Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: investigator, tatyankaWraith  
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » Дети второго пришествия: возрождение (Первая часть пост-канона.)
Дети второго пришествия: возрождение
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:16 | Сообщение # 1
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
Название: «Дети второго пришествия: возрождение».
Фандом: Final Fantasy VII, Final Fantasy VII: Advent Children, Compilation of Final Fantasy VII.
Автор: investigator.
Бета: Microsoft Word 2003.
Гамма: добровольцев нет.
Рейтинг: R.
Пейринг: Клауд/Тифа, Генезис/Юффи, Сефирот/Генезис.
Жанр: пост-канон, политота, детектив, ситуационная комедия, повседневность.
Краткое содержание: Ничто не предвещало смуты. Но однажды в размеренную семейную жизнь четы Страйф ворвался Генезис Рапсодос и сообщил, что покой им только снится…
Дисклеймер: от всех прав отказываюсь и профита не имею.
Размер: макси.
Статус: закончен.
Предупреждения: ООС, AU, ОМП, специфический хэдканон, элементы гета и слэша.
Примечание: Клауд Страйф и Тифа Локхарт официально женаты, воспитывают приёмного сына и зарегистрировали ИП. Действие происходит через два года после событий Dirge of Cerberus: Final Fantasy VII.

1. Женаты… с дитём…


Главней всего погода в доме,
А всё другое - суета.
Есть я и ты, а всё, что кроме
Легко уладить с помощью зонта.
(с) М.Танич/Р.Горобец,
«Погода в доме»


Суббота. Веская причина, чтобы отложить поездку в Форт Кондор с ящиком каких-то скобяных изделий и заняться домашними делами. Хотя, в принципе, Клауд против поездки не возражал, думая по дороге обратно поставить удочки и поваляться на берегу какого-нибудь живописного озерца. Но все его сладкие грёзы безжалостная Тифа перечеркнула одним махом:
- Нет уж. Ты бензина сожжёшь больше, чем нам заплатят за доставку. Подождём ещё заявок в том направлении.
И сварливо присовокупила:
- Вменяемые перевозчики покупают грузовик. Грузовик, Клауд! Или грузовых чокобо, на худой конец. А ты купил мотоцикл! Извини, но коммерсант из тебя никакой…
И опять она была права.
Нет, Клауд любил Тифу, но иногда она становилась чуток несносной женой.
Так что теперь несчастный, замученный семейной жизнью герой Гайи, стоя посреди пустого бара «Седьмое небо», гладил утюгом банкноты, случайно побывавшие в стиральной машинке вместе с его брюками.
…Уж так сложились звёзды, что в этот уик-энд друзья, предварительно не сговариваясь, скопом заглянули на огонёк. Сид приехал в Эдж поискать комплектующие для «Шеры», которые невозможно было достать в Рокет-тауне; Баррет прибыл навестить Марлин; Юффи… ну, понятное дело, зачем нарисовалась Юффи. Клауда пот прошибал при мысли, что ему вновь придётся, плутовато озираясь, сдирать ориентировки со стен окрестных домов и столбов освещения. Годы и жизненный опыт так и не излечили хроническую клептоманию вутайки.
А уж когда на пороге возник хмурый Винсент Валентайн, по самые ноздри завёрнутый в свой алый плащ, Клауд совсем затосковал. В любое другое время и в любом другом месте он был бы искренне ему рад, но только не сейчас и только не в баре «Седьмое небо»! Потому что год назад оперативная обстановка претерпела радикальные изменения: в компанию боевых товарищей влилась бывший СОЛДАТ подразделения «Цвета» Шелк «Прозрачная» Руи. «Благодаря» экспериментам, которые над ней ставили в Дипграунде, она навсегда законсервировалась в образе девятилетней девочки, хотя фактически ей уже стукнуло двадцать. То есть морально Шелк была взрослой женщиной с соответствующими взглядами на жизнь, влечениями и интересами. Вот и положила она око завидущее на красавчика Валентайна, а тот, обрадованный, что наконец-то отыскался человек, рядом с которым можно хорошо и комфортно молчать, охотно проводил время в её обществе. Вряд ли Шелк могла на что-то рассчитывать, так как: а) Винсент до сих пор любил Лукрецию Кресцент; б) в силу необратимых постмортальных изменений, усугублённых опытами профессора Ходжо, Винсент не испытывал никакого физиологического влечения к лицам противоположного пола. Да и своего, в общем-то, тоже. Он вообще никакого физиологического влечения не испытывал. Но Шелк об этом не знала, а если догадывалась, то продолжала тешить себя иллюзиями.
Когда Юффи прознала о конкурентке, то приревновала и начала рвать и метать. Один раз дело едва не дошло до рукоприкладства, но, к счастью, Тифа вовремя заметила сгустившиеся тучи обоюдной ненависти двух влюблённых валькирий, с воплем: «Брэк!» - перемахнула через барную стойку, развела Шелк и Юффи в разные стороны и с каждой провела серьёзную профилактическую работу. Повторять этот цирковой номер Клауд не хотел, к тому же побаивался, что женщины могут на время объединиться против него и тогда он огребёт от обеих.
…Но пока было тихо. Во всяком случае, грозой в воздухе не пахло. Сид Хайвинд, Баррет Уоллес, Шелк Руи и Винсент Валентайн кучковались за столиком у окна, щедро потчуя друг друга своим плохим настроением. Сид не нашёл нужных запчастей, у Баррета на вокзале подрезали «лопатник», а Шелк и Винсент хандрили в силу застарелой привычки. Лишь Юффи Кисараги излучала оптимизм. Вешать нос на квинту вутайка не умела по определению: её задорный нрав всегда брал верх над жизненными неурядицами.
Тифа Локхарт стояла за барной стойкой и с таким остервенением полировала тряпочкой бокалы, словно пыталась протереть в них дыры. Дела в конторе шли неважно, если можно обозвать «неважным» длительное отсутствие заказов и, как результат - хроническое безденежье. Сдвинув соболиные брови к переносице так, что её чело рассекла вертикальная морщинка, Тифа усиленно думала, как выправить тонущий Ноев ковчег, именуемый КДЦ «Седьмое небо»/ИП «Служба доставки Страйф».
Дела в последнее время не клеились. Не потому, что Тифа оказалась аховой бизнес-вумен, а по объективным причинам: разруха в стране, тяжёлая экономическая ситуация; как следствие - снижение уровня жизни населения и, соответственно, его платежеспособности. Ещё бы! Четыре полномасштабных кризиса за четыре года могли похоронить любую государственность. Не успела Планета оправиться от падения Метеора, как началась пандемия Геостигмы. И Клауд со своей фатальной невезучестью оказался в числе первых её жертв. Затем, откуда ни возьмись, появилась троица шинентай с навязчивой идейкой воскресить Сефирота. Пришлось изрядно попотеть, прежде чем удалось загнать мелких паршивцев в Лайфстрим. А Клауда Страйфа после разборок с ними еле-еле вытащили с того света.
Только народ вздохнул с облегчением - посыпались старые скелеты из шкафа Компании Шин-Ра: на свет божий из казематов корпорации полезли монстры Дипграунда. «Я не суеверный, - высказался по такому поводу Сид, - но иногда мне кажется, что нашу планету кто-то сглазил». - «И я даже догадываюсь, кто», - подхватил Баррет.
Больше всего Клауд и остальные боялись, что Руфус Шин-Ра вспомнит заветы отца и возьмётся за старое. Но Турк Рено Синклер, бывший завсегдатаем бара «Седьмое небо», развеял их опасения: у Руфуса сейчас другие задачи; он пытается сберечь те активы, которые не успел похерить Артур Шин-Ра. Ведь ему надлежит платить и каяться ™, а для этого нужны деньги. И уж тем более Руфус не собирается реанимировать проект «Дженова»: слишком солоно ему из-за него пришлось.
…В бар спустился Дензел Страйф - приёмный сын Клауда и Тифы. Пять лет назад Клауд нашёл его в развалинах возле церкви Аэрис, пожалел и привёз домой: накормить, отмыть и подлечить. В итоге мальчишка так и прописался у Клауда и Тифы на ПМЖ.
Настоящие родители Дензела - мелкие клерки Компании Шин-Ра - погибли во время планового обрушения плиты Седьмого сектора Мидгара. Пацан остался круглым сиротой и с тех пор активно осваивал профессию беспризорника. В плане фатальной невезучести он мог потягаться с Клаудом, поэтому не был бы собой, если бы не подцепил Геостигму. Однако Дензел был упрям, настойчив и обладал стойким характером и железной волей. Из-за свалившихся на него абсолютно недетских проблем он очень рано повзрослел и сделался не по возрасту циничным. Поставив перед собой цель выбраться с социального дна, он упорно шёл к ней и в итоге реализовал. И ведь за годы бродяжничества он не опустился до воровства или проституции и не примкнул ни к одной из подростковых банд, коих в окрестностях Эджа и Мидгара расплодилось великое множество.
Подойдя к Тифе, Дензел протянул ей стопку тетрадей.
- Я почти сделал домашнее задание. Кроме истории. Я её… ниасилил.
- А что с историей?
- Директор сказал, чтобы родители пришли в школу.
- Твой сын получил «неуд» по истории, - обратилась Тифа с претензией к мужу.
- Но ведь это также и ТВОЙ сын, – парировал Клауд, любовно разглаживая очередную банкноту.
- Не пори чушь и разберись с его отметками! – рассвирепела Тифа.
Нет, она тоже любила Клауда. Но и тот иногда становился малость несносным мужем.
Клауд закатил глаза с мученическим видом. Чего он искренне не понимал: как можно насильно вбить в ребёнка желание грызть гранит науки? Ещё в детстве он на собственном опыте убедился, что это порочная методика, не приносящая абсолютно никаких плодов. Он считал, что не бывает неусваиваемых предметов - бывают, гм, посредственные педагоги. Если учитель истории не сумел привить Дензелу интерес к науке, то какие, собственно, к нему, Клауду Страйфу, могут быть претензии? Он что, должен зажать пацана между ног и отоварить по голой заднице армейским своим ремнём? Понятное дело, если бы Дензел откровенно хамил, упрямился и устраивал праздники непослушания, Клауд составил бы с ним беседу. Но парень честно старался хоть чему-то научиться. Даже пристал к Юффи с просьбой помочь ему пройти тест по истории. Юффи вежливо отказалась, сославшись на незнание мидгарской системы образования. Тогда Дензел начал приставать к Сиду. Сид ответил, что учил не историю, а географию…
- Что у тебя по истории? – уточнил Страйф.
- Ничего, - буркнул Дензел. – Боцман, мудак, прицепился…
- Язык, милый, что за язык! – машинально отреагировала Тифа.
Клауд ошарашено помотал головой:
- Подожди. Какой ещё боцман?
- Это погремуха нашего историка, - объяснил Дензел.
Тифа:
- Язык, милый!
Пацан подумал немного, прикидывая, каким образом преподнести историю на истории, чтобы не навредить своему имиджу в глазах приёмного отца, но в то же время не завираться слишком нагло.
- Короче, этот говнюк...
Тифа:
- Следи за своей речью, дорогой!
- Слежу, ма. Он, значит, и говорит: «Встань, Страйф, чокобина тупая».
- Так прямо и сказал? – усомнился Клауд.
- Бля буду! – побожился Дензел.
Тифа:
- Язык, милый, что за язык!
- Стал бы я заливать! Он спросил, кто такой Сефирот. Я и ответил. Это, говорю, такой ипический дуб-ясень в древней мифологии малых северных народностей. Честно говоря, я его с Иггдрасилем тогда спутал. А Боцман, пидор гнойный...
- Следи за своей речью, маленький засранец!
- Слежу, ма. Эээ… маленький кто?
- Неважно, - поспешно произнёс Клауд. – Так что же Боцман... тьфу, то есть господин Делвойд?
- Влепил «неуд» и сказал, что я дебил.
- Да ну?
- Не «да ну», а точно.
- Грамотей ты, грамотей! – поохала Тифа. – И в кого ты такой уродился?
- Не знаю, ма. Говорят, что наследственность передаётся в третьем поколении.
Беседу о генетике прервал звонок городского телефона и Тифа отвлеклась, сняв трубку. Судя по её молчанию, из удивлённого перерастающего в недоумённое, а затем в грозное, автоинформатор телефонной компании сообщил что-то крайне неприятное.
- У нас долг за телефон! - Тифа брякнула трубку на рычаг. - Три тысячи гил! Чья работа?!
Клауд пожал плечами и закатил глаза к потолку:
- Что я могу поделать, если финансы поют романсы?
- Сидим на мели, свистим в кулак, - конкретизировал Сид и этим выпадом невольно подлил масла в огонь.
- Вы что, издеваетесь надо мной? – вскипела Тифа.
- Хорошо, хорошо, золотце, умоляю, не сердись! – заискивающе произнёс Клауд, вознамерившись похоронить скандал в самом зародыше. Он приблизился к жене и нежно её обнял. Но так как при этом он продолжал держать в руке раскалённый утюг, Тифа с визгом отпрянула, схватившись за обожжённое предплечье, а Клауд от неожиданности выронил утюг. Тот хлопнулся на пол, оставив на нём безобразное коричневое пятно, и от стыда рассыпался на десяток запчастей.
- Клауд, - выразительно произнесла Тифа. – Ты… ты думаешь иногда вообще, что делаешь?
- Иногда, - обречённо произнёс Страйф. – Временами. Ну, наверное…


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:18 | Сообщение # 2
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
2. Шторм на горизонте


«Сейчас историки пытаются преподнести,
что в тысяча пятьсот каком-то году что-то там было.
Да не было ничего! Всё это происки!»
(с) В.Черномырдин, «Итоги», 1997 г., № 11


В полдень стало совсем тихо и тоскливо. Потенциальные посетители словно назло обходили стороной бар «Седьмое небо». И телефон молчал. Заказы для службы доставки тоже не поступали. Когда Тифа вынула из почтового ящика корреспонденцию, оказалось, что на девяносто процентов она состоит из неоплаченных счетов. Был лишь один чек на две тысячи гил. Это расщедрилась строительная фирма, которой Клауд оперативно перебросил бухгалтерскую документацию с одного материка на другой. Кроме того, пришли агитационная брошюра какой-то подозрительной религиозной секты и два письма. Первое было от Присциллы из Юнона. Та сообщала, что выходит замуж и приглашала всех на свадьбу. Второе - из Кальма от Эльмиры Гейнсборо. Эльмира писала, что у неё всё хорошо и тоже зазывала в гости. Какой бы соблазнительной ни казалась Тифе мысль бросить на недельку хозяйство, закрыть избушку на «клюшку» и отчалить в Кальм на деревенский творожок и экологически чистые овощи с огорода, лишний раз встречаться с приёмной матерью Аэрис она не хотела. Каждая такая встреча вызывала крайне болезненные воспоминания и будила комплекс вины. Впрочем, желанием ехать в Юнон Тифа тоже не горела, так как понимала, что на свадьбу будут непременно званы многочисленные тётушки Присциллы. Эти самки чокобо единственным предназначением женщины считали бесконтрольное поточное производство младенцев. Тот факт, что Тифа и Клауд до сих пор не обзавелись своей лялькой, воспринимался ими как надругательство над матерью-природой, совершённое с особым цинизмом, в извращённой форме. Каждый раз они искренне возмущались и сыпали насквозь заезженными штампами, глядя на безупречно-плоский тифин живот:
- Деточка, тебе уже двадцать семь, часики-то тикают!
- Дети - это счастье! Вот родишь - поймёшь!
- Богиня дала прыгуна, даст и лужайку!
Тифа от такой беспардонности сперва выпадала в осадок, а потом начинала лопаться от злости, многозначительно сжимая кулаки. Лишь золотое правило «не хамить в гостях» удерживало её от поползновений вывалить в адрес мерзких тёток целый вагон благих советов и пожеланий, от которых краснели даже пьяные WRO-шники, иногда забредавшие в «Седьмое небо» покутить. В такие взрывоопасные моменты благоверный ласково обнимал её за плечи и отводил в сторонку, хотя больше всего на свете хотел взять Цуруги и устроить бестактным овуляшкам утро стрелецкой казни.

…Клауд тем временем ушёл в гараж и занялся «Фенриром».
За наведением глянца на воронёные крылья железного коня и застал его Турк Рено Синклер.
- Исполать тебе, добрый молодец! - Рено поддёрнул брюки, оправил пянджачок и присел рядом с Клаудом на корточки.
- Симметрично, друже, - ответил Страйф, не отрываясь от работы. - Чего тебе надобно от меня на сей раз?
- Хм… - Рено странно изогнулся всем телом и поскрёб лохматый затылок. - А почему ты решил, что мне от тебя чего-то нужно?
- Потому что все люди делятся на две категории: те, кому что-то нужно от меня и те, от которых что-то нужно мне. Мне лично от тебя ничего не нужно. Следовательно?..
- Понятно, я твою мысль уловил. Тогда обойдёмся без прелюдий.
Рено запустил руку в карман пиджака, торжественно извлёк и положил на сиденье мотоцикла три крупных чёрных пера.
Глаза Клауда - и без того большие - вообще сделались на пол-лица. Он вскочил, в сердцах швырнул тряпку в ведро и на пару секунд уронил лицо в ладонь.
- Это то, о чём я думаю? Сефирот вернулся? Бляяяяяя… - Страйф подпёр кормой стенку гаража, запрокинул голову, стукнувшись затылком, и зажмурился одновременно от боли и досады. - Вот же… не было печали!
- Да не очкуй ты раньше времени, - проворчал Рено, тоже вставая. - Толком не узнал, что случилось, а уже панику наводишь... Не вернулся твой Сефирот, можешь спать спокойно. У этих перьев другой хозяин. Какой - даю подсказку: рыжие волосы, красный плащ, меч с алым лезвием… Помнишь?
Клауд закатил глаза, напрягая ум.
- Вспоминай, ну! - наседал Турк. Но, видя, что Страйф откровенно тупит, сжалился: - Генезис Рапсодос. Ты ведь был с ним знаком.
- А, этот… Ну, как знаком… Чисто по службе. Два наряда вне очереди как-то раз от него схлопотал. И на том наше общение закончилось. Последний раз видел его у нибельхеймского Мако реактора. Зак потом рассказал, о чём они с Сефиротом в реакторе базарили, но я тогда ни хрена не понял из его пояснений. Сейчас-то, конечно, понимаю… А больше мы никак не пересекались.
- Вообще-то пересекались, только ты, походу, этого не помнишь, - заметил Рено. - Видели тебя, Зака, Рапсодоса и кого-то очень похожего на директора Лазарда возле банорских пещер. И, судя по всему, Зак с Генезисом каким-то образом нашли общий язык.
- Не помню такого. - Клауд виновато развёл руками. - Но у меня на тот момент был лютейший отвал башки. Поэтому ничего не имею сказать по данному поводу. А кто нас слил? - взгляд его приобрёл острое любопытство.
- Какая разница? Скажу только, что мы тогда позволили тебе и Заку уйти и, походу, зря, мдя… - Рено вновь почесал затылок. - Если бы мы вас арестовали, Зак остался бы жив, а тебе по-быренькому вправили б мозги на место. Но хорошая мысля, как известно, всегда приходит опосля.
Минутой молчания почтили память капитана Фэйра.
- Так, что-то я отвлёкся, - спохватился Рено. - В общем, пока на уровне рукоблудства… в смысле руководства Компании решался вопрос, как поаккуратнее задержать Рапсодоса и не выхватить от него мзды, прибыл вертолёт из «Шин-Ра» и забрал его. Ценг попытался выяснить, кто это был, но его вызвали к начальнику Департамента и ласково посоветовали не лезть не в своё дело. Ну… Ценг, ясен пончик, покивал и всё равно сделал по-своему. Я не знаю, как он изворачивался, но однажды вызвал нас с Рудом к себе, проверил кабинет на наличие/отсутствие прослушки и рассказал о проекте «Дипграунд». После подобных откровений мы с Рудом ещё неделю ссали кипятком от страха, ибо отныне слишком много знали.
- То есть, выходит, Генезиса забрали в Дипграунд, - скорее утвердительно, нежели вопросительно произнёс Клауд. - Но его не видели среди «Цветов» Дипграунда. А Винсент утверждает, что видел их всех. И я ему верю. У Винсента нет мотивации врать.
- То, что Генезиса не видели среди Подземных, ещё не означает, что его там не было, - резонно заметил Турк. - Может, он просто не отсвечивал, а когда понял, что дело - табак, встал на лыжи. Просто… скажем так: считай меня слишком циничным, но я работаю опером больше десяти лет и в деятельное раскаяние спецконтингента не верю. Да, бывают случаи переобувания в прыжке, но все они без исключения - лишь подстраивание под текущую ситуацию. Как только ситуация возвращается на круги своя - следует очередной поворот оверштаг.
Всё-таки опыт прожитых лет наложил на Синклера неизгладимый отпечаток. С возрастом он постепенно избавился от замашек клоуна-разбандяя и даже научился не вставлять мат через слово.
- Слушай, а теперь - то же самое, только на человеческом языке, - жалобно попросил Клауд.
- Расшифровываю, - любезно ответил Рено. - Учитывая общий оппозиционный настрой Рапсодоса, а точнее его озлобленность на весь белый свет, мы в любой момент можем ожидать от него какой-нибудь сволочной пакости. И, к сожалению, мы не располагаем ресурсами, чтобы эффективно ему противостоять, учитывая, что этот малый по своим ТТХ лишь ненамного уступает Сефироту. Получается, в случае форс-мажора - опять вся надежда на вашу команду.
- А может, пронесёт? - робко предположил Клауд.
- Может и пронесёт, - согласился Рено. - Но ежели не пронесёт - то всех нас пронесёт уже в другом смысле этого слова.
Клауд задумался.
- И как давно вам известно, что Генезис находится в Эдже?
- Три дня назад мы получили такую информацию. Кстати, перья мы изъяли в квартале от бара, поэтому думай, бро. - Рено по-дружески, но сильно хлопнул Страйфа по плечу. - Если он следит за тобой - а такой вариант не исключается - следовательно, он может быть заинтересован в генетическом материале Сефирота. Семью на твоём месте я бы вывез в безопасное место.
- Самое безопасное место - у меня за спиной, - хмыкнул Клауд. - Но к сведению приму, спасибо.
Рено ушёл, а Страйф присел на порог гаража и задумался.
Действительно, довольно-таки неоднозначная ситуёвина складывается. С одной стороны, если бы Генезис хотел каким-то образом себя проявить, то, наверное, уже бы проявил. Следовательно, пока он никаких глобальных акций не планирует. Ключевое слово: ПОКА. Клауд достаточно начитался и наслушался о подвигах Рыжего и знал, что тот не настолько импульсивен, как наивно полагали несведущие люди. Напротив, полковник Рапсодос обладал ангельским терпением. Он мог долго и тщательно лелеять планы «асимметричного ответа» и нанести удар именно в тот момент, когда противник расслабит булки и утратит бдительность.
А может, Генезис вообще никаких акций не планирует? Живёт себе, да и живёт потихоньку. Хм… С его-то амбициями и жаждой славы? Слабо верится. А с другой стороны, кто ему теперь конкурент? Сефирота больше нет, а тот был единственным человеком, которого Рапсодос хотел, да так и не смог переплюнуть.
Получив новый импульс, мысли Клауда завертелись в другом направлении. Если Генезис скрылся после разгрома Подземных, значит, как минимум два года он должен где-то отсиживаться, добывать продукты питания, мыльно-рыльные принадлежности, одежду и другие предметы первой необходимости. Клауд, если честно, сомневался, что Генезис прятался в развалинах Мидгара. Жить там, конечно, можно, но сложно и нецелесообразно. Во-первых, все коммуникации в Мидгаре давно отключены, а уцелевшие дома и магазины разграблены ещё пять лет назад. Во-вторых, после окончательного уничтожения Мако реакторов в ходе войны с Дипграундом территория бывшей столицы Гайи превратилась в натуральную «Зону отчуждения», длительное пребывание в которой угрожало жизни и здоровью любого гуманоида, будь он хоть трижды СОЛДАТ 1-го класса. Санитарно-эпидемиологическая служба «WRO» на официальном уровне информировала население, что в «Зоне отчуждения» рано или поздно погибают даже самые неприхотливые монстры. Некоторых сорвиголов эти страшилки не пугали и впоследствии их родственникам приходилось тратиться на цветы. (Если, конечно, удавалось идентифицировать сильно разложившийся, а то и вовсе скелетированный труп.) Так что хоть Генезис Рапсодос и был приучен «стойко переносить тяготы и лишения службы» (с) - вряд ли бы он поставил на кон единственное, что у него осталось - эти самые пресловутые жизнь и здоровье. Опять же, если он затеял очередную военную авантюру, то наверняка наращивает силы и средства как можно дальше от штаба «WRO».
Но если Генезис жил не в Мидгаре, проблему приобретения продуктов питания, мыльно-рыльных принадлежностей и т.д. это не снимало. Напротив, добавлялась обязанность оплачивать коммунальные услуги. Поскольку в криминальных сводках Гайи за последние два года не было зафиксировано преступлений/правонарушений/иных происшествий, объяснимых активностью Генезиса Рапсодоса, следовательно, его источник средств к существованию был легальным. Либо частично или полностью незаконным, но настолько хорошо законспирированным, что не вызывал подозрений у компетентных органов.
КАК? Клауд почувствовал, что его голова сейчас взорвётся. Генезис Рапсодос был слишком известной персоной, чтобы два года оставаться абсолютно незамеченным. Ведь ещё живы были люди, помнящие войны клонов. Неужели бы он раньше не попал в поле зрения Турков? Да ну, бред… Турки, конечно, уже не те, большая часть агентуры на местах ими потеряна, но кое-какие конфиденты у них всё-таки остались. Да и «WRO» не стоит сбрасывать со счетов; у него своя контрразведка и набирали в неё бывших спецов «Шин-Ра», так что опыт оперативной работы у ребят имеется.
Что же получается в сухом остатке? Если Генезис Рапсодос так активно шифруется, следовательно, он не хочет преждевременно привлекать к себе внимание. Перья - либо неожиданный прокол, либо откровенный намёк. Намёк кому? Руфусу? Туркам? «WRO»? Или всё же ему, Клауду? И если ему, Клауду, то о чём? Что у него есть такого, что может заинтересовать Рапсодоса? Только генетический материал Дженовы. Но тот был уничтожен исцеляющим дождём Аэрис. По крайней мере, Страйф очень на это надеялся...
Таким образом, Клауд терялся в догадках и чем дольше и больше он терялся в догадках, тем сильнее росло его беспокойство. В итоге он накрутил себя до такой степени, что сорвался с места и пулей полетел в бар, словно ожидая встретить там вышеуказанного имярека.
Естественно, никакого Генезиса в баре не оказалось, да и друзья куда-то расползлись. Одинокая Тифа протирала барную стойку. Она так удивлённо воззрилась на Клауда, что тому стало неловко за недостойную джентльмена панику.
- Что у тебя с лицом? - тревожно спросила Тифа.
- Что у меня с лицом? - забеспокоился Клауд.
- У тебя такой вид, как будто тебя пыльным мешком из-за угла напугали.
- Ха-ха, очень смешно, - хмуро ответил Страйф, подошёл к стойке, придвинул стул и сел, водрузив на стойку локти. - Рено заходил.
- И?
- Новость преподнёс. Нехорошую.
- В последнее время у нас все новости нехорошие, - заметила Тифа. - Но ладно, говори уже. Одной больше, одной меньше - какая разница…
- Возможно, в Эдже сейчас находится Генезис Рапсодос.
- Это что ещё за хрен с горы?
- Мы его видели у Мако реактора в Нибельхейме перед нападением копий. Рыжий, в красном плаще и с одним крылом.
- А, ну да, припоминаю. А кто он вообще?
- Тоже СОЛДАТ, друг Сефирота. Такой же псих, причём не менее опасный. Фляга у него не просто течёт, а прямо-таки брызжет. Турки считают, что ему в любой момент может моча в голову ударить.
Клауд выдержал многозначительную паузу:
- Сражаться с аналогом Сефирота я как-то тово… не особо жажду.
- Выше нос! - ободрила Тифа. - Справились мы с Сефиротом - справимся, если что, и с Генезисом.
- Когда мы воевали с Сефиротом, у меня ещё не было семьи, - возразил Клауд. - И мне, по большому счёту, нечего было терять. Сейчас ситуация изменилась. Да и, если по-чеснаку, я немного задолбался спасать мир от разных шизофреников. К тридцати-то годам хочется некой стабильности.
- Стабильности в нашем мире всё равно не наблюдается. К тому же если Генезиса переклинит, Рив и остальные всё равно примчатся к тебе, так что ты никак не отвертишься.
- Да знаю, что не отверчусь. - Клауд уронил голову на руки и пробубнил: - Единственный вариант действий, как я это вижу: найти Генезиса первым. Пока он не заявился к нам в гости.
Он поднял голову и посмотрел в глаза Тифе твёрдым, немигающим взглядом:
- Ты как насчёт того, чтобы съездить с детьми в отпуск… недельки, скажем, на две?
- Крайне негативно, - ответила жена. - Однако я понимаю, что в случае осложнения обстановки один из нас должен позаботиться о Дензеле и Марлин.
Тифа с возрастом тоже изрядно поумнела, набралась житейского опыта, задвинула в пыльный угол юношеский максимализм и научилась не влезать со своей раскладушкой в отношения Клауда с окружающей средой.
- Эльмира и Присцилла, кстати, в гости приглашали, - продолжала Тифа, надраивая микроволновку. - Как вариант - можно перекантоваться либо в Юноне, либо в Кальме. Всё равно клиентов нет, а если что - Шелк меня перекроет.
- Годится. Тогда завтра я возьму машину и отвезу вас в Кальм.
- Лучше в Юнон. Хоть на свадьбе погуляем. И лучше - послезавтра. Дай хотя бы день на сборы.
- А у кого свадьба? - обалдел Страйф.
- У Присциллы.
- Оба-на! И ведь молчала как партизанка, что у неё есть жених.
- Нет. Просто всю информацию, которую до тебя доводили, ты в одно ухо впускал, а в другое выпускал, - вздохнула Тифа.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:19 | Сообщение # 3
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
3. В трёх соснах заблудились


Нет ухаба, значит, будет яма.
Рытвина правей, левей - кювет.
Ух, дорога, ты скажи нам прямо:
По тебе ли ездят на тот свет?
(с) Ю.Ряшенцев/В.Лебедев,
«Дороги»


…Неприятности начались, когда Клауд свернул с шоссе на грунтовую дорогу, намереваясь срезать, как он пояснил, «крюк килОметров двадцать» через лес.
После дождя в лесу было ненатурально красиво, приятно пахло озоном, прелой зеленью и мокрой землёй, однако грунтовку так развезло, такие лужи на ней образовались - трактор можно утопить. А там, где не было луж, царствовала Её Величество Грязь. Жидкая, липкая, чёрная, глубиной порою не менее полуметра. Внедорожник, который Клауд взял напрокат у соседа-охотника под честное пионерское, моментально намотал на колёса тонны этой грязи. Чтобы не утопить чужую машину, Клауд гнал на полной скорости, проскакивая самые опасные места за счёт инерции. Джип нырял капотом в ложбины; из-под колёс вырывались фонтаны гнусной жижи.
- Ты какого… зачем здесь поехал? - сердито спросила Тифа и чуть не выбила челюсть, когда её подбросило на каком-то особо коварном ухабе.
- Так надо, - процедил Клауд.
Марлин, Дензела и Юффи на заднем сиденье давно укачало, надо полагать. Во всяком случае, их лица были красивого нежно-зелёного цвета.
Паранойя Клауда взрастала, как опара на дрожжах. Он настолько уверился в мысли, что коварный Генезис Рапсодос обязательно устроит за его семьёй слежку, что всю дорогу вертел головой, как военный лётчик - на триста шестьдесят градусов. Ладно хоть, при этом не забывал соблюдать ПДД… Тифа подозревала, что муженёк и в лес попёрся не без умысла; зная о способности Генезиса летать, он решил стряхнуть гипотетический «хвост» на местности, максимально затрудняющей наблюдение с воздуха.
Но как выразился классик: «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Неожиданно путь преградила широкая и глубокая, как море, лужа. Не рискнув сунуться в неё, Клауд поехал в обход. Объезжать лужу пришлось так долго, что все ориентиры - ВНЕЗАПНО! - пропали из вида, а машина каким-то образом уткнулась в поле, засеянное ячменём. Рядом колыхался осиновый лесок, под колёсами скрипели «чокобиные лапки», а в оба конца - в поля и за лес - уходила скользкая земляная тропа.
- Кажись, приехали, - выдохнула Юффи, судорожно обмахиваясь сложенной вдвое газетой.
- Кажись, не приехали, а приплыли, - буркнула Марлин.
Клауд вылез из внедорожника и, приставив ладонь козырьком ко лбу, поискал на горизонте лужу. Лужа куда-то исчезла, хотя, вроде, по всем законам физики испариться так быстро не могла. Тогда Страйф вернулся в кабину и достал из «бардачка» карту - изрядно потрёпанную, пожеванную и испещрённую множеством пометок. Это была карта здешних лесов, болот, полей, гатей, троп, тропинок и дорожек, начертанная на кальке соседом-охотником по указаниям лесничих. Едва Тифа увидела эту карту - у неё как-то очень нехорошо и болезненно ёкнуло в животе, однако альтернатив не было: система глобального позиционирования а-ля GPS во время падения Метеора накрылась волосатым причинным местом. Технологии откатились в благословенные времена компасов, секстантов, бумажных карт и игр спортивного ориентирования «Зарница». Вплоть до того, что призывников в ВС «WRO» приходилось с нуля обучать хождению по азимуту.
- Значит, так, - сказал Клауд, бережно разворачивая карту. - Здесь эта дорога пересекает лес по горизонтали прямо. А эта - по диагонали криво.
(По данной тираде можно было смело заключить, что военную топографию бывший младший сержант - и то благодаря протекции Сефирота - срочной службы Клауд Страйф знал на жирную «двойку» с минусом.)
- …Тут находится автокемпинг «Дёшево & Сердито», - продолжал Клауд. - Если мы всё время будем сворачивать направо, то через полчаса прибудем на место. Всем всё понятно?
- Да, - ответила Тифа, хотя ровным счётом ничего не поняла.
- Тогда погнали... наши городских.
Клауд положил карту Тифе на колени и рванул с места сразу на второй передаче.
Путь был долгим и трудным. Клауд сворачивал чётко направо, предварительно тщательно проверяя направление по карте и компасу.
…Через полчаса машина очутилась на заросшей «чокобиными лапками» полянке рядом с осиновой рощицей и ячменным полем. Марлин прыснула, Юффи пожала плечами, Тифа возвела очи горе, а Клауд недоумённо оглядывался вокруг и не знал, куда смотреть: на карту или в окно.
- Знакомое место, - наконец произнёс он.
- Естественно, - хмыкнула Тифа. - Мы как раз отсюда стартовали.
- Да я уже понял… Ладно, делаем попытку нумер два.
…Через полчаса, несмотря на всю педантичность и тщательную выверку маршрута, прямо по курсу обозначилась злосчастная полянка. Попытав счастья ещё пять раз и не добившись успеха, Клауд бросил руль и глубоко задумался: где и что он делает не так?
Юффи предложила изменить тактику и забирать всё время влево. Клауд хлопнул себя по лбу и ответил, что это мысль. Дензел, правда, пробурчал, что и на сей раз ничего не выйдет и, разумеется, накаркал: результат оказался тот же. Клауд и Тифа переругались и поменялись местами: за «баранку» села Тифа. Она принялась кружить по лесу, неизменно выезжая в пресловутое ячменное поле, а Марлин, Дензел и Юффи оставались ждать на полянке, так как знали: через полчаса внедорожник Страйфов обязательно появится вновь.
…Первым сдался Клауд. Он долго ругал злосчастный автомобиль, клялся и божился, бия себя в грудь, что сразу по приезду в Юнон сбросит его с пирса в море. Домочадцы долго опасались за его рассудок. Наконец Юффи, подключив вутайскую логику, предложила ехать строго по прямой. Однако, когда впереди замаячила проклятая полянка, стало ясно, что вутайский шаманизм тоже не работает.
- Я не знаю, как объяснить данный феномен, - сказала Тифа, - но, похоже, эта машина делает одним колесом оборот больше и постепенно забирает вправо.
- Меня не интересует, куда она забирает, - отозвался Клауд, - меня интересует, ПОЧЕМУ она забирает.
И наградил автомобиль пинком в бампер.
- Предлагаю подождать какого-нибудь прохожего, - высказалась Юффи.
Тифа едва не покрутила пальцем у виска (с трудом удержалась), но Клауд успел ляпнуть, что это неплохая мысль и вот - все забились в автомобиль и стали дожидаться «какого-нибудь прохожего».
Как и следовало полагать, никакой прохожий не пришёл, зато пришло стадо крупных травоядных монстров. Они окружили машину, смотрели на путников большими, грустными глазами, застенчиво и как-то даже виновато переминаясь с ноги на ногу, и тяжело вздыхали.
Клауд надавил на клаксон.
Никакой ответной реакции со стороны визитёров не последовало.
Тогда Страйф опустил боковое стекло, высунулся из машины, ещё раз посигналил и крикнул:
- Пошли вон отсюда!
Монстры нехотя развернулись и медленно, вальяжно побрели в лес. Дензел вслух понадеялся, что больше их не увидит.
…В три часа дня прошли двое грибников, но, оказалось, они сами заблудились. Предложение Марлин обогнуть лес было встречено довольно вяло.
- Может, вышлем кого-нибудь на разведку? - вынесла вопрос на голосование Юффи.
- Ну так ты и иди, - ответила Тифа, покусывая травинку.
Юффи пожала плечами, накинула на плечи дождевик (с неба начало слегка накрапывать) и удвинулась в туманную даль. Через пятнадцать минут она вернулась. Сопела, опустив очи долу, ковыряла кроссовком землю и молчала.
- Ну? - нетерпеливо спросил Клауд.
- Там бык стоит, - нехотя ответила Юффи. - Он меня не пускает.
Ржали все.
- Воистину, всё нынче обернулось против нас, - отсмеявшись, заявила Тифа. - Юффи, милая, только не говори, что ты не можешь навалять этому быку.
- Как ты можешь такое говорить? - возмутилась вутайка. - Бык - это священное животное! Трогать его не моги! Иначе тебя настигнет божья кара!
- Тогда я сама с ним разберусь, - сказала Тифа. - Всё. Ждите меня и я вернусь.
Она быстро, решительно ® двинулась вдоль дороги и вскоре скрылась из глаз. Клауд, Юффи, Марлин и Дензел терпеливо прождали час, потом Клауд глянул на часы и проворчал:
- Где копается моя драгоценная жёнушка? За это время быка можно убить, разделать и пожарить.
- Я пойду посмотрю, - вызвалась Юффи. - А то вдруг её за богохульство… тьфу-тьфу, конечно… бык зарогатил?
И она ушла по следам Тифы.
Прошло ещё два часа. Тишина, свежий воздух и нервное напряжение так подействовали на детей, что они сомлели на заднем сиденье. Клауд и сам чувствовал, что его неудержимо клонит в сон. Он старался не зевать и щипал себя за руки, чтобы не уснуть, но понимал, что его сила воли проигрывает схватку с естественными потребностями организма. В итоге он уткнулся головой в приборную доску и отошёл в царство Морфея…

…Клауд проснулся как от толчка.
Солнце уже садилось. На заднем сиденье, раззявив рты, безмятежно спали Марлин и Дензел. Ни Тифы, ни Юффи не было.
Не на шутку перепугавшись, Клауд вылез из машины и заорал, приставив ко рту ладони рупором:
- Тиииииифаааааа!!!! Юююююююфффиииииии!!!! Аууууууу!
Нет ответа.
- Ауууууу! Тифааааа! Юффиииии!
Нет ответа. Зато проснулась Марлин и принялась мозолить кулаком осоловелые глаза.
Сколько Клауд ни орал, сколько ни бибикал - никто не отозвался. Мысленно выругавшись, он повернул ключ в замке зажигания и сорвался с места.
- Я должен их найти!
Он поехал по той же дороге, по которой несколько часов (часов???) назад ушли Тифа и Юффи.
…Буквально через десять минут после его отъезда затрещали кусты, и на полянку выскочила Юффи Кисараги, бормоча под нос:
- Что за нах? Десятый круг нарезаю вокруг леса и никак не могу найти машину и поймать Тифу. Маразм какой-то!
И вутайка вприпрыжку помчалась по дороге по следам скрывшегося авто.
Не успел стихнуть ветер, поднятый Юффи, как на дорогу пыхтя, отдуваясь и положив язык на плечо, выкатилась Тифа Локхарт. Она в изнеможении опустилась на землю, обмахиваясь листом лопуха.
- Ффу-ух! - выдохнула она. - Ну и набегалась же я... Спасибо, догадалась отметить камнями маршрут, а то бы живо заплутала. Да ещё полкилометра пришлось драпать от этого мерзкого быка… А куда подевались эти олухи? Где машина?
Тифа с трудом поднялась и бросилась в погоню по горячим следам. Охая и кляня разгильдяя-мужа, она скрылась из вида.
Едва эхо её проклятий стихло за поворотом - из леса вывернул внедорожник Клауда и резко затормозил. Клауд и Марлин вылезли из машины.
- Я скоро возненавижу эту поляну, - зарычал Страйф.
- О, Клауд, смотри, смотри: следы автомобиля! - мисс Уоллес едва не прыгала от радости. - Тэк-с, что тут у нас? - она деловито склонилась над колеёй. - Тут проследовал полноприводный кроссовер шириной около трёх метров с учётом колёсной базы. При этом на правом заднем колесе у него покрышка с другим рисунком протектора.
- Марлин, детка, эта машина стоит у тебя за спиной, - с состраданием в голосе разъяснил Клауд.
- Богиня милостивая! - Дензел Страйф на заднем сиденье схватился за виски. - Кажется, я схожу с ума.

…На рассвете в низине, где заночевали Клауд и дети, собрался густой молочный туман - вязкий и звуконепроницаемый, как глина: хоть лопатой разгребай. Он оседал мельчайшими капельками на любой твёрдой поверхности. В довершение всех бед низина была слегка заболочена и давала приют всевозможным кровососущим тварям. Всю ночь они атаковали машину, но путешественники забаррикадировались очень тщательно. Правда, Тифе и Юффи Клауд, определённо, не завидовал…
Дензел спал на заднем сиденье на мягких рюкзаках. Марлин расположилась на переднем пассажирском сиденье и по уши завернулась в тифин шерстяной кардиган. Клауд откинул водительское сиденье и уснул на нём, укрывшись «ветровкой» (к ночи изрядно похолодало, а жечь бензин, включая печь, он не хотел).
Почти под самое утро (было ещё темно) Клауд услышал панические женские вопли и призывы о помощи. Кажется, со стороны леса. Полусонный и злой, он быстро побрызгался репеллентом, хотя тот мало помогал от нападений комаров-мутантов, и выполз на помощь даме.
Покрывавший низину травяной покров и мох разбухли от влаги, поэтому Клауд моментально вымок до колен. И, конечно, в потёмках угодил в заросли крапивы. А призывы о помощи доносились одновременно с четырёх сторон. Клауд сволочнулся в кулак, употребив несколько крепких и непечатных выражений из своего армейского прошлого, помесил немного грязь ногами и отправился досыпать. Экзамен на рыцаря без страха и упрёка он не выдержал.
…Рассвело…
…Марлин Уоллес зашевелилась, зевнула и с трудом продрала глаза.
- Люуууууди! - неслось откуда-то с северо-запада. - Помоги-ииииите!!! Спасиииии-те!!!
Марлин прочистила пальцем ухо и прислушалась. Вопли не утихали. Напротив, становились всё призывнее и настойчивее. Марлин перегнулась через КПП и растолкала Клауда. Тот долго не просыпался, а когда, наконец, соизволил очнуться, то сразу принялся ворчать:
- Ну и что? Я уже ходил проверять и никого не нашёл, только в крапиву угодил. Ложись и спи.
- Но мне показалось, что это голос Юффи, - настаивала Марлин.
- А как, по-твоему, Юффи может орать сразу с четырёх сторон света?
- Не знаю. Но, по-моему, надо бы проверить.
- Уговорила, - пробурчал Клауд, сползая с кресла.
…Комары набросились на них с яростью оголодавших вампиров. Клауд и Марлин пробирались по колено в мокрой траве, отгоняя пучками ячменя кусачих тварей. Мисс Уоллес, как истинная леди, безропотно сносила удары судьбы, а вот Клауд цедил проклятия и вертелся, как чёрт перед заутреней.
- Думаю, ты навёл порчу на это место на десять лет вперёд, - наконец заметила Марлин. - Может быть, пора финишировать?
Клауд, щадя слух девочки, несколько раз прошёлся по-вутайски, потом добавил пару ласковых на языке эскимосов Севера и увенчал тираду отборным матом коренных нибельхеймских горцев.
- Ладно, - подытожил он. - Я устал и у меня больше нет сил возмущаться.
Марлин ободряюще взяла его за руку.
…Теперь они брели в тумане, аки два блуждающих ёжика - вытягивая руки, уже не видели кончиков пальцев. Марлин осторожно наступала на податливую почву, предварительно прощупав, что под ней. И отрывала от земли одну ногу только тогда, когда убеждалась, что ничего не грозит другой. Клауд же летел вперёд стремительно, как комета. За что неминуемо поплатился.
…Марлин услышала только сдавленный вопль - и сразу воцарилась тишина. Позабыв об осторожности, она рванула спасать друга и сама едва не отправилась вслед за ним с высоты десяти метров на дно крутого оврага со скользкими глинистыми стенами. К счастью, она успела вовремя притормозить, опустилась на корточки и заорала вниз, почти не надеясь получить положительный ответ:
- Клауд! Ты жив?
- Жив! - последовал яростный возглас. - Я упал на что-то мягкое.
- На меня ты упал! - прохрипел второй голос. - Немедленно слезь с меня, маньяк ненормальный!
- Без паники! - вскричала Марлин, раздумывая, сможет ли она открыть багажник внедорожника и достать оттуда буксировочный трос. - Как там, глубоко?
- И сыро! - проревели два голоса в унисон.
- Сейчас я принесу верёвку.
…Туман начал понемногу рассеиваться и Марлин увидела внизу перемазанного глиной Клауда. А рядом сидело нечто, похожее на папуаса: лицо чёрное, руки по локоть в земле, на одежду посмотреть страшно. Лишь короткие чёрные волосы торчат во все стороны. И этот папуас сказал голосом Юффи:
- Я здесь со вчерашнего вечера сидела и орала! Где вы были?
Клауд с трудом оторвал задницу от липкой глины, но тут же поскользнулся и с размаху сел в лужу. Юффи глянула на него - из ушей дым валит, из ноздрей пламя пышет, глаза сверкают - и воздержалась от дальнейших вопросов. Клауд в эту минуту был опасен…
Пока Марлин ходила за буксиром, Клауд и Юффи промёрзли до костей и вдобавок им пришлось отбиваться от огромной армии комаров.
Марлин явилась нескоро; взрослые уже начали опасаться, что она в тумане потерялась. Но нет - маленькая мерзавка каким-то образом умудрилась подогнать водительское кресло, чтобы её ноги доставали до педалей, запустила двигатель и даже освоила механическую коробку переключения передач. Правда, из-за своего невысокого роста и солидных габаритов автомашины она не видела дорогу, как ни вытягивала шею. Эту проблему решил Дензел: он встал на пассажирское сиденье, упёрся ладонями в приборную доску и взял на себя функции штурмана, командуя Марлин, куда необходимо рулить. Благо, примятая трава ещё не успела подняться и путь к оврагу прослеживался чётко.
Остановившись у оврага, дети вылезли из машины, вытащили из багажника буксировочный трос, один конец привязали к фаркопу, а второй сбросили вниз. Сначала из ямы выбралась Юффи, следом - Клауд. Вутайка в ходе ночных посиделок на лоне природы задубела практически насмерть, поэтому без энергичных подталкиваний в мягкое место пониже спины не выбралась бы самостоятельно. От переизбытка впечатлений Клауд и Юффи даже говорить не могли и сразу забрались в тёплую машину, наплевав на чистые чехлы и грязную одежду. «Ерунда, - думал Страйф, - потом салон отмою…» Юффи, клацая зубами, выразила робкую мысль, что не худо бы глотнуть чего-нибудь согревающего. Клауд её поддержал, он и сам бы с удовольствием остограммился, но нельзя: всё-таки он был за рулём. Владелец авто всегда хранил в «бардачке» шкалик водки (по совместительству он являлся фанатом зимней рыбалки). «Потом ему компенсирую, потом», - лихорадочно думал Клауд, трясущимися пальцами поддевая защёлку «бардачка».
…Юффи сделала солидный глоток. Алкоголь обжёг горло и носоглотку и на пустой желудок мисс Кисараги немного окосела. Поборов желание к ней присоединиться, Клауд принял решение выдвигаться на поиски Тифы.
Тифу - вот счастливая судьба! - они нашли в злополучном ячменном поле, куда выехали, наверное, уже в двухтысячный раз. Тифа смастерила ложе из ячменя, застелила его курткой, а рядом воткнула рогатину и намотала на неё шарф, чтобы свои мимо не проехали. По шарфу и угадали её местонахождение.
Разбуженная Тифа едва не придушила Клауда, как, впрочем, и тот её. Когда первые страсти схлынули, Тифа с радостью прикончила остатки водки. Потом рассказала, как носилась в потёмках по лесу, кричала и аукала, пока не отчаялась и не решила завалиться спать по принципу: утро вечера мудренее, авось друзья сами меня найдут. История Юффи выглядела куда более драматичной. Она долго не могла успокоиться, ей казалось, что в низине стоит клаудов внедорожник, и она пошла туда, не особо глядя под ноги. Результат: скувыркнулась в овраг, где и просидела до утра, призывая на помощь.
…Тифа выбросила бутылку в окно и решительно заявила, что с утра пьют либо аристократы, либо дегенераты (с). К десяти часам туман полностью рассеялся, солнышко тепло пригрело усталые души путешественников и трезвый Клауд недрогнувшей рукой повлёк машину на юг. Вскоре к превеликой радости маленькой компании проклятое ячменное поле и предательская низина скрылись из вида и больше не появлялись. Силы Зла наконец-то отступили.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:21 | Сообщение # 4
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
4. Шторм приближается


У меня после этих слов упало…
(с) «ДМБ»


- Надо почистить салон, - сказал Клауд, когда впереди показался автокемпинг. - Поэтому я - в автосервис, а вы пока можете позавтракать.
Юффи проворчала, что её в пьяном и непрезентабельном виде не пустят в приличные заведения.
- В чём проблема? - пожала плечами Тифа. - Сейчас снимем номер и приведём себя в порядок.
Однако за сутки проживания в одном номере надо было заплатить 1800 гил. Почасовая оплата имелась, но в совокупности выходила дороже. К тому же на ресепшне сразу честно предупредили, что из-за аварии на теплотрассе в номерах нет горячей воды. А на вопрос, когда ликвидируют последствия аварии, не менее честно признались: «Х.з.»
- Проще в озере вымыться, - проворчала вутайка. - Бесплатно, а результат тот же.
- Да-да, купаться в пьяном виде - та ещё авантюра, - согласилась Тифа. - Сколько хороших людей отправилось таким образом кормить рыб. И не забывай: нам надо дождаться Клауда, а ему тоже необходима помывка. Так что, однозначно, снимаем номера.
Сняли два номера: один для мальчиков, второй для девочек. Но в процессе заселения произвели рокировку с учётом супружеских отношений Тифы и Клауда. А то вдруг им приспичит уединиться с конкретной целью?
…Клауд же, отогнав внедорожник в автосервис, позвонил в «Седьмое небо».
Шелк сняла трубку почти сразу. Клауд полюбопытствовал, как оперативная обстановка.
- Да нормально, - ответила Шелк. - Точнее, без изменений. Мы с Винсентом справляемся. Он мне помогает в свободное от основной работы время.
(Винсент Валентайн нашёл халтурку: подрабатывал в «WRO» советником по вопросам безопасности. Хотя вроде не нуждался ни в деньгах, ни в общении, ни в повышении квалификации. Клауд подозревал, что оборотень таким образом ищет определённую информацию, но не лез в его дела. Захочет - сам расскажет.)
- Я рад, - сказал Клауд, - что у вас всё хорошо. Винсенту - привет. Приеду в Юнон - ещё отзвонюсь.
- Ага, лады. Ну всё, отбой, а то у меня клиент. Здравс…
Связь внезапно прервалась. Клауд пожал плечами, но не удивился. Искусственные спутники, специализированные для ретрансляции сигналов между точками на поверхности Гайи и базовые станции мобильных операторов без надлежащего техобслуживания ветшали и выходили из строя. Поэтому сотовая связь медленно, но верно загибалась. Подобные тенденции в ближайшем будущем грозили полной деградацией средств коммуникации, ибо проводную связь практически ликвидировали десять лет назад в период бурного экономического роста и развития цифровых технологий. Планета умирала, цивилизация постепенно откатывалась в каменный век. Все это понимали - даже самые неистребимые оптимисты.
По дороге в гостиницу Страйф завернул в пекарню и набрал вкусняшек для Тифы, Юффи и детей, чтобы хоть как-то подсластить ночное рандеву. Администратор на ресепшне осмотрел его внимательно, как жулика, когда Клауд спросил, бронировался ли номер на фамилию Локхарт или Страйф. Его можно было понять: Клауда с головы до пят покрывала чёрная корка засохшей грязи. Но администратор был великолепно вышколен и не стал задавать лишних вопросов. Хотя документы, удостоверяющие личность, проверил в обязательном порядке.
…Тифа встретила его с воодушевлением.
- Я звонила Прис. Она очень рада, что мы приедем, она нас ждёт. И даже обещала на время визита приискать для нас какой-нибудь симпатичный домик. Совсем задёшево.
(Крупнейший на Планете порт с объёмом грузооборота в хрен знает сколько тысяч ДФЭ* после метеоритной катастрофы тоже преизрядно захирел и теперь недвижимость в нём можно было приобрести или снять по бросовым ценам.)
- Отлично. Держи. Это вам, - Клауд вручил ей «кузовок». - Распределишь по-братски, а я - в душ.
…Когда он вышел из ванной, ёжась от холода и на ходу вытирая мокрые волосы вафельным полотенцем, Тифа жевала расстегай с рыбой.
- Юффи и дети тебе глубоко признательны. Ну-с, что там у нас ещё есть? - с набитым ртом произнесла она, заглядывая в «кузовок». - Ого! Ты обчистил кулинарный магазин? Это нам и за два дня не съесть!
- Кушай на здоровье, набирай вес, - сладким голосом ответил Клауд. - Мне нравится, когда у женщины есть за что подержаться.
- Да ну тебя, - беззлобно фыркнула Тифа, замахиваясь на него подушкой, подцепленной с кровати.
Клауд принял правила игры, перехватил её руку и прижал Тифу к подоконнику тяжестью своего тела. От внезапного соприкосновения оба почувствовали словно удар электротоком и замерли, глядя друг другу в глаза.
- Хочу тебя, - шепнул Клауд на ухо жене. И легонько подул в него, зная, что ей это нравится.
- Дверь закрой, - шепнула в ответ Тифа, скользя ладонями по его обнажённой спине.
Когда ключ-карта была вставлена в блокиратор замка, они смогли дать волю чувствам и фантазии. Клауд запустил руку под тифину юбку, нащупывая «молнию» на бриджах, а Тифа беззастенчиво полезла под полотенце, намотанное вокруг его бёдер…
…Несколько долгих минут в номере слышались лишь сбившееся, тяжёлое дыхание, шлепки плоти о плоть и сдержанные стоны. Оставалось надеяться, что в этом здании хорошая звукоизоляция…
…- Я немного волнуюсь за наш бар, - пробормотала Тифа, бережно перебирая пальцами волосы уткнувшегося ей в плечо Клауда. - Никогда не бросала его вот… просто так…
- Шелк справится, - пробубнил муженёк, потираясь носом о её плечо. - Я в неё верю.
Он переместился вбок, приподнялся на руках и навис над Тифой, многозначительно ухмыляясь. Та улыбалась, поглаживая его плечи и одновременно устраивалась поудобнее, готовясь ко второму раунду постельных игр.
- Повторим?
Клауд потянулся к губам Тифы, но внезапно на прикроватной тумбе противно завибрировал и зазвенел его мобильник.
Страйф досадливо поморщился:
- Бл… извиняюсь, зараза!
- Не отвечай, - посоветовала Тифа. - Потом перезвонишь.
Но на дисплее высвечивался номер Валентайна и Клауд счёл нужным ответить на вызов.
- Да, Винс?
- У нас проблемы, - хмуро произнёс оборотень.
Клауд так и подпрыгнул и присел на кровати, свесив ноги. Всё его возбуждение как рукой сняло. Тифа перевернулась набок, шёпотом выматерилась и в сердцах зарядила кулаком по матрасу.
- Какие?
- Шелк пропала.
- В смысле? - не понял Клауд. - К-как пропала? Я же с ней вот разговаривал…
- Шелк пропала, - терпеливо повторил Винсент. - Предвосхищая дальнейшие вопросы, отвечаю: нет, она не пошла куда-то гулять. В баре имеются следы борьбы. Её уволокли силой.
- Ты уверен?
- Вообще-то, я работал Турком, а бывших Турков, да буде тебе известно, не бывает, - иронично подметил Винс. - Я даже могу сказать, где и как её ударили.
- Вызывай следственно-оперативную группу, пиши заяву, - распорядился Клауд. Метнул быстрый взгляд на Тифу, которая приподнялась на локте и, собрав в кулак простыню на груди, глазами изображала немой вопрос. Прикрыл трубку рукой и объяснил: - Началось… то, о чём мы говорили.
- 3,14здец, прости за мой вутайский. - Тифа откинулась на подушку и зажмурилась.
- Я отвезу своих в Юнон и сразу мчу назад, - продолжал Клауд. Зажав трубку плечом, он встал и как был - в чём мама родила - почапал в прихожую, где стояли рюкзаки со сменной одеждой. - Всё, давай. Зови легавых. И подключай Турков. Они в курсе, кто мог это сделать.
- Что случилось? - Тифа приняла вертикальное положение и неспешно одевалась. Клауд с трудом отвёл глаза от её пышного бюста, бросил у кровати рюкзак и начал в нём рыться, отыскивая свои вещи.
- Шелк пропала. Предположительно, её похитили.
- Серьёзно?
- Нет, шутки у Винсента такие. Конечно, серьёзно, ёлы-палы!
- Рапсодос?
- Не знаю. Скорее всего. Только зачем ему Шелк? От неё ж ни вреда, ни пользы.
- Как заложница. Чего же тут неясного? - Тифа застегнула под подбородком «молнию» кожаной безрукавки. - Жди, что в течение суток он озвучит требования. А ты уверен, что в Юноне мы будем в безопасности?
- Теперь я уже ни в чём не уверен. Но я нигде не трепался, что мы едем в Юнон... Мля! - Клауд звонко хлобыстнул себя по лбу. - Шелк-то знает, куда мы уехали!
- Думаешь, сольёт? - серьёзно спросила Тифа.
Страйф пожал плечами, одновременно натягивая джинсы.
- Ну, если ей начнут иголки под ногти вгонять или зубы напильником стачивать - однозначно, сольёт. Я бы слил.
Тифа поёжилась.
- Клауд! Шелк не из таких. Она не сдаст даже под пытками!
Тот лишь усмехнулся:
- Как бы сказать… Понимаешь, существует определённый порог, после которого раскалываются ВСЕ. Сам Великий и Ужасный генерал Кресцент признавался, что даже у него есть предел, после которого он прекратит запираться и начнёт давать признательные показания. А Сефирот до того как слетел с катушек был очень разумным и здравомыслящим человеком и нисколько не переоценивал степень своих возможностей. Иногда меня, кстати, упорно одолевает мысль, - задумчиво прибавил Клауд, оправляя футболку, - что тогда в нибельхеймском Мако реакторе он осознанно дал себя убить. Потому что… ну, не было у меня ни малейшего шанса против него, хоть ты тресни!
Он завис, вспоминая «кговавое пгошлое» ™.
- Клауд! Эй! - Тифа пощёлкала пальцами перед его носом. - Очнись. Довезёшь нас до Юнона и вертайся в Эдж. Ты там нужнее. За нас не беспокойся. Мы с Юффи будем бдительны.

--------------------------
* Двадцатифутовый эквивалент (TEU или teu от англ. twenty-foot equivalent unit) - условная единица измерения вместимости грузовых транспортных средств.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:23 | Сообщение # 5
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
5. Гость из прошлого


- Мир меняется. Я чувствую это в воде.
Я чувствую это в земле. Вот теперь
и в воздухе уже чем-то запахло.
Много воды утекло и всех,
кто хоть чего-нибудь помнил,
давным-давно уже «замочили».
(с) Гоблин,
«Властелин Колец: Братва и кольцо»


Спустившись на ресепшн, Страйф рассчитался за номера и, строжайше наказав женщинам и детям дожидаться его в холле гостиницы, отправился в автосервис за машиной.
В автосервисе ему сказали, что считают своим долгом взять двойную оплату, так как грязь из внедорожника пришлось не вымывать, а выгребать. Клауд не стал торговаться, отстегнул требуемое, на всякий случай прикупил канистру стеклоомывателя, залез в чистый, приятно пахнущий ароматизатором салон, пристегнулся и…
- Не делайте резких движений, товарищ младший сержант.
Клауд судорожно выдохнул и невольно выпучил глаза, почувствовав, как чья-то рука с силой прижала его за шею к креслу, безжалостно перекрывая локтем кислород. Пальцы скользнули по рукаву форменного кителя спецназа «WRO», пытаясь оторвать от шеи чужую руку, но противник был невероятно силён.
Клауд Страйф был достаточно опытным бойцом и быстро оценил свою позицию и позицию нападающего. Пока ситуация складывалась не в его пользу, поэтому он прекратил сопротивление и расслабился в надежде усыпить бдительность врага. В зеркало заднего обзора над лобовым стеклом он видел два карих глаза в прорезе вязаной маски, берет с кокардой и наплечник офицерского кителя.
- Я не буду сопротивляться, - как можно спокойнее произнёс Клауд, хотя внутренне буквально кипел. - Просто скажите, что вам от меня надо и откуда вам известно моё последнее воинское звание?
- О, слышу слова не мальчика, но мужа! - ехидные нотки в чужом голосе казались смутно знакомыми. Затем нападающий убрал руку (Клауд с трудом удержался, чтобы не закашляться) и быстро перелез на переднее пассажирское сиденье. Даже не столько перелез - сколько перетёк: настолько плавными и выверенными были его движения.
- Это вы? - вырвалось у Клауда, когда WROшник снял берет и маску.
- Боюсь, что я, - ответил Генезис Рапсодос.
Если бы экс-полковник не сидел так близко, Клауд бы его не признал. Во-первых, с момента их последней встречи прошло порядка девяти лет и Рапсодос за это время… как бы сказать поделикатнее… забронзовел. И не просто забронзовел, а даже покрылся патиной. Во-вторых, Генезис коротко подстригся и выкрасил волосы в чёрный цвет. В-третьих, он носил контактные линзы, маскирующие его насыщенные Мако-энергией глаза.
Видимо, больно уж откровенно Страйф пялился на него, так как Генезис насмешливо дёрнул уголком рта и выдал хрестоматийную фразу Жоржа Милославского:
- Что ты на меня уставился, отец родной? На мне узоров нету и цветы не растут.
- Н-не ожидал встретить вас здесь, тащ полковник, - просипел Клауд, потирая пережатую шею.
- Он не ожидал, - задумчиво протянул Генезис в форточку. - Я ему столько информации к размышлению подкинул, а он не ожидал…
- Какой такой информации?
- Брошюру религиозной секты в почтовом ящике видел?
- Видел.
- Читал?
- Нет, конечно. Сразу выбросил.
- Ну, ты молодец, поздравляю. Это был первый намёк, чтобы ты мог сложить два и два. И даже когда я вас кругами по лесу водил - до тебя что, опять не допёрло очевидное?
- Так это были твои фокусы? - взвился Клауд, наплевав на субординацию и перейдя на «ты».
- Не фокусы, а магия наведения морока и искажения пространственно-временного континуума, - назидательно разъяснил Генезис. - Знал бы ты, как она выматывает. Я тебе таким образом намекал, чтобы ты возвращался назад. Но вижу, что расшифровка тонких намёков - не твоё амплуа.
- Твои намёки так тонки, что их можно не заметить, - парировал Клауд. - Это ты похитил Шелк?
- Ну, если б я мог находиться одновременно в двух местах, - хмыкнул Генезис, - то, наверное, да. Но я тоже не всесилен, извини.
- Так да или нет? – перебил Клауд. Довольно-таки нелюбезно, но манера Генезиса изъясняться начинала его подбешивать. Клауду казалось, что тот над ним издевается.
Рапсодос лишь плечами пожал:
- Это мог сделать только Вайс. По указанию тех, кто им сейчас манипулирует.
- Вайс Бесцветный? Он жив!? – Клауд чуть не пробил теменем потолок.
- Что ты так пугаешься? Да, жив, но относительно безвреден. Ладно, - сжалился Генезис, - не буду я тебя томить. Готов выслушать эту трагическую, но поучительную историю?
- Валяй, - благословил Клауд и обратился в слух.

…После разгрома Дипграунда и низвержения Омеги Генезиса в Мидгаре больше ничто не держало. По первости у него возникла мысль разделаться с остатками «Шин-Ра», дабы гарантированно стереть эту шарашкину контору с лица Гайи; именно затем ему и понадобился Вайс. Однако, изучив обстановку и поостыв, Генка понял, что слишком долго мариновался в кристалле и потому сильно отстал от жизни. Руфус Шин-Ра из беспринципного и беспощадного дельца перекрасился в пацифиста и патриота, разогнал к Ифритам остатки Научного Департамента и теперь всячески содействовал «WRO» в деле ликвидации последствий природных и техногенных катастроф, обрушившихся на Планету. То есть мстить было некому. Да и Вайс полностью утратил себя как личность и его надо было заново учить ходить, говорить, кормить с ложечки и разъяснять основы марксизма и политэкономии. Генезис не узнавал в снулом овоще, которого усаживал на унитаз как ребёнка, бывшего лидера «Цветов». И, поработав нянькой около месяца, Рапсодос понял, что хоть Вайс ему друг, товарищ и брат, но он реально задолбался.
Второй облом ждал его в Баноре. Точнее в том, что от неё осталось. Точнее даже не в том, что от неё осталось, а в том, что осталось от всего материка после нападения Абсолютного Оружия. Некоторое время Генезис парил над редкими островами архипелага, где когда-то находился его дом и мысленно считал до ста и обратно, успокаиваясь. Теперь у него не было даже родных пенатов, куда он мог вернуться.

- Тогда я решил обратиться за помощью к бывшим коллегам Холландера, чтобы помогли поставить Вайса на ноги. Тащить такой балласт одному очень тяжело. После массовых увольнений в Научном Департаменте эта братия сбилась в стаю и занялась коммерческой деятельностью. Название «Эдж Фармацевтик» тебе о чём-нибудь говорит?
Клауд отрицательно покачал головой:
- Навскидку не припомню.
- Ну да, контора нигде не засвеченная, в отличие от филиала. Но о нём – позже. Учёные тепло меня встретили, приветили, пообещали, что приведут Вайса в чувство и… - Генезис поморщился, - не соврали, в общем. В чувство его действительно привели. Правда, большую часть своих способностей он утратил и вряд ли они когда-либо восстановятся. Вопрос в другом. Я пустил процесс его реабилитации на самотёк, потому что НЗ закончился и срочно потребовались деньги. Так что пришлось устроиться на госслужбу.
- А я всё хотел спросить, где ты форму раздобыл? Военторг выставил?
- Ни в коем разе. – Генезис широко улыбнулся. – Первое правило нелегала и конспиратора гласит: «Чти Уголовный кодекс».
Он вытащил из нагрудного кармана служебное удостоверение и предъявил его Клауду в развёрнутом виде.
- Синджин Хелмсфорд, - прочёл тот. – Ба, что за имечко такое дурацкое?
- Да мне, если честно, плевать, как меня назовут: хоть Джавдет Курдюк-Хана, хоть Малюта – Ясный Пень, хоть Недотрах Софроний Бронеброкругозонд, - ответил Рапсодос, пряча «ксиву» в карман. – Какие документы в развалинах седьмого сектора откопал – под теми и легализовался. Внешний вид подогнал под фотографию в водительских правах, а пачпорт новый получил. В войне с Дипграундом вооружённые силы «WRO» понесли тяжёлые потери и первые месяцы туда набирали буквально с улицы по объявлению. Лишь бы имелся военный опыт. Так что я вновь поступил на воинскую службу, в анкете указал, что ранее служил в пехоте «Шин-Ра». И не смотри на меня так: я в законном ежемесячном отпуске.

…Как всегда: в условиях переходного периода и отсутствия толкового руководства в вооружённых силах «WRO» царила некоторая чехарда. Поэтому в отделе по работе с личным составом к проверке подноготной «Синджина Хелмсфорда» отнеслись формально. Проверили его на наличие судимостей, но парень был чист, как слеза Богини. На учёте в нарко- и психодиспансерах он тоже не состоял. Личные дела военнослужащих Департамента Общественной Безопасности Компании Шин-Ра были уничтожены вместе с головным офисом, компьютерные базы данных не подлежали восстановлению. Насчёт прохождения службы в пехоте Генезису поверили на слово. Тем более, в ходе вступительных тестов он продемонстрировал отличные характеристики что по огневой, что по боевой и физической подготовке. Хотя при сдаче бега, КСУ и боевых приёмов борьбы ураганил вполсилы, чтобы в нём не опознали СОЛДАТа. Тем не менее, руководство очень быстро оценило его моральные и деловые качества и Генезис был назначен командиром взвода. «Отлично, просто замечательно, - саркастически думал Рапсодос, расписываясь в приказе. - И ведь ни одна скотина не задалась вопросом, откуда этот Синджин Хелмсфорд нарисовался. В моём ведомстве никогда такого бардака не было…»
Впрочем, подобный расклад его вполне устраивал, работа ему нравилась, он чувствовал себя на своём месте и каким-то образом козлить «WRO» и воевать против всех не собирался. Генезис видел, как медленно, но верно гибнет цивилизация Гайи и этот процесс его очень угнетал. Потому что Родину не выбирают, а Генезис свою Родину любил. Но и помочь ей ничем не мог. Оставалось играть роль пассивного наблюдателя и надеяться, что окончательный звиздец наступит уже после того как он, Генезис Рапсодос, навсегда сольётся с Потоком Жизни.

…Клауд был премного удивлён. После истории с дезертирством и клонами он считал Рапсодоса опасным психопатом. (Справедливости ради следует отметить, что эта уверенность целиком базировалась на шинровской пропаганде, а шинровская пропаганда тогда расписала Генку под хохлому.) Страйф иногда бывал чересчур наивен, но он очень тонко чувствовал фальшь и теперь на подсознательном уровне улавливал, что Генезис с ним искренен. К тому же, сколько ему сейчас лет, сорок? К сорока-то годам у большинства особей вида гомо сапиенс мозги становятся на место…
Клауд вспомнил слова Сефирота: «Рапсодос только прикидывается разгильдяем. На самом деле головёнка у него светлая, котелок отлично варит, а по определённым параметрам он меня даже переигрывает».
Тот - до-нибельхеймский - Сефирот умел признавать чужое превосходство и собственные недостатки.
- Я практически перестал следить за процедурами, которые проходил Вайс, то есть серьёзно сглупил, - продолжал Генезис. – Не зря же умные люди говорят, что горбатых шинровцев лишь могила исправит. Напрягся я тогда, когда меня пригласил Томас Ву - это один из учеников Холландера, в своё время он мне очень здОрово помог с созданием копий - и начал вешать мне лапшу на уши, что для стабилизации психического состояния Вайса необходим мой генетический материал. Я сказал, что подумаю и после этого разговора допросил Вайса. Учитывая, что у него сейчас сознание семилетнего ребёнка, это было затруднительно. Но даже то, что мне удалось из него вытянуть, складывалось в крайне неприглядную картину. Невзирая на все неприятности, доставленные проектом «Дженова», бывшие учёные «Шин-Ра» вновь эксплуатировали эту тему. Они проводили геологоразведочные работы в Северном Кратере, пытаясь найти остатки Дженовы. Тогда меня резко озарило, что единственными носителями её генома являемся я, Вайс Бесцветный и Шелк Прозрачная. Ну и ты, вероятно. У Вайса брали пробы ДНК. У меня их взять не смогли. У Шелк их возьмут - к гадалке не ходи.

Если Генезис всё правильно понял - бывшие сотрудники Научного Департамента смогли спасти и сохранить значительную часть разработок Ходжо и Холландера. Но их поиски остатков Дженовы, судя по всему, успехом не увенчались. Не удивительно; после истории с материализацией шинентай Рив Туэсти не поленился подогнать к Северному Кратеру бойцов «WRO» и те планомерно и последовательно залили его напалмом, усиленным огненной Материей. С целью исключения дальнейших эксцессов.
Генезису были непонятны мотивы учёных, а старинная мудрость недаром гласит: «Ищи, кому выгодно». Допросы Вайса хоть и пролили некоторый свет на закулисные манёвры, но ситуацию не прояснили. Бесцветный в основном молчал, как партизан, изредка демонстрируя слабые признаки мозговой активности. Но сущность Ходжо периодически в нём прорывалась, и однажды он выдал кое-что занимательное - не своим голосом, внезапно, словно ему поддала пинка какая-то внешняя сила:
- Три года назад, - продекламировал Бесцветный, явно выуживая из закромов памяти нечто глубоко забытое старое, - я завладел телом Сефирота после его смерти.
- Не понял? - громко и внятно произнёс Генезис. - Конкретизируй, в каком смысле завладел.
Но Вайс тотчас замкнулся и, как Генезис ни пытался его расшевелить, на контакт не шёл. Рапсодос понять не мог: как завладел? Завладел физическим телом или подчинил себе разум? Последнее представлялось маловероятным, так как по всем признакам разум Сефирота был заперт в Лайфстриме.
Неведение длилось ровно до того момента, как он узрел труп Сефирота в саркофаге, заполненном питательной смесью. Лаборант, который ему это продемонстрировал, захлёбывался от восторга, рассказывая, каких невероятных усилий стоило извлечь тело из кристаллизованного Мако в Северном Кратере.
«Дали бы уже ему, наконец, помереть спокойно, упыри», - думал Рапсодос, припав лбом к саркофагу и машинально поглаживая стекло. Он вспоминал прежнего, вменяемого Сефирота, того Сефирота, которого любил и представлял, какой афоризм выдал бы сей острослов и насмешник на происходящее: «Не говорите, чуваки. Называется: сами себя е@ём».
Грёбаный Ходжо.
Оставалось лишь догадываться, каким образом он (или его подчинённые – Генезис склонялся к последнему варианту) заполучил/и труп Сефирота в условиях тотального хаоса и неразберихи. Вероятнее всего, Ходжо руководил чужими действиями из Мидгара по телефону. Только так можно было объяснить, почему труп Сефирота не был уничтожен вместе с Шин-Ра-билдинг. Он просто не успел прибыть туда до того, как на город обрушились осколки Метеора. И курносая успела прибрать Ходжо, прежде чем находка угодила в его шаловливые ручонки.
Судебную медицину Генезис Рапсодос знал на «пять» с плюсом. Мёртвые тела дышать не могут. А когда Генке удалось прикоснуться к саркофагу и проанализировать обстановку, он увидел: «труп», однозначно, дышит. Его грудь медленно, но верно вздымается в определённом ритме. Опять же, зачем подсоединять к «трупу» шланги и трубки и обклеивать кожу датчиками?
Сефирота держали в медикаментозной коме. Но не теребили по принципу: не буди лихо, пока оно тихо.

- Они пытаются его вернуть? – не понял Клауд. – А смысл?
- Вот и я сперва подумал: а смысл? – ответил Генезис.

Мотивы учёных опять ускользали от Рапсодоса. Отзывчивый лаборант, который мог что-то пояснить, был мгновенно уволен, едва руководителю проекта доложили, что он слил секретную информацию. После чего парень исчез – как сквозь землю провалился. Генезис где-то с неделю каждое утро, приходя на службу, запрашивал суточную сводку о происшествиях. Выстрелило на третий день: на окраине Мидгара на заброшенном автомобильном кладбище в компакторе нашли сильно изуродованный труп. Генка интуитивно понял, что это и был разыскиваемый им человек. Значит, лаборант перешёл грань, за которой автоматически следовало списание с баланса предприятия. Но обстряпано убийство было хоть и демонстративно, но чисто и красиво, так что не было никаких доказательств причастности к деянию Ву и его команды. Сам Генезис побаивался лишний раз открывать рот, даже когда понял, что с обращением к соратникам Ходжо/Холландера свалял дурака. Во-первых, Вайс находился у них фактически в заложниках, во-вторых, они слишком много знали о самом Генезисе. Достаточно было одного звонка в Отдел собственной безопасности «WRO» - и Рапсодоса приняли бы под белы рученьки на выходе. Конечно, он бы отмахался от СБшников, но после этого ему бы пришлось перейти на нелегальное положение. Следовательно, потерять всякую надежду напоследок пожить по-человечески и периодически видеть Вайса. И да – потерять всякую надежду ещё хоть раз увидеть Сефирота. Поэтому Генезису ничего другого не оставалось - только сделать хорошую мину при плохой игре и максимально сократить визиты в осиное гнездо. Не хватало только, чтобы ему воткнули в спину шприц со снотворным или что похуже. А когда Томас Ву либо кто-нибудь из сотрудников «Эдж Фармацевтик» предлагали ему чай или кофе, Генезис вежливо отказывался. Не мог же он просить радушного хозяина: «Отведай ты сперва из моего кубка!» (с)
Генезис ждал, когда, наконец, Ву надоест играть в молчанку, и он озвучит условия сделки. Ву мариновал его ожиданиями два месяца, а потом внезапно расчехлился.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:27 | Сообщение # 6
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
6. «Дети второго пришествия»


Кто верит в Магомета, кто - в Аллаха, кто - в Иисуса,
Кто ни во что не верит, даже в чёрта назло всем.
Хорошую религию придумали индусы -
Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.
(с) В.Высоцкий, «Песня о переселении душ»


- Держи, ознакомься. – Генезис вручил Клауду брошюру религиозной секты.
- «Дети второго пришествия», - прочёл тот. И сунул брошюру в «бардачок». – Почитаю на досуге. А если вкратце, кто это?
- Филиал «Эдж Фармацевтик», - объяснил Генезис. – По сути – типичная тоталитарная деструктивная секта. Занимается тем, чем и положено заниматься тоталитарным деструктивным сектам: вербует новых членов, промывает им мозги, потом отжимает бабло, недвижимость и прочее имущество. Я сначала никак не связывал между собой эти две организации, но когда Ву принялся втирать мне про второе пришествие Бедствия-с-Небес, я понял, что он решил эксплуатировать самую выгодную тему – тему религиозного психоза.

…Предложение Томаса Ву заключалось в следующем: Рапсодос, как первый образец типа «G» проекта «Дженова», предоставляет свой генетический материал для внедрения его членам религиозной секты (в устах учёного – «Церкви») «Дети второго пришествия». А если точнее – её верхушке, включая лидера, а также лицам, осуществляющим охранные функции. ДНК Вайса Бесцветного для этих целей не годилась, так как тот сам являлся побочным продуктом. «А нам нужен чистый образец», - пояснил маньяк-учёный.
Также Генезису было предложено в свободное от основной работы время обучать боевиков «Церкви» общей и специальной тактике, работе с боевой Материей, рукопашке, фехтованию и огневой подготовке. (Фактически – возглавить незаконное вооружённое формирование.) За очень солидные деньги, с полным соцпакетом и перспективой включения в совет директоров «Эдж Фармацевтик».
Генезис не стал уточнять, какую подлянку ему приготовили на случай отказа. И так было понятно. Но и «да» он тоже не сказал. Попросил дать ему время для раздумий.

На самом деле Томас Ву не верил ни во что, кроме чудотворной силы денег. Но религиозная тематика на текущий момент действительно являлась крайне актуальной. На фоне экономических и социальных потрясений всегда начинается повальное увлечение мистицизмом, астрологией; религиозные секты и всевозможные кашпировские плодятся, как грибы в темноте.
Жители Гайи впадали в отчаяние, ведь улучшений не было и не предвиделось. Планета пребывала в глубочайшем кризисе, если не выразиться более ёмко – в жопе. Причём в самой её середине. Ресурсная база неуклонно сокращалась, промышленность и торговля хирели, товарооборот падал и, соответственно, загибалась сфера грузоперевозок. Руфус Шин-Ра пытался развивать внутренний рынок и, возможно, в итоге у него получилось бы добиться экономического роста и закуклиться в автаркии , однако без дешёвых энергоносителей ему приходилось крайне тяжело. После разрушения Мидгара и потери Компанией Шин-Ра политического влияния на волне народного недовольства к власти пришли сумасшедшие экологи. Эти слабоумные активисты, зацикленные на «зелёной энергетике» (ветряках, солнечных батареях и прочей дорогущей хрени с практически нулевым КПД), быстро приняли закон о полном запрете добычи Мако в качестве энергоносителя. Рив Туэсти – крепкий хозяйственник и один из проектировщиков Мако реакторов нового поколения – прекрасно понимал, что данный закон – первый гвоздь в крышку гроба экономики Планеты. Но его политического лобби не хватило, чтобы торпедировать опасную инициативу. Так что теперь благодаря законодательной власти Руфусу Шин-Ра, прежде чем налаживать производство, сперва нужно было реформировать весь топливно-энергетический комплекс и переориентировать промышленность с Мако на другие энергоносители. То есть восстанавливать нефтегазовую отрасль, угробленную его папашей, расконсервировать старые угольные шахты и активно осваивать мирный атом.
«Эти дебилушки-парламентарии мне, можно сказать, в ногу выстрелили, - жаловался Руфус Риву. – При подобном раскладе мне проще инициировать процедуру банкротства, распродать активы и свалить дауншифтить куда-нибудь на Гоблинские острова».
При этом никто не снимал с Руфуса обязанности обслуживать остановленные Мако реакторы с целью недопущения аварийных ситуаций. Для этого требовались специалисты, а Руфус наоборот вынужден был сокращать персонал. Единственного толкового экономиста Гайи, обладающего стратегическим мышлением, буквально загнали в угол тупыми запретами.
Вот так одни проблемы наслаивались на другие, тянули за собой третьи, умножались на чудовищную некомпетентность «эффективных менеджеров», грызню за власть и иные сопутствующие факторы. Развал экономики повлёк деградацию социальной сферы, спровоцировал рост преступности, количества суицидов и потребления алкоголя и наркотиков на душу населения. Эпоха стабильности под контролем Энергетической Компании Шин-Ра теперь вспоминалась с теплом и ностальгией. Социологические опросы свидетельствовали, что более 70% населения мечтает вернуть старые, добрые времена. А поскольку вернуть их не представлялось возможным, многие люди обращались к вере.
У Томаса Ву был очень энергичный кузен, а у кузена – друг: харизматичный краснобай. При этом кузен подвизался на истории Древних, а у его друга имелся серьёзный религиозный пунктик. Причём оригинальностью парнишка не блистал: себя позиционировал как нового пророка, а его религиозные тезисы являлись сборной солянкой из имеющихся верований в его же вольной интерпретации. Тем не менее благодаря яркой внешности, мощнейшему обаянию, дару убеждения и отлично подвешенному языку этот юноша бледный, со взором горящим быстро поднялся от уличного проповедника до уровня лидера небольшой секты, состоящей в основном из лиц женского пола. Томас Ву пересёкся с ним чисто случайно. Кузен притащил этого ненормального на один из семейных праздников. Учёный выслушал парня, снисходительно покивал и в шутку заметил:
- А ты мастак по ушам ездить. Всё нормально, идеологию только подкорректируй, придумай красивую икону, чтобы на неё молиться, организуй рекламную кампанию – и всё у тебя получится.
- Дайте денег на рекламную кампанию, - ответил дерзкий молодой человек, - и обещаю: вы с этого тоже неплохо поимеете.
Томас посмеялся и… дал денег на рекламную кампанию.
Впрочем, уже через месяц он прекратил смеяться и начал задумываться. У его случайного знакомого оказались великолепные организаторские способности. Его рекламная кампания была напористой и даже агрессивной, речи - пылкими и убедительными. Его проповеди превращались в шоу с набором чудес: хождение по воде, исцеление паралитиков наложением рук, призыв монстров и прочие спецэффекты, вполне объяснимые применением Материи. Но пипл хавал и электоральная база проповедника расширялась. Вскоре «Эдж Фармацевтик» получило от него вполне реальный заказ на крупную партию веществ, расширяющих сознание, но не запрещённых к гражданскому обороту. «Для религиозных обрядов», - так пояснил бухгалтер секты в разговоре с бухгалтером «ЭФ».
- Наверное, печеньки ими будут фаршировать, - хмыкнул Томас Ву, подписывая счёт-фактуру.
- Кстати, вам презент, - сообщила секретарша. - Адресант не указан, только аббревиатура «ДВП».
Сотрудничество оказалась неожиданно взаимовыгодным. А тут ещё кузен Томаса угадал мировые тренды и решил включиться в бизнес. Будучи художественно одарённым человеком, он взялся разрабатывать для секты герб, флаг, гимн и ту самую пресловутую икону, на которую так грязно намекал братэлла. Поскольку кузен, как говорилось выше, подвизался на изучении истории Древних, в качестве таковой иконы он выбрал Дженову. Только в его теоретических выкладках Дженова являлась не Бедствием-с-Небес, а Спасением-с-Небес, которое после приземления в Северном Кратере не лихо отгеноцидило Цетра, а всего лишь восстановило историческую справедливость. То есть выдало каждому по способностям, каждому - по потребностям и, таким образом, загнанный в пещерный век род людской обрёл второе дыхание и получил шанс на дальнейшее существование. А изнеженные сибариты Древние, что характерно, вымерли. Не вписались в новый, улучшенный мировой порядок, увы.
Проповеднику идейка понравилась, прихожанам тоже. То есть пипл снова схавал и даже попросил добавки.
Желающие приобщиться к новой религии потекли рекой. Простой люд приятно тешила мысль, что когда-нибудь в отдалённом светлом будущем Спасение-с-Небес вернётся и засветит окопавшимся во власти жуликам и ворам, доведшим страну до ручки, по-взрослому.

Генезису не понадобилось много времени, чтобы выяснить эти подробности. В один из своих законных выходных он даже посетил штаб-квартиру «Детей второго пришествия», обосновавшихся на ферме в Космо-каньоне. Точнее, как посетил… Судя по внушительному бетонному забору и колючей проволоке, сектантам было что скрывать. Рапсодос долго наблюдал за фермой в бинокль с одной из горных вершин, но не заметил никакой подозрительной активности. Религиозная община занималась повседневными делами. И Генка улетел, несолоно хлебавши.
Между тем Томас Ву начал терять терпение. «Долго ты ещё думать будешь? Когда ответ дашь?» - сердито выговаривал он по телефону. Рапсодос всякий раз просил отсрочку, потому как, мол, ещё не определился. Но, кажется, его отговорки не возымели действия: Ву догадался, что Генезис тупо тянет время и не желает сотрудничать. Тогда Генка вообще перестал появляться в офисе «Эдж Фармацевтик» и скинул Томасу sms-ку, что в «WRO» объявлено ЦОПМ «Монстр» и он три месяца с утра и до поздней ночи будет занят на службе. Вот через три месяца, мол, и вернёмся к данной теме. Делиться своими драгоценными генами с откровенными упырями и отморозками Рапсодос не собирался. Знал, какими последствиями это чревато.

- Самое интересное началось, когда Ву решил податься в большую политику, - продолжал Генезис. - Да вот незадача: одних популистских лозунгов нынче мало, чтобы набрать голоса, а популистскими лозунгами народ досыта наелся в первые годы перестройки. Теперь этому нехорошему народу подавай реальную экономическую программу, как вывести Планету из кризиса. Наиболее реальную программу предложил Руфус Шин-Ра, но он сразу чётко обозначил: ребят, дайте мне реанимировать Мако-энергетику, пока производственные мощности не обветшали окончательно; отказываемся от рыночной экономики и переходим к плановой, с государственным регулированием. Национализация промышленности, уравниловка, милитаризация труда, государственная монополия - наше всё, иначе нам всем в итоге - кабздец без вариантов. И тогда я вам устрою экономическое чудо. Но быстро его не обещаю. До этого, здвиняюсь, придётся затянуть пояса потуже и выдавать пятилетку за три года. Руфуса с такой программой, естественно, послали на йух, но у других кандидатов программы были откровенно бредовыми. А Томас Ву решил вообще не париться и въехать во властные коридоры, используя имидж оппозиционного политика и подогревая протестные настроения в обществе. Таковые мог успешно организовать наш весёлый проповедник и, если ты заметил, в последнее он время активно раскручивает тему коррупции во всех ветвях власти.
- Я за политикой совсем не слежу, - сознался Клауд. - Не интересуюсь ею, если честно.
- Зря, - ответил Генезис. - Многое потерял. Интересная тема, на самом деле. Когда Сефирот был… жив, мы с ним все политические новости обсуждали. Вот он в политике шарил конкретно, хоть и вырос в лаборатории.
- Да я в курсе. Он и меня часто ею грузил, когда ему по3,14здеть было охота, а не с кем.
- Кстати, Сефирот… - Генезис опустил подбородок на грудь. - Вот с ним, я так понял, возникли проблемы.

…Протестные настроения в обществе и подгон потенциальных избирателей требовали приложения определённых усилий. Проповеднику нужна была икона, Томасу Ву нужен был электорат. В итоге два этих хитрозадых мужа договорились, что потенциальным свидетелям культа личности Дженовы предоставят возможность с нею пообщаться.
Естественно, первый пробный вывод Сефирота из комы состоялся в бронированном бункере буквально под дулом пулемётов, при этом пОциент был основательно скован по рукам и ногам. И первые же слова сущности в теле реанимированного Сефирота подтвердили худшие опасения маньяков-учёных. Так, выслушав вопрос врача о самочувствии, существо скосило глаза на стоявших рядом секьюрити, вооружённых, кажется, всем, что нашлось в цейхгаузе, открыло рот и спокойно ответило:
- Да нормально, в целом. Только сперва проведу ликбез для «чайников». «Стволы» в сторону людей направлять запрещено. По@уй, заряженные или нет. Приказ Департамента Общественной Безопасности номер 1030дсп, если кто не в курсе. Так что отвели их от меня - быстро! Во-вторых, папаша, что ты на меня смотришь, как кот на обои? Что-то не то увидел? В-третьих, это что за х@ета? - Существо пошевелило скованными руками.
…Вернулась не Дженова, которую с таким трепетом ждали. Вернулся генерал Кресцент - упоротый профдеформированный вояка, весь профит от возвращения которого сводился к удару в глаз или по почкам. Причём, похоже, вернулся Сефирот, ещё не повредившийся рассудком. Или повредившийся, но сумевший каким-то образом преодолеть последствия психотравмирующей ситуации. Возможно, в Лайфстриме произошло расщепление его сознания, часть которого осталась в физическом теле, а часть – до сих пор циркулировала в Потоке Жизни.
И такой Сефирот своим камбэком обсиренил господам хорошим всю малину.
Сефирота снова ввели в искусственную кому. Команда учёных принялась активно соображать, как заместить его личность личностью Дженовы.

- И теперь угадай, зачем им нужен Сефирот. Точнее, его тело. И зачем им понадобились я, Вайс и Шелк.
- Они хотят предъявить своим последователям живого бога или богиню, - догадался Клауд. - Но если вернулся реальный, адекватный и дееспособный Сефирот, каким он был до Нибельхейма, им ничего не светит.
- Им нужна Дженова в сильно ослабленной версии. Думаю, тогда они сумеют с ней договориться на взаимовыгодных условиях. И я даже догадываюсь, какой козырь они держат в рукаве: сделают тело Сефирота медикаментозно зависимым от препаратов, изготовленных на базе ДНК СОЛДАТ типа «G».
Генезис откинулся на сиденье, сложил пальцы веером и процедил сквозь губу, подражая манере гопников:
- Ну чо, типа, эта… базар, типа, такой. Кароч… не будешь регулярно колоть сыворотку на основе клеток Дженовы – гроб те с музыкой, а не божеские почести, поэл?
И добавил уже нормальным тоном:
- А я сам привёл к ним Вайса. Вот буквально на блюдце с золотой каёмочкой его преподнёс. И я же его упустил, замотавшись с рабочими моментами. А если твоя информация верна - теперь у них есть Шелк. Я догадывался, что за ней начнётся охота и понимал, что только ты способен её защитить. Сейчас они попробуют выделить чистую субстанцию Дженовы из тканей Вайса и Шелк и будут усиленно пичкать ею Сефирота с целью подавления его реальной личности.
- И что сие означает?
- Сие означает, что обратный отсчёт пошёл на секунды. То, что ребята решили на меня нажать, стало очевидным, когда Ву забил мне «стрелку» на нейтральной территории. Я пупком почуял лажу и прилетел туда на два часа раньше заявленного срока. Ну и сразу запеленговал Турков, которые выставлялись на адресе по всем правилам ОРД. В тот же день я настрочил рапорт на отпуск, всеми правдами и неправдами усосал руководство, чтобы мне его быстро подписали, и залёг на дно. Очевидно, «ЭФ» в качестве мести за отказ сотрудничать попыталось столкнуть меня лбом с теми лицами, с которыми я в перспективе мог бы заключить пакт. Хотя не факт.
Клауд в уме сопоставил сроки.
- Не факт.
- Я не хочу отсвечивать перед Турками, - честно сознался Генезис. - Вообще нигде и никак светиться не хочу. В своё время мне вменяли планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивной войны, публичные призывы к её развязыванию и нападение на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой. С правовой точки зрения всё верно. Данные преступления срока давности не имеют, поэтому я и гашусь по-максимуму. То, что я делаю сейчас - я делаю только ради Сефирота, Вайса и Планеты, где планирую ещё маленечко пожить.
- Ради Сефирота?
- Ради того Сефирота, которого я знал до Нибельхейма. Я хочу его вытащить. Но один я не справлюсь. Мне нужна твоя помощь.
Клауд согласился, что Сефирота надо вытаскивать в любом случае. Даже если в теле всё-таки обитает не он, а Дженова. Если учёные «Эдж Фармацевтик» переоценили свои силы и не смогут контролировать Дженову (а Клауд почему-то не сомневался, что так оно и есть; причём Дженова в принципе недоговороспособна, возможность конструктивного диалога с ней отсутствует напрочь) – тогда эта тварь вырвется на свободу и получит фору во времени. И гоняйся за ней потом по всей Гайе, как пришлось побегать пять лет назад. Учитывая её маниакальную страсть к разрушению – она успеет натворить столько бед, что Планета этого точно не переживёт. А если Дженову разбудит он или Генезис - они успеют сообща её прикончить, не допустив рецидива трёхгодичной давности.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:29 | Сообщение # 7
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
7. Совещание ни о чём


«В общем, у нас сегодня при разговоре
уже мысли прямо так и льются из него».
(с) Б.Ельцин о Б.Немцове, «Итоги»,
1997 г., № 12


- И где ты застрял? – сердито спросила Тифа, когда Клауд нарисовался в холле гостиницы. – Я уже хотела тебя в розыск объявлять.
- Потом объясню, - ответил Страйф, подхватывая рюкзаки.
…Тифа очень удивилась, узрев на переднем пассажирском сиденье незнакомого мужика.
- Здрасьте. А вы кто?
Прежде чем Генезис ответил, Юффи широко распахнула глаза и выдохнула:
- ТЫ!
И попятилась, пока не упёрлась спиной в подошедшего Клауда.
Тифа недоумённо переводила взгляд то на неё, то на Генезиса.
- Ну, хоть кому-то представляться не нужно, - иронично заметил Рапсодос.
- Память на лица у меня хорошая! - отрезала Юффи. И обратилась к Клауду: - Что он здесь делает?
- Садись в машину, потом поговорим, - попросил тот, вымученно улыбаясь. «Вот ещё проблема обозначилась… Вот как ей объяснить, что мы теперь с Генезисом в одном упряжке?»
- Да я с ним на одном поле срать не сяду, - процедила Юффи по-вутайски, однако в салон всё-таки втиснулась и забилась в самый дальний угол, набычившись и злобно посвёркивая глазами, как очень раздражённый дикий зверёк.
До Тифы запоздало дошло, кто этот мужик в форме офицера «WRO», но лично у неё каких-либо претензий к Генезису Рапсодосу не было. Единственная их встреча длилась несколько секунд и заключалась в том, что Генезис вылетел из нибельхеймского реактора, заложил над ним вираж и скрылся за горным отрогом. Поэтому она только плечами пожала, рассудив, что Клауд уже взрослый мальчик и ему виднее, с кем общаться. Лишь бы не якшался с алкоголиками и авантюристами, которых необходимо отсеивать на входе. А Марлин и Дензел вообще не поняли, чего Юффи вдруг окрысилась. Если они и слышали о легендарном СОЛДАТе 1-го класса Генезисе Рапсодосе, то в лицо его точно не знали. И никогда не интересовались Вутайской войной и ролью в ней Генезиса.
- Тифа, Юффи, - негромко произнёс Клауд, когда они отъехали от автокемпинга. - Сейчас сделаем остановку. Дети пусть гуляют, а нам надо поговорить.
- Но мы тоже хотим послушать, - возразила Марлин.
- Детка, это взрослые разговоры, - ответила Тифа, по тону Клауда поняв, что известия будут неприятными.
- А я вообще с ним разговаривать не хочу, - буркнула Юффи по-вутайски.
- А придётся, - также по-вутайски ответил Генезис.
Юффи только фыркнула. То, что Рапсодос понимал шпильки в свой адрес, нисколько её не смутило.
Разговор действительно предстоял тяжёлый. Более всего Клауд опасался, что Тифа, узнав о его намерениях, обязательно увяжется за ним.

…Через полчаса Тифа уже кипятилась:
- Ты обалдел? Ты зачем опять ищешь проблемы на свою задницу?
- Наоборот, я спасаю свою задницу от возможных проблем, - возражал Клауд. - А заодно - ваши задницы и задницы всех окружающих. Я не тешу себя иллюзиями, что нам удастся вытащить того Сефирота, которого я знал как грамотного командира и вообще классного чувака. Просто представь, что опять начнётся, если из лабораторий «Эдж Фармацевтик» вырвется Дженова. А между ней и остальным человечеством будем стоять лишь мы с Генезисом.
Тифа сбавила обороты.
- Извини. Я просто очень волнуюсь за тебя. В прошлый раз я чуть с ума не сошла, подумав, что мы тебя потеряли.
- Вдвоём будет проще, я надеюсь, - ввернул Генезис.
Пока милые лаялись, он молчал. Юффи тоже молчала, в кои-то века раз проявив понятливость.
- Может и не проще, но веселее - однозначно, - откликнулся Клауд.
В заднем кармане его штанов завибрировал мобильник.
Звонил Винсент. Отчитался, что следственно-оперативную группу вызвал, заявление написал, показания дал, что с баром делать? Закрывать на замок и сваливать? Клауд передал трубку Тифе, чтобы дала детальные инструкции и, пока та разговаривала, присел рядом с Юффи.
- Может, Турков задействовать? - подала голос вутайка.
Клауд задумчиво почесал лохматую голову. Ответил Генезис:
- Теоретически, можно. Но без реальных доказательств они в это дело влезать не будут. А что ты им предъявишь? Слова дезертира, который, кстати, официально числится погибшим? А может, я тебе наврал про сорок бочек арестантов.
- Пусть наведаются на ферму, где проживают сектанты, - пожала плечами Юффи.
Генезис усмехнулся:
- Чтобы наведаться на ферму и оформить это документально - нужно сперва либо дело оперучёта завести, либо уголовное дело. А у нас сроки шепчут. Мы не знаем, что они сейчас делают с Шелк.
- Да пофиг мне на Шелк… А чё я с тобой разговариваю? - вдруг спохватилась вутайка.
- Действительно, чё? - хмыкнул Генезис.
- Тихо, не ссорьтесь! - откликнулся Клауд. - Слушай, а ведь Юффи права. Турки могут задействовать свои оперативные каналы. Я им всё объясню.
- Объясняй, но только без меня, пожалуйста, - Генезис вскинул руки вверх в жесте капитуляции. - Либо пусть дают гарантию, что мне не пропишут ижицу за деяния столетней давности после того, как всё закончится.
- Это с Ценгом надо разговаривать. А я его не настолько хорошо знаю.
- Зато я его хорошо знаю, проклятого коллаборациониста, - пробурчала Юффи.
(Во время Вутайской войны Ценг служил в военной разведке «Шин-Ра» и работал в тылу противника. В отдел Турк он перевёлся, когда его раскрыли, и пришлось уносить ноги.)
- Ух ты, какие слова ты, оказывается, знаешь, - не удержался Генезис.
- Мы же не разговариваем, - ядовито напомнила Юффи.
- Да прекратите вы, наконец! - взвыл Клауд.
- …Всё, бывай. - Тифа захлопнул «книжку» телефона и бросила его Клауду. Тот сдвинул колени и поймал девайс. - Так, инструкции раздала. А вы о чём тут беседовали?
- Да ни о чём, - пожал плечами Клауд, выдернул стебелёк пырея и закусил кончик.
- Если точнее, то кого можно привлечь в качестве союзников, - сказал Генезис. - Обсуждалась кандидатура Турков.
- И к чему пришли? - Тифа с размаху плюхнулась на землю между Клаудом и Генезисом. Те вынуждены были отодвинуться в разные стороны, причём Генезис отодвинулся так активно, что невольно задел плечом Юффи.
- Эй! - возмутилась та, в свою очередь, отодвигаясь от него на благородное расстояние.
- Ни к чему не пришли, - ответил Клауд. - Туркам нужны правовые основания, чтобы вломиться в чужую епархию.
- Это действительно настолько сложно? - Тифа сдвинула брови.
- Раньше, когда у «Шин-Ра» имелась государственная монополия на применение насилия, всё было намного проще, - объяснил Генезис. - А сейчас все процедуры максимально усложнены. Допустим, чисто теоретически, у нас имеется возбужденное по факту уголовное дело и нужно провести обыск на ферме «ДВП» в Космо-каньоне. Приходят Турковские следаки в суд за санкцией на обыск в чужом жилище. А судья их спрашивает: «А на каком основании?» Ну, те начинают невнятно лопотать, что, мол, имеются реальные основания полагать, что в данном вертепе могут находиться вещества и предметы, запрещённые к гражданскому обороту, либо добытые преступным путём, бла-бла-бла. Судья их прерывает: «Стоп-стоп-стоп, а по какой статье дело возбуждено? А в отношении кого? Неустановленного лица? А кем эти ребята по делу проходят? Пока никем? Та-ак, понятно. Совсем вы, мусора, работать разучились. Вы соображаете, что говорите? Вы понимаете, что говорите? Осознаёте это? Вы вообще себя слышите? Вы какую-то х@ету принесли и х@ету несёте». Ценг, обломавшись на процессуальном фронте, засылает на адрес оперов. И приходят Рено Синклер и Руд Гарсия на ферму к фигурантам все из себя такие важные, в пиджаках и при галстуках. - Далее Рапсодос принялся изображать диалог в лицах: - «Ой, здрасьте, а мы к вам!» - «А по какому поводу?» - «Да вот заява на вас поступила… от возмущённых граждан». - «Да ладно! А чё пишут?» - «Ну, что с вашей фермы доносится запах жжёных тряпок и противный смех. Чем вы тут занимаетесь?» - «Ну как чем: тряпки жжём и противно смеёмся». - «А, спасибо, мы так и думали. А можно посмотреть на жжёные тряпки и тех, кто противно смеётся?» - «Ой, нет, извините, никак, у нас сегодня ПХД и вообще в том бунгало, где тряпки жгут, щаз мамки младенцев грудью кормят». - «Ясно, понятно, извините. Ну, мы тогда пошли». - «Да, бывайте. Удачного дня вам, крепкого здоровья и хорошего настроения!» - «И вам не болеть!»
По правому флангу раздалось сдержанное кудахтанье. Клауд покосился на звук и увидел, что Юффи Кисараги уткнулась лицом в колени, и её плечи подрагивают от смеха.
- Вы меня, конечно, извините, - всхлипнула она, на мгновенье оторвавшись от колен, поднимая лицо к небу и утирая кулаком слёзы счастья, - но это было смешно…
- По меньшей мере, на трёх лиц мы можем рассчитывать, - сказала Тифа. - Винсент, Баррет, Сид. Можно Рива попросить, чтобы он «WRO» подключил.
- А вот этого не надо, - живо откликнулся Генезис. - Потому что Туэсти не настолько контролирует «WRO», чтобы принимать, по сути, волюнтаристские решения. В этой конторе тоже сейчас идёт борьба за власть. Если кто не в курсе - Риву претензии выдвинули, что именно из-за его бездарного руководства вооружённые силы во время войны с Дипграундом понесли слишком тяжёлые потери.
- А то, что Рив - не профессиональный военный, а строитель и война не входит в его компетенцию - никто таким вопросом не задавался? - ядовито заметила Тифа. - Да просто никто кроме него не захотел брать на себя ответственность, когда вся эта заваруха началась.
- По факту мы имеем то, что имеем. У Рива Туэсти есть два фундаментальных недостатка: он слишком честный и привык работать на доверии. Поэтому многих из тех, кто сейчас рулит Гайей, не устраивает в качестве потенциального союзника. Не удивлюсь, если через полгода - год его и вовсе попросят с вещами на выход, - сказал Генезис.
- Какую-то совсем неутешительную картину ты обрисовал.
- Объективную…
Пауза.
- Ну что, двигаемся дальше? - Клауд прервал затянувшееся молчание. - Дорогие дамы. Мы добрасываем вас с детьми до Юнона и призываем к суровой бдительности. А сами возвращаемся домой и готовим акт возмездия «Эдж Фармацевтик». Надо же как-то ребят с кичи изымать.
- Причём не просто изымать, а изымать в присутствии медицинских работников, - присовокупил Генезис. - Потому что я, лично, не специалист должного профиля и не рискну самостоятельно отключить автожектор или аппарат ИВЛ. Да я даже катетер не сумею правильно вынуть.
- Аналогично, - сознался Клауд.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:31 | Сообщение # 8
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
8. Путь домой


Лучше сделать и пожалеть,
чем не сделать и раскаиваться.
(с) А.Кивинов, С.Лукьяненко,
«Ночь Накануне»


В голосе Присциллы звучало неподдельное огорчение:
- Так вы что, даже чаю не откушаете?
- Чаю соизволим откушать, - ответил Клауд. – А потом сразу полетим назад.
После чаепития он отозвал Тифу и Юффи на веранду, дал задание найти какую-нибудь тихую гавань и оснастить её должным образом. Ведь если всё сложится удачно, и они с Генезисом притащат живого и вменяемого Сефирота, его необходимо где-то прятать подальше от чужих глаз. Потому как от уголовной ответственности за нибельхеймскую резню его никто не освобождал. В идеале-то, конечно, Сефирота следовало выхаживать в медицинском учреждении, ведь после пребывания в состоянии длительной аналгезии и седации у него наверняка атрофировались мышцы. Да и кормить его первое время придётся детским питанием, пюрешками да бульончиками. С ложечки или через трубочку. Да, Клауд представлял эту психоделическую картину, и ему делалось и смешно, и грустно, и страшно одновременно. Смешно, потому что он догадывался, какую козью морду скорчит товарищ генерал при виде детского питания и ложечки. Грустно оттого, что Сефирот докатился до жизни такой. Вроде нервы были как канаты, ничто, как говорится, не предвещало, и поди же - слетел с катушек так резко, что они с Заком даже: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» - вякнуть не успели. А страшно, потому как он не был уверен до конца, кто всё-таки скрывается под этой личиной. Может быть, Дженова просто очень сильно поумнела и всех водит за нос, прикидываясь Сефиротом, подражая его манере поведения и разговора.
Тифа кивала и записывала в тетрадку умные мысли, которые приходили по ходу дела.
- Всё-таки решили играть в сиделок?
- Генезис решил.
- А я думала, они с Сефиротом, мягко говоря, не очень хорошо ладят, - заметила Тифа.
- Мне непонятны их взаимоотношения, - уклончиво ответил Клауд.
- Ладно, - смилостивилась Тифа. - Буду помогать ему по мере сил. Сефирот мужчина видный, почему бы не поделать такому массажик?
И она развратно подмигнула мужу.
- А я к вашему Сефироту не притронусь даже издалека стометровой палкой, - честно предупредила Юффи.
- Ты, главное, помалкивай о его существовании, - сказал Клауд. – А то у тебя язык без костей.
- Клауд, Тифа, Юффи! – раздался с улицы звонкий голосок Присциллы. – Идите сюда, я вас познакомлю со своим женихом!
Дважды повторять не пришлось. Любопытство оказалось сильней озабоченности судьбами мира. Но едва Тифа, Клауд и Юффи высунулись из дома, как испытали непреодолимое желание спрятаться обратно. Желательно – забиться под кровать, вопя от ужаса. Громко.
- Мда. Шок – это по-нашему! – молвила Юффи по-вутайски, когда подобрала упавшую челюсть.
- Где она откопала… ЭТО? – ошалело пробормотала Тифа.
- Чур, меня! Свят-свят-свят, - произнёс Клауд, с трудом удержавшись от соблазна три раза сплюнуть через левое плечо.
В этот момент из-за угла дома вывернул Генезис Рапсодос, несущий канистру моторного масла. При виде жениха Присциллы он встал столбом, округлил глаза и выронил канистру. Но, спохватившись, успел поймать её в сантиметре от земли.
Зрелище и впрямь оказалось не для слабонервных. Жених Присциллы был её старше минимум лет на десять, и Генезис моментально приклеил ему ярлык педофила. Квадратный, с длинными волосатыми ручищами, короткими ногами, мощным торсом, могучей челюстью и маленькой черепной коробкой - он походил на неандертальца. Вдобавок весь зарос бородой, как Чубакка.
- Как она с ним целуется? - не унималась Юффи, наплевав на этикет. Ведь разговаривать в присутствии других людей на языке, которого те не понимают, считалось моветоном.
- Молча, - отозвался Генезис по-вутайски. - А потом просто шерсть отрыгивает.
- Я вас убью, - не разжимая губ, пригрозил Клауд. - Обоих.
- Да. Действительно. Может, он человек хороший, - очнулась Тифа.
«Хороший человек» снисходительно взирал сверху вниз на свою суженую, которая взахлёб повествовала, где и когда они познакомились, как начали встречаться и как нежно друг друга любят. И какое платье они совместно выбрали. И какую свадьбу закатят, чтоб «выглядело богато». Клауду, если честно, хотелось в этот момент вскочить на забор, выхватить Цуруги и заорать: «Свадьбы не будет!» Отрезвляла его мысль, что если Присцилла делает глупость - она должна самостоятельно осознать это. Любое вмешательство извне сейчас будет воспринято ею как попытка лишить её мечты, праздника и девичьего счастья. Пробормотав дежурные поздравления, Страйф сослался на неотложные дела и малодушно смылся в гараж. Спустя минуту к нему присоединился Рапсодос. Генка снял контактные линзы, поэтому стал гораздо больше похож на себя.
- Ты, кстати, в офисе «Эдж Фармацевтик» хорошо ориентируешься? - спросил Клауд, проверяя масло и бачок стеклоомывателя.
- Относительно. Мне не позволяли там особо разгуливать.
- Тогда предлагаю заехать к Риву. Он контролировал строительство Эджа и у него наверняка имеются архитектурные планы и чертежи всех мало-мальски крупных объектов.
- И чем они нам помогут? Ты же не полезешь в здание с крыши через воздуховод и не поплывешь через канализацию.
- Хотя бы поищем слабое место.
- Если ты инженер-строитель с высшим образованием - ищи, конечно, - согласился Генезис с благостной миной. И опять Клауд не понял: он издевается или серьёзен? - А вот я лично узел прохода вентиляционной шахты от вытяжного устройства на чертеже не отличу.

Из-за всех заморочек выехать удалось лишь к вечеру. Поочерёдно сменяя друг друга за рулём, Клауд и Генезис погнали в Эдж.
…К ночи погода испортилась. Небо затянули тучи, начал накрапывать дождь. Когда Клауд стал откровенно зевать и клевать носом, Генезис прогнал его спать на заднее сиденье и повёл машину сам. Некоторое время Страйф героически боролся со сном, вызванивая по телефону то Сида, то Баррета, то Винсента, но в итоге отчалил в страну сновидений...
Напряжённо вглядываясь в дорожное полотно, расплывающееся в неровном свете габаритов под пеленой дождя, Генезис размышлял, что будет делать, если всё срастётся и удастся поставить Сефирота на ноги. Остаток жизни бегать от правосудия? Сефирот на такой шаг точно не пойдёт. Скажет, что никогда ни от кого не бегал. И тогда его стопроцентно упакуют. Лет на пятнадцать, двадцать. А то и пожизненно. И никакое деятельное раскаяние и попытки загладить причинённый вред не помогут.
Уехать в Вутай? Да, у тамошних аборигенов о них двоих сохранились крайне «тёплые» воспоминания… Хотя справедливости ради следует отметить: Сефка гражданских никогда не обижал и за мародёрство и бесчинства в отношении местного населения карал жестоко.
Скрыться на каком-нибудь необитаемом острове? Тоже не вариант: они слишком крепко срослись с цивилизацией, чтобы до конца жизни обитать в хижине, носить пальмовые юбки и охотиться с копьём и каменным топором.
И что, кстати, делать с Вайсом? Ему как минимум хороший психиатр нужен. Если ему в «Эдж Фармацевтик» промыли мозги, то неизвестно, какой фортель он может отмочить в любой момент. Да и к Сефироту тоже масса вопросов… Он ведь, выражаясь протокольным языком, не потерял общественной опасности. Допустим, сейчас в нём нет Дженовы, но если его сознание расщепилось в Лайфстриме, то случилось это только после падения в нибельхеймский Мако реактор. Следовательно, если рассуждать логически, вернётся Сефирот, уже заряженный опасной идейкой, что его мать - Дженова, а сам он избран, чтобы править Планетой. И как его переубедить? По башке дать? Картинку нарисовать? Валентайна подключить? Интересно, тот-то знает о своём предельно близком родстве с Сефиротом? Или для него это окажется нежданчиком и придётся его потом валерьянкой отпаивать?
Тупиковая ситуация. Со всех сторон, как ни верти.
…Машину ощутимо тряхнуло на очередной выбоине, и опять раздался подозрительный стук в районе заднего моста. Генезис поморщился. Дороги в последнее время не ремонтировались из-за отсутствия денег в бюджете. Средства выделялись максимум на ямочный ремонт. Сейчас он въехал на участок трассы, при взгляде на который всерьёз напрашивалась мысль, что по нему отработали из РСЗО . Поэтому любая лужа могла стать конечной точкой маршрута. Генезис сбросил скорость до двадцати километров в час и поехал по грунтовой обочине. Судя по широченной, глубокой и разбитой колее, не один он был такой умный, и вдобавок перед ним проехала колонна дальнобойщиков.
Клауд спал, как младенец. Предельно вымотался; слишком трудный выдался у него денёк. Рапсодос и сам чувствовал, что его клонит в сон. Тоже ведь весь на нервах последние два года. Вдобавок в салоне было душновато из-за работающей печки, а её пришлось включить, чтобы не запотевали стёкла. Генезис снял форменный китель и бросил его на пассажирское сиденье, чуть опустил левое боковое стекло. Всё равно не помогало. Надо было глотнуть чего-нибудь бодрящего: чая или кофе. Поэтому, когда на трассе показались огни придорожного кафе/автозаправки/автосервиса, Генезис без колебаний свернул туда.
…Свежий горячий кофе в забегаловке был. Генезис взял стаканчик, закрыл его крышкой и вернулся к припаркованному на стоянке внедорожнику. Заглянул в салон, не открывая дверь. Клауд продолжал спать сном праведника, повернувшись на правый бок и уткнувшись лицом в спинку сиденья. Спящий он выглядел сущим ребёнком, с виду не скажешь, что ему почти тридцатник. Генезис вернулся на крыльцо кафе, встал под козырёк и без энтузиазма допил кофе. Вкуса вообще не почувствовал, зато в мозгу наступило прояснение. «Ладно, - решил он, сминая бумажный стаканчик и метким броском отправляя его в урну. - Надо посмотреть, почему задний мост стучит».
Стоило подумать о технических неполадках - опять раздался громкий стук в районе багажника. Рапсодос удивился: как так? Ведь автомобиль стоял неподвижно. Забравшись в кабину, он разблокировал замок багажника и, быстро обойдя машину, резким движением его открыл.
Так и есть: из недр багажного отсека на него смотрели хитрые блестящие глазёнки этой бесноватой злючки - Юффи Кисараги.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:35 | Сообщение # 9
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
9. Притяжение


- Ну вы, блин, даёте!
(с) «Особенности национальной охоты»


- А теперь скажи мне, - произнёс Генезис, - какая от тебя в жизни польза? Да никакой, кроме вреда.
- Жену свою учи щи варить! - парировала Юффи, выбираясь на твёрдую поверхность и с наслаждением разминая поясницу.
- Я сейчас возьму тебя за ухо, - тихо и зловеще пообещал Рапсодос, - посажу в попутку и отправлю назад в Юнон.
- Хм. А если меня по дороге убьют и изнасилуют? - усмехнулась Юффи.
- Именно с такой последовательности? - съязвил Генка.
- Да лучше уж в такой. Мёртвой мне будет всё равно.
Генезис скептически осмотрел её с ног до головы и сухо заметил:
- Да ты сама кого угодно изнасилуешь. В мозг. И доведёшь до самоубийства фэйспалмом. Дуй в кабину.
Как ни странно, Юффи подчинилась, включила режим паиньки и полезла на переднее сиденье. Увидев там китель Рапсодоса, она раздражённо перекинула его на панель к заднему стеклу. Генезис плюхнулся за руль, достал из кармана мобильный телефон и начал листать список контактов.
- Ты кому звонить собрался? - забеспокоилась Юффи.
- Тифе. Потому что это называется «подстава».
- И зачем ты ей звонить собрался?
- А определиться, что с тобой дальше делать. Скорее всего, я тебя здесь высажу и дам денег на рейсовый автобус. А Тифу попрошу отсыпать тебе люлей по возвращению в Юнон.
- Да не поеду я никуда, - заартачилась Юффи. - Я с вами хочу.
- Я сказал: нет.
- А я говорю: да!
- Нет.
- Да!
Внезапно Юффи перегнулась через КПП, выдернула из замка ключи зажигания и, выскочив из машины, пустилась наутёк.
- Удавлю! - процедил Генезис, захлопнул «книжку» телефона и, кинув его на пассажирское сиденье, погнался на вутайкой.
Юффи бегала очень быстро, но не могла потягаться в скорости с бывшим СОЛДАТом 1-го класса. Генезис догнал её на углу шиномонтажки, поймал за талию и припечатал к стенке. Юффи прятала руки за спину, ловко перебрасывала ключи из одной ладони в другую, как заправский фокусник-престидижитатор и вдобавок попыталась садануть Генезиса коленом между ног. Тот разгадал её манёвр, подставил бедро и коварный удар пропал втуне. Девчонка была вёрткая и сильная, ему пришлось потрудиться, прежде чем удалось придавить воришку всем весом к мокрой стене из виниловой вагонки и распять её руки, удерживая за запястья.
- Отдай ключи! Чё за детский сад?
Юффи попробовала боднуть Генезиса головой в лицо. Тот и этот манёвр разгадал и отпрянул, не выпуская девчонку.
- Аааааа, насилуют! - заверещала Юффи громко, как сигнал ГО «Воздушная тревога».
- Заткнись! - Генезис ощутимо встряхнул её.
Юффи назло заорала ещё громче.
- Идиотка! - Руки были заняты, и Генезис не придумал ничего лучше, чем заткнуть Юффи рот поцелуем. Лишь бы только замолчала. Не хватало только, чтобы граждане «с активной жизненной позицией» проснулись и вызвали полицию. Доказывай потом, кто, выражаясь словами Михаила Сергеевича, «есть ху на самом деле». И тогда не миновать разбирательств. И вся их с Клаудом замечательная комбинация - дипграундским гончим под хвост.
Больше всего Рапсодос боялся, что сейчас девка выкинет очередное коленце, которое придётся каким-то образом оперативно купировать. Укусит, например. Однако, к его удивлению, та внезапно обмякла, расслабилась, перестала сопротивляться и разжала губы, а потом неожиданно сама полезла языком Генезису в рот. Неумело, зато напористо и с энтузиазмом. Тот аж опешил от такой наглости. Юффи прижалась к нему всем телом и принялась тереться о его пах голым животом. Очень соблазнительным животом, кстати. Яблоко раздора - ключи от внедорожника - полетели в грязь. Руки Генезиса, словно живя самостоятельной жизнью, переместились на ягодицы Юффи и резко стиснули их, ещё сильнее вжимая вутайку в его тело и заставляя углубить поцелуй, а руки Юффи тотчас обвились вокруг генкиной шеи.
Генезис испугался. Реально испугался, поняв, что возбуждается. Ведь он был молодым здоровым мужчиной с вполне естественными потребностями. И секса у него не было очень давно. Так давно, что иногда он мрачно шутил, что от длительного воздержания его девственность постепенно восстанавливается. Ибо после той кретинской дуэли в виртуальной реальности Юнона - за которую, собственно, некого было винить, кроме себя - скопом навалились проблемы, требующие немедленного решения. Сперва деградация, отчаянные поиски лекарства и война с «Шин-Ра». Едва удалось справиться с деградацией - добро пожаловать в Дипграунд! Потом - анабиоз в кристалле, потом… потом тоже как-то некогда было и не до этого, реал в очередной раз взял за глотку двумя руками… Так что теперь, когда к нему льнула симпатичная (в плане внешности, а не в плане характера) и фигуристая барышня, Генезис чувствовал: всё, аллес гемахт - его разум отключается, остаётся лишь животный инстинкт. И если он срочно не притормозит, то просто сдерёт с Юффи куцые шортики и возьмёт её прямо здесь: на улице, в темноте и под дождём. А сама-то барышня чем думала, когда его дразнила? Какой частью организма?
Несложно догадаться, какой частью организма думала Юффи, провоцируя Генезиса. Однозначно, не головой. Она была самой младшей в команде, и ребята всегда воспринимали её как ребёнка: малявка, дурная ещё, ветер в голове, шило в заднице, хоть и боец хороший. И это мнение не менялось с годами. Соответственно, никто не заметил, как угловатый подросток прошёл пубертатный период и превратился в соблазнительную девушку. И у этой девушки - между прочим, весьма темпераментной - возник вполне закономерный интерес к противоположному полу.
Юффи начала откровенно заигрывать с Винсентом Валентайном, но тот, увы, оказался негодным объектом для ухаживаний. В трёх словах: мёртвая глыба льда. Причём мёртвая в буквальном смысле слова. С ним можно было разве только посидеть бок о бок и помолчать, вздыхая на Луну, что само по себе являлось для шебутной вутайки невыносимой пыткой. А уж когда Валентайн заводил свою извечную шарманку про Лукрецию Кресцент - Юффи хотелось завыть дурниной и выдрать все волосы на голове. Сначала - на его, потом - на своей.
И тут неожиданно на горизонте появился Генезис Рапсодос. А он-то не бродил с их весёлой компанией «по военной дороге в борьбе и тревоге» и увидел Юффи уже взрослой. И увидел в ней именно женщину, что Юффи уловила на подсознательном уровне. Генезис был молодым, красивым, сексуально привлекательным самцом с уймой преступлений в далёком прошлом. Правда, когда-то он являлся врагом её нации, но, положа руку на сердце, если огульно считать врагами вутайской нации всех шинровцев, то и Клауд ей враг (служил в пехоте), и Сид ей тоже враг (служил в ВВС). А Винсент Валентайн - тот и вовсе был Турком, «цепным псом кровавого режима» ™. Юффи польстило внимание взрослой и сильной мужской особи и все её ужимки, выверты и подколы были ничем иным, как демонстрацией встречного внимания и попытками сильнее подогреть мужской интерес. Только в силу неопытности она не поняла, что не стоит раньше времени будить зверя - это может плохо кончиться. И кончилось бы плохо, если б Генезис в последний момент не совладал с собой. Он отпихнул Юффи и лишь тогда сообразил, что они оба стоят под прицелом луча фонаря.
Прямо на них смотрел, открыв рот, Клауд Страйф. И глаза у него были квадратные.
«Щаз меня будут бить и вполне заслуженно», - подумал Генезис, наклоняясь за ключами. В голове шумела кровь, сердце отчаянно колотилось, но возбуждение, хвала Богине, уже спадало.
- Ну, вы, блин, даёте, - икнул Страйф, опуская фонарь. - Ребят, не ожидал я от вас… таких скоростей.
- Мы просто повздорили и уже помирились, - сказала Юффи, томно облизывая губы.
Генезис вздрогнул и поспешно отвёл глаза.
- Я понял, что вы помирились. Давайте-ка в машину, - медленно произнёс Клауд и после того, как вутайка прошмыгнула у него под локтем, вытянул в сторону руку и стопорнул идущего следом Генезиса. - Ты с ума спятил? Как ты мог? Она же ещё ребёнок!
- Виноват. Дурак. Исправлюсь, - отчеканил Генезис без тени раскаяния. Он себя виноватым не считал. Ну да, поцеловал. Так чисто рот заткнуть. А другого ничего не сделал. Хотя с удовольствием бы сделал.
Юффи услышала эти слова и вернулась.
- Вообще-то, не ребёнок. Мне уже почти двадцать один.
- Как тебе уже двадцать один? - не понял Клауд.
- Да вот так! - Юффи упёрла руки в боки и её откровенный топик опасно натянулся, демонстрируя очень аппетитные выпуклости и округлости. - Гляделки-то разуй!
- Смотрю, один уже разул, - заметил Клауд, осознав, что как-то упустил момент взросления этой чертовки. И, хотя никоим образом не был ей родственником, всерьёз забеспокоился. Репутация полковника Рапсодоса была хорошо ему известна. Хищник и ловелас ещё тот: поматросит и бросит. «Нет, - подвёл Клауд черту, - однозначно, Сефирота надо срочно изымать из лаборатории «Эдж Фармацевтик» и всеми правдами и неправдами вправлять ему мозги. Чтобы переключить внимание Генезиса на него... Иначе… иначе случится катастрофа».
В машине он разогнал Генезиса и Юффи по разным углам, но между ними всё равно проскальзывало такое напряжение, что можно было заряжать аккумуляторы. Невзирая на ночное время суток, Клауд позвонил Тифе и, когда та сонным и недовольным голосом поинтересовалась, смотрел ли он на часы, ласково спросил:
- Тифа, а где Юффи?
- Она оставила записку, что ушла в акваторию порта любоваться ночными играми дельфинов. А что?
- Сейчас я дам ей трубку и она в леденящих душу подробностях живописует, как прекрасны игры дельфинов в лунном свете.
- Что-о?! - Сон с Локхарт как рукой сняло. Страйф физически ощутил, как она подскочила на кровати.
- Тифочка, дорогая, - заискивающе разнылась Юффи, одновременно строя Клауду глазки котика из м/ф «Шрек». - Не ругай меня, пожалуйста! Я ж из лучших побуждений! Я буду мальчикам помогать, Материю для них воровать. Кушать им готовить. Снаряды подносить…
- Немедленно домой! - взорвалась Тифа.
- А я куда еду? Домой!
- Домой - в противоположную сторону. Садись в попутку и вертайся в Юнон!
- Я боюсь! Ночь на дворе. Вокруг бродят одни криминальные элементы. А вдруг меня в попутке убьют и изнасилуют?
Генезис мученически закатил глаза, а Клауд не удержался от сарказма:
- Не знаю как в попутке, но если будешь продолжать в том же духе - тебя, скорее, по дороге в Эдж изнасилуют.
- Необоснованный баллон, товарищ младший сержант, - усмехнулся Генезис. - Я только по обоюдному согласию.
Клауд показал ему кулак и сделал страшное лицо.
- Дай трубку Клауду, - сдалась Тифа.
- Тебя, - Юффи протянула Страйфу мобилу.
- Клауд, ну что могу сказать… Даже если ты её сейчас силком посадишь в рейсовый автобус или на такси - она до Юнона не доедет. Я просто слишком хорошо её знаю. Придётся тебе взять её с собой. Без вариантов.
Клауд и сам понимал, что Юффи вылезет из попутки на следующей же остановке и всё равно поскачет за ними. Если уж эта мелкая упрямица что-то втемяшила в свою дурную головёнку - это что-то не выбить из неё, пока она сама не передумает. Или пока не реализует свой план. И переубеждать её бес-по-лез-но... Всё равно, что объяснять каменному менгиру, почему мох растёт с северной стороны.
- Хорошо, я тебя понял, я тебя услышал. Похоже, действительно без вариантов. Ладно, спи, дорогая. Извини, что разбудил.
Клауд дал отбой и просверлил вутайку взглядом, не предвещающим ничего хорошего.
- Так и быть. Остаёшься с нами. Но если будешь плохо себя вести - отправлю назад без разговоров. Только не на автобусе, а в ящике, предварительно заковав в цепи и засунув в рот кляп.
- Ур-р-раааа! - восторженно завизжала Юффи и бросилась Клауду на шею так азартно, что тот от неожиданности едва не вышиб спиной водительскую дверь и не вывалился из машины. - Ты настоящий друг, а не чокобиный хвостик!


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:41 | Сообщение # 10
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
10. Турки в деле


Все мы участвуем в одной игре.
Только некоторые сидят за карточным столом,
а остальные позволяют тасовать себя в колоде.
(с) А.Кивинов, С.Лукьяненко, «Ночь Накануне»

«И силой нельзя и отступать нельзя…
Надо, чтоб и победа была, и чтоб без войны.
Дипломатия, понимаешь».
(с) Б.Ельцин о Чечне, «Итоги», 1996, № 7


По прибытии в Эдж Клауд высадил Генезиса у Церкви Аэрис. Но когда следом из машины попыталась выбраться Юффи, с таким многозначительным видом протянул: «Ку-уууда-ааа?» - что вутайка вновь угнездилась на заднем сиденье и прикинулась белой и пушистой.
- Хочу сперва доехать до Ценга и рассказать, кого подозреваю в похищении Шелк.
- Ну… в принципе, неплохая идея, - согласился Генезис. - Может быть, у него появятся умные мысли, как ухватить этих ребят за бейцы. Лишь бы у него не появилась умная мысль ухватить за бейцы меня.
Клауд не очень хорошо знал начальника Турков и редко с ним пересекался. Больше общался с Рудом и Рено. Но в ходе редких встреч удостоверился, что Ценг - человек адекватный. Насколько, конечно, можно было сохранить адекватность в дурдоме, именуемом Департаментом Общественной Безопасности Компании Шин-Ра. Даже когда они стояли по разные стороны баррикад, Клауд не считал вутайца врагом. Ведь при поступлении на службу тот давал присягу и добросовестно ей следовал. А приказы руководства не обсуждаются, если они не преступны и явно не противоречат закону. Кому как не Клауду Страйфу, в своё время тянувшему лямку военной службы, было это знать. В данный момент его интересы совпадали с интересами Турков. Тем тоже невыгодно было очередное обострение планетарного кризиса. Поэтому Клауд при встрече в штаб-квартире Турков в Хилен Лодж честно довёл до Ценга информацию, поступившую от Генезиса. И совсем не удивился, когда Ценг ответил:
- Собственно, ничего нового вы мне не сказали. Мы сразу взяли эту контору на карандаш, потому что туда стеклись кадры, уволенные Руфусом Шин-Ра из Научного Департамента. И даже проследили её взаимосвязь с сектой «Дети второго пришествия». Проповедник - кстати, его настоящее имя Дитер Келлер - получает от «Эдж Фармацевтик» наркотические и психотропные вещества, которые, по всей вероятности, использует при работе с паствой. А взамен поставляет дешёвое Мако.
- Разве его добычу не запретили полностью? - удивился Клауд.
- Запретили. С оговорками, - усмехнулся Ценг и полез в шкафчик за чаем. Следовательно, разговор предстоял долгий. - Вам чёрный? Зелёный? С сахаром? Без?
- Просто чёрный, без сахара.
Заварив чай, Ценг продолжил:
- Действительно, полностью запрещена добыча Мако в качестве энергоносителя. Это - табу без разговоров. А вот в качестве сырья для изготовления строго определённых видов Материи Мако добывать можно. Если вам интересно, дам почитать закон с перечнем.
- Не надо. Я не юрист, всё равно ничего не пойму. Лучше на словах объясните.
- Объясняю. Когда в третьем чтении принимался закон о запрете добычи Мако, кто-то из лоббистов определённых политических сил смикитил, что они режут дойную корову, на которой можно навариться, оттеснив от кормушки конкурентов. Поэтому в последний момент в текст законопроекта внесли поправку, согласно которой добыча Мако разрешена, но исключительно в фармацевтических целях. Для реанимации больных, синтеза медицинской Материи и так далее. Заодно был разработан порядок лицензирования данного вида деятельности и установлены квоты на добычу сырья. А поскольку эту Планету когда-нибудь погубит коррупция, в порядке оформления лицензий был прописан ряд заведомо невыполнимых условий с целью отсеивания тех предпринимателей и юридических лиц, которые не аффилированы с нынешней вертикалью власти. А заодно тех, кто принципиально не желает поделиться или занести конвертик с бакшишем в определённый кабинет. Руфус Шин-Ра, например, не пожелал.
Ценг разлил чай, с наслаждением пригубил ароматный напиток из своей чашки и продолжил:
- Как и следовало ожидать, в результате этих действий появился монополист, от прихоти которого теперь и зависят колебания рыночных цен на Материю. Юридически всё было обтяпано хоть и нагло, но безупречно, а фактически оказалось, что незаконная добыча Мако моментально расцвела махровым цветом. Чего и следовало ожидать. За незаконную добычу Мако полагаются штрафы, но они никого не пугают. Пока существует спрос - будет и предложение. Поэтому незаконная добыча Мако - одна из самых серьёзных головных болей нынешних властей и достаточно крупный сегмент теневой экономики.
- И в деле борьбы с незаконным природопользованием… - начал Клауд, угадав ход мыслей Ценга.
- …мы им не помощники, - докончил вутаец. - Потому что скажу, как на духу: такого бардака и беспредела я даже в бытность свою в «Шин-Ра» не видел. Может, закуску к чаю? У меня зефир есть.
- Не откажусь.
Клауд сладкое любил.
- «Эдж Фармацевтик» не попало в список избранных, но сильно по такому поводу не комплексует, - продолжал Ценг. - У него свои добытчики есть. Космо-каньон - вторая после Нибельхейма богатейшая житница природного Мако, выходящего прямо на поверхность. И не нужно никаких дорогущих производственных мощностей, чтобы его добывать. Просто собирай кристаллы - и будет вам счастье. По большому счёту, мы в любой момент можем хлопнуть «ДВП» за незаконную добычу, но Келлер тоже не дурак: добывает небольшими партиями и переправляет Мако в «Эдж Фармацевтик» мелким оптом, который подпадает не под уголовную ответственность, а под административную. Ну, заплатит он штраф. Десять тысяч гил. И всё. Зато станет умнее и осторожнее и шифроваться будет грамотнее. Заказчика мы к нему никак не привяжем. Тот включит дурака и скажет: «Ребят, блин, а я не знал, что это незаконно добытый продукт. Я добросовестный приобретатель. Вот, у меня и договор поставки есть, в котором прописано, что я не несу ответственность за использование ненадлежащих источников сырья. Чё? У нас на Гайе только один разработчик месторождений Мако? Ну, извините, я не знал. Я не обязан это знать, это косяк отдела снабжения. Я-то думал, эти ребята - официальные дистрибьюторы».
Клауд, помявшись немного, поведал Ценгу о Сефироте и о своих благих намерениях выдернуть его из лаборатории «Эдж Фармацевтик».
- Мам-м-ма дорогая! - Ценг схватился за голову. - Эта музыка будет вечной… Дадут ему, наконец, умереть спокойно?
Страйф отметил про себя, что эту фразу уже слышал от Генезиса Рапсодоса. Но коль сказал: «А» - говори «Б». И Клауд объяснил, что хочет вытащить Сефирота из этого дерьма во благо всего человечества. Заодно пересказал теорию о расщеплении сознания в Лайфстриме.
Ценг вздохнул:
- Да вы скажите уже открытым текстом: «Я боюсь, что Сефирота после очередной реинкарнации привлекут к уголовной ответственности». Что вы хотите от меня услышать? Что привлекут? Да, привлекут. Но не мы - точно. Не я, во всяком случае.
- То есть, на вашу лояльность я могу рассчитывать? - уточнил Клауд.
Ценг откинулся на спинку стула и, продолжая прихлёбывать чай, задумался. Будто анализировал, стОит ли рассказывать Клауду то, что знал он.
Клауд дипломатично ждал.
- Мы не будем его преследовать, - наконец сказал Ценг. - Если, конечно, вернётся тот Сефирот, которого я знал. Потому что… хм… - он машинально сгрёб волосы в хвост. - Да было ясно, как божий день, что его отправка в Нибельхейм - чистой воды убийство. И Сефирот это понимал, но не мог оспорить приказ начальства. Он ко мне зашёл накануне миссии и попрощался. Сказал, что под него копают, причём серьёзно, и что с высокой степенью вероятности назад он уже не вернётся.
- Кто копает? - поинтересовался Клауд. - Он не сказал?
- Нет, но и так понятно было. Потому что на момент отправки Сефирота в Нибельхейм в УРЛС лежал проект приказа об отстранении Хайдеггера от занимаемой должности и назначении генерал-майора Кресцента врио начальника Департамента Общественной Безопасности. Мы в отделе уже потирали руки, радуясь, что наконец-то у нас появится вменяемый и порядочный руководитель. А главное, компетентный. Рано радовались. Мы недооценили Хайдеггера и Ходжо.
- Не думаю, что Ходжо был заинтересован в убийстве своего сына, - возразил Клауд.
- Во-первых, он не отец Сефирота, только считал себя таковым. Во-вторых, Сефирот его ненавидел и имел на то все основания. Поэтому как начальник Департамента Общественной Безопасности мог устроить Ходжо такую «сладкую» жизнь, что тот бы вздрогнул. А то, что Ходжо был соучастником, очевидно. Никто кроме него не мог спрогнозировать, какая реакция последует, когда Сефирот войдёт в Нибельхеймский реактор. Но даже если бы он тогда удержался, его в итоге всё равно бы достали.
- Каким гадюшником была эта «Шин-Ра», прости, Богиня, - вздохнул Клауд. - И какое счастье, что я был от всего этого далёк.
- А сейчас ничуть не лучше, - отмахнулся Ценг. - Такой же гадюшник, только число враждующих группировок увеличилось в разы, бардаку добавилось и нет Артура Шин-Ра, который бы железной рукой наводил в этой навозной куче мало-мальский порядок. Но возвращаемся к нашим проблемам. Я так понимаю, вы хотите навестить этих ребят.
Клауд кивнул.
- А если они окажут сопротивление? - веско заметил Ценг. - Что будете делать? Завалите здание дешёвым фаршем и зальёте кетчупом? Так Уголовный кодекс посмотрит на это деяние очень косо.
- Нет. Я планировал проникнуть туда тайком.
- Не зная толком план здания и где держат заложников? И выходить-то всё равно придётся через парадный вход. - От Ценга, определённо, было сложно что-то утаивать. Он не зря занимал свою должность. - Вам надо извлечь оттуда трёх человек. Которых могут содержать в разных местах, под охраной и под замком. Нет, скрытно вы такую операцию не провернёте. Ни один, ни с союзниками. А затевать полноценный штурм - смотрите пункт первый. И «крайними» окажетесь в итоге вы сами, так как совершили нападение на мирное научное учреждение.
Шеф Турков был прав. И Клауд невольно поник, задумавшись, действительно ли реализуема часть плана, включающая в себя силовое освобождение Шелк, Вайса и Сефирота.
- Есть вариант лучше, - продолжал Ценг. - Отбить заложников при транспортировке их в другое место гораздо проще. И свидетелей будет меньше, и жертв, и разрушений. Надо просто хорошенько припугнуть Томаса Ву, чтобы тот засуетился и переправил всех троих, скажем, в тот же Космо-каньон. Даже если они доберутся до пункта назначения - штурмовать небольшую ферму в сельской местности намного легче, чем офисное здание в условиях плотной городской застройки.
- Припугнуть? Но как?
Ценг недобро прищурил раскосые глаза.
- Предоставьте это нам. Поверьте, кошмарить бизнес мы умеем. Напугаем так, что фигурант забудет, чем актив баланса предприятия отличается от пассива.
- Если и, правда, так, то, надеюсь, к концу сеанса запугивания весь актив предприятия, включая доктора Ву, будет стоять в позиции пассива, - сострил Клауд. - И психический баланс будет крайне нестабилен.
Ценг залпом допил чай и потянулся к интеркому.
- Рено, Руд. Зайдите ко мне оба.
Когда бойцы предстали, Ценг поручил им связаться с налоговой службой, санэпидстанцией, коммунальными службами, службами пожарного и строительного надзора, взять соответствующих специалистов и гурьбой заявиться в «Эдж Фармацевтик». И застращать руководство организации до поноса обещанием провести комплексную проверку её деятельности на предмет выявления возможных нарушений. Можно даже в здание не входить. Достаточно просто нагнать жути, чтоб клиент засуетился. Рено и Руд разом ожили и повеселели. Давно у них не было подобных развлечений. Клауд, правда, усомнился, сработает ли угроза. Вдруг у «Эдж Фармацевтик» не будет нарушений. Но Ценг уверил его, что такого просто не бывает: нарушения есть ВСЕГДА. При грамотном подходе докопаться и до столба можно.
- А предписание будет? - спросил Рено, нехорошо и хищно улыбаясь.
- Будет, - усмехнулся Ценг, набирая Рива Туэсти. - Ща всё будет. Даже график проверок со всеми подписями должностных лиц.
- А как мы объясним НАШЕ присутствие? - уточнил Руд.
- Межведомственным взаимодействием по вопросам выявления и раскрытия преступлений против мира и безопасности человечества, - ответил Ценг, слушая долгие гудки в трубке. Через некоторое время оператор сбросил вызов, но следом прилетела sms-ка от Рива: «Я на совещании, позже перезвоню». - И добавьте типа в шутку: «А вдруг вы там Сефирота клонируете».
- Вот тогда они точно вспотеют, - констатировал Клауд.
- Так на то и расчёт.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:42 | Сообщение # 11
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
11. Подготовка и сопутствующие неурядицы


И в лопухах и под кустом
Мы все готовимся к атаке.
(с) Дюна, «Октябрятская-партизанская»


- Рено ваще красава, - умилилась Юффи, глядя, как рыжий Турк в красках разъясняет юристу «Эдж Фармацевтик» всю ширину и глубину их встревалова. - Жаль, не слышно, о чём они говорят.
Турки действовали эпично, с размахом. Так что зрелище было внушительным: толпа злобных проверяющих всех мастей, вооружённая папками и авторучками, «автозак», несколько пожарных расчётов, карета «Скорой помощи», спецмашина автохозяйства, предназначенная для отлова диких монстров, жёлтый фургон аварийной газовой службы, насупленные и боевитые спецназовцы «WRO» и, до кучи, журналисты местных теле- и радиоканалов. Генезис иронично подметил, что для полноты картины не хватает только военного оркестра, чирлидерш с помпонами, отряда скаутов и заградительных аэростатов.
Когда весь этот караван с музыкой приблизился к дверям офисного здания «Эдж Фармацевтик», оттуда вышел обеспокоенный охранник и спросил, чего господам угодно? Рено ткнул ему в нос предписание о плановой комплексной проверке деятельности организации всеми службами и ведомствами. Секьюрити явно испугался, сказал, что такие вопросы решать не уполномочен, сейчас доложит руководству.
- Докладывайте, - с апломбом ответил Рено. - Мы никуда не спешим.
К месту разборки начали подтягиваться зеваки, так что вскоре у офиса компании собралась толпа, как на праздник сбора урожая в Кальме. Народ увлечённо дискутировал, гадая, что происходит. Уличные торговцы, почуяв запах наживы, моментально развернули в месте скопления потенциальных покупателей палатки с едой, напитками и сувенирами. То есть, всё по методичке: где есть зрелища, там обязательно затребуют хлеба. Юффи громко и заливисто хохотала, глядя на творящийся внизу цирк.
- На самом деле, скорее страшно, - заметил Генезис, который, как военный, мыслил другими категориями. - Потому что достаточно посадить вон туда и вон туда, - он обозначил рукой направления, - пару снайперов и выщелкнуть из толпы с десяток человек - паника и давка обеспечены. А там и до массовых беспорядков недалеко.
Юффи и Генезис окопались на крыше многоэтажного здания через дорогу от офиса «Эдж Фармацевтик» и поочерёдно следили за действиями команды проверяющих в бинокль. Клауд оставлял их вдвоём с тяжелейшим камнем на душе, но у него просто выбора не было. Пока Турки загоняли жертву на флажки, ему надо было ударными темпами подтягивать силы и средства для вызволения Шелк, Вайса и Сефирота. К несчастью, Сид и Баррет уже успели покинуть Эдж, и им требовалось время, чтоб вернуться. Конечно, Клауд, Генезис и Винсент втроём стоили целой армии боевиков «Детей второго пришествия», но они просто не знали, какую тактику выберет враг и какими ресурсами он располагает. («Вдруг у них целый зоопарк монстров наподобие Бахамута Фьюри?» - резонно заметил Валентайн во время последнего совещания.) Может, заложников вообще рассадят в разный транспорт и развезут по разным точкам. Тогда придётся разделиться и работать в трёх направлениях, координируя действия посредством радио- и мобильной связи.
Печалило то, что на сей раз приходилось работать небольшой группкой. Два года назад ещё была возможность по знакомству с Ривом Туэсти подключить «WRO». (Собственно, Подземных и добивали в основном силами «WRO», но тогда интересы властей и интересы Клауда объективно совпадали: нужно было соединёнными усилиями завалить общего врага.) Теперь халява кончилась, так как после разгрома Дипграунда недоброжелатели выкатили Риву целый вагон претензий, обвинив в бездарном руководстве, приведшем «к гибели больших человеческих жертв» (с). И интересы Клауда резко разошлись с интересами властей, которым если и нужен был живой Сефирот, то лишь для справедливого суда. Если до Ценга реально было достучаться, так как тот знал все подоплёки мутных дел столетней давности, то кому-то другому рассказы об интригах и саботаже в Департаменте Общественной Безопасности Компании Шин-Ра были совершенно неинтересны. Да и с Ценгом не стоило сильно откровенничать. Когда Клауд закинул пробный камень относительно позиции Турков к Генезису Рапсодосу, то получил недвусмысленный ответ, что к этому товарищу, в отличие от Сефирота, накопилось много серьёзных вопросов. Если Сефирот во время нибельхеймского инцидента находился в состоянии невменяемости и не мог осознавать общественную опасность и противоправность своих действий, то Генезис развязал войну с «Шин-Ра», будучи в здравом уме и твёрдой памяти. Его мотивы были для Ценга, как тот сам выразился, «малое@учим фактором», поскольку от нападений копий пострадали в том числе и лица, абсолютно непричастные к экспериментам над Рапсодосом. «Ничего личного, - заключил Ценг. – За файербол, который он в меня в Баноре кинул, я на него не в обиде».
После этого разговора Страйф более не затрагивал скользкую тему. Одно утешало: похоже, Турки ещё не узнали, что Генезис давно и успешно служит в «WRO» под чужим именем.

Пока Клауд решал организационные вопросы, Винсент, Генезис с Юффи по очереди сидели в засаде и следили за объектом. Валентайн, как существо сумеречное, благородно вызвался нести ночную вахту. Он вообще был идеальным караульщиком: не нуждался ни во сне, ни в еде, ни в прочих мирских удовольствиях. Ну а Генезис и Юффи, соответственно, работали днём.
Перед заступлением на первое дежурство Клауд взял с Генезиса страшную клятву, что тот не посмеет покуситься на честь вутайской принцессы.
- Иначе… иначе я тебе голову откушу! - пригрозил он.
- Ты просто голову откусишь, а её соплеменники сперва мне руки-ноги поотрубают, сдерут шкуру, распорют брюхо, вытащат кишки и вытряхнут дерьмо, - спокойно ответил Рапсодос. - И повесят сушиться на верёвочке, как золотое руно.
Клауд пристально посмотрел ему в глаза и заметил:
- Что-то не похоже, чтоб тебя испугала подобная перспектива.
Генезис широко улыбнулся:
- Конечно, нет.
Но, невзирая на доведённую политинформацию, в первое дежурство всё и случилось. Во время обеденного перерыва Юффи, глядя на Генку, как кот на сметану, попросила его почитать «LOVELESS». Тот лёг на спину, заложил руки за голову и принялся на память декламировать Первый акт. Пафосно и с выражением. Юффи устроилась рядом, легла на бок, подперев голову рукой. Некоторое время слушала молча, потом засунула руку Генезису под футболку и принялась осторожно поглаживать его пресс, восхищаясь крепкими, подтянутыми мышцами и гладкой кожей. Такая мягкая, ни единого изъяна, ни волосинки на теле… Интересно, чем в «Шин-Ра» пичкали СОЛДАТ, что те превращались в настолько совершенных созданий?
Рапсодос запнулся и разом позабыл слова поэмы. Впрочем, другие слова он тоже на миг позабыл. По крайней мере, цензурные.
- Вот зачем ты нарываешься! - он перехватил руку Юффи и потянул её из-под футболки, но Юффи потеряла - с высокой степенью вероятности, умышленно - равновесие и завалилась прямо на него. И тут же села на Генку верхом, уперевшись ладонями ему в грудь.
- А ты разве против? - хмыкнула она, выгнула спину и подалась назад, проехавшись тазом по… - Ооо! - вутайка закатила глаза и похотливо облизнулась. - Чувствую, совсем не против!
Генезис зажмурился до искр в глазах. Дохлый номер. Тело подавало совершенно недвусмысленные сигналы, годами копившееся напряжение требовало выхода. Но когда Юффи потянула «собачку» «молнии» на его брюках, он предпринял последнюю, отчаянную попытку достучаться до её разума:
- Если ты сейчас это сделаешь, я уже не смогу остановиться.
- И не останавливайся.

Когда они нарисовались дома, Клауд всё понял без слов…
Сперва припёр к стенке Юффи, потом Генезиса. Оба честно признались в блуде и дружно пожали плечами: а шо такого? Генезису было бесполезно что-либо доказывать, он в своё время всех кур в Шин-Ра-билдинг перетоптал, но Клауд всё-таки в деталях объяснил ему, какой он мудак. Генезис вслух согласился, что да, он мудак, он этого недостатка за собой не отрицает, а сам подумал, что, судя по тому, как девица стонала и требовала добавки - хоть кого-то его мудацкий поступок… удовлетворил. Тогда Клауд пошёл разговаривать с Юффи, которую счёл невинной жертвой коварного распутника.
- Пойми, - взывал он, - Генезис Рапсодос тебя не любит и не полюбит никогда. Потому что эта рыжая сволочь любит только себя.
- Клауд, успокойся, - перебила Юффи. - У меня в Вутае есть жених и сроки свадьбы уже обозначены. Так что я не планирую страдать и мучиться от неразделённой любви. После замужества мне станет не до этого.
Страйф уронил глаз и челюсть одновременно.
- Я тебя совсем не узнаю. Так ты жениху изменила?!
- А я его терпеть ненавижу и не хочу доставаться ему… нетронутой, - беззаботно ответила Юффи. - Но от династического брака отвертеться в принципе невозможно. Поэтому мы с Генезисом погуляем и разбежимся. Я спокойно выйду замуж, а он и дальше пусть сохнет… по своему Сефироту.
После её слов Клауд Страйф понял, что ему надо пойти проветриться. Успокоившись, он смирился и умыл руки. Взрослые уже люди, пусть что хотят, то и воротят. Лишь бы Юффи в подоле не принесла. Но Клауд надеялся, что для подобного теракта Генезис слишком аккуратен. К тому же, походу, генная модификация, которой подвергались СОЛДАТы, как-то влияла на их репродуктивные функции. Они с Тифой вон сколько времени живут вместе - и глухо, как в танке. Аж тревожно на душе становится…

…Когда на пороге офиса возник юрист «Эдж Фармацевтик», Рено предъявил ему предписание на проведение проверки. Юрист попросил дать его в руки для детального ознакомления. Рено выполнил его просьбу и сразу предупредил, что захватил с собой несколько дубликатов. Юрист одарил его странным взглядом, изучил документ со всех сторон, даже, кажется, понюхал и полизал оттиск печати. Убедился, что не поддельное. Извлёк мобильник и кому-то позвонил. Доложил о ситуации. Получил инструкции. Кивнул. Сложил мобильник и метнул его в карман, после чего поинтересовался, в честь чего затеяна проверка. Рено ответил, что согласно графику. Юрист внимательно, с прищуром посмотрел на когорту проверяющих. Те дружно сунулись в карманы и одновременно согласованно предъявили ему свои экземпляры графиков. Со всеми необходимыми реквизитами. Юрист слегка побледнел, потом посинел, потом позеленел, потом вновь принял нормальный цвет и заявил, что с графиком он согласен, а вот с присутствием Турков - нет, потому что они не более чем простая служба безопасности частного лица. Рено широчайше улыбнулся и, назидательно воздев указующий перст, уведомил этого Фому неверующего, что, учитывая богатейший опыт работы Турков в области борьбы с внутренним врагом и прочими вредительскими элементами, они включены во все планы межведомственного взаимодействия, особенно когда дело касается выявления, предотвращения и раскрытия преступлений против мира и безопасности человечества. Человечество и так на ладан дышит, зачем же усугублять?
Юрист согласился, что незачем.
- Вот видите, - подытожил Турк. - А все организации, так или иначе занимающиеся научной деятельностью в сфере медицины, состоят на учёте, как источники потенциальной биологической опасности. Увы, не у каждой компании деятельность является прозрачной. Поэтому мы не знаем, что вы тут занимаетесь.
И добавил волшебную фразу:
- Вдруг вы Сефирота клонируете?
Юрист опять начал менять цвет лица, а Рено рассмеялся и панибратски хлопнул его по плечу:
- Шучу, шучу. Чё напрягся?
- Шутку понял, - кисло ответил мужчина. - Очень смешно.
Он опять кому-то позвонил, выслушал инструкции, покивал и обратился к Рено:
- Хорошо, я вас понял, я с вами согласен. Только убедительная просьба: дайте нам хотя бы пару-тройку дней для подготовки к проверке. Вы, согласно закону, кстати, должны были нас уведомить заранее.
- А я вас таким образом и уведомил, - любезно ответил Рено, который именно этого заявления и ждал. - Хорошо, договорились. Даём вам три дня. Готовьтесь на здоровье.
Они с юристом пожали друг другу руку, сотрудник «Эдж Фармацевтик», удовлетворённый благополучным исходом переговоров, скрылся в здании, а Турк обернулся к стоящей за ним толпе, помахал руками и изобразил шутливый поклон, пародируя конферансье.
- Всё, братва, расходимся! Дивертисмент окончен, всем спасибо, все свободны.
Толпа разразилась бурными аплодисментами, переходящими в затухающие овации ™. Кто-то даже засвистел.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:48 | Сообщение # 12
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
12. «Белые» начинают и… проигрывают


Какая боль! Какая боль!
Аргентина - Ямайка 5:0.
(с) Чайф, «Аргентина — Ямайка 5:0»

Есть пули в нагане
И надо успеть
Сразиться с врагами
И песню допеть.
И нет нам покоя,
Гори, но живи!
Погоня, погоня,
Погоня, погоня
В горячей крови.
(с) муз. Я.Френкеля,
сл. Р.Рождественского,
«Погоня»


Ценг как в воду глядел, предрекая, что у фигуранта после такого шоу сфинктер от испуга сожмётся до размера игольного ушка. Едва толпа рассосалась, началось самое интересное. Из подземного гаража здания «Эдж Фармацевтик» на бешеной скорости вылетели три чёрных лимузина с тонированными стёклами. Назад они не вернулись. Вечером Генезис и Юффи сдали пост Винсенту Валентайну, и тот всю ночь любовался офисом, озарённым яркими огнями. Домой никто из сотрудников компании не уходил. Все активно готовились к проверке.
- Реально никто не уходил? - удивился Страйф, когда Винсент позвонил ему и доложил обстановку.
- Да. Такое впечатление, что улики уничтожают.
- Или к бегству готовятся. Ну ладно, бди дальше. Если что - звони.
Валентайн посмотрел на небо. Судя по положению Луны, было около трёх часов ночи.
- Хорошо. Постараюсь без нужды не беспокоить. Спи.

- Уснёшь тут, - вымученно вздохнул Клауд и потянулся к тумбе за ватными тампонами, которые использовал как беруши.
Стены второго этажа дома были сделаны, видимо, из кизяка и картона. Слышимость была просто изумительная, а за стеной находились Юффи и Генезис. Если Юффи так отжаривают еженощно, неудивительно, что днём она ведёт себя тихо и смирно. Судя по изменившемуся поведению, именно хорошего траха ей и не хватало, чтоб унять шило в попе.
«Ну, Рапсодос, ну, блин, кобелиная натура, - морщился Страйф, ввинчивая в каждое ухо по два килограмма ваты. – Да с тобой опасно связываться. Я уже тревожусь за мужскую честь Сефирота. Бл@$ь! - это на особенно громком крике. - Юффи надо было в оперу податься. Голосовые связки у неё ого-го какие...»
Клауд свесился с кровати, поднял ботинок и с силой метнул в стену. От вибрации стены при попадании ботинка покосилась свадебная фотография четы Страйф/Локхарт.
- Эй! Потише нельзя?
Задорный гнусный смех в две глотки был ему ответом.
- Что, не спится? - Генезис. - Тогда айда к нам, третьим будешь.
- Дошутишься! - проорал Клауд. - Сейчас, в натуре… разденусь и приду!
Смех повторился, но любовники вняли просьбе и действительно сбавили обороты. Так что Клауд худо-бедно дожил до рассвета.
Утром отзвонился Винсент и сообщил, что за ночь ничего интересного не произошло. Свет в здании потух, едва заря занялась.
А вот днём в «Эдж Фармацевтик» развили бурную деятельность. К полудню к зданию подкатил грузовик на магнитной подушке с прицепом и рефрижератором. Его загнали не в подземный гараж, а открыли ворота на огороженную территорию с южной стороны и грузовик скрылся там. И врата Мордора захлопнулись. С той позиции, которую оборудовали Генезис и Юффи, рассмотреть двор не представлялось возможным. Если бы Генка не боялся, что воздушное пространство могут мониторить с верхних этажей Цитадели Зла, он бы встал на крыло и сделал несколько кругов над объектом. А так - пока он произвёл передислокацию пешим дралом – потерял драгоценное время. Во дворе, который ему удалось рассмотреть с крыши соседнего многоэтажного здания, находился только ангар. Грузовик заехал в него на полкузова, и рабочие в синих комбинезонах грузили в него какие-то ящики и коробки.
- Клауд, они пригнали большегрузный маглев, - сообщил Генезис.
- Значит, повезут их не по автобану, а по мидгарской пустоши, - мигом догадался Страйф.
- Ну, пока рано делать выводы. Может, они просто товар отгружают.
Но Клауд был уверен, что заложников вывезут именно автопоездом. И это было проблемой, потому что перекрыть всю пустошь имеющимися силами не представлялось возможным. А поехать автопоезд мог в любом направлении. Поэтому Клауд попросил Генезиса, как наиболее компетентного в тактических вопросах, явиться в «Седьмое небо» для разработки плана «Перехват». Генезис оставил Юффи следить за офисом и вскоре был на месте. Сид Хайвинд и Винсент Валентайн уже находились в баре, Баррет Уоллес отзвонился и сказал, что он - на подходе к городу. Клауд торжественно расстелил на столе карту, положил на неё пенал с цветными карандашами, готовальню, курвиметр и офицерскую линейку.
- И что нам с этим делать? – удивился Рапсодос.
- Определить вероятные пути отхода противника и наметить места, где можно наиболее эффективно устроить засаду.
Генезис и Винсент – один военный, второй опер - недоумённо переглянулись и хором спросили:
- Нахуа?
Клауд почувствовал, что чего-то недопонимает. И Валентайн сжалился над ним:
- Вот смотри: мы нападаем на автопоезд, в процессе нападения уничтожаем и повреждаем чужую собственность, а в автопоезде – не заложники, а коробки с лекарствами. Представляешь, какой вой поднимет «Эдж Фармацевтик»? И будет абсолютно право.
- Делается всё намного проще, - подхватил Генезис, доставая мобильник и пролистывая список контактов в поисках нужного. – На выезде из города их тормозит экипаж ДПС и начинает проверку документов на груз, наличие аптечки, огнетушителя и тэ дэ. Сейчас я пропущу звонок своим коллегам – и дело в шляпе. Винс, только не надо здесь про злоупотребление служебным положением...
- Я ничего не говорю. Другое дело, если они не остановятся и пойдут на прорыв, - закончил Винсент. – Вот тогда только можно сказать: да, они везут запрещённый груз.
- А если они пойдут на прорыв?
- Тогда грузимся в «Шеру» и атакуем с воздуха.
- С удовольствием впердолю им пару ракет под задний бампер, - осклабился Хайвинд. – 3,14здану так, что все @whoеют.
- Нельзя, - замотал головой Генезис. – Во-первых, есть риск переборщить. Во-вторых, он может потерять управление и на полной скорости врезаться в скалы.
Все воочию представили образовавшееся месиво.
- Мы можем только десантироваться с воздуха, срезать крышу прицепа, а далее уже е@ашить всех, до кого дотянемся.
- Прыгнуть с винтокрыла и срезать крышу могу только я, - сказал Клауд, кивнув на прислонённый к косяку Цуруги.
- Ну… Не только ты.
Генезис отошёл на середину зала, вскинул правую руку над головой. Короткая вспышка - и в ней материализовался длинный меч-скьявона с алым лезвием. Рапсодос любовно, даже сладострастно провёл по лезвию ладонью левой руки, подзаряжая клинок. Тот немедленно загорелся, как предзакатное небо, и вслед за движением руки Генезиса от гарды до острия проявлялась и тотчас гасла вязь загадочных древних рун.
Клауд был впечатлён. Сид выронил сигарету изо рта себе за пазуху. И только Винсент оставался великолепно невозмутимым.
- Давненько её не призывал - мою красавицу, - сказал Генка, глядя на Рапиру с такой чарующей нежностью, что Клауд лишь головой покачал: вот она - единственная любимая женщина механика ГавриловаГенезиса Рапсодоса. Другим явно ничего не светит...

Клауд почему-то был уверен, что Сефирота попытаются вывезти ночью. Ну, предчувствие у него возникло такое. Поэтому он спал очень чутко, готовясь вскочить по первому свистку. Генезис и Юффи тоже вели себя очень тихо. Наверное, потому, что через стенку дрых Баррет, которому сложно было бы объяснить, какого Бахамута они делают в одной постели. Сид ночевал на борту «Шеры».
Что касаемо Винсента - тот заступил на пост по графику. Сидя на краю крыши и свесив ноги, он смотрел на офисное здание «Эдж Фармацевтик» и думал, не существует ли в нём каких-нибудь тайных подземных коммуникаций, где можно спрятать заложников. Винсент, как всякий уважающий себя Турк, всегда конструировал несколько версий. Одной из этих версий, прямо как в учебнике криминалистической методики, являлась версия об инсценировке. И она, по мнению Валентайна, заслуживала всестороннего рассмотрения. Ведь с этими ненормальными из «Шин-Ра» нельзя ни в чём заранее быть уверенным. В этом Винсент Валентайн убедился на собственной шкуре.
Ну вот кто ж знал, что Ходжо схватится за пистолет! И накрылся медным тазом такой шикарный план. А ведь уже и чемоданы были собраны и билеты в Коста-дель-Соль куплены и Лукреция, наконец, осознала, в какое дерьмо вляпалась и согласилась бросить всё к багнадрановой матери и уехать с ним. Лишь бы родить НОРМАЛЬНОГО ребёнка, а не чудовище, чей демонический образ явился ей на фоне пламени в момент особо тяжёлого приступа, спровоцированного влиянием Дженовы на организм.
…Здание на сей раз было затемнено, свет горел лишь на проходной, где дежурила круглосуточная охрана. Луна медленно двигалась к апогею, уличные фонари постепенно тускнели - коммунальные службы экономили электроэнергию. Благословенные времена дешёвого, практически дармового электричества производства Компании Шин-Ра давно канули в Лету.
Внезапно свет потух и на вахте. Винсент подобрался, как перед прыжком. Благодаря ночному зрению он отлично видел всё.
Зажужжали, открываясь, электрические ворота и на улицу выехал автопоезд. Он был огромным и неповоротливым, совершенно не предназначенным для передвижений в городских условиях. Даже у опытного водителя возникали сложности при маневрировании на такой махине по узким улицам Эджа. Винсент разбудил Клауда и сообщил: кажись, началось. Клауд попросил отследить направление, в котором поедет грузовик и поднял личный состав по тревоге. Генезис сразу маякнул своим коллегам: экипажам ДПС - приготовиться.
Автопоезд полз со скоростью сонной Адамантаимай, так что Винсент, порхая с крыши на крышу, как огромная летучая мышь, без труда преследовал его. Но его не покидало ощущение, что как-то это всё нарочито… словно напоказ. Чуйка его ментовская ему нашёптывала. В «Эдж Фармацевтик» тоже ведь не дураки работают, раз сумели за короткое время с нуля создать корпорацию и даже раскрутить свой брэнд. Так что в какой-то момент, когда внутренний голос начал орать особенно громко, Винсент принял одностороннее решение возвращаться назад. Он сообщил Клауду, что автопоезд уходит на юго-запад по трассе М4 и помчался в обратном направлении.

…Сид держал «Шеру» на взлётно-посадочной платформе с запущенным двигателем. Все нервничали, сидели, как на иголках. Внешнее спокойствие сохранял только Генезис. Он не спускал глаз с телефона, ожидая звонка с докладом, как повёл себя водитель при попытке досмотра. Телефон так долго молчал, что Сид начал выразительно поглядывать на датчик уровня топлива.
- Если они не разродятся через десять минут, я вырубаю все системы. Мы почём зря жжём горючее.
Не успел он договорить - телефон Генезиса ожил. Тот нажал кнопку вызова.
- Да.
В трубке кто-то громко лопотал.
- Понятно, - ответил Рапсодос. - Спасибо. С меня магарыч. Когда я тебе скину sms - отзывай экипажи, дальше мы сами разберёмся. - И убрал телефон в карман куртки. - Так, мальчики, девочки, свистать всех наверх: водила грузовика протаранил автомобиль ДПС, сошёл с трассы около указателя 15 километров и уходит в сторону побережья, направление юго-запад. Они его преследуют, так что мы эту феерию сразу увидим.
- Его там что, подлодка ждёт? - съехидничала Юффи. - Или он уедет по воде, как святой?
Никто по запарке не обратил на её слова внимания, хотя задуматься было над чем. Сид впопыхах чуть не выдрал рычаг набора высоты и так резко поднял машину в воздух, что экипаж вдавило в палубу перегрузками. Винтокрыл на максимальной скорости помчался на юго-запад. А поскольку ни один наземный транспорт не мог потягаться в скорости с воздушным судном, «Шера» достаточно быстро настигла автопоезд и преследующие его машины дорожно-патрульной службы со спецсигналами. Зарево от проблесковых маячков было аж из космоса видно. Сид, по крайней мере, сразу его заметил. Водителю автопоезда явно не стоило раздражать представителей власти. То, что он не предъявил автомобиль для досмотра, свидетельствовало либо о его феноменальной тупости, либо о том, что груз не должен попасть в поле зрения компетентных органов. На пустоши вне дорожного покрытия маглев имел явное преимущество перед колёсным транспортом, но даже если бы ему удалось скрыться - его регистрационные номера и подвиги уже были записаны на авторегистраторы, так что розыск машины и привлечение водятла к ответственности были лишь вопросом времени.
Когда «Шера» поравнялась с колонной, Генезис сбросил обещанную sms-ку и буквально через пять - семь минут экипажи ДПС прекратили преследование автопоезда и стали разворачиваться. Тот же, не сбавляя хода, продолжал лететь вперёд.
Сид начал снижение и постепенно сбрасывал скорость, стараясь держаться в кильватере автопоезда. Клауд покрутил Цуруги, разогревая мышцы, и они с Генезисом, взяв портативные радиостанции, направились в транспортный отсек. По пути Страйф снял со стойки реактивный аэроборд, проверил крепления для ботинок. Генезис выпустил крыло.
- Проверка связи, приём, - сказала рация Генезиса голосом Сида.
- Слышу хорошо, приём.
- Клауд, приём.
- Связь отличная, приём.
- Когда открою отсек - можете прыгать.
- Я вскрою прицеп, - сказал Клауд Генезису и прыжком вскочил на аэроборд, так что крепления ботинок автоматически защёлкнулись. - А ты попробуй достучаться до водилы. Может, добровольно остановится.
Винтокрыл шёл на бреющем полёте на минимальной высоте, разрешённой правилами безопасности движения воздушного транспорта. Ниже допустимого предела Хайвинд опускаться не стал, чтобы в двигатели не затянуло птиц и всевозможный мусор.
- Ну что, готовы? - прозвучало по громкой связи.
- Всегда готовы, приём, - ответил Клауд, поправляя рацию на плече.
Люк транспортного отсека пришёл в движение и стал открываться, и Клауд начал медленное скольжение к его краю, в процессе оного перехватывая двумя руками черен Цуруги. Генезис шустро вспорхнул и вылетел в образовавшееся отверстие, не дожидаясь, пока люк откроется до конца. Его едва не закрутило воздушными потоками. Рапсодос сложил крыло и камнем ухнул вниз. Маглев находился прямо под ним и Генка, поняв, что состязаться с ним в скорости бесполезно, не стал выделывать фигуры высшего пилотажа, а просто приземлился на крышу прицепа. И тотчас воткнул в неё Рапиру, чтобы его не снесло ветром. Спустя секунду-две на краю прицепа со стороны кабины водителя приземлился Клауд на аэроборде, с размаху вонзил в крышу Цуруги и поддал газку, двигаясь к хвосту прицепа. Доска высекала искры из металлической поверхности, а меч, который Страйф держал двумя руками, вспарывал кузов легко, как консервную банку, оставляя за собой рваную щель с зазубренными краями. Генезис подпрыгнул, в прыжке извлекая Рапиру из крыши, взмахнул крылом и перелетел на кабину. Огненное лезвие вошло в неё по самый эфес, как в мягкое масло. Генезис старался воткнуть его так, чтобы оно прошло между сиденьями и не задело находящихся внутри людей. Чисто взять на испуг. Подействовало: автопоезд начал тормозить. Клауд отстегнул аэроборд и взмахнул Цуруги, одним ударом срезая сразу четверть крыши. Он мог бы разрубить автомобиль до самой рамы, но тогда автокатастрофа была бы неминуемой.
Страйф нырнул в образовавшуюся дыру, готовясь встретить отчаянное сопротивление.
Автопоезд проехал, резко сбавляя ход, ещё несколько метров и встал, плавно опускаясь на землю. Клауд огляделся, плюнул, шестиэтажно выматерился и сунул Цуруги в ножны на спине.
В кузове не было ничего интересного, кроме картонных коробок и деревянных ящиков, а в угол жались два испуганных до усрачки экспедитора, воздевших руки вверх.
- Пожалуйста, не убивайте!
Клауд не стал вслух комментировать происходящее, пинком вышиб грузовую дверь и спрыгнул на землю. «Шера» зависла над ними, освещая плацдарм всеми габаритами. Страйф развёл руками, пожал плечами и отрицательно покачал головой. С головы автопоезда показался Генезис Рапсодос, толкающий перед собой какого-то бледного от страха мужичка. Не надо было быть опытными физиономистом, чтобы догадаться, насколько Генезис зол.
- Я делов не знаю, - заплетающимся языком твердил шоферюга. - Я чисто подрядился за тридцатку груз перевезти. Вот товарно-транспортные накладные, вот страховой полис, вот водительское удостоверение, вот ПТС, вот свидетельство о ре…
- Заткнись, - тихо и ласково попросил Генезис. - Дурака здесь включаешь. Водитель, - объяснил он в ответ на вопросительный и хмурый взгляд Клауда.
Пихнув мужичонку в сторону, Генезис взял Клауда под локоть, потянул за собой вежливо, но настойчиво. Отвёл в сторону и вполголоса констатировал:
- Ни хера мы лоханулись. Чётенькая замануха. Они явно видели, что мы за ними следим.
- Я уже понял, - буркнул Страйф. - Что теперь делать будем?
- Ну, я думаю, выбор у них невелик. Звони Ценгу и узнавай, есть ли у них ещё лежбища помимо Космо-каньона. Если нет, то ответ очевиден.
На поясном ремне Клауда затренькал мобильник.

…Свет на проходной по-прежнему не горел.
Винсент прождал около часа, напряжённо вглядываясь в темноту и уже начал сомневаться в безотказности своей интуиции (хотя та его никогда не подводила), как его терпение было вознаграждено. Дверь проходной открылась и в слабое пятно света, падающего с фонарного столба, ступила Шелк Руи. За ней шёл Вайс Бесцветный. Шёл как сомнамбула, а Шелк периодически оглядывалась и что-то ему говорила. Видимо, просила следовать за ней.
Валентайн удивился. Но не стал немедленно звонить Клауду, а решил разобраться самостоятельно. Подождав, пока бывшие «Цвета» завернут за угол и скроются с глаз возможных наблюдателей, он тихо спланировал на землю и перехватил их.
- Винсент? - голос Шелк был тусклым и неживым. - Ох, Винсент… Я знала, что вы где-то рядом.
Валентайн присел перед ней на корточки и взял её ладони в свои.
- С вами всё в порядке? - спросил он, заглядывая в её синие глаза. - На тебе и Вайсе есть «жучки»?
- Они нас отпустили, - сказала Шелк и настороженно оглянулась. - Они нас отпустили. Нет… «жучков» нет. На мне, по крайней мере, нет.
- Почему вас отпустили? - допытывался Винсент.
- Я не знаю, - если бы Шелк Руи не была СОЛДАТом Дипграунда, она бы, наверное, уже колотилась в истерике, не веря в своё чудесное спасение. - У меня брали кровь и образцы тканей. Со мной хорошо обращались. Вежливо. И кормили вкусно. А потом нас обоих отпустили.
- Что при этом сказали?
- Что второе пришествие прошло успешно, нас больше никто не держит, и мы можем идти.
«Получили, что хотели?» - подумал Винсент. Встав, он прижал Шелк к себе, поглаживая человеческой рукой её тёмно-рыжие волосы, которые за два года отросли ниже лопаток. Рукой в металлической перчатке извлёк мобильник и набрал номер Клауда.
Тот ответил сразу:
- Да, Винс? Что?
- Облом, да?
- А ты откуда знаешь? - опешил Клауд.
- Они отпустили Шелк и Вайса.
- Слежка?
- Не наблюдаю, - Валентайн на всякий случай огляделся по сторонам и включил все свои рецепторы, пытаясь уловить чужое присутствие. - Клауд?
- Да?
- Я тогда веду их на базу.
- Добро.

- Они отпустили Шелк и Вайса, - сказал Клауд Генезису.
- Вот даже как, - откликнулся тот. - Странно, что не убили. Хотя… Наверное поняли, что тогда мы будем мстить. Ну что, спешить нам уже некуда, я предлагаю обшмонать грузовик и рулить домой. Ты как?
- Согласен.

Если бы Валентайн во время телефонного разговора внимательно смотрел на Вайса, то заметил бы, что едва он произнёс имя «Клауд» - в пустых глазах Бесцветного мелькнула искра узнавания, а затем по его телу пробежала судорога, будто он получил команду извне и приготовился к активным действиям.
- Клауд. Страйф, - медленно и чётко выговорил он. - «S»-клетки.
И резко выбросил вперёд правую руку, целя в то место в груди Винсента, где находилась Протоматерия. Благодаря своей нечеловеческой реакции оборотень успел заметить его движение, отпрянул, выронил телефон и перехватил руку СОЛДАТа, прежде чем пальцы вонзились в его плоть. Сию же секунду Шелк оскалилась, заверещала как пожарная сирена и бросилась Винсенту под колени, пытаясь сбить с ног. Тот устоял, дал ей подножку, подкрутился, присел и применил к Вайсу боевой приём борьбы «бросок через плечо». Громила полетел кубарем, собирая пыль и мелкие камушки.
Никакой ненависти к «Цветам» Винсент не чувствовал, понимая, что оба находятся под воздействием каких-то психотропных веществ. И убивать их не собирался - ни того, ни другого. «Хорошо, - подумал он, взлетая на подъездный козырёк дома, подле которого развернулась баталия, - что Вайс демаскировал себя сейчас, а не тогда, когда бы я привёл его в «Седьмое небо». Зато теперь всё становится на свои места».
Словно аккомпанируя его мыслям, на крыше здания «Эдж Фармацевтик» зажглись прожекторы, и в небо взмыл лёгкий грузовой вертолёт. Пилот будто знал, что за ним наблюдают. Он максимально, насколько позволяли правила безопасности ведения полётов, снизился. «Вертушка» легла на борт буквально под углом 45 градусов и промчалась мимо Валентайна, обдав его упругой струёй воздуха и позволяя разглядеть, что находится в кабине. А находился там прозрачный саркофаг, в котором плавало обнажённое мужское тело. Не составляло труда догадаться, чьё. Лишь у одного существа на Планете были такие длинные серебристые волосы.
- Твою ж дивизию! - ругнулся Винсент и, приняв форму Хаоса, рванул за вертолётом.
…Брошенный на мостовой мобильник Валентайна надрывался заливистой трелью…


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:50 | Сообщение # 13
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
13. Ультиматум


Говорят, не повезёт,
Если чёрный ферзь внезапно нападёт.
А пока наоборот -
Только чёрному ферзю и не везёт.
(с) муз. Ю.Саульского, сл. И.Седовой,
«Чёрный ферзь»


- Жива?
Какой знакомый голос… Клауд?
Шелк с трудом разлепила словно чугуном налитые веки. Болело, кажется, всё. Болели даже волосы. А ещё кто-то светил ей фонариком в правый глаз, проверяя реакцию зрачка на свет.
- Очнулась… - незнакомый голос.
- Это точно она? - Клауд.
- Точно она.
- Что происходит? - прохрипела Шелк. - Кл… Клауд, где я?
- Дома. Ты дома.
Размытые очертания предметов окружающей обстановки медленно, но верно обретали чёткие силуэты. Когда все линии контуров окончательно сошлись воедино, Шелк «Прозрачная» Руи поняла, что покоится на супружеском ложе Страйфов на втором этаже бара «Седьмое небо». Поскольку денег на новую мебель у Тифы и Клауда не было, двуспальная кровать была собрана путём составления вместе двух односпальных. Незнакомый мужчина в белом халате - полный, с сединою на висках, в очках, с усами - измерял ей давление и одновременно давал инструкции сидящему в ногах койки Клауду Страйфу. Тот выглядел умученным, а на его шее виднелись багровые следы пальцев, будто его душили.
- Покой, сон, обильное питьё. Организм у неё сильный, справится. Через пару дней будет как огурчик.
- А со вторым что? - спросил Клауд.
- С ним всё намного сложнее и печальнее. Мало того, что имеется сильная наркотическая зависимость. Там ещё помощь психиатра необходима.
- Сколько? - выдохнул Страйф.
- Сколько - что?
- Сколько нужно денег, чтобы устроить его в приличную клинику?
Добрый доктор был удивлён.
- Это бесплатная услуга. Доплачивать придётся только за вип-палату, если хотите.
- Я доплачу, - раздался по левому флангу до боли знакомый голос, и Шелк немедленно повернулась в ту сторону. - Мой недосмотр - мне и башлять.
Так и есть: в дверном проёме, оперевшись спиной о косяк и скрестив руки на груди, стоял G. Неизменный красный плащ, ехидная улыбочка; рыжие волосы короче, чем обычно. Генезис смыл тёмную краску, рассудив, что когда Сефирот очнётся - пусть увидит относительно знакомое лицо.
Шелк приподнялась на локтях, но поспешно рухнула обратно, когда одеяло поползло с груди, осознав, что полностью обнажена.
- Кто меня раздел? - спросила она, обволакивая тяжёлым взглядом находящихся в комнате мужчин.
- Я, - из-за фигуры Генезиса выступила Юффи Кисараги. - А ты неплохо сохранилась, подруга… для своих-то лет!
- Уйди, - попросил Генезис, легонько выпроваживая Юффи обратно в коридор. - Пожалуйста.
- Спасибо, Лео. - Клауд встал с кровати и пожал доктору руку. - Я твой должник.
- Мне весь Эдж должен, - добродушно проворчал доктор. - Будет надобность - звони.
Клауд повернулся к Шелк.
- Слушай. Мы нашли мобильник Винсента, но где он сам? Что с ним случилось?
- Он… - Шелк запнулась и закрыла глаза, мучительно вспоминая ночные события.
В голове разлетались осколки мыслей, не желая склеиваться в единую картину. Перед тем как выпустить её из лаборатории «Эдж Фармацевтик», ей вкатили ударную дозу какой-то дряни. Препарат никак не проявлял себя, пока Винсент Валентайн не произнёс имя «Клауд». После - как отшибло. Шелк не помнила ничего. Очнулась оттого, что ей совали в нос тампон, смоченный в нашатырном спирте. И было это уже в баре «Седьмое небо». И сквозь цветастые занавески пробивался солнечный свет. Промежуток между произнесением кодового слова и возвращением в мир иной начисто вывалился из её памяти.
- Шелк… - Клауд склонился над ней, коснувшись её плеча. - Винсента могли забрать в «Эдж Фармацевтик»?
- Я не знаю… - Помотала головой, не открывая глаз. - Наверное, могли. Они просили кое-что передать тебе и G.
- Что?
- Ммм… - Шелк на минуту задумалась, вспоминая. - Они сказали, что возрождение прошло успешно и что вы можете не беспокоиться больше.
Клауд поднял голову и встретился взглядом с Генезисом. Тот скользнул в комнату и опустился на колени рядом с кроватью.
- С этого места поподробней, пожалуйста. И по возможности дословно. Что они говорили?
- Они говорили, - повторила Шелк, - что возрождение прошло успешно, и вы можете не беспокоиться больше.
- Это касается Сефирота? - уточнил Генезис.
- Я вообще не поняла, что они имели в виду.
- Похоже, у них получилось, - уныло резюмировал Страйф, вставая с койки. - Всё-таки они разбудили в нём Дженову.
Генезис кусал губы.
- Сложно что-то сказать наверняка. Но даже если так - первоначальной задачи с повестки дня это не снимает. - Почувствовав вибрацию в кармане, Рапсодос полез за мобильником. Пришло sms-сообщение с номера Томаса Ву: «Перезвони мне». - Ага. Понеслась моча по трубам. Сейчас начнут выдвигать какие-то требования.
Генезис показал Клауду sms-ку.
- Будешь перезванивать? - спросил тот.
- Угу, щаз. Шнурки поглажу.
Генезис сноровисто набрал ответ: «Во-первых, здравствуйте. Во-вторых, вам надо - вы и звоните».
- Не, не перезвонит, - покачал головой Клауд.
- Перезвонит, - убеждённо возразил Генезис.
- Не перезвонит.
Ву перезвонил.
- Здравствуйте, Генезис. Или как там вас сейчас зовут? – Ученик Холландера был сама любезность. Рапсодос включил на телефоне громкую связь, чтобы все слышали разговор. – Надеюсь, ваши друзья благополучно добрались до дома? С ними всё в порядке? Их не обидели по дороге?
- Спасибо за беспокойство, на самочувствие они не жалуются, - ответил Генезис. Не стал высказывать, в каком состоянии обнаружили Вайса и Шелк. Когда их нашли рядом с разрывающимся мобильником Валентайна, Шелк пребывала в глубоком обмороке, а Вайс сидел на крыльце подъезда, широко расставив ноги и взявшись за виски ладонями. Задрав голову, он механически раскачивался влево-вправо, как стрелка метронома. Сид и Баррет ухватили его под локти и помогли принять вертикальное положение. Бесцветный позволил проделать это с собой и повести к машине. Он был кротким и смирным, но едва увидел Клауда Страйфа, как с ним приключилась волшебная метаморфоза. Он лёгким движением плеч стряхнул своих поводырей, точно паршивых котят - (а ведь те вовсе не были задохликами, особенно двухметровый лось Баррет), – одним прыжком покрыл расстояние, разделяющее его и Страйфа и вцепился ему в глотку, свирепо рыча:
- «S»-клетки!
Клауд попытался отодрать его от себя, но Вайс явно находился под воздействием каких-то веществ и был дьявольски силён. Набросившегося на него со спины Генезиса он смахнул в сторону так же оскорбительно легко, как Сида и Баррета. Генезис лупил по нему Осмогой до тех пор, пока Вайс не отпустил пунцового, почти задушенного Страйфа. Но он продолжал оказывать активное сопротивление даже тогда, когда мужчины навалились на него кучей и прижали к земле. Пока они удерживали буйного СОЛДАТа, Юффи один за другим втыкала в него шприцы с мощным седативным препаратом. Чуть ли не литр успокоительного в него всадить пришлось…
- Я рад за них, - откликнулся Ву. – Но речь не о них, а о вас. Скажите мне, пожалуйста, зачем вы устроили этот балаган?
- Какой балаган? – Рапсодос изобразил удивление.
- С проверкой и всем остальным. Я же не дурак, понимаю, чья это работа.
- Видимо, не совсем правильно понимаете. Со своими залётами в сфере предпринимательской деятельности разбирайтесь без моего участия.
- Ладно, если вам нравится всё отрицать – отрицайте, – в голосе доктора сквозила снисходительность пополам с усталостью. Таким тоном разговаривают со шкодливым ребёнком. – Я-то, напротив, открыт для диалога. Мы люди взрослые, солидные, у каждого – свои интересы, задачи, планы на будущее, цели в жизни. И я абсолютно не вижу смысла враждовать, если можно спокойно, по-деловому договориться к обоюдной выгоде. Вы сумели натравить на меня Турков и проверяющих? Поздравляю. Я, в свою очередь, тоже могу намекнуть кое-кому, чтоб поискали крысу в рядах «WRO». Но зачем мне это надо?
- Очень много текста и очень мало конкретики, - отчеканил Генезис. – Просто скажите: чего вы от меня хотите?
- Хм. Ну, вообще-то предложение я озвучил уже давно, а вы так и не соизволили дать ответ. Хотя не понимаю, что вас смутило. Вы получите столько денег, сколько никогда не заработаете на государственной службе. Хватит и вам, и вашим друзьям. Кстати. Я навёл справки о «Седьмом небе» и службе доставки Страйфа. Дела у них как-то не очень, без серьёзных финансовых вливаний бизнес может прогореть. Да и с Вайсом очень некрасиво получилось. Я свою часть сделки выполнил: поставил его на ноги. Теперь он, по крайней мере, ест, ходит на горшок и одевается самостоятельно. А вы отказались предоставить свой генетический материал для завершения процесса его реабилитации, - давил Ву.
- Вас послушать, - перебил Рапсодос, - так вы просто отец-благодетель, а я дерьмодемон какой-то. Прямо как в частушках эпохи клонских войн: «Кошка бросила котят – то Генезис виноват. Дрочишь, лысый, не женат? Вновь Генезис виноват!»
Клауд положил руку ему на плечо и одними губами произнёс:
- Успокойся.
Генезис прислушался к дельному совету и сбавил обороты:
- Ладно, это лирика. Полагаю, звоните вы затем, чтоб озвучить новые условия.
- Нет, звоню я затем, что предлагаю встретиться. На нейтральной территории. Я, вы и Клауд Страйф. Обещаю открытость и прозрачность встречи, никаких Турков приглашать не собираюсь. Там обсудим все вопросы, обговорим условия сделки.
- Какой сделки? - уточнил Генезис.
- Которую я намерен с вами заключить с учётом наших взаимных интересов, разногласий и пожеланий.
- Вы не задумывались над тем, что мы не продаёмся и не покупаемся? - вмешался Клауд.
Ву рассмеялся:
- А вы идеалист. Все люди продаются. Все без исключения. Кто-то за идею, кто-то - за деньги. Если за деньги, то вопрос лишь в цене. Это, кстати, я цитирую вашего кумира - генерал-майора Кресцента.
- Назовите время и место, - сказал Генезис, сжигая за собой все корабли. - А мы подумаем.
- Вот тут, к сожалению, проблемы. Вы же подкузьмили мне с проверкой. Так что сейчас я сижу в своём офисе, накрыл стол и с нетерпением жду дорогих гостей. Когда они закончат - а им явно потребуется несколько дней - я позвоню и сообщу дополнительно.
Генезис открыл рот, чтоб ответить, но Томас Ву сыграл отбой.
- Аплодирую ему стоя, - констатировал Рапсодос с выражением лютой досады на прекрасном лике. - Отымел нас по полной программе. Давненько со мной в таком ультимативном ключе не разговаривали.
- Ну, проигрывать тоже надо уметь, - попытался утешить его Клауд.
Вновь завибрировал телефон Генезиса, информируя о поступлении сообщения. С незнакомого номера прислали видео, записанное на камеру мобильного телефона. Следом с того же номера пришло sms: «Чтобы вы поняли, что всё кончено».


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:52 | Сообщение # 14
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
14. Явление Дженовы


Whenever she is raging,
She takes all life away.
Haven't you seen?
Haven't you seen?
The ruins of our world.
(с) Within Temptation, «Ice Queen»

Качество записи было отвратным, будто файл ужимали до предела, чтобы послать без сбоев в сети. Но, тем не менее, видео было смотрибельным, а звук - разборчивым. Место, запечатлённое на камеру, Генезис опознать не смог, а остальные и подавно. Помещение, где шла съёмка, походило на реанимационную палату. Оператор направил объектив прямо на койку, напоминающую операционный стол, но не являющуюся таковым. Её особенностями были мощные электромагнитные фиксаторы рук и ног, и в момент начала съёмки уже было видно, что ими удерживаются руки и ноги Сефирота. Или существа, когда-то бывшего Сефиротом. Существо было обнажено, лишь бёдра стыдливо прикрыты простынкой. Длинные серебристые волосы заплетены в косу. Существо либо спало, либо находилось без сознания, так как его глаза были закрыты, и оно не шевелилось. Голова и торс были густо облеплены датчиками, провода от которых тянулись к медицинским приборам в изголовье, в вены на локтевых сгибах были введены иглы капельниц. Звук отсутствовал.
Изображение на долю секунды смазалось, затем вновь обрело чёткость. Появился звук. Незнакомый мужской голос вещал, заканчивая фразу:
- …известный как Образец № 1 проекта «Дженова-S», далее – просто Образец. Это вторая попытка вывода его из состояния аналгезии и седации после введения генома типа «G2», выделенного из недавно отловленного носителя. Мы не осуществляли профилактику мышечной атрофии, однако в первый раз Образец продемонстрировал явную способность к активным движениям. Поэтому были приняты дополнительные меры безопасности.
Чья-то рука в белом халате попала в объектив, указывая на фиксаторы конечностей. Существо меж тем повернуло голову налево, потом направо, по-прежнему не открывая глаз.
- Сефирот, - позвал закадровый голос. И присовокупил: - Его реакция будет заторможенной, так как в целях безопасности мы ввели ему очень сильное успокоительное.
Существо открыло глаза, посмотрело на оператора с никаким выражением лица, потом с явным трудом сфокусировало взгляд на человеке, который говорил. Тот по-прежнему избегал появляться в кадре.
- Как видите, он отзывается на имя, либо на голос.
- Где я? - уточнило существо, сверля взглядом говорящего. Голос его был хриплым и невыразительным, резких движений оно не делало, и от него исходила настороженность.
- В надёжном месте. Мы вам не враги.
Существо опять закрыло глаза, помолчало, будто собираясь с мыслями, и уточнило:
- Вы назвали меня Сефиротом? Почему?
Человек, ведший диалог, ответил вопросом на вопрос:
- У вас есть сомнения?
Пауза.
- Я слишком долго находилась в анабиозе. Сомнений может возникнуть очень много.
Даже на дрянной видеозаписи было слышно, как у всех присутствующих в палате синхронно зазвенели крышки черепных коробок, подпрыгивая на закипающих мозгах.
- Вы не Сефирот? - уточнил голос.
Существо сжало губы в тонкую линию и медленно покачало головой. Этот жест можно было истолковать трояко: и «да» и «нет» и «какая разница?» Глаз оно по-прежнему не открывало.
- Вы Дженова?
Вновь пауза.
- Если вам хочется, зовите меня так.
- Мы будем звать вас так, как решите вы. Скажите, как к вам обращаться?
Существо замерло и лежало, не шевелясь, около тридцати секунд. Потом облизало пересохшие губы и еле слышно вымолвило:
- Зовите меня Мать.
- Мать? – громко переспросил оператор. – Почему именно так?
- Мать всего живого. Я рождена, чтобы править этой Планетой, - так же тихо ответило существо в теле Сефирота и слабо шевельнуло кистью правой руки, намертво удерживаемой фиксатором. - Можно снять это?
Запись прервалась.
…Клауд спустился в бар. Плеснул себе виски. Вообще Страйф практически не употреблял спиртного, тем более крепкого. Но то, что он увидел, требовало запивки. Клауд взял стопку, поднёс к губам. Рука заметно тряслась.
Мысли в голове путались.
Всё-таки «Эдж Фармацевтик» добилось поставленной цели: пробудило инопланетную тварь. Страйф в бессильной ярости пнул стойку носком ботинка. Слабая, крошечная надежда спасти Сефирота, которого он знал до Нибельхейма, умерла окончательно. Вариантов не оставалось – только опять убить его при личной встрече.
В бар спустился Генезис. Вынул из руки Клауда стопку, поставил на столешницу и отодвинул подальше.
- С утра пьют только алкаши.
Клауд с сожалением посмотрел на стопку и ничего не ответил. Он прокручивал в уме видеозапись: секунду за секундой, делал подробную, детальную раскадровку. Да, определённо, внешняя оболочка существа на видеозаписи принадлежала Сефироту. Хотя изрядно похудевшему. Но эти тонкие черты лица, серебристые волосы, серо-зелёные глаза с вертикальными зрачками и длиннющими чёрными ресницами невозможно было не узнать. И голос, несмотря на паршивое качество записи, тоже был узнаваем. Заторможенность реакции вполне объяснялась воздействием седативных препаратов. Сколько же Сефироту барбитуратов скормили, чтобы он так мямлил? Если честно, у Клауда сложилось впечатление, что Сефирот тщательно обдумывает каждую фразу, прежде чем открыть рот и что-то сказать. Слишком длительные интервалы возникали между вопросами и ответами. Сефирот, которого Клауд знал, никогда так долго не лез в карман за словом. У него даже поговорка была: «Пауза ответа не украшает». И Дженова в его обличье любила поболтать; можно сказать, молола языком, не переставая. Ты ей – слово, она тебе – десять. Ты ей – десять, она тебе – сто. Клауд вспомнил свою встречу с воплотившимся Сефиротом – ту самую, трёхгодичной давности, когда они парили, обмениваясь колкостями, над развалинами Шин-Ра-билдинг. Колкости сыпались из Сефирота или того, что им притворялось, как дождь в сентябре.
И вот что Клауда особенно смущало. Сефирот после воскрешения хоть и начал говорить о себе в женском роде, но ни разу не ассоциировал себя с Дженовой. И во время последней битвы чётко дал понять, что он и Мать – две абсолютно разные особи. То же самое относилось к поведению Сефирота во время нибельхеймского инцидента. Откуда вдруг такая резкая подмена понятий? Она не объяснялась воздействием генома типа «G», полученного у Шелк и Вайса, тем более генома с изъятиями (условно говоря - «G2», в отличие от «G1» Генезиса Рапсодоса и Анджила Хьюли), который, якобы, не подходит даже для модификации простых гомо сапиенсов. Для боевиков секты он, видите ли, недостаточно эффективен, а для того, чтобы вновь снести крышу Сефироту – его за глаза довольно?
- Бред какой-то, - громко и сердито произнёс Клауд.
- Ты тоже подозреваешь, что он блефует? – отозвался Генезис, задумчиво покручивая мобильник.
- Ты о ком?
- О Томасе Ву.
- Насчёт Ву – не знаю, а вот Сефирот, похоже, блефует.
И Клауд поделился своими выкладками.
- Определённый повод для сомнений есть, - согласился Генезис. – Если клетки Шелк и Вайса способны в корне изменить личность Сефирота за считанные дни, а то и часы – действительно, чем они для людей-то плохи? Зачем тогда отпускать обоих и зазывать меня на тёрку? Напрашивается только один вывод: блеф. Им нужен я.
- А главное, если у них есть живой Сефирот, - подхватил Страйф, - зачем им париться, вылавливая тебя? У него ведь можно позаимствовать геном типа «S» и внедрять его своим людям до тех пор, пока «S»-клетки у них из ушей не посыплются.
Генезис объяснил, что с Сефиротом как раз «не всё однозначно». Когда он боролся с деградацией, то узнал, что генетический материал, изъятый непосредственно у Сефирота, по какой-то неустановленной причине отторгается живыми организмами. Поэтому, в частности, исключалась возможность создания копий Сефирота. А вот геном «G», которым обладали Генезис Рапсодос и Анджил Хьюли, спокойно приживался у обычных людей и позволял штамповать копии Генезиса и Анджила в промышленных масштабах. При этом чистый геном «S» можно было в лабораторных условиях трансформировать в вариант, приближённый к «G» (условно говоря, «SG»), но лишь при наличии генома «G». Получался замкнутый круг, так как геном «G1» у Генезиса получить не удалось, а при слиянии «S» и «G2» носитель этого гена по своим характеристикам мало чем отличался от простого человека. Почему – Генезис так и не разобрался, утонув в теоретических выкладках Ходжо и Холландера. Сперва пытался читать их труды со словарём, вслух и меееедленно, а потом плюнул и бросил, поняв, что без профильного образования нечего и пытаться лезть в эти дебри. Аналогичные процессы, как он понял, происходили при попытке получения «S» из «G».
- Кроме того, я подозреваю, им нужны не столько люди с улучшенными параметрами, сколько армия моих копий, - подытожил Генезис. – Выборы ж на носу, а где и как в короткий срок можно собрать профессиональную боеспособную армию?
На резонный вопрос Клауда, как же всё-таки Ходжо удалось создать клонов Сефирота в лаборатории Нибельхейма, Генезис объяснил, что, строго говоря, эти клоны не были клонами Сефирота, поскольку Сефирот на тот момент упокоился в шахте Мако реактора. Ходжо получал геном «S» непосредственно из имеющегося в его распоряжении тела Дженовы.
«Зря я вискаря на грудь не принял, - подумал Страйф. – Такое без бутылки не поймёшь».
Зазвонил городской телефон на барной стойке. Клауд машинально потянулся к нему.
- Бар «Седьмое небо», Страйф, слушаю.
Звонил Винсент Валентайн. Связь была омерзительной: шум, треск, шорохи, эхо и прочие артефакты.
- Нахожусь в узле сельско-пригородной связи в Космо-каньоне! - орал Валентайн в трубку. Орал, потому что иначе бы его никто не расслышал. - Говори громче, не слышно ни рожна!
Пока Винсент поведал до конца историю преследования вертолёта, они с Клаудом чуть голосовые связки не сорвали. Валентайну очень повезло: сильная облачность позволила ему скрытно вести наблюдение из верхнего эшелона, а экипаж оказался невнимательным. Как и следовало ожидать, вертолёт долетел до побережья, где саркофаг с телом Сефирота перегрузили в самолёт класса «Хайвинд» и, пока шли погрузка и подготовка к взлёту, Винсент Валентайн принял свой повседневный облик и незаметно прицепился к фюзеляжу. Можно было попытаться отбить Сефирота, но оборотень не рискнул штурмовать воздушное судно без разработки детального плана. К тому же на саркофаге вполне могло находиться взрывное устройство или ещё какой-нибудь мерзопакостный сюрприз. И у сопровождавших его лиц могли быть инструкции уничтожить саркофаг при угрозе нападения. Да и перестрелку было чревато затевать, так как при неудачном попадании кабина вертолёта полностью выгорает за семь минут, а салон пассажирского самолёта - за пятнадцать. В общем, Валентайн рассудил, что благоразумие - та же доблесть и на рожон не полез. Спокойно долетел безбилетником до Космо-каньона.
…В Космо-каньоне на заброшенном военном аэродроме («Времён Вутайской войны», - машинально подметил Клауд) груз встретили и приняли крепкие хмурые парни, вооружённые автоматическим оружием и боевой материей. Винсент извлёк, было, «Цербер» и даже снял его с предохранителя, но тут его озарило, что ежели он таки отобьёт ценный груз, то: а) на своём горбу его не утащит; б) вызвать подкрепление не сможет, телефон-то прое… эээ… потерял, а ведь придётся до подхода основных сил держать круговую оборону на абсолютно открытой и насквозь простреливаемой местности, не имея возможности возвести оборонительные сооружения. А патронов у него - кот наплакал. Поэтому Винсент опять не полез на рожон, подождал, пока саркофаг с телом Сефирота поместят в дальнобойную фуру, вновь оборотился Хаосом и продолжил путешествие. Конечной точкой маршрута явилась ферма, на которой обосновалась община «Детей второго пришествия». Грузовик въехал на огороженную бетонным забором жилую территорию, а Винсенту оставалось лишь максимально набрать высоту и предельно быстро пролететь над объектом, пока его не запеленговали. Он успел заметить, что саркофаг занесли в главное здание храма; попутно произвёл, так сказать, аэрофотосъёмку (только вместо средств фото- и видео-фиксации использовал свою феноменальную память). Добравшись до ближайшего населённого пункта, Винсент после нескольких наводящих вопросов отыскал узел телефонной связи и позвонил в «Седьмое небо».


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 15:57 | Сообщение # 15
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
15. Игра


- Вот скажи мне, американец, в чём сила?
Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах.
У тебя много денег, и чего? Я вот думаю,
что сила в правде. У кого правда - тот и сильней.
(с) «Брат-2»

Play the game, play the game, play the game...
(с) Queen, «Play the game»


У каждого человека или монстра есть своя правда, пусть извращённая и неприглядная. И у Томаса Ву она тоже была своя.
…Учёный налил себе кофе и с силой потёр виски. Голова раскалывалась из-за всех свалившихся на него проблем. Его игра с Генезисом была похожа на шахматы. Он сделал очередной ход и теперь ждал, чем ответит противник. Генезис был сильным игроком, умел принимать нестандартные решения на грани фола и с блеском выворачиваться из, казалось бы, безнадёжных ситуаций. Томас знал его много лет, ещё с той поры, когда начинал работать с Холландером в «Шин-Ра». Именно он открыл способность носителя генома «G» создавать бесконечные копии на базе птиц и млекопитающих. Притом если Образец № 1 проекта «Дженова-G» (Г. Рапсодос) мог трансплантировать свои гены только человеку разумному, то усовершенствованный Образец № 2 проекта «Дженова-G» (А. Хьюли) - любому живому организму.
…Процесс деградации общества вошёл в терминальную стадию, то есть стал практически необратим. Сумасшедшие экологи, дорвавшиеся до власти, могли быть счастливы: они наконец-то добились полной и дивной гармонии человечества с природой, не задумываясь о долгосрочных перспективах. Как и следовало ожидать, здравые предложения Руфуса Шин-Ра относительно перезагрузки политической системы и переформатирования экономики Планеты не встретили в их среде взаимопонимания, экологическое лобби было очень сильным. Во всяком случае, Руфус не смог его перешибить, даже подключив имеющийся в его распоряжении административный ресурс. А если конец немного предсказуем – почему бы напоследок не урвать себе денег и власти? Устроить этакий пир во время чумы, а после нас – хоть потоп. Тем более, в руках Томаса Ву находилось существо, обладающее почти божественной силой и магнетической притягательностью. Его можно было использовать одновременно как идола для последователей и как жупела для несогласных.
В большой политике имя Томаса Ву ничего не значило, а раз оно ничего не значило - он не мог пробиться в высшие эшелоны власти. Он был напорист и честолюбив, но одной напористости и честолюбия было мало. Чтобы взять власть, нужно было уметь играть на противоречиях элит, а ко времени описываемых событий круг элит давно сложился и не успевшим к нему присоседиться доступ в этот закрытый клуб для избранных был закрыт. Во всяком случае, чтобы туда просочиться, требовались время и деньги.
Как вариант, если ничего не срасталось с элитами – можно было выехать на массовой народной поддержке с привлечением энтузиастов-революционеров, пропитанных актуальными в текущих условиях идеями и творящих Добро «с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем» ™. Но этих энтузиастов-революционеров нужно было сперва найти, воспитать, обучить и приручить и на это опять же требовались время и деньги.
Был ещё третий вариант – въехать в кулуары власти на штыках. Победителей, как говорится, не судят. Главное, удержаться в кресле первые несколько месяцев. Однако в случае провала третий вариант был чреват крайне печальными последствиями.
Ву долго колебался: рисковать или нет? Чашу весов в пользу благородного риска склонило внезапное появление Генезиса Рапсодоса и Вайса Бесцветного. Когда Генезис обратился к нему за помощью, учёный понял: вот его счастливый билет. И остановился на втором и третьем варианте.
На несговорчивых элитах Ву сразу поставил крест; если у него получится – он произведёт массовые зачистки старой элиты и таким образом освободит плацдарм для формирования новой, преданной лично ему. Торговаться и договариваться он ни с кем не будет. Народную поддержку мог обеспечить Проповедник, а штыки и армию – Генезис Рапсодос. Правда, политтехнологов, которые сумели бы раскрутить перспективного кандидата и экономистов, которые могли бы разработать программу поэтапного вывода Планеты из кризиса (если таковое вообще возможно), у Томаса Ву не было. Экономисты его компании способны были решать оперативные задачи, но не стратегические. Однако он рассчитывал, что после удачно осуществлённого госпереворота сможет договориться с Руфусом Шин-Ра на взаимовыгодных условиях и привлечь его в свою команду. Хоть и не питал к нему добрых чуйств после ликвидации Научного Департамента.
Дитер Келлер не подкачал. Он не только прельщал умы сограждан идеями равенства и социальной справедливости, собрав внушительную паству, но и сколотил отряд боевиков. Эти парни неизменно сопровождали его на митингах, обеспечивая охрану. Они идеально подходили для организации массовых беспорядков в городских условиях, однако абсолютно не годились на роль регулярной армии, способной на равных противостоять вооружённым силам «WRO». Создать и обучить такую армию мог Генезис Рапсодос. И вот с ним-то как раз промашечка вышла. Генезисом в принципе невозможно было манипулировать; напротив, этот чрезмерно хитрованный уроженец Баноры любил и умел чужими руками жар загребать. В своё время он удачно командовал Холландером и думал, что сможет командовать его учениками. Но у Томаса Ву был иной взгляд на их взаимоотношения. Он стремился перевести их на коммерческие рельсы: ты – мне, я – тебе. Генезис хотел получить помощь, не предлагая ничего взамен, кроме спасибо, которое, как известно, на хлеб не намажешь. Ву долго намекал ему: э, дружок, может, учтёшь и мои шкурные интересы? Рапсодос намёков не понял или сделал вид, что не понял. Тогда Ву уже открытым текстом заявил, что ему необходим геном «G1» для изготовления супер-солдат. Предложил просто шикарные, на его взгляд, условия сделки. Генезис заартачился, зная, что если согласится – его вновь заклеймят агрессором и монстром. А потом и вовсе исчез из поля зрения.
ДНК Вайса (позднее – Шелк) и Сефирота для создания армии копий не годились. Введение генома «G2» добровольцам видимого эффекта не дало, а геном «S» вообще отторгался человеческим организмом. Ввиду слишком малого количества исходных параметров невозможно было сделать однозначный вывод: или «S»-клетки в принципе несовместимы с организмом гомо сапиенса или же этой особенностью обладают только «S»-клетки Сефирота, а применение «S»-клеток, допустим, Клауда Страйфа приведёт к положительному результату?
Как ни крути, нужен был Генезис. И Клауд Страйф – для чистоты эксперимента.
Томас Ву посмотрел на часы. До обещанного визита проверяющих оставалось не так много времени. Он активировал программу конференц-звонков на своём рабочем компьютере и связался с фермой в Космо-каньоне. Объектив веб-камеры, установленной в лаборатории, был направлен на кровать, на которой полусидела-полулежала Дженова. Под её спину была подоткнута подушка. Её руки и ноги по-прежнему были надёжно зафиксированы, к вене на сгибе локтя левой руки подведена инфузионная система. Лаборант кормил Дженову жидкой кашей с ложечки. Дженова послушно открывала рот и послушно глотала, как маленький ребёнок. «Слишком быстро восстанавливается, - констатировал Томас. - Всего лишь первые сутки пошли, а уже какой прогресс!»
Дженову он побаивался и одновременно ею восхищался. Ву не знал, реально ли удержать это существо на коротком поводке. Вот ещё почему ему нужны были Генезис Рапсодос и Клауд Страйф – для создания системы сдержек и противовесов. Но - играющие строго по его правилам, его послушные марионетки-сателлиты. Холландер рассказывал о странных отношениях Генезиса и Сефирота: «Их друг к другу как магнитом тянет, но мне доподлинно известно, что между ними ничего не было, и нет».
…Когда дебилушка-лаборант без санкции руководства показал Генезису саркофаг с Сефиротом, произошло нечто, заставившее насторожиться весь научный персонал. Хотя мозговые функции Сефирота, находящегося в искусственной коме, были сильно угнетены, цереброграмма* показала явственную реакцию на Генезиса.
Что это было? Если реакция обуславливалась стремлением клеток Дженовы к воссоединению – вопрос кагбэ отпадал. Но если она явилась следствием длительных своеобразных отношений Генезиса и Сефирота – ничего хорошего это не предвещало, так как подобная реакция могла возникнуть у генерал-майора Кресцента, а не Дженовы. Чтобы проверить эту версию, Сефирота вывели из комы, и тот в запале наговорил много лишнего. Видимо, подумал, что находится в лаборатории Научного Департамента. Учитывая, что Сефирот сослался на приказ давно почившего в бозе Департамента Общественной Безопасности, он не знал, что «Шин-Ра» больше не существует. Так что Ву убедился воочию, что личность генерал-майора Кресцента в его теле всё-таки возобладала.
Э, нет. Адекватный Сефирот был ему не нужен, так как пугало для несогласных из него не получилось бы. Зато получилось бы, что Ву занимается укрывательством опасного преступника. И у него был договор с Проповедником: создать живого бога для демонстрации экзальтированным гражданам. Поэтому он дал команду, и Сефирота вновь погрузили в медикаментозную кому. Учёные бросились искать пути решения проблемы.
…Геном «G2», полученный у Вайса и Шелк, при внедрении его Сефироту неожиданно произвёл блестящий эффект. Ву был настолько поражён, что сперва подумал: не водит ли пациент их за нос? Но чтобы выяснить это наверняка, следовало понаблюдать за ним в лабораторных условиях и при обострении делать инъекции препарата на основе генома «G2». Генетического материала у Шелк и Вайса было изъято достаточно, чтобы часть его сразу пустить на производство препарата, а часть отправить в лабораторию для осуществления репликации.
И тут началась эпопея с визитом проверяющих. Ву догадался, чьи это проделки. От лишнего компромата надо было срочно избавляться. Поскольку необходимость удерживать Вайса и Шелк отпала, он дал команду их отпустить в знак демонстрации своей доброй воли и готовности к сотрудничеству и заодно произвести отвлекающий манёвр с автопоездом.

…Дженова съела всю порцию и попросила:
- Ещё.
- Нельзя, - ответил лаборант, вытирая ей губы салфеткой. - Увеличивать порции будем постепенно.
- Можно снять это? - настойчиво попросила Дженова, пошевелив пальцами правой руки.
- Пока нет.
- Почему?
- Ради вашего здоровья.
- Я неплохо себя чувствую.
Если бы в голосе Дженовы мелькнуло раздражение, Ву напрягся бы. Но тон Бедствия-с-Небес был абсолютно равнодушным, голос - вялым. Следовательно, наркотик действовал и действовал эффективно. Напоив Дженову через трубочку, лаборант сказал:
- Вам лучше прилечь, отдохнуть.
- Хорошо, - покорно кивнула Дженова и стекла на койку, принимая горизонтальное положение. Лаборант заботливо подоткнул подушку ей под голову и натянул одеяло до подбородка. Вежливый кивок, прежде чем Дженова закрыла глаза: - Спасибо.
…Запищал внутренний телефон. Звонили с вахты. Никак проверяющие нагрянули. Ву прервал сеанс связи и снял трубку:
- Да, слушаю.
- К вам пришли с проверкой.

--------------------------------------------
* Термин невозбранно потырен из рассказа «Цереброскоп» К.Фиалковского.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Воскресенье, 19.11.2017, 16:03 | Сообщение # 16
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4245
Репутация: 635
Статус: Отсутствую
16. «Держись, братан!»


Oh-oh, yes I'm the great pretender.
Pretending that I'm doing well.
My need is such,
I pretend too much.
I'm lonely but no one can tell.
(с) Buck Ram (The Platters),
«The Great Pretender»


Опыт оперативной работы не пропьёшь! Выйдя из телефонной будки, Винсент Валентайн первым делом завернул к поселковому банкомату и снял с карточки наличные. Затем в комиссионном магазине по сходной цене отоварился б/ушным мобильником. За углом у ларёчника взял сим-карту. Ларёчник, падла, даже документы не спросил. Далее Винсент посетил почтовое отделение и отправил в «WRO» заявление о предоставлении отгула. Заодно купил тетрадь и набор цветных карандашей. Тут же в почтовом отделении по памяти начертил план фермы с высоты птичьего полёта. Позвонил Клауду и сообщил, что это его новый номер. Сфотографировал нарисованную карту на камеру мобильного телефона и отправил Страйфу изображение. Когда тот отзвонился и сказал, что сообщение получено, Винсент поведал о своих намерениях:
- Я отправляюсь в горы, попробую найти Реда XIII-го и перетереть с ним насчёт наблюдения за фермой.
- Замечательно, - отозвался Клауд. – Я сейчас собираю вещи, мы вылетаем.
И рассказал о полученной видеозаписи и предложении Томаса Ву.
- Ну и куда ты мчишь вперёд паровоза? - иронично осведомился Винсент, дослушав до конца. – Мой тебе совет: сиди на попе ровно и делай вид, что обдумываешь предложение. Усыпляй бдительность врага. Сходи на встречу, наконец. Послушай, что он скажет. Может, сумеешь договориться полюбовно.
- Винс! – ахнул скандализованный Клауд. – Как ты можешь такое говорить?
- Если есть возможность разойтись мирно, лучше ею воспользоваться, - невозмутимо посоветовал оборотень.
- Разойтись мирно уже не получится, потому что они пробудили Дженову. Нужно принимать меры, пока она не оклемалась.
Валентайн поморщился. У Клауда так мало информации, а он уже делает скоропалительные выводы.
- Тем не менее, подумай над моими словами. И Генезису это передай.
Клауд сказал, что посоветуется с Генезисом. Через десять минут он перезвонил и сообщил, что Генезис с мнением Винсента не согласился. Если препарат на основе клеток Шелк и Вайса оказался действенным, и личность Дженовы успешно укоренилась в теле Сефирота – нужно добивать её как можно скорее. За несколько дней тварь может достаточно окрепнуть, чтобы разнести ферму и превратить Космо-каньон в груду дымящихся развалин. А если препарат не подействовал и Сефирот блефует – нужно выдёргивать его, пока его игру не раскусили. И уже разбираться по факту, с какой целью он блефовал.
- Ну, глядите сами, - пожал плечами Винсент и, попрощавшись с Клаудом, отправился в горы на поиски племени Нанаки.

Медбрат ночной смены, отслеживающий показания датчиков системы жизнеобеспечения, зевал так душевно, сладко и заразительно, что Сефирот едва не проделывал за ним то же самое. Хотя спать ему не хотелось, он прекрасно выспался днём и теперь внимательно следил за человеком сквозь полуопущенные ресницы. Его руки и ноги по-прежнему сковывали электромагнитные фиксаторы. Снимать их, похоже, в ближайшее время не собирались.
Не доверяют… Сефирот знал принцип действия фиксаторов, потому и не дёргался. Сейчас у него не хватит сил выдрать их из гнёзд, но если он отлежится несколько суток – можно попробовать. Правда, попытка представится лишь одна и в случае неудачи ему опять придётся неопределённый срок изображать арт-объект в бочке с рассолом.
Обратно в бочку с рассолом генерал-майор Кресцент категорически не хотел.
В принципе, если бы не тюремный режим, пребывание здесь можно было назвать комфортным. Тишина, покой, благолепие и полная умиротворённость. Хорошо кормят, вежливо обращаются, не кантуют, следят за состоянием его драгоценного здоровья… Именно этого Сефироту так недоставало несколько десятков лет. Ведь вся его жизнь, начиная с младенчества, по сути, была нескончаемым театром военных действий, в котором отдых и расслабон являлись непозволительной роскошью.
Его детство прошло в лабораториях Научного Департамента, где каждый день был до отказа насыщен экспериментами учёных - порой весьма бесчеловечными. Эксперименты закономерно привели к тому, что Сефирот научился мастерски врать, «гаситься», «мазаться» и прикидываться шлангом. Потом слабо социализированного подростка без предварительной подготовки запихали в крайне специфическую и агрессивную армейскую среду. Упрямство и сильный характер не позволили Сефироту сломаться; более того, он удачно вписался в эту среду, почувствовав интерес к предмету. Армия окончательно его воспитала и социализировала, но на выходе закономерно получился циничный вояка с профессиональной деформацией в полный рост. От окончательной трансформации в армейского дуболома Сефирота спасли острый ум, чувство юмора, хорошее, разностороннее образование и умение нешаблонно мыслить.
Далее руководство «Шин-Ра» взвалило на его плечи командование войсками в ходе Вутайской кампании. Просто кинуло молодого офицера на амбразуры: вытянет лямку или как? Сефирот лямку вытянул. Несмотря на активное противодействие определённых политических сил, он за несколько лет довёл войну до логического завершения. Но после войны ему опять не дали перевести дух, практически сразу назначив на должность замдиректора отдела СОЛДАТ. Вдобавок пиарщики Компании сделали из него трейдмарку, так что помимо извечных заморочек на работе личная жизнь тоже оказалась под прицелом папарацци и определёнными табу.
И вот тогда Сефирот осознал, что начинает эмоционально выгорать. По ночам ему снилась работа, но в то же время он ненавидел утренний звон будильника. Он буквально за шкирку отдирал себя от койки. Пинками загонял себя в офис. Пялился в документы, а оттуда на него, паскудно ухмыляясь, таращился жирный, наглый кукиш. Он еле-еле досиживал до конца рабочего дня, а его работоспособность упала практически до нуля. Его раздражало, что он не в силах воспрепятствовать многочисленным глупостям и злоупотреблениям, творящимся в Департаменте Общественной Безопасности. Его раздражала сама организация работы, тупые приказы и распоряжения. Его бесило, что в этом ведомстве все руководители (за исключением, пожалуй, Руфуса и Ценга) боялись взять на себя какую-либо ответственность. Его просто вырубал тот факт, что один пустяковый вопрос мог безуспешно решаться целую неделю. Что из каждой маленькой, незначительной проблемы обязательно раздувается проблема большая и в принципе не решаемая. Его раздражали вездесущие журналисты и назойливые поклонники обоих полов, истекающие слюнями и смазкой. Сефирот был очень скрытным (жизнь заставила) и всегда прятал эмоции, запихивал их глубоко в подсознание, хотя умные люди советовали ему этого не делать. «Сефка, тебе надо просто хорошенько проораться», - говорил бывший начальник отдела Турк Вельд.
А садиться на стакан Сефирот принципиально не желал, хотя, если честно, иногда подмывало.
Масла в огонь подлили ранение и дезертирство Генезиса Рапсодоса и гибель Анджила Хьюли. Причём «крайним» за инцидент с Рапсодосом Сефирот назначил себя сам.
…Незадолго до атаки Генезиса на Юнон президент Артур Шин-Ра вызвал его и сообщил, что Хайдеггер окончательно завалил работу Департамента Общественной Безопасности по всем фронтам, в связи с чем он планирует отстранить его от занимаемой должности и назначить врио руководителя Сефирота. А Хайдеггера перебросить либо на место Лазарда, либо отправить в отставку, если его не устроит подобный вариант. В противном случае на должность исполнительного директора отдела СОЛДАТ прочили капитана Фэйра. Сефирот, было, заикнулся, что не претендует на место Хайдеггера. Получил ответ: «А тебя никто и не спрашивает».
Сефирот вернулся в свой рабочий кабинет в твёрдой уверенности, что не сегодня - завтра его и Зака обязательно подставят, так как Хайдеггер добровольно не расстанется с хлебным местом; более того, пузан располагает всеми возможностями организовать конкуренту какую угодно подлянку. Как выяснилось, подлянку Хайдеггер замутил по предварительному сговору с Ходжо. Ходжо прекрасно понимал, что, заняв должность руководителя Департамента Общественной Безопасности с практически неограниченными полномочиями, «сынуля» мигом инициирует проверку всей его деятельности силами отдела Турк.
…Накануне отправки в Нибельхейм Сефирот зашёл к Ценгу, с которым поддерживал приятельские отношения и на всякий случай попрощался. Интуиция подсказывала ему, что его подталкивают к пропасти. Потому что в околесицу насчёт устранения неполадок в старом Мако реакторе не поверил бы даже очень наивный человек. Для этого, простите, не военные нужны, а инженеры - Мако-энергетики. Но Сефирот пока не понимал, в чём конкретно заключается подвох. А когда он вошёл в нибельхеймский Мако реактор и почувствовал влияние Дженовы - было уже поздно. Годами скручиваемая в спираль пружина, удерживающая его в состоянии боеспособности, лопнула…
Что случилось дальше - Сефирот помнил урывками. Многолетний, тщательно подавляемый стресс наложился на психотравмирующую ситуацию. (Вот так и рождаются всевозможные майоры Евсюковы.) В голове мелькали разрозненные картинки, как он шёл через Нибельхейм, поджигая дома и насаживая на меч особо нерасторопных пейзан. Помнил, как стоял в Мако реакторе у капсулы с Матерью, точно пьяный и, положив ладонь на стекло, силился собрать «у едыну кучку» разбегающиеся мысли и вернуть над собой контроль. В момент просветления он увидел в стекле капсулы отражение Клауда Страйфа, подкрадывающегося к нему сзади с Бастером наперевес. Сефирот мог бы развернуться и отчекрыжить ему головёнку, но он этого не сделал. Подпустил пехотинца на расстояние удара и позволил проткнуть себя мечом. «Лишь бы сразу наповал!» - мысленно умолял Сефирот. Но т-щ младший сержант оказался на редкость криворукожоп. Мало того, что просто подранил, так ещё и не добил на месте. А сразу же вприпрыжку помчался из отсека Дженовы наружу, предоставив ей возможность вновь завладеть умом «сына».
Второй раз Сефирот пришёл в себя уже в шахте реактора. Он держал Масамунэ на вытянутой руке с наколотым на лезвие, как жук на булавку, Клаудом Страйфом. А другой рукой прижимал к себе отрубленную голову Матери.
Пацан был ещё жив и, вцепившись в лезвие нодати, медленно подтягивался к эфесу. Непонятно, на что он надеялся. Дотянуться до командира и задушить, что ли? Сефирот выпустил меч, сумел на силе воли дойти до жерла реактора и шагнул в пропасть, унося с собой опасную заразу...

...Дженова в чистом виде была колонией вирусов, но её физическое тело принадлежало Древней. ДНК Древней слилась с ДНК вируса и в таком виде была имплантирована эмбриону в теле Лукреции Кресцент. Поэтому в какой-то степени Сефирот был всё-таки Цетра, равно как и Генезис Рапсодос и Анджил Хьюли. Процент Цетра был в нём крайне незначителен, но его вполне хватило, чтобы не раствориться в Потоке Жизни навсегда. Впрочем, Дженова, чья голова вылетела из руки Сефирота и скрылась в зелёной дымке, тоже оказалась на это способна.
…А что касаемо Земли Обетованной, которую он не смог найти для своего работодателя - как знать, может, она была всего лишь красивой легендой?..
…Сефироту казалось, что он спит и видит чарующие сны. И наваждение, которое захватило его в Нибельхейме, постепенно отпускает. Жил же он с вирусом в организме много лет и как-то справлялся…
…Эта планета была зелёной, как лужайка на десктопе компьютера. Она поросла осокой - такой высокой, что человека покрывала с головой. Сефирот брёл по полю, разгребая руками густую траву и с трудом выдирая ноги из липкой грязи. На нём был неизменный чёрный плащ с наплечниками и униформа СОЛДАТа. В сапогах хлюпала вода. И у него мёрзли ноги. Это ощущение – замёрзшие ноги – занимало все его мысли. Впереди непроходимой стеной вставали тропические джунгли.
Раздвинув очередную копну травы, Сефирот вышел на берег озера. Чуть не сверзившись с обрывистой кручи, он взмахнул руками, удерживая равновесие, и осторожно перевёл дух.
Берег был высокий и поднимался почти вертикально. Чаша озера в форме сердца казалась далёкой, словно сфотографированной глазами птицы. Голубая поверхность, покрытая мелкой рябью, сверкала на солнце, хотя самого солнца Сефирот не заметил. Он поднял голову к небу и, прищурившись, попытался рассмотреть, откуда исходит свет. Небо было багрово-красным, а круг светила – угольно-чёрным. Его окружала ярко-жёлтая корона.
Генерал опустил голову. На противоположном берегу озера стоял… Генезис. Просто стоял и смотрел на него. Без привычного высокомерия и напыщенности. Дизайн военной формы песочного цвета, надетой на нём, был незнакомым. Короткие чёрные пряди топорщились в разные стороны, как у Зака.
- Сеф? - позвал Генезис. - Это действительно ты?
И посмотрел вверх. Сефирот проследил за его взглядом и увидел в небе огненную воронку. Пышущий жаром оранжево-жёлтый водоворот кипящей лавы закручивался внутренней спиралью и сжимался до точки в самый очаг. Очаг - злобное красное око водоворота - весело подмигивал ему. Сефирот физически почувствовал притяжение, исходящее оттуда. Он сделал шаг вперёд, напоследок посмотрев на Генезиса. Тот задумчиво кусал губы.
- Если это действительно ты - возвращайся.
- Я вернусь, - честно пообещал Сефирот.
И подпрыгнул.
Воздушный поток подхватил его и понёс в сторону воронки. Удивительно, но он не боялся. Он точно знал, что должен прыгнуть, чтобы вернуться.
Жерло огненного водоворота стремительно увеличивалось в размерах. Жар опалил чёлку и брови. Сефирот зажмурился, протянув вперёд руки, и...

…очнулся в больничной палате под дулами автоматов. Мужчина в белом халате приподнимал ему веко и проверял реакцию зрачка на свет.
- Прибери сучки, трубка клистирная, - брякнул Сефирот прежде, чем сообразил: что-то не так! Антураж Научного Департамента он изучил, как свои пять пальцев. Это место, определённо, не было Научным Департаментом.
- Живой, - неодобрительно произнёс доктор и шагнул назад.
По телу разливалась противная слабость. А ещё появилось ощущение, будто желудок прилип к позвоночнику. Но Сефирот всё-таки был СОЛДАТом и очень быстро мобилизовался. Взгляд его скользнул поверх плеча доктора и упёрся в настенный календарь с заботливо отмеченной датой.
Если верить календарю, с момента его падения в нибельхеймский Мако реактор прошло больше десяти лет.
В голове сразу сделалось пусто и звонко.
…Прежде чем провалиться обратно в небытие под действием лекарств, он слышал раздражённые пререкания:
- Это не Дженова, это Сефирот. Нахрен нам сдался Сефирот? Нам нужна Дженова!
«А, вам нужна Дженова, - успел подумать Сефирот. - Ну, значит, вы её получите в следующий раз…»
...Повторное пробуждение состоялось в том же антураже, только теперь генерал-майор Кресцент был очень собран и аккуратен и цедил слова в час по чайной ложке, тщательно обдумывая каждую фразу, чтобы не смолоть глупость. Наркотики, которыми его пичкали, оказывали на его организм угнетающий эффект, но не настолько сильный, чтобы Сефирот не контролировал свои действия и эмоции. Если этим иродам в белых халатах нужна была Дженова - ну о.к., они получат свою Дженову. А вот зачем - это ему и предстояло выяснить. Пришлось подключить весь свой артистический талант, чтобы убедить людей в своей слабости и безвредности. Сефирот позволял кормить себя с ложечки и поить через трубочку, проделывать с собой гигиенические процедуры. Он был чертовски милым и покладистым, не делал резких движений и ни словом, ни жестом не выдавал себя. Людям нужна была Дженова? Хорошо - он начал говорить о себе в женском роде. События в Нибельхейме теперь предстали как бы со стороны. Воспоминания вернулись, но не вызывали помутнения рассудка, а лишь досаду и злость: ну надо же было так по-глупому сорваться! Вот что стоило сразу после встречи с Генкой завернуть в шинок и нарезаться до белых страусов, а? Да по@уй на своё реноме; зато, авось, и отпустило было. Нет, понесла его нелёгкая ворошить прошлое на виллу Шин-Ра…
Следом появилась другая мысль: ведь он совершил уголовно-наказуемое деяние. Пусть и в состоянии невменяемости. И ему за это придётся отвечать в судебном порядке. Бегать от закона - такой вариант им даже не рассматривался. Сефирот никогда не бегал от ответственности.
«Надо как-то поаккуратнее вызнать, чем всё закончилось, - думал он. - И попытаться загладить свою вину».

…За окном пели Нанаки. Это древнее племя семейства псовых почему-то страсть как облюбовало окрестности фермы. (Винсент Валентайн при констатации данного факта скромно прятал глазки, - прим. Автора.) Местные считали, что визит Нанаки - добрый знак, хорошая примета. Поэтому сектанты не пытались их прогнать, а наоборот выставляли за ворота корыто с пищевыми отходами. Нанаки взяли ферму в кольцо и протяжно завывали. Их голоса сливались в замысловатую мелодию с чётким ритмом и фактурой, словно невидимый дирижёр управлял их хором. Запевалой был вожак стаи - огромный ярко-красный самец. Он сидел ближе всех к воротам и его хвост с огненной кисточкой раскачивался в такт музыке над его головой.
Звукоизоляция в лазарете оставляла желать лучшего, поэтому пение Нанаки достигало чуткого уха Сефирота. Но заботило его не это. Воздух буквально фонил от напитавшей его магии. Обычный человек её не чувствовал, но Сефирот был крайне восприимчив к малейшим магическим проявлениям и эта восприимчивость многократно усилилась после прогулки в Лайфстрим. Магия, сочившаяся в палату, обволакивающая его, была магией Генезиса. Рапсодос был где-то рядом и, когда Сефирот закрывал глаза, ему чудился призрачный Генкин голос, ободряюще шепчущий:
- Держись, братан! Я уже иду за тобой.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » Дети второго пришествия: возрождение (Первая часть пост-канона.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2018