволил покаяться. А чётко, внятно и аргументировано доложил, кто, где, когда и по какой причине был послан, продемонстрировав при этом блестящие знания общей тактики и аналитический склад ума. И завершил доклад тем же выводом о системном саботаже, к которому ранее пришёл Сефирот.
- Когда ты догадался? - хмуро спросил тот, предварительно удостоверившись, что рядом нет лишних ушей.
- Когда мне дали взвод желторотых пехотинцев, пушку-«сорокопятку» «Прощай, Родина!» и ни грамма материи и приказали удержать высоту 1459.
Сефирот слышал об этом инциденте, произошедшем до его прибытия на Западный фронт. Кое-то из кожи вон лез, стремясь допустить прорыв вутайцев к важному в стратегическом отношении населённому пункту [наименование вырезано военной цензурой] с крупным железнодорожным узлом и военным аэродромом. А чтобы у президента не возникало вопросов, почему на пути вутайцев не оказалось боеспособных частей и соединений, в самое пекло был брошен пехотный взвод. Брошен заведомо на убой, чисто для отвода глаз.
Командир взвода, почуяв морозное дыхание белого пушного зверька, экстренно залёг в медсанчасть с подозрением на дизентерию. И тогда временно исполняющим его обязанности назначили СОЛДАТа 3-го класса младшего лейтенанта Г. Рапсодоса. Назначили по той простой причине, что этот нагловатый выскочка и скандалист порядком всех достал.
Генезис тогда ещё не взял за моду оспаривать приказы, поэтому подчинился и окопался со взводом смертничков на указанной высоте. Он справился с поставленной задачей, устроив вутайским недобиткам вежливый приём в духе 9-ой роты 345-го парашютно-десантного полка ВДВ. (Имеется в виду подлинная история 9-ой роты, а не псевдо-историческая клюква Фёдора Бондарчука, - прим. Автора.) Противник споткнулся о высоту 1459 и увяз в тяжёлом штурме. Конечно, в итоге вутайцы взяли бы высоту, тупо закидав Генку и его бойцов трупами. Но, поскольку элементарная согласованность в действиях командиров шинровских подразделений отсутствовала, через сутки ожесточённых боёв к Рапсодосу подошло подкрепление. Да и артиллерия подтянулась… очень вовремя, потому что у ребят закончились боеприпасы; Генезис зарядил Рапиру, попрощался с сослуживцами и выдвинулся на огневой рубеж встречать намного превосходящие силы противника. Он вышел из поединка весь в кровище, но живой, в то время как неудачливых вутайцев сгребали со склона граблями.
После этой истории у Генезиса как у человека, которого только что попытались откровенно угробить, возникли вопросы к командованию. С течением времени вопросы накапливались, поэтому, когда Сефирот вызвал его для дачи объяснений, Генезиса прорвало. Он выложил всё, что накипело, и увенчал тираду эпохальной фразой: «Только массовые расстрелы спасут Родину!»
- Хорошо, - заметил Сефирот. - Однако отвергаешь - предлагай. Скажем, завтра я турну взашей командира первой дивизии; пойдёшь на его место?
Если бы Генезис ляпнул: «Да легко!» - Сефирот съехал бы с опасной темы и больше её не затрагивал, но…
- Разумеется, нет, - открестился Генезис, который хоть и был самонадеян и временами страдал шапкозакидательством, но всё же здраво оценивал свои знания и силы. - Я предпочёл бы сперва набить руку на менее высоких должностях.
- Я тебя понял. Зайдёшь ко мне через двадцать минут вместе с Хьюли.

- Это ещё что? - не понял Артур Шин-Ра, открыв папку с ежедневной корреспонденцией.
- Представление на перевод во второй класс СОЛДАТ, представление на присвоение воинских званий на одну ступень выше и рапорта о согласии с назначением на должность, - борзо отрапортовал секретарь-референт.
- Рапсодос? Хьюли? - Президент собрал морщины на лбу, вспоминая. - А, это те экспериментальные образцы Холландера... А что, хорошо себя зарекомендовали?
И углубился чтение характеристик. Пока читал - восхищённо цокал языком и качал головой, приговаривая: «Ну надо же… Ё-моё!» Судя по высокопарному «штилю», текст Сефирот сочинял сам, а когда Сефочка был в ударе, он умел удивительно красиво брехать… то есть, простите, подбирать звучные эпитеты. Судя по его отзывам, Рапсодоса и Хьюли надлежало позолотить, поставить на божничку и молиться на них три раза в день. Президент привык ничему не удивляться, хотя ситуация была неординарной, ведь Сефирот скорее умер бы, чем занялся кумовством и приисканием синекур для особо приближённых. Артур Шин-Ра всё правильно понял, поэтому, не колеблясь, поставил в документах визу: «Утверждаю». Просто Сефирот начал выполнять обещание разогнать саботажников и расставить на ключевые посты «своих» людей…

…Несколько лет спустя, сидя в одном из уличных кафе вутайской столицы, уже полковник Кресцент и подполковники Хьюли и Рапсодос беседовали «за жизнь». Город утопал в цветах и зелени, а ещё - в шинровских флагах и гербах. Так победители визуально утверждали своё право на покорённую территорию. Хотя кое-где на чердаках прятались снайперы, а в пригородах сновали вутайские ДРГ, в целом на улицах было безопасно.
Война была ещё не закончена, хотя её горячая фаза завершилась. Одноимённая столица Вутая сдалась без боя; накануне генерального наступления войска противника покинули её. Годо Кисараги понимал, что имеющимися силами город не удержать; ресурсы его государства в ходе многолетнего конфликта были полностью исчерпаны. И он не хотел жертв со стороны мирного населения. Тем не менее, Годо отказался подписывать акт о капитуляции и вместе с императорской гвардией отступил в джунгли на западе острова. С ним ушли те гражданские лица, которые решили взять в руки оружие и включиться в борьбу с захватчиками. Из лесов Годо периодически беспокоил армию Шин-Ра партизанскими акциями; эти укусы были досадными, но не более. Полномасштабные военные действия остались в прошлом...
- Мне тут в штабе по секрету шепнули, - сказал Генезис, тщетно пытаясь поддеть вутайскими палочками какой-то местный деликатес; отчаявшись, попросил официанта принести вилку, - из Мидгара распоряжение летит: снимать с Вутая статус зоны боевых действий и вводить режим КТО (1). Угадайте, что сие означает?
- «Боевые» платить не будут, - вздохнул Анджил. - И льготы посрезАют. А те, кто не успел награды за участие в боевых действиях получить - вообще в пролёте.
Сефирот молчал, потому что как всегда знал немного больше, чем его друзья-коллеги. В штаб Группы Войск летел ещё приказ по личному составу. О переводе его, Хьюли и Рапсодоса для дальнейшего прохождения службы в Мидгар. А также приказ о досрочном присвоении им очередных воинских званий. Чтобы подсластить пилюлю.
Источником полезной информации опять выступил начальник отдела Турк. Вельд проникся к Сефироту отеческой симпатией как к сыну, которого у него никогда не было. «Ты, Сефка, - приговаривал он, - единственный порядочный человек в этом серпентарии, где каждый спит и видит, как бы другого швырануть об шляпу. За что я тебя исключительно ценю и уважаю».

… - Они что там, наверху, умом повредились? - недовольно процедил Сефирот, утопив взор в кружке пива. - Так вроде не весна и не полнолуние... Мне нужно ещё хотя бы пару месяцев, чтобы выбить Кисараги из джунглей и поставить, наконец, в этой истории точку.
- Положим, ты нанёс ему удар, от которого Вутай никогда не оправится, - заметил Вельд. И видя, что Сефирот порывается возразить, присовокупил: - Ладно… Не ворчи. На самом деле и в твоих интересах тоже, чтобы этот очаг напряжённости тлел вечно-вечно.
- Окстись. Я, конечно, не вселенская доброта, но мне жаль баб, стариков и детей, на чьи головы вот уже восемь лет сыплются снаряды. Пора с этим кончать.
- Сеф… Послушай меня внимательно... За восемь лет Компания создала гигантскую военную инфраструктуру. Всё логично, такая необходимость была обусловлена войной. И вот война окончена. Куда это огромное воинство в мирное время девать? Ладно, технику - в пустыню на консервацию; срочников можно дембельнуть или на охране общественного порядка задействовать и ежегодный призыв сократить. А что делать с СОЛДАТами, каждый из которых обходится Компании в кругленькую сумму? И с которыми заключается пожизненный контракт? Расторгнуть контракт в одностороннем порядке невозможно без очень серьёзного залёта со стороны СОЛДАТа. На моей памяти за восемь лет подобных залётов было от силы десять, ибо дураков нет, все держатся за свои места. Условия контракта тоже в одностороннем порядке изменить нельзя, так как это железобетонное основание для подачи иска в суд за нарушение трудового законодательства и, поверь, любой суд встанет на сторону сотрудника, а не работодателя. А Артур пока что ссыт на судебную власть залупаться: он же, типа, хочет всем показать, что у нас правовое государство и законы работают… Содержать СОЛДАТ в таком количестве, как сейчас, просто нерентабельно. Их КПД в мирное время - практически нулевой. А Компании нужно срочно скидывать лишний балласт и резать ненужные расходные статьи, дабы вылезти из финансовой жопы, в которую она за восемь лет влезла.
Вот тут и встаёт извечный вопрос: шо делать? Разогнать отдел к е@еням по-беспределу? Представляешь, что будет, если на улицу одномоментно выкинуть несколько сотен озлобленных на Шин-Ра мужиков, которые ни х@я в этой жизни не умеют - только убивать? И чьи навыки на рынке труда мало востребованы, а запросы - предельно высоки? Хорошо устроиться повезёт лишь единицам. Остальные моментально собьются в преступные группировки, и это будет такой головняк, что мама, не горюй! Единственный оптимальный вариант с точки зрения Компании: сохранить небольшую элитную группу с тобой во главе в качестве иконы, а остальных - повально утилизировать. Скажем, парней загоняют к Ходжо для очередного облучения Мако и через некоторое время личный состав начинает загибаться от почечуя или сложнопопукивающей диареи. Компания проводит по данному факту служебную проверку, приходит к выводу, что всему виной - неизученная инфекция природного характера, которую СОЛДАТы подцепили в Вутае, родным и близким кидает символическую компенсацию по утере кормильца, а тела кремирует, объясняя, что это необходимо для предотвращения распространения эпидемии. И концы в воду. Тебе ребят и их родителей не жалко? А при совсем уж хреновом раскладе, если Компания сочтёт, что и в тебе надобность отпала, ты вернёшься в лаборатории Научного Департамента к папе Ходжо. А Хьюли и Рапсодос поедут в родную Банору целину подымать.
- В лабораторию я не вернусь. Скорее в джунгли с вутайцами уйду, - отрезал Сефирот и набычился, глядя на Вельда исподлобья.
«Когда он так делает - ну просто вылитый отец… - мелькнула в голове Турка шальная мысль. - Эх, Винсент, Винсент… Знать бы, где твоя могила…»
Он тряхнул головой, прогоняя нежелательные ассоциации, и приложился к кружке.
- Я же говорил… Ты моментально полез в бутылку, едва я обозначил тебе возможную перШпективу. У других последует аналогичная реакция... А так - пороховая бочка в лице недобитого Вутая будет держать Компанию в тонусе. И будет шикарным предлогом для сохранения отдела СОЛДАТ в полном составе, поскольку может рвануть в любой момент.
Видя задумчивое лицо Сефирота, Вельд с нажимом произнёс:
- Хорошенько подумай. Мой тебе искренний совет: отчаливай в Мидгар и не грузись. Да, я понимаю, у тебя шкурный интерес: ты генерала хочешь. Так будут тебе лампасы. Наверху уже всё согласовано. А в Вутае введут режим КТО - это самый безболезненный и компромиссный вариант, до которого договорились враждующие кланы. Сеф… без обид. Только за то, что ты завершил горячую фазу войны, тебе памятник следует поставить из чистого золота на центральной площади Мидгара. Пусть с остальным уже другие люди разбираются, ладно?
- Знаешь, как это у лётчиков называется? Проехаться рылом мимо взлётной полосы, - пробурчал Сефирот и залпом влил в себя остатки пива. - Но, в общем… я твою мысль уловил.


…С этого времени конфликт в Вутае перешёл в стадию заморозки. Гражданское население, с облегчением вздохнув, что этот кошмар наконец-то закончился, начало постепенно возвращаться в разрушенные города и деревни, распахивать заминированные поля, очищать улицы от противотанковых «ежей» и налаживать отношения с оккупационной администрацией. Не известно, кого оно при этом поминало наиболее добрым и лестным словом - своего Императора или Артура Шин-Ра - но подавляющее большинство вутайцев не желало дальнейшего открытого противостояния. Хотя реваншисты тоже имелись и эпизодически мятежный остров вспыхивал. Однако расквартированный там шинровский гарнизон быстро прижимал недовольных к ногтю. Годо Кисараги продолжал прятаться в лесах, в переговоры принципиально не вступал и ночами вылезал попартизанить, прощупывая готовность противника к ответным мерам. В силу указанных обстоятельств президент Шин-Ра не стал расформировывать или сокращать отдел СОЛДАТ, хотя замороженный конфликт его не очень устраивал. Но он не терял надежды, что когда-нибудь Годо образумится и подпишет мирный договор.
…Вместо Годо за ум взялись его племянники…

-----------------------
1) КТО - контртеррористическая операция.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:46 | Сообщение # 9
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод седьмой. Готик-стайл или Новая амазонка.


Вжик, вжик, вжик, хоп - уноси готовенького,
Вжик, вжик, вжик, хоп - кто на новенького?
(с) муз. Е.Крылатова, сл. Ю.Энтина,
«Песенка о шпаге»


…- Времени у нас немного, - подытожил Руфус. - И оно имеет свойство пролетать незаметно. Завтра у меня будет программа дипломатического визита, согласованная со второй стороной. От вас, господа, я жду конструктивных предложений и решительных действий. В частности от вас, Рив, мне нужна вся информация о строительстве стадиона Надир Арена. А то в народе его уже окрестили Распил Ареной: строительство идёт десять лет и в него тридцать ярдов вбухали... Впору уголовное дело возбуждать… Сефирот, ваша задача - получить у Рапсодоса согласие на отзыв из отпуска. И разработать план образцово-показательных выступлений, разумеется. И всё это надо сделать в максимально сжатые сроки. Три дня, - больше я вам дать никак не могу. Потом мы ещё раз соберёмся и детально обсудим все мероприятия. Только не здесь. - В руках вице-президента волшебным образом появился глянцевый каталог ресторанов Мидгара. Как будто он его до сей минуты на коленях держал. - Предлагаю встретиться в каком-нибудь уютном ресторане.
Сефирот моментально сделал ушки топориком. Нет, пожрать-то он любил. Особенно на халяву. Но любил пожрать так, чтобы потом отвалиться от стола, как сытый постельный клоп. В «илитных» ресторанах порции были непростительно маленькими и злобно кусались одним только ценником. А если на кухне властвовал шеф-экспериментатор-извращенец - из ресторана можно было смело уходить, потому что все эти кулинарные изыски были рассчитаны на таких же гурманов-извращенцев. В основном из когорты так называемого креативного класса…
Рив Туэсти тоже удивился: с каких щей Руфуса вдруг в ресторан потянуло? Все выше озвученные планы можно было спокойно обмусолить в кабинете. «Наверное, так надо, - убедил себя начальник Департамента Градостроительства. - Чай, дипломат. Ему виднее…»
Шин-Ра-младший между тем увлечённо шуршал страницами, листая каталог.
- Ваши предложения, господа? У кого-нибудь есть на примете очаровательное заведение?
- Может, в «Вутайскую кухню» сходим? - с безнадёгой в голосе вопросил Сефирот.
- Что вы, что вы! - Руфус отмахнулся с притворным ужасом. - Это моветон… Ага, вот, интересно: гастро-бар «Gosha».
- От слова «гастрит»? - ещё безнадёжнее вопросил Сефирот.
- Ну откуда такие упаднические настроения? Неужели вы ни разу не ходили в ресторан с коллегой по работе?
- Ходил. С Ценгом. В ресторан «Болеро».
- И как? - полюбопытствовал Руфус, опустив каталог на колени.
- По мне - так средней паршивости. А Ценгу очень понравилось. Особенно то, что там контрольно-кассовой машины нет и в баре спиртное продают малолеткам. Он сам так сказал.
- Ценг в своём репертуаре, - усмехнулся Рив.
- Значит, «Болеро» отпадает, - констатировал Руфус. - Слушайте, а чего мы зря мучаемся? Есть старый, проверенный вариант - ресторан «Амон». Третий год занимает первое место среди заведений системы общепита. Правда, столик в нём надо бронировать за месяц, но я этот вопрос улажу…
- «Амон»… «Амон»? - Рив пощёлкал пальцами, вспоминая. - А, тот, который находится в здании бывшего железнодорожного депо?
- Он самый. - Руфус вновь белозубо улыбнулся. - Вы там ещё не были? Рекомендую. Уверен, вам понравится. Национальная кухня; исключительно свежие, экологически чистые продукты. Без консервантов и ГМО. Сефирот?
- Годится. По сколько скидываемся?
Руфус был удивлён.
- Ни по сколько. Моя идея - я за всё плачУ.

Выйдя от вице-президента, Сефирот сразу набрал номер Анджила:
- Генезиса надо срочно отзывать из отпуска. Указание руководства. Твои соображения: где этот злоумышленник может шкериться?
- Блин, я уже голову сломал, - ответил полковник Хьюли. - Но в последнее время вроде бы Скарлетт за ним ухлёстывала. Может, он где-нибудь у неё в апартаментах зависает… прикованный наручниками к люстре за ноги? Могу сходить, проверить.
- Дерзай, - благословил Сефирот. - А я навещу Холландера.
…Однако Холландера дома не оказалось. Консьерж сказал, что тот ушёл час назад, не сообщив, куда.

…Док Холландер никогда ранее не посещал подобных заведений и потому чувствовал себя не в своей тарелке. Док Холландер никогда ранее ТАК не одевался и потому чувствовал себя не своей тарелке. Док Холландер никогда ранее не играл в кошки-мышки с судьбой и потому чувствовал себя не в своей тарелке.
Док Холландер стоял возле барной стойки клуба «Железяка», облачённый в косуху, бандану, узкие кожаные брюки с металлическими заклёпками по швам и остроносые штиблеты на высоких каблуках, со шпорами. Генезис предупредил, что в этом клубе собираются самые упоротые и отмороженные неформалы, поэтому не стоит выделяться из толпы.
«Любопытно, - желчно думал Холландер, - ты-то откуда об этом знаешь?»
Память услужливо напомнила, что Рапсодос в душЕ был металлюгой.
Профессор медленно дурел от искусственного дыма, бешеной пляски разноцветных огней прожекторов, грохота «тяжёлой» музыки и общей безумной атмосферы. Перегруженные электрогитары ревели так, что у него сводило скулы. От непрекращающихся бластбитов начался нервный тик. Прямо в «родничок» долбили, сволочи! Публика была представлена всеми направлениями готики, эмо, панка, рока и металла. До сего вечера Холландер и не подозревал, что в Мидгаре проживает столько ушибленных на голову людей, причём зачастую - весьма почтенного возраста.
Как ни странно, коктейли в клубе подавали гламурные. Холландер заказал «отвёртку» и получил целый тропический лес в бокале. Он долго пытался прильнуть к нему хоть с какого-то края без риска выколоть глаз. Когда же, наконец, нашёл подходящий угол и сделал глоток, в тылу прозвучало глубокое и насмешливое контральто, от которого волосы профессора встопорщились не только на голове:
- Ни хрена ты выфрантился, дядя. Что, косишь под байкера?
Холландер резко обернулся и узрел сферическую готессу в вакууме. Бархатное чОрное платье с широкими, длинными рукавами и юбкой, обильно отороченной кружевом и цветами. На руках - кружевные перчатки; на рёбрах - тугой корсет цвета запёкшейся крови; чОрные лосины с изображением серебряной паутины; высокие неформальские сапоги на тракторной платформе; на шее - бархотка с серебряным пауком; за спиной - рюкзак в виде гробика. Завершали портрет пышные чОрные локоны до лопаток, в которых мелькали редкие алые пряди. А лицо-то, лицо! Мёртвенно-белая маска с чОрными губами и целой палитрой холодных красок на веках... Глаза тёмные и манящие, как омуты…
Холландер непонятливо сморгнул и водрузил стакан на барную стойку.
- Простите?
Готобаба снисходительно улыбнулась уголком рта и профессора как из душа окатило. Эта улыбочка могла принадлежать лишь одному человеку на свете.
- Ген…
Рапсодос поспешно зажал ему рот рукой и, наклонившись к самому его уху, тихо произнёс своим обычным голосом:
- Никаких имён!
- Омноном, - невразумительно промычал Холландер.
Генезис отнял ладонь от его губ.
- Что ты сказал?
- Слишком вызывающе…
- Самое оно: приметная готёлка без особых примет, - усмехнулся Генезис. - В таком гриме и наряде меня никто не опознает. Айда на улицу, здесь слишком шумно.
Холландер прихватил со стойки свой бокал с мангровыми зарослями и вслед за Генкой протиснулся сквозь толпу к выходу. С наступлением ночи клуб начал активно заполняться людьми. Половина которых, судя по потере ориентации, находилась под воздействием алкоголя и иных веществ, расширяющих сознание. Холландеру изрядно помяли бока, прежде чем он добрался до дверей. В то же время Рапсодос явно не испытывал дискомфорта. Он не шёл, а струился, изящно обтекая нетрезвых и накуренных посетителей, так что казалось, будто по скользко надраенному мрамору пола походкой «от бедра» дефилирует сама Похоть. Только почему-то в образе Смерти…
«Интересно, - думал профессор, энергично работая левым локтем, а правой рукой бережно прижимая стакан к груди. Всё-таки коктейль был недешёвый. Не хотелось бы расплескать его по дороге. - Как вся эта шобла завтра рано утром будет на работу вставать?»
Эх, где его двадцать пять годков? Да хотя бы тридцать? В молодости мог пол ночи отжигать на дискотеке, накачивая организм спиртным, а наутро - опохмелиться кефирчиком и потом весь день вперёд науку двигать. А сейчас вроде чётко отдыхает восемь часов, а наутро такое ощущение, будто всю ночь бухал и танцевал…
…Выбравшись на улицу, Генезис и Холландер спустились с высокого крыльца и оттянулись за угол здания, к мусорным бакам. Район, где находился клуб, был поприличнее трущоб, поэтому мусор здесь не бросали прямо на улицу. Холландер тотчас сгрёб в горсть всю растительность из бокала и выкинул её в контейнер для пищевых отходов.
Генезис сразу взял Бахамута за рога:
- Ну, какие новости? Тебя уже допрашивали?
Холландер отрицательно покачал головой:
- Нет ещё.
Генезис почувствовал себя немного уязвлённым тем, что его не ринулись искать с низкого старта по первому свистку.
- Странно, - разочарованно процедил он. - Я и не подозревал, что Сеф - такой ватакат.
- Может, рано ещё? Или ему просто некогда? Отчёт и всё такое, - предположил Холландер, отнюдь не жаждущий встреч ни с Сефиротом, ни с Турками.
- А может, он не верит, что меня похитили? - расстраивал Генезис сам себя, нарезая круги вокруг профессора, невозмутимо потягивающего своё пойло. - Может, ты был недостаточно убедительным?
- Может и такое, - безропотно согласился Холландер. - А может, Сефироту на тебя тупо на$Rать… Я не знаю!
- Как на$Rать? - испугался Генезис и резко затормозил.
- Молча. Ты же и мёртвого достанешь своим поведением. Я не удивлюсь, если Сефирот нажрётся на радостях, когда поймёт, что наконец-то от тебя избавился.
(Эх, знали бы они, что в данный момент «ватакат» Сефирот пытает консьержа у Холландера дома!)
Да уж, Генезис действительно мог задолбать кого угодно. Просто в силу природного сволочизма. Доставалось всем без исключения, включая «папашу». Гена издевался над Холландером, даже находясь в материнской утробе, постоянно показывая «пятую точку» во время УЗИ. Поэтому они с Джилл долго гадали, девка родится или пацан. А когда Генезис появился на свет, то не заорал, как подобает приличному младенцу, а гнусно захихикал. Док сразу понял: этот образец в будущем доставит им хлопот!
А потом, конечно, приёмные родители Генку сильно избаловали, во всём ему потакая. Они долго и безуспешно пытались зачать наследника и совсем уже пали духом, когда в Банору внезапно нагрянули Джиллиан Хьюли и какой-то небритый увалень, притащившие с собой два сопящих кулька. Аристид и Аглая Рапсодосы наблюдали из окна, как небритый увалень выволок багаж из грузотакси и, кряхтя от натуги, начал перетаскивать его к крыльцу старого дома семейства Хьюли. Видно было, что ему тяжело справляться в одиночку, поэтому Аристид Рапсодос, не страдающий снобизмом, решил помочь ему по-соседски. Пока мужчины носили тюки и чемоданы, женщины разговорились. Джиллиан сокрушалась, что вследствие материальных проблем и отсутствия мужской поддержки ей будет трудно поднимать двоих детей, тем более мальчиков. Проходивший мимо Холландер заметил, что рыжего, скорее всего, придётся отдать в детдом, ведь нынче так сложно найти хороших приёмных родителей. И Аглая запомнила его слова. А потом она посмотрела на рыжего и тотчас без памяти полюбила его, как родного сына.
Вечером Аглая составила разговор с мужем, а наутро Рапсодосы стояли на пороге дома Хьюли с конструктивным предложением. Холландера не пришлось долго уговаривать, а Джиллиан Хьюли - и подавно: всё равно Генезис был не её ребёнком. Тем более, желающие его усыновить были состоятельными людьми, так что перспективы Генки выглядели гораздо более радужными... в отличие от перспектив Анджила… Правда, в Баноре жил друг детства Джилл (надо же, в рифму получилось, - прим. Автора), давно и беззаветно в неё влюблённый, и она планировала попытать счастья с ним: авось согласится взять разведёнку с прицепом. Этот друг детства - Киаран О’Малли - кадровый офицер «Шин-Ра» - впоследствии стал не только её мужем, но и человеком, обучившим Анджила и Генезиса азам фехтования.
- Эээеее, док, ты зачем такое говоришь? - Рапсодос уселся на каменный бордюр, отделяющий тротуар от проезжей части, и обхватил голову руками. - Нельзя такое говорить! Всё, жизнь дала трещину…
Он открыл, было, рот, чтобы процитировать подходящую цитату из «LOVELESS», но слова застряли у него в горле, едва он перехватил напряжённый взгляд Холландера.
- Гена. - Док смотрел на него округлившимися глазами. - Я тебя правильно понял? Ты неровно к нему дышишь? Тебе нравится Сефирот… эээ… как мужчина?
- Я что, больной? - сухо ответил Генезис, встал и отряхнул юбку. - Ты за кого меня принимаешь?
- Извини, - покаялся профессор. - Просто твоя… как бы выразиться помягче… одержимость Сефиротом выглядит немного странно.
- Нормально она выглядит, - безапелляционно отрубил Генезис. - И называется - «конкуренция». А не то, что ты подумал.
- Я ни о чём не думал…
- Всё, проехали! - Генезис жестом одновременно театральным и раздражённым отмёл за спину фальшивые локоны. - Закрыли эту тему. Возвращаемся к текущим вопросам.
- Что, обратно? – обречённо проблеял Холландер, с тоской глядя на крыльцо клуба. На крыльце какая-то бледная немочь, перегнувшись через перила, без устали отдавала назад выпитые коктейли. – Может, здесь пошепчемся?
- Ну давай здесь, - согласился Генезис. – Только от помойки отойдём, а то шибко… амбрэ.
Они передислоцировались через проезжую часть к дорожному знаку «Остановка запрещена».
- Завтра тебе придётся навестить Сефирота и попросить вскрыть дверь моего кубрика под предлогом, что тебе нужно оттуда что-нибудь забрать. Вот только что? Дай подумать… – Генезис возвёл очи горе.
Холландер мгновенно вспотел, как мышь под метлой.
- Может, не надо? – робко попросил он. – Я не хочу встречаться с Сефиротом. Когда он на меня смотрит своими жуткими глазищами, то как будто дыру во мне прожигает.
- С Сефиротом тебе рано или поздно всё равно придётся встретиться и, поверь, будет лучше, если ты придёшь к нему сам, а не он заявится к тебе. Потому что если он заявится к тебе – это означает, что ты попал в список подозреваемых.
(На самом деле Сефирот УЖЕ заявился к Холландеру в гости и, не добившись от консьёржа внятных показаний, поступил именно так, как поступил бы на его месте любой мало-мальски тёртый опер: устроил на адресе засаду. Ведь рано или поздно Холландер придёт домой, верно? Вот и Сефирот так подумал, поэтому вальяжно развалился на диване в холле первого этажа и, чтобы время зря не терять, начал набрасывать в блокноте телефона план образцово-показательных учений. Сефирот был очень терпелив и никуда не спешил.)
Холландер угрюмо изучал клубную вывеску и клял себя за то, что ввязался в эту авантюру.
- О, придумал! – Генезис щёлкнул пальцами. – У меня на журнальном столике медкарта лежит, я забыл её в регистратуру поликлиники сдать. Скажешь, что тебе надо её забрать.
- Сефирот спросит, для чего. Ты же по легенде пропустил плановый медосмотр. Что отвечать?
- Скажешь, что позвонили из регистратуры, возмущались, что я карту не сдал и грозились доложить президенту. А то, мол, сотрудники медкарты не возвращают, потом они теряются и тэ дэ.
- Ага. После этого Сефирот звонит Ценгу и говорит: «Друг мой ситный, смотри, какая ботва. Вот тут сейчас передо мной сидит профессор Холландер и аж прям усирается – так сильно жаждет проникнуть в чужое жилище, не испросив согласия проживающего в нём лица. А поскольку я тоже не имею права это делать, будь ласков: подгони своих бойцов с понятыми, пускай проведут оперативно-розыскное мероприятие «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», чтобы потом, когда Рапсодос таки нарисуется и спросит, кто лазал в тумбе с его игрушками из секс-шопа, мы с тобой могли бы как-нибудь свои задницы прикрыть». Минут десять они препираются по телефону, наконец Ценг сдаётся и, ругаясь матом по-вутайски, чешет к Отто Юльевичу подписывать распоряжение о проведении ОРМ. Тот после истории с Вельдом все ихние секретные бумаёжки через себя пропускает. Хайдеггер спрашивает: «Нахуа? Что за тёмные дела ты за моей спиной проворачиваешь? Ну-ка тащи сюда все ваши ДОУ, ДПОПы, х@ёпы или как там они называются? Будем разбираться». Через полчаса весь Шин-Ра-билдинг гудит, как трансформатор, а я стою и прею в кабинете президента. А-фи-геть, какой шикарный план! – Холландер возмущённо всплеснул руками. – Гена, ну зачем меня вот так-то подставлять?!
Генезис скосил на него густо обведённые чёрной краской глаза, посмотрел так жалостливо, что плакать хочется и тяжко вздохнул:
- Док, ладно, ты меня за идиота принимаешь... Я на тебя не в обиде. Но ты всерьёз полагаешь, что Сефирот и Ценг - такие долбоклюи, что сразу начнут палиться у руководства? Да Сеф первый втык получит за то, что у него старший офицер исчез. Поэтому будет скрывать этот факт до последнего. Поверь, он сам заинтересован ко мне в кубрик попасть. Просто он, может, только через неделю раскочегарится, а мне надо, чтобы он полез туда уже завтра. А Ценг вообще живёт по принципу, что начальство нужно информировать минимально, иначе потом зае@ёшься рапорта и справки о проделанной работе писать.
Но Холландер по-прежнему корчил недовольную гримасу.
- Тебе, наверное, виднее, но я чувствую, что потом очень сильно об этом пожалею, - буркнул он. - Лучше бы ты просто купил диплом, раз уж изначально учиться не собирался.
- Изначально-то я как раз учиться собирался, - тихо ответил Рапсодос. - Просто не подумал, что времени для учёбы может не быть.
- Ну так взял бы академический отпуск, в чём проблема?
- Сейчас уже поздно об этом говорить. Поезд ушёл.
Некоторое время оба молчали. Холландер смаковал коктейль, Генезис просто бездумно пялился в небо. Свалял он, конечно, дурака с этой курсовой. Знал же, что Геншер к нему неравнодушен и обязательно доковыряется. Но ведь выпендриться же захотелось! Перед всеми… перед Сефиротом особенно… И осознавал ведь, что Сефироту на его эскапады трижды плевать с дула Сестры Рей. Ничего не изменилось бы и на этот раз. Нет же, блеать, всё равно решил выпендриться! Док прав: его одержимость Сефиротом перешла все разумные пределы. Иногда так и подмывало отвесить этой ледышке плюху и рявкнуть прямо в лицо: «Да обрати ж ты на меня внимание, наконец!» Но Генка сдерживался, понимая, что ответной реакцией будет в лучшем случае удивление из разряда: «Друг, а ты здоров?» Единственный раз, когда Сефирот обратил на него внимание, приключился на Новый год; т-щ генерал-майор был в дрезину пьян и наутро ничего не помнил. А вот Генезис, хоть и прикидывался потом жертвой алкогольной амнезии, все обстоятельства помнил предельно чётко…
- Хорошо. - Голос Холландера вывел его из транса. Профессор с сожалением смотрел в пустой бокал. - Так и быть, выполню я твою просьбу. Телефон с собой, конечно, брать не следует?
- Разумеется.
- А если меня примут (1)? Как ты об этом узнаешь?
- Как раз это-то узнать - не проблема.
- Спасибо, ты меня утешил. - Холландер опять покосился на клубную вывеску, потом на бокал и неуверенно произнёс: - Слушай, извини, но я, наверное, домой пойду. Спать охота - мОчи нет. Поздно уже, да и телепаться далеко. Посуду только верну.
- Хрен на неё, оставляй здесь. В подобных заведениях бой тары изначально в прайс заложен.
- Уверен?
- На все сто. - Генезис вынул из пальцев Холландера бокал и поставил под дорожным знаком. - Погнали. Провожу тебя до лепездрички. А вот ведь по пути всяк обидеть может.
Он бесцеремонно ухватил профессора под локоток и направился в сторону остановочной платформы электропоезда. Холландер не сопротивлялся. Не потому, что ему нравилось гулять под ручку с молодыми парнями, а потому, что он устал, хотел домой, принять душ и лечь спать. В связи с чем перестал реагировать на генкины фокусы. Завтра… док включил подсветку табло наручных часов… упс, уже сегодня предстоит тяжёлый день. Жаль, перед визитом в логово Сефирота нельзя пропустить стакан для храбрости…
…Путь к железнодорожной платформе лежал через узкий и длинный переулок. Стиснутый высокими домами с порядком облупившимся фасадами (район застройки был довольно древним), он напоминал коридор или туннель. Свет в окнах не горел, обитатели домов уже спали. Благодаря смекалке жильцов, в целях экономии установивших над подъездными дверьми энергосберегающие лампочки, реагирующие на движение, переулок был практически полностью погружён во мрак. Единственными источниками освещения оставались звёзды, месяц да разве ещё искры, которые Холландер высекал из камней своими шпорами. Мостовая была сложена из брусчатки и давно не ремонтировалась. Подковки профессорских ботинок звонко цокали по камням, а время от времени, когда его нога попадала в очередную выбоину, с уст Холландера срывались проклятия в адрес дорожно-ремонтных служб. Генезис молча радовался, что не надел сапоги на каблуках, иначе бы застрял здесь, как дройд-скорпион в вутайском болоте. Ему вполне хватало, что приходилось тянуть на буксире «папашу», дезориентированного теменью. Зрение у того было неважнецкое, а очки он принципиально не носил. Генезис же, как и подобает СОЛДАТу, видел в темноте не хуже, чем днём.
- Гена, зачем ты меня сюда потащил? – возмутился Холландер, чуть не подвернув ногу на какой-то особенно хитрой колдобине. И невольно поёжился: собственный голос показался ему тусклым, потусторонним. Проклятый переулок как будто взяли напрокат из крипипасты. Он поразительным образом искажал и глушил звуки, то ли отторгая их, то ли всасывая. Сюда не доносился ни гул соседней автострады, ни грохот железной дороги. Липкая, мёртвая, давящая на психику тишина обволакивала путников. Как Генезису не стрёмно здесь разгуливать? Впрочем, он же СОЛДАТ 1-го класса, ему всё нипочём…
- Дорожку решил срезать, - слегка удивлённо ответил Генезис. – А что?
- Да так, ничего… Просто ноги боюсь попереломать.
- А… Я-то подумал, ты монстров испугался.
- И это, кстати, тоже.
- Единственный монстр здесь – это я.

-----------------------------------------------
1) Принять (жарг.) - задержать.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 18:50 | Сообщение # 10
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Генезис неожиданно умолк, встал, как вкопанный и чисто на автомате задвинул Холландера за спину. Тот потерял равновесие и едва не упал, но в последний момент схватился за генкину талию и удержался на ногах. Но тотчас отдёрнул ладони, сообразив, насколько двусмысленным выглядит его жест.
- Что случилось? – прошептал он.
Рапсодос не ответил. Он напряжённо вглядывался вперёд, в темноту, и от этого Холландеру с каждой минутой становилось не по себе. Там, впереди, явно кто-то был... Волосы на голове профессора зашевелились и встали по стойке смирно: он понял, что Генезис заметил врага, встреча с которым могла обернуться неприятностями. Холландер потёр кулаком глаза, пытаясь рассмотреть то, что видел СОЛДАТ, но – увы! - его «чокобиная слепота» не позволяла ему разглядеть что-то дальше собственного носа.
Внезапно впереди справа по курсу у одного из подъездов мелькнул огонёк, как будто кто-то прикурил. Затем огонёк отлетел в сторону, словно курильщик отбросил спичку, от подъезда отделилась вязкая чёрная тень и скользнула прямо на середину мостовой, преградив Генезису и Холландеру дорогу. В следующий миг профессору показалось, что он увидел ядерную вспышку: прямо в мозг ему ввинтился ослепительно-яркий огненный сноп. Аж слёзы из глаз брызнули. Но когда он проморгался, то сообразил, что их всего лишь осветили мощным электрическим фонариком. Человек, направивший на них луч фонаря, сам предусмотрительно оставался в тени. По крайней мере, Холландер видел лишь огонёк сигареты в клубящемся у луча мраке.
Да уж, тьма в этом переулке явно была живой и обладала собственным разумом…
Генезис не шевелился, по-прежнему пристально глядя перед собой. Его глазам (тем более под линзами) не страшен был луч простого фонарика и человек, застывший напротив, открывался перед ним, как на ладони. То был рослый молодой мужчина с рельефной мускулатурой, одетый неброско и практично – ровно так, чтобы не выделяться из толпы, чтобы одежда не мешала и не стесняла движений; простая рубаха с закатанными до локтей рукавами, мешковатые штаны и высокие, наподобие армейских, ботинки. Ничего яркого и вызывающего. Голову его покрывала «камуфляжная» бандана, из-под которой торчали засаленные пряди довольно длинных тёмных волос.
Генезис сразу опознал чувака благодаря ориентировкам, которые Турки рассылали по отделам. Это был Ширс – просто Ширс - один из лидеров эко-террористической группировки ЛАВИНА. (Организация, запрещённая на территории Гайи, - прим. Автора.) Никто не знал: Ширс – это его имя, фамилия или партийный псевдоним. Известно было только, что его родители, якобы, были убиты сотрудниками Компании Шин-Ра, после чего «по приютам он с детства скитался, не имея родного угла» (с), взращивал в себе ненависть и изучал боевые искусства и стратегическое планирование. В итоге Ширс закономерно возглавил крупное бандформирование, а впоследствии присоединился к ЛАВИНЕ. Где, будучи толковым полевым командиром, быстро поднялся на самый верх иерархической цепочки и стал отвечать за силовые акции.
Как все ЛАВИНщики, Ширс был существом идейным, а потому опасным. А ещё он был умён и осторожен, все операции разрабатывал предельно тщательно и никогда не ходил на акции в одиночку. Поэтому Рапсодос ждал, что с минуты на минуту из тёмных углов вылезут его сообщники. И почему-то он был уверен, что ими окажутся Вороны… Чуйка его банорская, ни разу его не подводившая, так нашёптывала.
«И где я профукал слежку? – напряжённо думал Генезис, сдвинув брови. – Вроде же на сто рядов убедился, что «хвоста» нет…»
Вороны - это, блин, плохо, очень плохо… Одна такая тварь могла уложить даже СОЛДАТа 2-го класса. (Столкновений с 1-м классом до настоящего времени зафиксировано не было, поэтому вопрос, с каким счётом закончится поединок, оставался открытым.) Вороны владели мечами и пользовались магией наравне с СОЛДАТами. В принципе, и бытовала точка зрения, что орки - это порченые страхом и колдовством эльфыВороны - это бывшие СОЛДАТы, прошедшие идеологическую и физиологическую обработку в лаборатории доктора Фухито - злого гения ЛАВИНЫ. В любом случае, это был серьёзный противник даже для Генезиса Рапсодоса. Учитывая, что ему не хотелось раскрывать своё инкогнито. Ведь если его атакуют Вороны, он просто вынужден будет призвать Рапиру и тогда вся конспирация - Дарк Нэйшн под хвост. Надо было постараться убедить ЛАВИНщиков, что ни он, ни Холландер не представляют для них интереса.
- Что вам нужно? – спросил Рапсодос женским голосом.
Ширс медленно, наслаждаясь торжеством момента, вынул сигарету изо рта и произнёс:
- У нас есть вопросы к профессору Холландеру. А у тебя, подруга, есть ровно десять минут, чтобы смазать пятки.
Генезис, разумеется, с места не сдвинулся.
- Вы ошиблись, - ответил он. – Здесь нет никакого профессора Холландера. Этот человек – мой муж и его зовут Максимилиан Грэнджерфорд. Макс, подтверди!
- Угу, - энергично кивнул Холландер. Хотя ни черта не понимал, что происходит.
Ширс покачал головой: по-доброму так, по-отечески.
- Да, подруга, ты либо очень храбрая женщина, либо очень глупая. А я дважды не повторяю.
…На самом деле Ширс целенаправленно не ставил перед собой задачу выследить дока Холландера. Он всего лишь, как говорится, мимо проходил. Они с Фухито сидели за столиком в привокзальном кафе и ничего противозаконного не делали и даже не планировали. Просто перекусывали. И тут из вагона прибывшего электропоезда внезапно вывалился Холландер - собственно! В ботинках со шпорами и в кожаном прикиде. ЛАВИНщики аж привстали от удивления, не веря своим бесстыжим очам.
- Это что за маскарад? – не понял Ширс.
Фухито соображал куда активнее:
- Да девок он клеить собрался, чего тут непонятного? Седина в голову – бес в ребро. Дуй за ним, проследи, куда он намылился. А я свяжусь с командиром.
…Примерно через полчаса Ширс вернулся и сообщил, что Холландер зашёл в клуб «Железяка». Только там такие страхуительные бабы тусуются, что лично ему проще и дешевле передёрнуть за углом. Фухито к тому времени уже связался с Эльфе и доложил, что видел одного из ведущих учёных «Шин-Ра» в злачном районе и без сопровождения.
- Хорошие сапоги, надо брать (с), - констатировала атаманша. - Когда ещё такая удача подвернётся?
Фухито согласился, что никогда. И попросил подогнать Воронов. А то мало ли. Вдруг Холландера негласно пасут вездесущие Турки? Ценный же кадёр, ёпта.
- Скрутим его, когда пойдёт обратно, - сказал Фухито. – Он наверняка примет на грудь и одуреет от клубной музыки, так что будет невнимательным. От клуба до станции всего две дороги. Ты садись в засаду в тёмном переулке, а я буду караулить его на магистрали.
- А почему именно я должен торчать в тёмном переулке? – прищурился Ширс.
- Потому что у тебя зрение получше моего будет.
Ширс нехотя согласился и устроил засаду на вероятном пути следования Холландера. И лишь потом сообразил, что Фухито его надул, ведь у обоих с собой были приборы ночного видения. Хитрый доктор не впервой обводил вокруг пальца пролетария со средним конно-водолазным образованием, а Ширс даже не мог на него за это злиться, ибо понимал, что сам дурак. Ему оставалось проглотить пилюлю и сидеть у подъезда, караулить дичь, которая с вероятностью 99,9% просто не прилетит. Ширс очень сомневался, что Холландер полезет в жуткий переулок, коему впору было присваивать класс объекта «Кетер» и заносить в Фонд SCP. Он никогда не считал себя слабонервным и пугливым, но в одиночку он бы сюда не сунулся. Ни добровольно, ни принудительно. Переулок нагонял какой-то совершено иррациональный страх, вбивая его в подкорку головного мозга. Казалось, что затемнённые окна домов источают непередаваемую злобу, а сгустившаяся у мостовой тьма - живая и осязаемая. Она просто затаилась и ждёт, когда представится возможность поглотить неосторожного прохожего. Ширс нервничал, в голове помимо воли вертелся один вопрос: ЧТО может скрываться за обшарпанными стенами этих старинных домов? Какие тайны они хранят?
Однако чумовой профессор не переставал удивлять. Мало того, что он выбрал именно тёмный переулок. Он ещё и бабу с собой поволок, причём классическую готессу в полном боевом раскрасе и соответствующем образу одеянии. Холландер явно любил крупных женщин, так как спутница была выше него минимум на полголовы. Ширс осветил обоих фонарём, рассчитывая сбить с толку и припугнуть. И, похоже, частично достиг своей цели: Холландер трусливо спрятался за женскую спину. А вот девица оказалась не робкого десятка. Она не заорала от страха и не кинулась наутёк, на что эколог-террорист искренне надеялся. В отличие от маньяка-Фухито Ширс всегда старался избегать жертв среди мирного населения, не связанного с деятельностью «Шин-Ра». Пускай девица сама убежит, ведь если в дело вступят Вороны, её придётся убить как нежелательного свидетеля.
Пришлось очень толсто намекнуть этой глупой самке чокобо, чтоб валила подобру-поздорову. Глупая самка чокобо проявила непонятливость.
- Ну, идиотка, сама напросилась, - процедил Ширс сквозь зубы и дал отмашку двум Воронам, которые прятались чуть далее, полностью сливаясь с темнотой в своих чёрных костюмах.
Один вид Ворона мог деморализовать пехотинца «Шин-Ра», но для бойца уровня Генезиса Рапсодоса требовалось нечто посерьёзнее. Он-то, в отличие от эко-террористов, оттачивал мастерство в настоящих боевых условиях. И ему далеко не впервой было отбивать одновременные атаки нескольких противников, в том числе магические. А на войне рыжего слишком часто пытались убить, поэтому он с врагами тоже не церемонился. «Вы, суки, болезнь, - приговаривал он, - а я - лекарство!» - и начинал раздачу. Но главное, Рапсодос был очень хорошим прогнозистом и тактиком. Поэтому, едва перед ним скомпилировался брутальный качок в хиджабе и красных очках, похожий в них на муху-цокотуху, Генезис мгновенно просчитал его дальнейшие ходы. Сейчас его попытаются отогнать от Холландера, дабы ненароком не причинить тому вреда, а затем по нему отработают магией Смерти, дабы не оставлять в переулке явно криминальный труп; а так - ну, хватил барышню внезапный и неведомый кондратий, ибо жизнь полна сюрпризов… С кем не бывает...
Разумеется, Генка не дал противнику сделать первый ход, а сразу жахнул Фундагой, целясь и в Воронов и в Ширса. Последний от удивления выронил фонарь, но соображать не перестал и чисто инстинктивно выполнил элементарный набор действий: прыжок, кувырок, уход с линии огня. Воронам так не фартануло: каждый словил по заряду. Нерасторопные ребята попались; неуд за халтуру, Фухито! Или не ожидали подачи… Кстати, именно к Фухито воззвал по рации перепуганный Ширс, поняв, что «глупая самка чокобо» не так проста, как кажется. Материю пятого ранга из-под полы на рынке не купишь, да и навыки определённые нужны для её применения… Таких не прививают в институтах для благородных девиц!
«Да и баба ли это вообще?» - мелькнула в голове ЛАВИНщика дурная мысль при виде, как Генезис добивает первого Ворона Осмогой и затем укладывает лишённого магической подпитки врага красивой «вертушкой» в стиле Брюса Ли. Удивительно, как Рапсодос не снёс к Ифритам воронью головёнку своим сапожищем на тракторной платформе!
Хиджаб полетел в одну сторону, красные очочки - в другую, а меч Ворона перекочевал к Генезису.
Ширс выхватил пистолет, Холландер в ужасе рухнул на брусчастку и закрыл голову руками, а Генезис с быстротой молнии ринулся на второго Ворона, сжимая рукоять трофейного меча правой рукой, а левой - кастуя файербол. Пока Ширс пытался совместить мушку с целиком, в его сторону полетел огненный шар.
Ширсу повезло и не повезло одновременно. Повезло потому, что его тело на рефлексах метнулось в сторону раньше, чем мозг дал команду это сделать, а не повезло потому, что на нём был прибор ночного видения. Когда файербол взорвался, вспышка, многократно усиленная электронно-оптическим преобразователем, закономерно привела к тому, что ЛАВИНщик на время ослеп. Он с воплем содрал ПНВ и судорожно заморгал, силясь восстановить утраченное зрение. Разумеется, тут уже было не до стрельбы! И не удалось полюбоваться, как бой-баба разделывается с Вороном, используя приёмы фехтования под стать СОЛДАТу экстра-класса.
- Боооооожечкиииии, как же я хочу очкиииии! (с) - издевательски напевал Генка, обрушивая на Ворона град мощнейших ударов, которые тот просто не успевал блокировать. Состязаться в скорости с Генезисом могли только Анджил и Сефирот. Да ещё Щенок Зак в последнее время показывал неплохие результаты… - Атака! Финт справа! Дегаже! Всё, кранты тебе, лузер.
(Что ж поделать, Рапсодос любил покрасоваться во время поединков.)
Тридцать секунд - и труп Ворона с деревянным стуком распростёрся на земле. Генезис снял с него красные очки и нацепил себе на лоб. Затем подобрал его меч, залихватски крутанул обоими мечами в воздухе и неторопливой походкой двинулся к ослеплённому Ширсу. Тот ползал по брусчатке, пытаясь нашарить оброненный пистолет. Он почти его нащупал, но Генезис успел раньше и пинком откинул «пушку» в сторону.
- Ну шо, влип? - спросил Рапсодос, встав над Ширсом и поднося лезвия мечей к его шее. - А нефиг на меня батон крошить. Теперь скажи, зачем вам понадобился Холландер?
ЛАВИНщик замер. Во-первых, Генезис плюнул на конспирацию и заговорил нормальным голосом. Во-вторых, Генезису достаточно было сделать один взмах, чтобы голова Ширса отделилась от шеи.
- Да ты, мать твою, долбанный трансвестит! - выдохнул эколог-террорист. - Слышь, папаша! Тебя грязно обманули. Это не баба!
- Какой ужас, - отозвался Холландер, принимая вертикальное положение. Пока Генезис барахтался с Вороном, он дополз до фонаря. С фонарём профессор почувствовал себя во всеоружии. - Значит, накрылся приятный вечер. Но с другой стороны, женщина не спасла бы меня в подобной ситуации. Ладно, пока вы мило болтаете, я, пожалуй, пойду…
- Отставить. - Голосом Рапсодоса можно было заморозить кратер с бурлящей магмой. - Впереди может быть ещё одна засада.
Специфическая команда «отставить» моментально выдала Генезиса с головой как военнослужащего. Впрочем, Ширс уже догадался, что «трансвестит» прошёл армейскую подготовку… явно не ограниченную школьными уроками НВП.
Холландер так и прилип к месту в позиции «на старт». А Генезис вновь обернулся к Ширсу.
- Итак, я не услышал ответ на свой вопрос. Зачем вам нужен Холландер?
«Сказать ему, что ли? - лихорадочно думал ЛАВИНщик. - Может, тогда отпустит? А начну запираться - сдаст Туркам. Или прирежет… Лучше, конечно, если прирежет…»
- Мы, - начал он, тщательно подбирая слова, - хотим улучшить тактико-технические характеристики Воронов. Поэтому собираем информацию о проекте «Дженова-G».
- Что такое проект «Дженова-G»? - полюбопытствовал Генезис.
Разговор принимал опасный оборот. Профессор это хребтом почувствовал. Если уж ЛАВИНЕ известно о проекте, которому присвоен гриф секретности «особой важности», то следует полагать, у неё есть информация и о других скелетах в шкафу Компании. И если сейчас Ширс с перепугу расскажет Генезису о солдатах типа «G»… то Бахамут его знает, как Рапсодос отреагирует… С его болезненным самолюбием… Он-то считает, что вышел родом из аристократической семьи и вдруг - р-раз! - такой облом. Жертва неудачного эксперимента. Отец - анонимный донор из банка спермы. Мать - лаборантка, которую подобрали, исходя из таких параметров как железное здоровье, отсутствие в роду генетических заболеваний, уродств и умалишённых. И - да: отбирали ещё по критерию глупости и жадности, потому что других одержимых наукой вроде Джиллиан Хьюли и Лукреции Кресцент не нашлось. Биологическая мать согласилась выносить плод за приличное вознаграждение и, едва Генка родился, подписала отказ от ребёнка, получила гонорар, в тот же день уволилась и исчезла в неизвестном направлении. Что с ней стало - никто не знал и не интересовался. Ну и вишенка на торте: когда проект «Дженова-S» был признан лучшим, в Научном Департаменте на полном серьёзе обсуждался вопрос об утилизации Генезиса. По основанию: «Производственный брак». Всего пары голосов не хватило, чтобы утвердить это решение.
…Такие мысли со сверхзвуковой скоростью пронеслись в голове Холландера и он счёл нужным встрять в диалог:
- Тебе какая разница? Лучше пойдём отсюда подобру-поздорову.
- Нет, я хочу послушать, - странным голосом ответил Генезис. И вновь обратился к Ширсу. - Продолжай.
Генезиса насторожило слово «Дженова». После взрыва Мако реактора в Нибельхейме Сефирот передал ему и Анджилу содержание разговоров с «гостями из будущего», пытавшимися его убить. Заодно поведал о странном голосе в голове, который назвался его матерью и чуть было не свёл его с ума. Тогда Сефирот балансировал на лезвии бритвы, но благодаря силе воли сумел удержаться.
Нет, генерал-майор Кресцент не страдал чрезмерной словоохотливостью и никому бы не рассказал о минутной слабости. Просто, памятуя о необъяснимой ментальной связи с Анджилом и Генезисом, обоснованно предположил, что те тоже могли слышать этот голос, и счёл нужным предупредить их о возможной угрозе.
Природное любопытство Генки требовало немедленного удовлетворения, в то время как природная рассудительность нашёптывала, что надо быстрее покинуть опасную зону. Пока любопытство боролось в нём с рассудительностью, а Ширс обдумывал, каким процентом информации можно поделиться без ущерба для своего здоровья и репутации ЛАВИНЫ, Холландер подобрал пистолет, отброшенный Рапсодосом. Он уже на всё был готов - даже пристрелить слишком говорливого бандита. Хотя никогда раньше он не использовал огнестрельное оружие и не знал, что прежде чем открыть огонь нужно снять пистолет с предохранителя и передёрнуть затвор. (Впрочем, в случае с Ширсом последнее было излишним: тот всегда загонял патрон в патронник, чтобы противник выстрелы посчитал и ошибся, - прим. Автора.)
От расстрела Ширса спасло проявление гражданской активности: в окнах домов начал поэтапно загораться свет - это просыпались жильцы, разбуженные дуэлянтами. Довольно сложно почивать в условиях, когда на улице змеятся электрические разряды, летают шаровые молнии, е@ашит гром, звенят мечи и раздаются громкие вопли, самыми цензурными из которых являются: «Пасть порву! Моргалы выколю!»
- Да вы с ума сошли??? На часы смотрели???
- Что за безобразие? Прекратите немедленно!
- Хулиганы! Щаз милицию (1) вызову!
Кричали что-то ещё, в том числе оскорбительное. Нестройный хор голосов возмущённых граждан подкрепился парой-тройкой вёдер ледяной воды, выплеснутой с верхних этажей. К счастью, ни один водопад не оросил вёрткого Генезиса. А вот Ширсу и Холландеру несколько литров перепало.
Генезис не хотел объясняться с нарядом ППС. К тому же у него был Холландер, явно располагающий сведениями о проекте «Дженова-G». То бишь, возиться с ЛАВИНщиком особой нужды не было. «В конце концов, - решил Генезис, - я всегда могу его найти». И процедил, убирая мечи от его шеи:
- Повезло тебе. Живи пока.
После чего небрежно бросил через плечо, обращаясь к профессору:
- Валим отсюда.
Генезис при всех своих отрицательных качествах не был кровожадным.
Почувствовав исчезновение холодной стали, Ширс позволил себе упасть на локти и уткнулся лбом в брусчатку, точно мусульманин, совершающий намаз. А Генезис быстрым шагом двинулся в сторону железнодорожной платформы. Сенсорные лампочки под козырьками подъездов ярко вспыхивали, когда он проходил мимо и тут же гасли, окончательно сбивая Холландера с толку. Профессор, пыхтя, семенил за быстроногим СОЛДАТом, поминутно оглядываясь: нет ли погони? Как будто мог что-то увидеть, ага.
Пистолет Ширса Холландер пихнул в карман косухи.
Медлительность спутника очень раздражала Рапсодоса.
- Тюпайся швыдче, папаша, - раздражённо поторопил он. - А то ты как будто во сне мочалку жуёшь!
- Я и так на максимальной передаче! - огрызнулся Холландер, спотыкаясь на очередной выбоине.
- Ага, но с ручника явно не снялся. - Генка никогда не лез в карман за словом.
На минуту притормозив у канализационного люка, он легко сдвинул чугунную крышку, ещё раз продемонстрировав нечеловеческую силу СОЛДАТа 1-го класса, бросил один из мечей в колодезную шахту и требовательно протянул руку.
- Пекаль сюда давай.
- Какой пекаль? - Док натурально разыграл удивление.
- Я, может быть, разгильдяй, но не слепой, - терпеливо, тоном любящего папочки произнёс Генезис. - Ты что, хочешь с явно горячим «стволом» домой заявиться? Не предполагаешь, что тебя там могут Турки ждать, м?
Насупившись, Холландер вложил в генкину ладонь требуемое. Бульк! - трофейный пистолет отправился вслед за мечом и Генезис ногой задвинул крышку люка на место. А дальше… профессор не понял, что произошло - с такой скоростью понеслись события и замелькали лица. Началось с того, что Генезис неожиданно схватил его за руку и резко рванул на себя, одновременно подавшись назад. В воздухе за спиной Холландера сформировалась огромная ледяная глыба, которая рухнула наземь и с печальным звоном разлетелась на тысячу осколков. «Близзара», - машинально отметил док, в то время как Рапсодос припечатывал его спиной к стенке дома.
- Стой здесь, не шевелись! - властно приказал Генезис.
Легко сказать «стой», когда у тебя две варёные макаронины вместо ног! А вот команду «не шевелись» реально было выполнить, ибо ошеломлённый профессор впал в ступор, осознав, что смерть пронеслась стороной. Если бы не быстрота генкиной реакции…
Вороны уже спускались сверху с мечами наизготовку - левитировать они умели не хуже СОЛДАТ. Их было шестеро. (Сколько на самом деле - Генезис не знал.) Неизвестно, успел ли Фухито застать поединок Рапсодоса с бандой неудачников, но выводы, что им попался зубастый противник, он явно сделал.
«Сейчас, - подумал Генезис, - они начнут прощупывать мою оборону». И занял такую позицию, чтобы в его тылу оставалась стена. В этом случае одновременно эффективно нападать на него могли только двое. Увеличение числа нападающих до трёх и более автоматически влекло за собой свалку и неразбериху, в которой Вороны могли бы запросто перерезать друг друга. И они это понимали и Рапсодос это понимал. А ещё Вороны понимали, что нарвались на сильного мечника и мага, поэтому двое перешли в наступление, предусмотрительно используя материю Барьер, а оставшиеся четверо за их спинами целенаправленно отработали по Генезису Осмогой. Тот успел поднять М-Барьер и параллельно отразить физические атаки, но пробить защиту Воронов с нескольких ударов не получилось, а когда Вороны почуяли, что их Барьеры начинают падать – они быстренько отступили и перегруппировались, поменявшись местами. На Генезиса со свежими силами попёрла вторая парочка. Одновременно в его сторону полетело очень милое заклятие Диспел. Генезис от него увернулся, но пока уворачивался - проворонил (такой вот невесёлый каламбур) подачу: меч одного из Воронов шваркнул по левому плечу, распоров рукав и кожу. «Ладно хоть, левое», - пронеслась в голове мало утешительная мысль, вслед за чем клинок Рапсодоса проделал в охальнике сквозное отверстие.
Второй Ворон поспешно свалил, а Генезис ушёл в сторону от очередной Близзары.
1:1 - ничья. Тем не менее, дело ощутимо запахло формалином. Оценив тактику врага, Рапсодос понял, что такими темпами неизбежно проиграет. Рано или поздно его ослабят магическими атаками и вымотают атаками физическими. И у него, как на грех, не было с собой ни шарика лечебной материи. А левый рукав платья быстро набухал от крови - порез оказался довольно глубоким. Странно... На войне и покруче доставалось. Почему же сейчас его беспокоит столь пустяшное ранение?
Не хватало только ему, герою Вутайской войны, банально истечь кровякой в каком-то захолустном переулке! Да Сефирот умрёт от смеха… прежде чем его разжалуют в мамлеи...
Сия простая истина придала Генезису бодрости. Пора было заканчивать этот подзатянувшийся балаган. Он мог бы, конечно, кастануть Ифрита или Бахамута Фьюри и те дали бы Воронам прокашляться быстрее, чем кролики плодятся. Но при этом гарантировано разнесли бы весь квартал вместе с мирно спящими жителями. Генезис был временами безбашенным, но не до такой степени, чтобы вот так вот, ни за понюшку табаку угробить мирных граждан. К тому же использование призыва в условиях плотной городской застройки грубо нарушало положения ст. 23 Федерального закона «О материи» от 07.02.***11 № 3-ФЗ, зачёт на знание которого принимался у СОЛДАТ ежегодно. Хотя да: призыв саммона позволил бы Генке сэкономить силы и выйти из мясорубки с минимальными затратами… А так - поставить жирную точку в дуэли могло лишь заклинание Апокалипсиса.
Генезис не был уверен, что сможет провернуть свою затею без Рапиры, но попытка - не пытка. Когда третья пара Воронов после очередной атаки оттянулась на позиции, он воздел меч и сконцентрировался, аккумулируя на лезвии магическую энергию и собирая её в одной точке.
Ощущение было такое, будто невидимая лебёдка вытягивает из организма все жилы. Но получилось – клинок заалел, как предзакатное небо, на острие сформировалась огненная сигила. И Генезис с силой метнул её в Воронов, прежде чем те сообразили, что надо драпать.
Ослепительная вспышка на секунду залила окрестности. Вороны держались кучно; это их и погубило. Полегли все, распростершись на брусчатке в скульптурной композиции «Роза ветров». И магия М-Барьер не помогла - удар Апокалипсиса смёл её начисто.
Генезис рухнул на колени - заклинание почти высосало из него силы. Его трясло, а левая рука нехорошо так, противненько онемела. Сейчас «нового героя мира» можно было брать тёпленьким… «Ох, Минерва, надеюсь, подмога к ним не придёт», - подумал Рапсодос, борясь с дурнотой. Он собрал волю в кулак, мобилизовался, встал и, пошатываясь, направился к Холландеру.
- Док.
- Что? - слабо пискнул тот. Всё время драки он просидел, поджав колени к подбородку и зажмурившись до рези в глазах.
- Погнали.
Холландер с готовностью вцепился в протянутую ему руку, но тотчас испуганно отдёрнулся: пальцы угодили во что-то мокрое. Поднеся их к носу, профессор уловил слабый металлический запах.
- Ч… что это? К-кровь?
- Меня зацепили. - Генезиса заметно штормило. - Ерунда. Всего лишь царапина. Я в порядке.
- Тебе в травмпункт надо.
- Однозначно, нет. Никаких больниц. Айда ко мне, там зашьёшь.
Поддерживая друг друга, Генезис и Холландер поплелись к остановочной платформе. Скромный и умный Фухито, наблюдавший махач со стороны, предпочёл исчезнуть, не афишируя своего присутствия.
…За углом обнаружился выходящий на поверхность источник Мако и Генезис, пробормотав что-то вроде: «Хвала Богине!» - выпустил профессора и с готовностью шагнул в него.
- Стой! - заорал Холландер.
- Что такое? - откликнулся Рапсодос. - Мне надо восстановиться.
- Но не с открытым же ранением, м-м-мать твою!
- А что?
Холландер попытался объяснить, что в Мидгаре нет природных источников чистого Мако; всё, что выходит на поверхность – это утечки из промзон. Такая химия нанесёт организму больше вреда, чем пользы. Генезис лишь отмахнулся. Выйдя из источника, он встал под уличный фонарь и, морщась, изучил свою «царапину». И чем дольше он её осматривал, тем сильнее она ему не нравилась. Похоже, клинок Ворона был обработан каким-то ядохимикатом. Либо на него было наложено заклятие, умножающее физический урон. Потому что с подобными ранениями организм СОЛДАТа всегда справлялся без помощи материи, но именно сейчас регенерация не работала. Надо было штопать. Срочно!
- Так, папаша, хватит болтать, - прервал Генезис речь профессора. – Лучше снимай бандану и перетяни мне руку выше пореза.
Холландер замолк, стащил с головы бандану и наложил импровизированный жгут прямо поверх рукава. «Едино на то уповаю, - мысленно вздохнул Генезис, - что она не прольётся на землю. Иначе приведу ищеек прямо к себе домой».
Впрочем, в сложившейся ситуации имелись свои плюсы. Если следствие придёт к выводу, что бойню в переулке учинил именно Генезис Рапсодос – ни у кого не останется сомнений, что он попал в неприятную историю.
Каким бы «грязным» ни был источник – он оказал лечебное и тонизирующее воздействие. Генезис почувствовал себя намного лучше. Пока они с Холландером шли до дома – рана практически перестала болеть и кровотечение прекратилось. Однако когда Холландер разрезал рукав платья, чтобы детально осмотреть повреждение, выражение его лица незамедлительно сделалось кислым. Порез выглядел, мягко говоря, некрасиво и вызывал серьёзную тревогу. Он оказался очень глубоким и широким. Рассечена была не только кожа, но и мышечные ткани. К счастью, не до кости. Хоть это радовало. Однако зеленоватая субстанция, скопившаяся на краях раны, профессору, определённо, не нравилась. И он не мог понять, что это: последствия воздействия технического Мако? Яд? Враждебная магия?
- Лечебная материя есть?
Генезис отрицательно покачал головой:
- Где я тебе её в три часа ночи возьму?
- Тогда в больничку тебе надо, срочно. Без вариантов, - отчеканил док. – Эта дрянь смахивает на заражение.
- Никаких больниц, - отрезал Рапсодос. – Сами обработаем.
- Чем? – возопиял Холландер, схватившись за вискИ.
- В холодильнике есть дезинфекция и анестезия в одном флаконе. – Генка мотнул головой в сторону кухни, так что фальшивые локоны исполнили какой-то бешеный танец. Вспомнив, что на нём до сих пор надет дурацкий парик, Генезис стянул его и швырнул через всю комнату на подоконник.
Холландер ушёл на кухню и возвратился с бутылкой водки.
- Это?
- Дай сюда.
Зажав бутылку коленями, Генезис здоровой рукой открутил пробку, выдохнул и к ужасу Холландера сделал несколько солидных глотков прямо из горла.
- Ты что де…
- Анестезия, - прохрипел Генезис, занюхал рукавом и протянул профессору бутылку. – Теперь дело за тобой. Иголки и нитки - в шкатулке на средней полке в спальне, лейкопластырь и бинты - на нижней полке кухонного шкафа. Который справа от плиты. Переночуешь у меня, а утром пойдёшь искать лечебную материю.

-------------------------------------------
1) До того как власть на Гайе захватила ТНК, правоохранительные органы назывались именно так. Некоторые старожилы это помнили.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Понедельник, 27.11.2017, 19:44 | Сообщение # 11
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Уважаемые читатели! В данный момент эпизод 8 находится в процессе тотального редактирования с перспективой стать эпизодом 9. Пожалуйста, наберитесь терпения. Благодарю за понимание.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Пятница, 30.03.2018, 18:49 | Сообщение # 12
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Эпизод восьмой. Следствие ведут СОЛДАТы.


Я гениальный сыщик,
Мне помощь не нужна!
Найду я даже прыщик
На теле у слона.
Как лев сражаюсь в драке,
Тружусь я как пчела,
А нюх как у соба-баки,
А глаз, как у орла.
(с) муз. Г. Гладкова, сл. Ю. Энтина,
«Песня Гениального Сыщика»


Пока Генезис и Холландер тусили в ночном клубе, а Сефирот выставлялся на адресе по всем правилам ОРД, Анджил Хьюли решил разыграть свою карту и провести оперативно-розыскное мероприятие «опрос граждан». Точнее, получить объяснение руководителя Департамента Разработки Оружия Скарлетт. Таинственное исчезновение Генезиса не давало ему спокойно жить. Причём искренне жить не давало. Ведь кто ещё кроме него мог озаботиться благополучием Генки? Не руководство же Компании, в самом деле, которое ценило СОЛДАТ лишь до того момента, пока те приносили практическую пользу…
После телефонного разговора с Сефиротом полковник Хьюли решил не ждать у моря погоды, а осуществить розыск Генезиса самостоятельно.
Скромняга Анджил, как Арамис из «Трёх мушкетёров», производил мало шума, но много делал. При этом он был дотошен, чудовищно аккуратен и всегда обставлялся грамотно. Если занимался самодеятельностью, то обтяпывал её красиво - не подкопаешься: на каждый чих мог предъявить надлежащим образом оформленный процессуальный документ.
Поскольку ключ-карта к двери в кубрик Генезиса не срабатывала, Анджил в первую очередь задумался, как проникнуть туда официально. А официально проникнуть в кубрик Рапсодоса он мог в трёх случаях:
- с разрешения хозяина жилища,
- если Турки зарегистрируют материал по факту «ухода» Генезиса,
- когда труп Генезиса в кубрике начнёт разлагаться и вонять.
Впрочем, Анджил уповал, что до последнего всё-таки не дойдёт.
Но сперва он намеревался потолковать со Скарлетт. Может, она восполнит пробелы в деле о пропаже Генки. Эта хищница в последнее время активно за ним ухлёстывала и, вполне возможно, именно благодаря её чарам Рапсодос на время выпал из гражданского оборота. Такое уже не раз случалось. Генка был натурой увлекающейся, быстро загорался и, хоть не питал к своим пассиям глубоких чувств, всё-таки способен был загулять с ними на несколько деньков. Кстати, в текущем году количество его загулов заметно возросло по сравнению с АППГ*. Анджил искренне надеялся, что они не сопряжены с инцидентом в новогоднюю ночь. И что Генкины партнёрши не являются временной заменой одному вполне конкретному субъекту, чьё имя начинается на букву «С».
Дождавшись окончания рабочего дня, Анджил Хьюли выдвинулся к апартаментам Скарлетт. Предварительно он набросал на тетрадном листе вопросы, которые хотел задать ушлой бизнес-леди. Скарлетт была очень умной и эрудированной особой с хорошо подвешенным языком. Анджил здраво оценивал её интеллектуальные способности и умение забалтывать собеседника, уводя беседу в нужную ей сторону, потому, чтобы не сбиться с мысли и не отдалиться от темы, не рискнул идти на задание без плана.
По доброй воле полковник Хьюли не сунулся бы в гнёздышко главной ведьмы корпорации. Но ради друга детства был готов на любые жертвы. Почему не сунулся бы? Да потому, что Скарлетт не делала секрета из своих намерений затащить в койку всю троицу Лучших; неважно, в какой последовательности. Смех смехом, но на 1/3 её хотимчик реализовался: плутовка ухитрилась заманить в свои сети не абы кого, а неприступного Вутайского демона. «Фригидную ледышку», как его за глаза величали обиженные дамы, коим не удалось Сефочку заарканить.
Вот уж от кого-кого - а от Сефирота Анджил подобных фортелей не ожидал. Скорее он поверил бы в капитуляцию Генезиса. Но Генезис на удивление стойко сопротивлялся домогательствам светской львицы. Самого же Хьюли в Баноре ждала… эээ… подруга детства, коей он не хотел изменять. Она периодически наезжала в Мидгар и ублажала его всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Заодно приволакивала ЖРАТ. А что ещё служивому надобно для счастья?
Анджилова зазнобушка спала и видела, как этот знойный мачо делает ей предложение. А Хьюли боялся ей сказать, что в его контракте с «Шин-Ра», равно как в контрактах Генезиса и Сефирота, был чёрным по белому прописан запрет брачно-семейных отношений. С каждым визитом намёки барышни становились всё смелее и смелее. Переводить разговоры в шутку Анджилу было всё труднее и труднее. Он чувствовал, что ему не хватает дипломатического такта и что аргументы, почему он не может окольцеваться, начинают иссякать. Оставалось одно: рубануть правду-матку и предъявить контракт.
Но тогда разъярённая женщина его, наверное, прибьёт с криком: «И ты столько лет молчал, аспид? Да ты меня тупо использовал!» И ведь будет абсолютно права.
…Итак, Анджил подошёл к апартаментам Скарлетт и уже изготовился постучать, как уловил доносящиеся из-за двери подозрительные звуки: странные крики с придыханием и стук, будто кого-то бьют. Инстинкт сработал моментально: Анджил отскочил подальше, разбежался и изо всей силы саданул по двери ногой в форменном берце. Бастером вдарить не решился. Иначе бы разнёс пол-этажа.
Дверь слетела с петель вместе с «мясом» и обвалилась с пушечным грохотом.
Скарлетт взвизгнула.
Анджил остолбенел.
Руководитель Департамента Разработки Оружия в трико, спортивном купальнике и боксёрских перчатках лупила огромную «грушу», свисающую с потолка. И куда исчез её вызывающий макияж а-ля леди-вамп?
- Простите, мэм, - забормотал Анджил, спешно приколхозив на место многострадальную дверь. - Я подумал... подумал...
- О чём вы подумали? - металлическим голосом спросила Скарлетт, зубами расцепила липучки и стянула перчатки. - Я, хвала Богине, пока могу за себя постоять, полковник Хьюли.
- Да, теперь вижу, - согласился Анджил, придерживая норовящую упасть дверь, и выразительно покосился на боксёрскую «грушу».
Как бы сейчас повежливее откланяться? Он уже понял, что Генезиса здесь нет и никогда не было. Личную магию друга Анджил улавливал на подсознательном уровне. Если бы Генка находился поблизости, он бы его почувствовал.
Однако, взглянув в глаза Скарлетт, Анджил прочёл в них, что быстро уйти не получится.
- Ну, товарищ полковник, - усмехнулась женщина, догадавшись, о чём он думает. - Вы сломали мне дверь. Конечно, я - дама не робкого десятка, но как-то неохота ложиться спать со сломанной дверью. Придётся вам её починить.
«И только-то? - удивился Анджил, не чуя подвоха. - Всего-то?»
Он вырос в малоимущей семье, с ранних лет помогал родителям по хозяйству, а когда умер отчим - взвалил на себя всю мужскую работу в доме. Плотничать он умел. Починить дверь для него было сиюминутным делом. Но, может, логичнее привлечь ремонтников корпорации?
- Нужны инструменты, - сказал Анджил. - Поэтому я рад бы помочь…
- Инструменты у меня найдутся, - перебила Скарлетт и поманила его пальчиком.
Рядом с санузлом была оборудована кладовая, в которой Хьюли обнаружил самодельный и явно не новый деревянный ящик с инструментами. Такие сейчас можно было встретить разве на картинках. Т-щ полковник едва удержал в неподвижном состоянии нижнюю челюсть. Невероятно, что в хозяйстве «красногубой лисицы» (так Скарлетт за глаза величали в отделе СОЛДАТ) водились подобные вещи.
- Что? - уточнила женщина. - А вы думали, если у меня лампочка перегорит или картину на стену надо повесить - я буду терять время, ожидая специально обученных людей? Но вот двери чинить я не умею, к сожалению.
- Что вы. Всё в порядке, - промямлил Анджил, скинул со спины Бастер и поставил его в угол. Потом двумя руками ухватил ящик за ручку и понёс в прихожую. - Сейчас я всё исправлю.
- Отлично. А я пока заварю чай.
- Что вы, не стОит.
- Раз уж вы заглянули на огонёк, я обязана проявить гостеприимство. Не бойтесь. - Скарлетт не удержалась от сцеживания яда. - Я ничего в чай не подсыплю. На этаже слишком много видеокамер. Поэтому мне, напротив, выгодно, чтобы вы ушли отсюда на собственных ногах.
«Но не обязательно сегодня», - прибавила она мысленно.
- А чего мне бояться-то? - отозвался Анджил из прихожей. Слышно было, как он возится, выкладывая инструменты. - Если я пришёл, то точно уйду. Здесь не Северный Кратер, хотя и оттуда возвращались.
«Молодец, не лезет в карман за словом, - одобрила Скарлетт и, развернувшись, направилась в кухню. - Люблю таких».
Да, она задалась целью поиметь тройку Лучших. Просто так, для своего удовольствия. И одного уже поимела. Этот был вторым…
Скарлетт была слишком умна, хитра и осторожна, чтобы каким-нибудь необдуманным поступком разрушить своё тщательно выпестованное и выстраданное благополучие. Ей - единственной из женщин! - удалось пробить «стеклянный потолок» и занять руководящую должность в правлении Компании Шин-Ра. Ей понадобилось много труда, нервов, терпения и напора, чтобы забраться так высоко. И она ни на минуту не забывала, что ей нужно быть в два раза более эффективным менеджером, чтобы добиться в два раза меньше того, чего добивались её коллеги мужского пола. Поэтому все её половые связи должны были приносить максимальную пользу и отдачу; случайные пресекались на корню. Связи с тройкой Лучших имели все признаки случайных и не пресекались лишь потому, что показаться с кем-либо из них в свете было престижно.
Скарлетт рассчитывала, что с Хьюли не возникнет проблем. В тихом омуте черти водятся. Доказано самой жизнью. Сефирот тоже казался тихим и правильным поборником нравственности. Между тем инициативу проявил именно он, когда Скарлетт уже плюнула, махнула рукой и решила переключиться на Рапсодоса, поняв, что «ледышку» невозможно растопить. Стоило ей плюнуть, махнуть рукой и показать оказией своё истинное лицо и недюжинный ум, как «ледышка» тоже сбросил маску непрошибаемой чопорности. И всё встало на свои места: Сефирот клевал не на внешнюю атрибутику, а на мозги и общность мышления и интересов. Поэтому он скорее бы позарился на какой-нибудь «синий чулок» из отдела Турк, чем на гламурную фифу с обложки глянцевого журнала. Кроме того, Скарлетт просекла, что Сефироту нравятся женщины старше него, а она была намного старше. Просто обработка Мако и пластические операции удачно ретушировали её календарный возраст.
Тайные пристрастия Анджила Хьюли Скарлетт ещё предстояло выяснить. Но вряд ли они выходили за рамки пожеланий: «Маленький домик, русская печка, пол деревянный, лавка и свечка, и ребятишек, в доме орава - вот оно счастье!..»** Умело манипулируя ими, можно было попытаться привести товарища полковника в горизонтальное положение.

------------------------------------------------------------------------------------------------
* АППГ - аналогичный период прошлого года.
** «Песня о мечте» из м/ф «Летучий корабль», сл. Ю.Энтина, муз. М.Дунаевского.

Продолжение следует...


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » В поисках G и других неприятностей (Ищут пожарные, ищет милиция (с)... Все ищут Генезиса.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2018