Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: investigator, tatyankaWraith 
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » 26 конвертов (Немного прозы о гримасах делопроизводства и режима.)
26 конвертов
investigatorДата: Суббота, 11.11.2017, 17:23 | Сообщение # 1
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4065
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Название: «Двадцать шесть конвертов».
Фандом: Final Fantasy VII: Before Crisis, Final Fantasy VII: Crisis Core.
Автор: investigator.
Бета: Microsoft Word 2003.
Гамма: всё так же нет.
Рейтинг: NC-17 (за лексикон).
Пейринг: отсутствует.
Жанр: юмор, стёб.
Аннотация: Текст по заявке: «Цеееееенг!!! Больше Ценга!»
Дисклеймер: от всех прав отказываюсь и профита не имею.
Размер: мини.
Статус: закончен.
Предупреждение: ООС, AU, специфический хэдканон; герои матом не ругаются, они им говорят.
Примечание: Благословенные деньки, когда народ ещё не повредился умом en masse. Фанфик основан на реальных событиях.

«Я не могу в Москве нормально работать,
справа и слева гвоздями тычут».
(с) Б.Немцов, «Провинциал», 1997 г.


Врио начальника Следственного Подразделения Департамента Общественной Безопасности Энергетической Компании Шин-Ра Ценг был очень спокойным и выдержанным человеком. Но даже у него перекашивалось лицо, когда он получал распоряжения об экономии бюджетных средств и оптимизации расходов.
- Что значит: «экономить расходные материалы»? - уточнила Елена на утренней планёрке, когда Ценг озвучил очередной призыв руководства туже затянуть пояса.
- Это значит, Ленусь, - ласково молвил босс, - что теперь на бумаге, которую нам выдают, мы будем печатать не с двух сторон, а с трёх.
- Ой, можно подумать, нам так часто бумагу выдают! - протянула Циссни. - Одна пачка в квартал - это чокобо на смех. Вечно всё за свой счёт покупаем…
- Точно, - поддержала товарок Пистолет. - Чтобы работать в отделе Турк, нужно быть очень состоятельным человеком. Вчера заправляла картридж: триста гил - как с куста!
- Что ж с нас плату-то на входе не взимают? - иронично подметила Дробовик.
- Так, девоньки, тихо! - Ценг постучал ладонью по столу. - Возвращаемся к рабочим вопросам. Циссни, что у нас с материалом проверки по факту хищения денежных средств при строительстве космодрома Западный?
- Да ничего. Его надо в Рокет-таун по территориальной подследственности передавать. Потому что жулик - там, терпила - тоже там, преступление окончено там.
- Хорошо, готовь постановление о передаче и сопровод.
- Э… Ценг, ну, там это… проблемы будут.
- Какие? - насторожился начальник.
- В нём двадцать шесть томов.
- Вот это как раз не проблема. Отправим спецсвязью.
- У меня коробок нет. А надо хотя бы штуки три. А лучше - четыре, с запасом.
- Будут тебе коробки, - ответил Ценг, снисходительно глядя на неё. - Я тебе даже скотч дам и заклеить их помогу.

Картонные коробки можно было выклянчить у Сефирота, так как накануне в отделе СОЛДАТ с размахом отмечали День Шинровской армии и Военно-морского флота и по такому поводу господа офицеры затарились водкой. Судя по демоническому хохоту, доносящемуся из-за дверей кабинета заместителя исполнительного директора, праздник удался. Весёлый громкий смех был слышен аж в конце коридора у лифтовых шахт. А когда Ценг приблизился к двери, то различил голоса Сефирота, Генезиса Рапсодоса и Анджила Хьюли. Когда вошёл в кабинет, понял, что Сефирот делится впечатлениями от прохождения медосмотра. А поскольку о таком невозможно повествовать без использования непарламентской лексики, рассказ в основном состоял из матерной терминологии.
- …и представляете, пока шёл с развода - зацепился пряжкой на плаще за какую-то пое@отину, - заканчивал Сефирот начатую фразу. Не прерывая рассказа, он отлепил корму от стула, перегнулся через письменный стол и пожал Ценгу руку. - Та отлетела. Ё@аный насос, и чё делать? Ну, хуле унывать: взял в «тревожном чемодане» иголку, нитки и зашил всё это нахер. Думал, смотаюсь в обед домой, переоденусь. Авотх@й. Только сел - звонит Хайдеггер. Б@#дь, у меня до сих пор в левом ухе звенит. Орёт, как потерпевший: «Кресцент, падла, ты о@уевшая рожа, ты медосмотр про@бал. А ну - медкарту в зубы и 3,14здуй в темпе вальса в кабинет 2214, там тебя уже заждались». А я реально медосмотр просохатил, потому что зае@ался на@уй с этим отчётом. Ну чё, взял я медкарту; сгрёб жопу в горсть и по3,14здовал на полусогнутых. Захожу в кабинет 2214. Там сидят невролог и этот, б@#дь… как его… - Сефирот покрутил пальцем у виска и скорчил выразительную мину, - психиатр. Невролог мне: «Раздевайтесь». Ага, а как? Плащ-то у меня на пузе нитками зашит. Кароч, беру его за полы и - х@якс! - лёгким движением руки снимаю через голову.
Слушатели так и покатились от гомерического хохота.
- Опачки, смотрю, - продолжал Сефирот, сам с трудом удерживаясь от смеха, - психиатр сразу вскинулся, как боевой чокобо, на меня так внимательно сквозь очёчки - зырк-зырк - и рука его, коей он ведомость заполняет, начинает постепенно останавливаться. Хотя ё@лище, сцуко, колом. Ну а я весь из себя такой по пояс голый сажусь перед неврологом. Тот спрашивает: «Жалобы есть?» Я честно отвечаю: «Да». - «На что?» - «На работу». Он: «Тааааак, свободен, чеши к нему, нах». И кивком на стул возле психиатра указывает. Я перебазировался в данном направлении. Психиатр: «Жалобы есть?» Я: «Есть». Он: «Какие именно?» Я: «Да, б@#дь, работа, сука, зае@ала, шо 3,14здец, иногда так и хочется всех покусать». @б твою мать, ну я же пошутил!
- Вот это ты зря сказал, - простонал Анджил, утирая слёзы. - Нельзя так шутить с психиатрами. Потому что наши шутки - это их работа.
- Да я уже понял. Гляжу: у него глаза белые становятся. Смотришь в них, а там - е@ааать! - пустота. «Так-так-так! - отвечает. - Хотите об этом поговорить?» Я увидел, что, в натуре, сейчас х@йню сп3,14зднул и включил заднюю: «Эээ, доктор, я пошутил!» А тот: «Нет-нет-нет, нам всё-таки надо об этом поговорить!» Ёптыть, еле отбрехался. Он мне уже направление в ПНД выписывал.
- Эт всё х@ета, - сказал Генезис. - Я вот у хирурга был. Так он у меня рак молочной железы нашёл и папилломы. Как? Я даже плащ не снимал!
- Может, у него зрение рентгеновское, - предположил Анджил.
- Ха, может. Ну, я уже не стал ёрничать, просто спросил, сколько мне жить осталось и чем сей позорный недуг лечить. Он мне прописал какие-то БАДы и посоветовал прикладывать к сиськам тёртый сырой картофель. Я ему задал вопрос: «Ничего, что я мужчина?» А он ответил: «У каждого свои недостатки». Кстати, у Вайса Бесцветного он обнаружил в заднице какой-то ишиас, а у Неро Чёрного - бурсит. И обоим прописал те же самые БАДы. Мы ради интереса тут же у кабинета рецепты сверили.
- 3,14здец, мужики, какие ужасы вы тут рассказываете, - заметил Ценг. - Я же теперь ночью не усну.
- А ты свою банду ещё не водил на медосмотр? - спросил Сефирот.
- Прежде чем вести её на медосмотр - её надо сперва отловить. Но это всё херня. Сеф, у тебя картонных коробок нимаэ?
- Трохи е. Те скока надо?
- Штуки три, четыре.
- Возьми в кильдиме.
Ценг прошёл в кильдимчик генерал-майора Кресцента, смежный с кабинетом - небольшое помещение без окон, предназначенное для кратковременного отдыха и разогрева пищи. Пустые коробки из-под водки были составлены за топчаном в дальнем левом углу. Сефирот никогда их не выбрасывал, потому что складывал в них номенклатурные дела и в таком виде сдавал в архив. Ценг выбрал четыре коробки с тем расчётом, чтобы в них уместилось двадцать шесть томов, зашитых в картонные корки, в среднем по 250 листов каждый, ухватил по две коробки в каждую руку и вырулил из кильдима.
- Сеф, я твой должник.
- Да ладно, свои люди, сочтёмся.
- Слушай, - вдруг спросил Рапсодос. - А чё за баба вчера вечером в коридоре у твоего кабинета блажила? Про какой-то телефон? Аж у меня слышно было.
Ценг еле заметно поморщился.
- Да это из отдела снабжения. У неё в лифте смартфон за двадцать касарей подрезали.
- Как так? - удивился Анджил.
- Х@й его знает. Говорит, незнакомая девушка подошла к ней в лифте, обняла, после чего пропал телефон, который ей муж подарил. А я думаю, 3,14здит. Скорее всего, они бухали вместе.
- Йоптваюмаааать, - протянул Сефирот. - Да у нас опасно в лифтах разъезжать! Ладно, если просто изнасилуют. А если мобилу отожмут - вот это да, действительно обидно будет.
- Самое интересное, - заметил Генезис, - что её обнял человек одного с ней пола. Если бы меня в лифте незнакомый мужик обнял - я б, наверное, напрягся.
- Я бы тоже, - хмыкнул Ценг и ещё раз на прощание пожал троице руки. - Ладно, камрады, бывайте. Я побежал.

После обеда Ценг позвонил в Управление спецсвязи и поинтересовался, когда можно подойти и сдать три коробки с грузом для отправки в Рокет-таун.
- Никогда, - последовал ответ. - Мы теперь посылки от вас не принимаем.
Сказать, что Ценг удивился - значит, ничего не сказать. Потому что ещё два месяца назад никаких проблем с отправкой посылок на другой континент не возникало.
- А почему так? - уточнил он.
На что получил абсолютно шедевральный аргумент:
- Денег нет, но вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья!
Как выяснилось, Компания Шин-Ра резко сократила финансирование из бюджета на почтовые расходы по отправке секретной корреспонденции. А отправлять материал проверки «Почтой Мидгара» Ценг не рискнул, потому что иначе тот мог не доехать до пункта назначения в целости и сохранности. Или доехать, но оооочень меееедленно, потому что «Почта Мидгара» с её бешеными скоростями давно стала притчей во языцех. Кроме того, договор об оказании услуг между «Шин-Ра» и «Почтой Мидгара» заключён не был, а сие означало, что платить за отправку необходимо было из собственного кармана. Мысленно рассчитав сумму, которую придётся выложить на почте за три посылки, Ценг почувствовал затылком пристальный, укоризненный взгляд своего домашнего питомца семейства жабьих и отказался от этой затеи.
Вот тогда у него и появилось неутешительное предчувствие, что Цис таки права и с отправкой материала в Рокет-таун возникнут сложности.

На следующий день Ценг велел Циссни любой ценой дозвониться до отделения фельдсвязи и выяснить, примут ли там на отправку 26 томов.
- Примем, - радостно ответили фельдъегеря. - Но при соблюдении определённых условий. Либо вы складываете ваши тома в мешок, горловину зашиваете и опечатываете сургучом, либо конвертуете каждый том в отдельный бумажный пакет, но чтобы один пакет не превышал весом два кэгэ. Тогда возьмём.
- Ё@аный ж ты на@уй! - не удержался Ценг и тотчас поспешно зажал ладонью рот, осознав, что в кабинете находится леди. - Ладно, мешок мы найдём. А где искать сургуч?
Да, та ещё задача! Мало было найти сургуч - надо было ещё где-то отыскать рельефную печать из металла с реквизитами отдела. А подобные девайсы даже на «Почте Мидгара» уже лет десять как стали безусловным анахронизмом.
- И что мне делать? - заныла Циссни.
- Для начала тащи безмен и взвешивай каждый том, - распорядился Ценг. - Будем отправлять материал в конвертах. Лишнее расшивай.
Сотрудница вняла совету «нацайника» и, вооружившись безменом и пакетом из полимерного материала, планомерно и последовательно взвесила все тома, по ходу дела молясь Богине, чтобы вес каждого из них не превышал 2 кг. Но хотя бы здесь удача ей слабо улыбнулась. Самый лёгкий том вытянул 800 граммов, а самый тяжёлый – 1800. На обложку каждого тома Циссни клеила цветные стикеры, на которых авторучкой подписывала вес. Под конец сеанса взвешивания у неё возникло ощущение, что её правая рука отстёгивается в районе предплечья.
Оставалось упаковать всё это хозяйство в конверты и сдать фельдъегерям. Но конвертов у Циссни не было, и она опять обратилась за помощью к шефу:
- А где взять конверты?
Глаза Ценга закатились в «щаз-блевану»-позицию и Циссни без слов поняла, что он подразумевал своей мимикой.
Однако проблемы сыпались на Турков, как из рога изобилия. Выяснилось, что в отделе нет конвертов нужного размера. Более того, их нет не только в отделе Турк – их нет во всём Шин-Ра-билдинг, так что попытки выкоклюшить нужное где-нибудь в отделе делопроизводства и режима провалились с оглушительным треском. Марш-бросок по магазинам канцтоваров тоже результатов не дал. Оббежав все лавки в округе, Циссни доложила ситуацию Ценгу, разводя руками и чувствуя, как у неё начинает нервически подёргиваться правое веко. Что делать? Конвертов нигде нет, а сроки-то идут! Пришлось Ценгу самому включаться в поиски. Он не погнушался сходить к Анджилу Хьюли, потому что у Хьюли, как у хомячка, было много всяких раритетных вещей по шкафам заныкано. В том числе керогаз, астролябия и карманный барометр. Однако т-щ полковник ничем не смог помочь коллеге: последние конверты он использовал два месяца назад. На всякий случай Ценг сходил к Сефироту и тоже безуспешно. Так что, потерпев фиаско, вынужден был констатировать:
- Увы, подруга дней моих суровых, у меня для тебя плохие новости. Придётся самим конверты клеить.
Циссни едва не навернулась в обморок. Увидев, что она начинает оседать на пол, Ценг шустренько зарулил ей в тыл и подпёр сзади стульчиком. Помахал на неё полой своего пиджака. Побрызгал в лицо водой из вазы с цветами.
На щёки девушки медленно вернулся румянец.
«Да, слабовата нынче молодёжь», - жалеючи подумал Ценг и, отправив Циссни на больничный врачевать расшатанную нервную систему, запер кабинет и выдвинулся в расположенный по соседству с офисом «Шин-Ра» магазин, где продавались пакеты, одноразовая посуда и упаковочные материалы. Вроде бы там была обёрточная бумага…
- Здрасьте, девушка, - сказал Ценг, обращаясь к продавцу. Хотя «девушка» по возрасту вполне годилась ему в матери. – У вас есть обёрточная бумага?
- Вам крафтовую?
У Ценга прилагательное «крафтовое» ассоциировалось исключительно с пивом.
- Нет, мне простую обёрточную.
- Это и есть крафтовая. Один рулон – 125 гил.
Ценг мысленно сосчитал до десяти и обратно, изловчился и затоптал жабу, которая с громким возмущённым кваканьем прыгала вокруг него.
- А сколько метров в рулоне?
- Десять.
«Мда. Может не хватить». Ценг отстегнул 250 у.е. сразу за два рулона. Заодно купил бутылку силикатного клея.
Взяв в каждую руку по рулону бумаги, он пошкандыбал назад в отдел. И, как грех, столкнулся в лифте с директором СОЛДАТ Лазардом Дойсерикусом, который незамедлительно принялся его жалеть:
- Совсем руководство озверело с этой своей повальной оптимизацией расходов! Уже денег на приличную туалетную бумагу для сотрудников нет!
Ценг попытался обернуть разговор в шутку, ответив, что для санитарно-гигиенических целей он обычно покупает наждачку-«нулёвочку», однако Лазард юмора не понял и продолжал охать и причитать, так что вутаец вышел из лифта с гудящей головой и слегка опухшими ушами.
…В отделе находились только Елена и Руд. Остальной личный состав, за исключением прихворнувшей Циссни, разбежался по делам. Увидев начальника с двумя рулонами «крафтовой» бумаги, Руд промямлил, что ему надо срочно лететь подписывать задание в БСТМ. Ценг грудью преградил ему дорогу и сказал, что БСТМ никуда не денется, а с отправкой макулатуры в Рокет-таун нужно что-то решать. Руд сник, потух и позволил вручить себе ножницы и клей.
Итак, команда Турков расположилась в актовом зале и принялась за работу. Сняв пиджаки и закатав рукава форменных рубашек, Ценг, Елена и Руд в поте лица расчленяли рулоны «крафтовой» бумаги и складывали ромбовидные заготовки для конвертов под импровизированный «пресс». В роли такового выступали пресловутые двадцать шесть томов материала проверки. Поскольку дело продвигалось медленно и мучительно, Ценг решил, что при появлении посторонних лиц он изберёт тактику, рекомендуемую при производстве обыска в помещении: всех впускать - никого не выпускать.
Через некоторое время в отдел забрёл рядовой Клауд Страйф - писарь генерал-майора Кресцента - с планом межведомственного взаимодействия служб и подразделений. Сообщил, что собирает предложения в протокол совещания при начальнике Департамента Общественной Безопасности. Ценг моментально всучил ему деревянную линейку и сказал, что озвучит предложения не раньше, чем Клауд выполнит норматив по скоростному складыванию заготовок для конвертов.
Ещё через час в поисках пропавшего писаря в отдел Турк заглянул злой-презлой генерал-майор Кресцент. Увидев Клауда, который, пыхтя, с помощью линейки складывал ромбовидные заготовки в подобие конвертов, он возмущённо всплеснул руками:
- Ну, корнет, тебя только за смертью посылать!
- А, Сеф, ты как раз вовремя. Заходи, помогать будешь, - обрадовался Ценг.
Сефирот посмотрел на стол, заваленный резаной бумагой, угрюмых и сердитых Руда с Еленой, взмокшего, со сбившейся причёской Ценга, почесал темя, пробормотал: «Щаз вернусь», - и оттянулся обратно за дверь. Он действительно вскоре вернулся, зажав подмышками внушительный шмат сала и две буханки хлеба. Следом Анджил Хьюли и Генезис Рапсодос волокли ящик пива, оставшийся с недавнего мероприятия, а Зак Фэйр торжественно, как знамя Корпорации, нёс упаковку майонеза и батон варёной колбасы.
- Сеф, это что такое? - Ценг выразительно скосил глаза на ящик пива, который Анджил и Генезис бухнули на соседний стол.
- Это называется «машина времени», - ответил Сефирот. - С ней работа быстрей попрёт.
Он вытащил из ящика одну бутылку и перебросил вутайцу. Ценг поймал её, хмыкнул, извлёк из кобуры-«оперативки» табельный пистолет, оттянул затвор в крайнее положение, поставил его на затворную задержку, извлёк магазин и краем рамки под стволом поддел крышку бутылки.
Под пивас время действительно полетело быстрее. Ну и работа пошла веселее, разумеется. Особенно, когда Генка Рапсодос принёс гитару, а Зак с Анджилом сгоняли за вторым ящиком, а потом за третьим. Перед третьим заходом Сефирот наказал тащить сразу два, чтобы лишний раз не бегать. А вот его предложение откушать солёных домашних огурчиков народ вежливо отверг, так как все прекрасно знали, какие термоядерные у Сефирота огурцы.
…Когда к залу тихонько подкрался директор Лазард и прильнул ухом к двери, он услышал гитарные аккорды, весёлый женский смех, чавканье и мелодичный звон бутылок. Судя по этим звукам, а также тянущемуся из-за двери аромату копчёного сала с чесноком, работа кипела, как ведьмин котёл. Вдобавок подчинённые умудрялись перемывать кости руководству. Отто Юльевичу, наверное, сильно икалось в этот момент.
- …и он битый час мне мозг выносил, что мы игнорируем террористическую угрозу, - распинался Ценг. – Плохо, говорит, подобные преступления выявляете. Наступательность, мол, в ваших действиях отсутствует. Чтобы до четверга срочно что-нибудь выявили! Даже не знаю, что делать. Отправлю, наверное, ребят, чтобы что-нибудь совершили, а потом выявили.
- Если надо, я тебе помогу. У меня есть канистра машинного масла, а у Ходжо в лаборатории – баллоны со сжатым кислородом. – Сефирот. – Когда в очередной раз туда пойду – намажу вентили баллонов машинным маслом. А ты выявишь и пресечёшь попытку теракта.
- Э, нет. Лучше не надо. А то эта х@йня реально 3,14здануть может – мало не покажется.
- Слышь, братва, кончайте здесь… теракты планировать, - вмешался Генезис. – Я вам «дачки» на СИЗО таскать не собираюсь.
- Ген, не бухти. Лучше сбацай что-нибудь душевное. «Три «вертушки» на Вутай», например.
- Кстати, насчёт СИЗО. - Голос Зака Фэйра. - А чем закончилась история с присвоением командировочных Ессеем и Себастьяном?
- Да ничем. Дело похерили за смертью подозреваемых. А Хайдеггер шашкой махал и орал, что впредь за такое будет увольнять по отрицательным мотивам, - ответил Ценг. - Правда, потом сообразил: если всех поувольнять, то кто работать будет?
- На самом деле, - молвил Сефирот с набитым ртом, - не сообразил. Это Лазард с ним быстро зарешал. Чучело Бахамута ему подарил.
- Нахуа ему чучело Бахамута?
- Ну как, нахуа. Будет понтоваться перед гостями. Смотрите, мол, какого Бахамута я поймал и зачучелил.
- Кстати, чучело Бахамута сто касарей стОит, - присовокупил Анджил. - А чучело багриска - пятьдесят.
- Интересно, сколько стОит чучело самого Хайдеггера… - Генезис.
- Оно бесценно.
- Смиритесь с тем, что нам не дадут его зачучелить. - Нежное чпоканье слетающих крышек с открываемых бутылок. - Ладно, дамы и господа. Давайте ещё по одной - и в школу не пойдём!
В этот момент Лазард с силой толкнул дверь и ворвался в зал, на ходу зловеще произнося:
- Тааааак…
Картина, открывшаяся его глазам, была достойна пера Василия Ивановича Сурикова. По периметру актового зала на спинках кресел были вывешены на просушку кустарные конверты, блестящие от силикатного клея. Ровно 26 штук. На столе в «президиуме», застеленном остатками «крафтовой» бумаги, стройными рядами, как кегли в кегельбане, красовались пустые и полные пивные бутылки, лежали бутерброды с салом и колбасой, бумажные салфетки и канцтовары. На краю стола притулились Руд Гарсия и Клауд Страйф. Руд показывал «духу», как правильно делать неполную разборку/сборку пистолета и снаряжение магазина на время. Клауд честно старался, но каждый раз после сборки пистолета оставались лишние детали, а патроны - («Боевые!» - с ужасом отметил пан директор) - разлетались в разные стороны. Зак и Елена, тесно прижавшись друг к другу, медленно вальсировали в центре зала, повинуясь неслышной музыке, звучащей только в их головах. Генезис Рапсодос угнездился на подоконнике с гитарой и пытался сделать на ней красиво флажолетами, используя вместо медиатора жетон с личным номером. Рядом с ним стояла полупустая бутылка. Сефирот, Ценг и Анджил Хьюли сидели за столом и усердно налегали на пиво и бутерброды.
- Что здесь происходит? - холодно спросил Лазард, обводя публику тяжёлым взглядом.
Первым сориентировался Генезис. Он быстро стёк с подоконника на пол и пихнул гитару под стол.
- Заходите, тащ директор, присаживайтесь, угощайтесь. Пиво будете?
Ох. Лучше бы он держал пасть на замке…
- Кресцент, Рапсодос, Хьюли, Фэйр - объяснения! - зашипел Лазард. - Я устал терпеть ваши выходки. Вы на хрена меня-то подставляете? Опять щаз начнёте чесать про «несчастный случай на производстве»?
Упомянутые господа скромно потупились.
Ценг счёл нужным вмешаться. Он подхватил директора СОЛДАТ под локоток и вывел в коридор, увлечённо заливая, что «это не то, о чём ты подумал», сиречь не употребление алкогольных напитков на рабочем месте, а осуществление межведомственного взаимодействия по вопросам организации делопроизводства и режима в части работы с корреспонденцией, имеющей грифы «ДСП», «секретно» и «совершенно секретно». Лазард, конечно, не поверил столь наглой (пусть и красочной) брехне, но он был мужичок не злобный и отходчивый. Так что дал себя уговорить не применять репрессии по отношению к нерадивым подчинённым. Вместо этого вернулся в зал, подвинул стул к столу и, взяв бутерброд с салом, милостиво кивнул:
- Ладно, убедили. Наливайте.
…После того как дастархан был убран, Ценг поймал в дверях Сефирота и начал его беспардонно шантажировать:
- Смотри, я вас всех отмазал. Но взамен ты отдашь мне своего писарчука в рабство на два рабочих дня. Потому что эти злаибучие конверты надо подписать каллиграфическим почерком, запаковать в них тома и опечатать. Не буду же я на такую х@йню личный состав отвлекать?
- Добро, - согласился Сефирот.
- Кстати, он хоть грамотно пишет?
- Относительно. В слове из трёх букв делает четыре ошибки.
- Слушай, - ответил Ценг. - Это очень бородатый анекдот.
- Фу-фу-фу, какой ты испорченный, - делано скривился Сефирот. - Я имел в виду слово «ещё». А ты о чём подумал?

На следующий день рядовой Страйф явился отбывать повинность в отдел Турк. Ценг выделил ему кабинет заболевшей Циссни, выдал бутылку клея, авторучку и клише печати, показал, как правильно подписывать конверты и оставил работать до результата.
Клауд был шустрым и исполнительным подчинённым и управился за неполный рабочий день. Больше всего пришлось повозиться с упаковкой конвертов, так как конторский клей был очень жидкий и плохо высыхал. Требовалась изрядная сноровка, чтобы корочки томов не приклеились к конвертам изнутри. Опечатав швы и разложив заклеенные конверты сушиться на подоконнике, столах, стульях, сейфе и шкафу, Клауд доложил, что задание выполнено, получил разрешение идти и убыл в своё подразделение. Так как рабочий день ещё не закончился, он завернул к Сефироту и уточнил, нужно ли ему завтра опять явиться в отдел Турк? Или вопрос закрыт? Сефирот, который договаривался об откомандировании Страйфа на два рабочих дня, позвонил Ценгу и спросил, нужен ли ему Клауд завтра?
- Я был бы признателен, - ответил вутаец. - Мне пригодятся лишние руки, чтобы тащить конверты в фельдсвязь. А что? Тебе самому он нужен?
Сефирот хмуро сообщил, что завтра он, скорее всего, будет целый день ругаться сперва с Лазардом, потом с Хайдеггером, а потом, возможно, и с президентом. Поэтому писарчук ему не понадобится.
- Что-то случилось? - осведомился Ценг.
- Сегодня в обеденный перерыв я слушал в кабинете суровый айсиклский блэцк, после чего меня вновь вызвали к психиатру.
Ценг искренне посочувствовал ему. Правда, Сефирот умышленно скрыл, что когда директор застукал его за прослушиванием чернейшего сцотонинского музла, он тряс хаером и скримил, подпевая солисту:
- Залётных фраеров здесь ждёт огонь и шило,
Грабёж, разбитое е@ло, глумление, могила!
*
- И тот давай мне ездить по ушам, втирать про какого-то моего внутреннего зверя, - продолжал Сефирот. - Я ни х@я, если честно, не понял, о чём он, вообще? Через пятнадцать минут этого груза меня начало клонить в сон, я посмотрел на него, как на долбоё@а и сказал, что с внутренним зверем не знаком, зато у меня есть три внутренних демона: Тупнячок, Злобушка, Ленька.
(Группа Вконтакте - https://vk.com/club40572196, - прим. Автора.)
В итоге эскулап всё-таки выписал Сефироту направление в ПНД. Ценг пожелал ему удачи в бою и посоветовал впредь не шутить с докторами: чревато!
…Так что на следующее утро рядовой Страйф вновь явился в отдел Турк. Клей на конвертах за ночь высох и Ценг принял волевое решение утартать их в отделение фельдсвязи. На сей раз жертвами делопроизводства стали Нунчаки, Рено и Легенда, которые не успели смыться после утренней планёрки. Правда, Легенда принялся ворчать, что ему, старому, больному человеку, вредно таскать тяжести.
- Слышь, ты, «старый, больной», - перебил Ценг. - Да на тебе пахать можно! Ты ещё всех нас переживёшь.
…Отделение фельдсвязи располагалось в другом корпусе Шин-Ра-билдинг, на четвёртом этаже. То есть, идти туда надо было преимущественно пешком, что уже не вызвало у грузчиков прилива энтузиазма. Жертвы делопроизводства рассредоточили конверты по полиэтиленовым пакетам и потащили их до пункта назначения, как метко выразился Рено, «под пердячим паром». А вот сам острослов пошёл порожняком, сгрузив свои пакеты на Клауда. Тот, бедный, покосился и едва не рухнул под их тяжестью. Рено фальшиво-сочувственно хлопнул его по плечу. Клауд невольно присел и выпучил глаза; колени его так и завихляли, заходили ходуном, пытаясь удержать тушку в вертикальном положении.
- Терпи, боец, - хохотнул Рено. - «Духам» всегда тяжело, ёпт. Знаешь, как говорят в Военной Академии «Шин-Ра»? «Первый курс - жопа, второй курс - халява, третий курс - лафа, четвёртый курс - господа офицеры, бля, ваще».
Когда ребята удалились, Ценг занялся решением текущих оперативных вопросов. В частности, принялся усиленно соображать, каким образом сокрыть растрату денежных средств, выделенных по статье (номер засекречен) для работы с подсобным аппаратом. Пока он рисовал на листе бумаги всевозможные хитрые схемы, прошло около получаса. По истечении данного отрезка времени отзвонился Рено. Голос у него был убитый.
- Хьюстон, у нас проблемы. Шеф, всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает. У нас конверты не принимают.
- Причина? - уточнил Ценг. И подумал сердито: «Ну, бл@#ь, начинается…»
- Говорят, что каждый конверт должен быть нитью перевязан. Может, позвОните их начальнику и порешаете, чтобы их приняли так?
- Ладно, сейчас позвоню. Стойте там, ждите команды.
Определённо, сегодня у Ценга был неудачный день. Или, может, начальник отделения фельдсвязи встал не с той ноги - как знать? Тот упёрся, как рогом в лужу, мотивируя тем, что, во-первых, за нарушение ведомственных приказов его самого взгреют по полной программе, во-вторых, конверты без перевязки отделение в Рокет-тауне просто не примет и завернёт обратно. Потратив битый час на уговоры и ничего не добившись, Ценг позвонил Рено, сказал, что решить вопрос не удалось, и велел тащить конверты назад. Прежде чем Рено нажал на телефоне кнопку сброса, Ценг услышал, как матерятся Нунчаки и Легенда. А вот измотанный дорогой Клауд даже чертыхаться не мог - лишь жалобно попискивал.
Пришлось опять звонить Сефироту, челом бить.
- Слушай, друг мой ситный, а можно пролонгировать рабство твоего писарчука ещё на сутки? Или даже на двое? Каждый конверт надо нитью обвязать, понимаешь...
- А сам-то он как?
- Да вроде не против…
- Ну, тогда забирай его с потрохами.
Таким образом, на третий день рядовой Страйф вновь стоял на пороге кабинета Ценга.
- Я сюда уже как на работу хожу. Может, мне оформиться к вам секретарём на полставки?
Вместо ответа Ценг выдал ему ключ-карту от кабинета Циссни, вручил катушку чёрных ниток, используемых для сшивания дел, и напутствовал:
- Сильно не усердствуй. Сперва обвяжи один конверт и сходи в фельдсвязь, спроси, правильно ли ты сделал. А то мы опять попухнем.
Клауд внял умному совету. Обвязав нитью один конверт, он отправился в фельдсвязь. Вернулся грустный.
- Сказали, не та верёвочка.
- Чего-о? - Разрез глаз у Ценга изменился навсегда. - А какую им надо?
- Вот такую. Мне образец выдали. - Клауд вытащил из кармана кусок толстого льняного шпагата. - И ещё сказали, что концы нужно калькой заклеить и опечатать.
- Да чтоб они скисли! Ладно, кальку я из дома принесу, у меня с института запасы остались, но где брать шпагат? - разворчался Ценг и пошёл по кабинетам, распахивая двери. - Пистолет! Где Пистолет?
- Шеф, зачем тебе пистолет, пристрелить кого-то хочешь? - послышался голос из кабинета Рено.
- Не искушай командира, Синклер! - отозвался Ценг и, заглянув в комнату отдыха, обнаружил там женский коллектив отдела в полном составе (за исключением заболевшей Циссни). Девушки пили чай с печеньками. - Пистолет, ты же у нас огородница. У тебя есть шпагат?
- С собой нет, конечно. Да он в любом хозмаге продаётся. Я за углом беру. Двадцать гил - моток.
Ценг взял образец шпагата, выданный фельдъегерями, и отправился в магазинчик за углом. Тот самый, где ранее приобретал «крафтовую» бумагу. Однако шпагат, продающийся там, был немного тоньше нужного. Честно признаться, Ценг уже боялся сделать что-то не по инструкции. А вдруг конверты надо обвязывать шпагатом строго определённой толщины? Поэтому пришлось врио начальника отдела тащиться на Рынок-у-Стены, где, по слухам, продавалось ВСЁ. Кроме, разве что, ума, чести и совести. На первом же прилавке с хозтоварами Ценг увидел огромную катушку льняного шпагата, измерил его диаметр штангенциркулем, сравнил с образцом, констатировал их стопроцентную схожесть и купил всю катушку. Правда, стоила она 500 гил, зато в ней было 700 метров. Хватило бы не только обвязать 26 конвертов, но и сделать кокон для Хайдеггера.
По дороге обратно Ценг завернул домой и выгреб все запасы кальки, радуясь, что в своё время при переезде пожмотничал и не выбросил их. Внезапно его осенило: а ведь фельдъегеря используют синюю копировальную бумагу! И ведь наверняка им тоже было предписано «оптимизировать расходы». У Ценга как раз завалялась дома почти нетронутая упаковка синей копирки и он прихватил её с собой на случай, если придётся дать фельдъегерям взятку.

…После двух дней каторжной работы все конверты были обвязаны шпагатом, оклеены калькой и опечатаны. Настал торжественный момент…
Во время утренней планёрки Ценг поручил Рено, Легенде и Катане унести конверты в фельдсвязь. При этом вручил Рено упаковку копирки:
- Держи. Это взятка. Давай, не стесняйся. Но только чтобы сбагрил сегодня эту шляпу собачью любой ценой!
- Понял, не дурак, - ответил Рено, пряча копирку в портфель.
Раздался стук в дверь.
- Да? - отозвался Ценг. - Войдите!
Вошёл рядовой Страйф: насупленный, боевитый, почему-то в каске, бронежилете и с автоматом.
- Спасибо, ты можешь идти, - милостиво разрешил Ценг. - Сегодня твоя помощь не потребуется.
- Ну уж нет, - ответил Клауд. - Я с этими конвертами больше всех натрахался, поэтому у меня их примут в любом случае. Если надо - под дулом автомата.
- Хм. - Ценг задумчиво почесал подбородок. - А Сефирот-то в курсе?
- В курсе, в курсе, - заверил Клауд. - Сказал, что тоже туда подтянется, будет это шоу на мобилу снимать.
- Нивапрос, - согласился Ценг. - Когда начнутся разборки, видео следствию ой, как пригодится!
- Вообще-то мы тоже вооружены, - скромно признался Катана.
Ценг решительно хлопнул ладонью по столешнице:
- Баста, карапузики! Если узнаю, что кому-то там морды покрошили - повезёте материал в Рокет-таун на собственном горбу за свой счёт! Понятно?
- Так точно! - уныло прогундосили Рено, Легенда и Катана.
…Едва зондеркоманда в сопровождении Клауда удалилась в очередной раз пытать счастья, Ценг быстро набрал номер Сефирота:
- Сеф, ты что, реально туда собрался с мобилой снимать???
- А я туда уже иду, - ответил Сефирот с великолепной «невозмутимостью старого лодочника» (с). - Только не снимать, а разнимать, потому что твои бойцы ещё не знают о последних изменениях в инструкции по делопроизводству: больше двадцати конвертов за один раз не принимать. Вчера приказ по электронке пришёл.
- Е@аааааааать!!! - в ужасе взвыл Ценг и, сорвавшись с места, пулей полетел в отделение фельдсвязи. При этом он так спешил, что едва не выдрал ручку входной двери.
С такой скоростью врио начальника Следственного Подразделения не бегал даже в пору своей службы в военной разведке, когда какая-то крыса слила его вутайским партизанам, и пришлось позорно улепётывать, на ходу поедая шифровку. Бойцы тоже оказались быстроногими, поэтому Ценг нагнал их уже у самого входа в отделение фельдсвязи. Данный объект был защищён стальной дверью со звонком и переговорным устройством. И Рено как раз протягивал руку к кнопке звонка.
Одновременно из-за угла вывернул Сефирот. Судя по его вытаращенным глазам, он не ожидал, что Клауд вооружится автоматом.
- Рядовой!
- Я! - на рефлексах среагировал Клауд.
- Ко мне!
- Есть!
- Это что, нахер, за самодеятельность? - Сефирот забрал у Клауда автомат, отсоединил магазин, вытряхнул патрон из патронника, сунул патрон в карман плаща, поставил автомат на предохранитель и повесил на плечо. - Ещё раз такое увижу - пойдёшь драить «очки» на сорок девятом этаже чугунной шваброй! Понял?
- Угу, - буркнул Клауд.
- Не «угу», а «так точно»!
- Так точно.
Тем временем Ценг аккуратно изымал у своих подчинённых колюще-режущее и огнестрельное оружие. Те расставались с ним неохотно, начиная что-то подозревать. Дольше всех сопротивлялся Рено, не желая отдавать табельную дубинку-электрошокер. Ценг уговаривал его ласково, но настойчиво, как чистую и непорочную вутайскую девственницу:
- Рено, ну не кочевряжься, давай сюда свой фаллоимитатор. - Дубинка перекочевала к Ценгу. - Молодеееец. А теперь - копирочку. А теперь - поставили пакеты на пол. Всем спасибо, все свободны!
- Ты тоже свободен, - сказал Сефирот Клауду.
- Ну что, - выдохнул Ценг, когда они с Сефиротом остались вдвоём перед дверью отделения фельдсвязи, - кровопролитие мы предотвратили. Но конверты надо сдать - кровь из носа! Ровно двадцать шесть штук.
- Двадцать семь, - оптимистично ответил Сефирот и жестом фокусника извлёк из внутреннего кармана плаща конверт, упакованный и опечатанный по всем правилам делопроизводства. Потряс его и дал Ценгу насладиться приятным бульканьем. Тот оценил предусмотрительность коллеги, ведь в отделении фельдсвязи всюду стояли камеры видеонаблюдения, и процесс дачи взятки был бы моментально задокументирован.
- Что это?
- Какое-то гремучее бухло типа мескаля. Продаётся здесь по цене самолёта. Мне его на днюху подогнали, а я такое не пью: оно горелыми тряпками воняет.
- О, ну, тогда точно сдадим, - усмехнулся Ценг и нажал кнопку вызова дежурного.

------------------------------------------
* Uratsakidogi, «Black Hop на Районе».


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » 26 конвертов (Немного прозы о гримасах делопроизводства и режима.)
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017