Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: investigator, tatyankaWraith 
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » Подарок Сефироту к пиву светлому, не фильтрованному (Анджил и Генезис решили поздравить Сефирота с повышением.)
Подарок Сефироту к пиву светлому, не фильтрованному
investigatorДата: Суббота, 11.11.2017, 17:17 | Сообщение # 1
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4065
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Название: «Подарок Сефироту к пиву светлому, не фильтрованному».
Фандом: Final Fantasy VII, Crisis Core: Final Fantasy VII.
Автор: investigator.
Бета: Microsoft Word 2003.
Гамма: нет желающих.
Рейтинг: R (за лексикон).
Пейринг: отсутствует.
Жанр: юмор, стёб, ситуационная комедия.
Аннотация: Анджил и Генезис решили поздравить Сефирота с повышением по службе и невольно спровоцировали хаос.
Дисклеймер: от всех прав отказываюсь и профита не имею.
Размер: наверное, мини; если ошибаюсь, поправьте.
Статус: закончен.
Предупреждение: ООС, AU, насилие, а ещё у автора крайне специфический хэдканон. Присутствуют сцены употребления спиртных напитков.
Примечание: при написании фанфика ни одно членистоногое не пострадало.

Ехал Грека через реку.
Видит Грека: в реке рак.
Сунул Грека руку в реку.
Рак за руку Греку - цап.
(с) Детская скороговорка


- Как насчёт того, чтобы поздравить Сефирота с повышением? - спросил Анджил.
Буквально два дня назад был подписан приказ по личному составу о назначении генерал-майора Кресцента на должность заместителя директора отдела СОЛДАТ. Сразу после этого Лазард Дойсерикус убыл в отпуск, бросив молодого и неопытного зама на произвол судьбы. Типа, е@итесь, т-щ генерал-майор, как хотите.
Генезис неопределённо дёрнул левым плечом. Телодвижение сие было эквивалентно официальному заявлению Понтия Пилата: «Я умываю руки». С одной стороны Рапсодоса душила чернейшая зависть, ведь он сам в кресло замдиректора метил. С другой - следовало поздравить коллегу хотя бы ради приличия и из чувства товарищества. Правда, Сефирота назначили замом в добровольно-принудительном порядке, так сказать поставили перед фактом, поэтому он ещё не определился, проставляться за кресло или нет.
Анджил считал, что проставляться нужно в обязательном порядке.
- Ну, допустим, - разродился Генезис. Только как-то вяло, без огонька и задора молодецкого. Рыжего будто подменили. Чувствовалось, что он безоговорочно отдаёт Анджилу инициативу. - А каким образом мы его поздравлять будем? Подарок дарить - не вариант, Сефирот не любит подарки.
(Сефирот действительно не любил подарки. Предпочитал денежные презенты.)
Но у Хьюли уже был припасён ответ, из чего следовало, что к разговору он готовился заранее:
- Предлагаю скинуться и накрыть «поляну». Взять какого-нибудь хорошего пива и закуси.
- Какой, например? Надо же брать такую, чтобы Сеф это надолго запомнил.
И опять Хьюли ответил очень быстро, словно ждал подобного провокационного вопроса:
- А помнишь, Ген, как мы в Баноре раков на речке ловили? Спорим, Сеф ни разу в жизни не ел варёных раков?
Рапсодос моментально догадался, куда приятель клонит.
- Так то в Баноре. А здесь на рынке их продают по такой бешеной цене, будто везли из другой галактики на собственном горючем. А я до получки - практически полный ноль.
- Я не говорю, что тебе надо сейчас с низкого старта лететь на привоз. Есть вариант проще. Мы с Заком недавно во время охоты на монстров наткнулись на речку в паре километров к северу от Мидгара. Там этих раков - во! - Хьюли провёл ребром ладони по горлу. - Как у дурака - махорки. Завтра с утра можно взять «тачку», сгонять туда и наловить их столько, сколько в багажник влезет.

***


На следующий день Анджил и Генезис записали в журнале выездов, что уехали на сорок шестой километр в Учебный Центр СОЛДАТ, а сами выдвинулись на служебном автотранспорте и казённом бензине реализовывать свои шкурные интересы: ловить раков.
В речке, которую обнаружили Анджил Хьюли и Зак Фэйр, водилось достаточно членистоногих тварей, чтобы открыть консервный завод. Правда, раки были шибко злые, как собаки кусались. И прыткие, как кузнечики. Мутанты, сэр! Чтобы их ловить, требовалась нешуточная сноровка.
Анджил Хьюли был одинокий рейнджер. Обходился в Мидгаре без родственников и широкого круга знакомых. Поэтому рыбалка была одним из немногих развлечений, которым он предавался в свободное от службы время.
Прибыв на загодя присмотренное место, Анджил вынул из багажника большую плетёную корзину, вручил её Генезису и велел следовать за ним по берегу. А сам разулся, скинул наплечники, портупею и безрукавку, закатал форменные штаны до колен и шагнул в воду.
И моментально провалился по уши! Рапсодос даже испугаться не успел - так стремительно он скрылся под водой.
- Андж! - заорал Генка и, отшвырнув корзину, как был в одежде, бросился в воду.
- Бл-бл-блин! - забулькал Анджил, всплывая на поверхность. - Я в порядке, Ген, всё под контролем.
Он выбрался на мелководье и пошёл вдоль высокого глинистого берега, определяя, в каких норах скрываются раки. Ага, в одной норе вроде что-то есть... Хьюли сунул в нору руку. Рак его за палец — цоп! Боль адская, искры из глаз, зато т-щ полковник, торжествуя, выволакивает кусачего зверя из норы и бросает в корзину, подставленную Генезисом.
- Один есть!
Но второй раз он голыми руками в нору не полез, а достал из «бардачка» старую автомобильную крагу и надел на руку. Твёрдая она была от старости, как кирза. По ней можно было без ущерба для здоровья стучать молотком.
…Наловив полную корзину раков, Анджил счёл, что на сегодня достаточно. Солнце перевалило зенит, а после обеда, как правило, просыпалось начальство и начинало активно терять подчинённых, даже если те официально находились в увольнении или в законном отпуске. Анджил поставил корзину в багажник внедорожника, Генезис упал за руль и они вернулись в Мидгар.
В главный корпус Компании Хьюли и Рапсодос проникли по-воровски, с чёрного хода. В отдел СОЛДАТ пробрались через третье КПП, предусмотрительно накинув на корзину тряпку, и прошли в кабинет Сефирота.
Сефирот был один, разбирал рабочую документацию. Увидев друзей, вопросительно заломил левую бровь: зачем, мол, пожаловали?
- Тсс! - Анджил заговорщически приложил к губам указующий перст. - Сеф, ты как насчёт попить пива с раками?
- Чем-чем пива попить? - прищурился т-щ генерал-майор.
- Фу, Сефка, какой ты пошлый, блин - сил нет! - Анджил сдёрнул с корзины тряпку. - Глянь сюды, у нас для тебя сюрприз.
Сефирот вышел из-за стола, заглянул в корзину и его извечный покер-фэйс сменился выражением заинтересованности.
- Ух, ты! Раки? Класс! - Он снял перчатку, взял одного рака поперёк туловища, посадил на ладонь и поднял её на уровень глаз, с любопытством наблюдая, как дезориентированное членистоногое слепо тычется сюда-сюда, пытаясь сообразить, куда его занесло и каким ветром.
Генезис был потрясён до глубины своей подлой души. Нет, он, конечно, знал, что иногда (хоть и крайне редко) Сефирота капитально переклинивало и в нём просыпался юный натуралист. Тогда суровый Вутайский демон мог на полном серьёзе наблюдать за бабочками и пауками, мотаться в лес по грибы или выращивать помидоры на подоконнике.
- Может, их в тазик пересадить? - Сефирот гладил рака, как домашнего питомца. Кажется, до него не доходило, что через несколько часов все раки отправятся в кастрюлю с кипятком. Рак не сопротивлялся и не делал попыток скрыться либо оттяпать Сефироту пальцы.
- Ну, пересади. - Анджил постарался убрать из голоса снисходительные нотки. Полковник Хьюли понимал, что у Сефирота не было полноценного детства и никогда не было домашних животных, поэтому то, что ему в своё время недодали в лабораториях Научного Департамента, он пытался добрать сейчас.
…За тазиком надо было слать дневального.
Посадив рака обратно в корзину, Сефирот вышел в коридор и гаркнул:
- Дне...
«Третьеклассник» возник точно из воздуха, рука к забралу шлема прилипла.
- ...вальный, - уныло закончил Сефирот начатую фразу. - Принеси мне большой эмалированный таз.
- Есть! - проорал дневальный так громко, что у Сефирота заложило уши и потемнело в глазах.
И - бегом!
Через пять минут боец предоставил требуемое. Сефирот вывалил раков в тазик и вылил в него питьевую воду из пластиковой бутылки. Раки так славно и громко шуршали и перекатывались в тазу - аж сердцу любо. Сефирот поставил тазик на стул в кабинете и застыл, любуясь.
- Андж, - шепнул Генезис на ухо приятелю. - А ты точно уверен, что мы их съедим? Кажется, Сеф решил поиграть в заботливую мамочку…
Хьюли вынужден был констатировать, что теперь он уже ни в чём не уверен. Но, по крайней мере, они хотя бы частично реализовали поставленную задачу: сделали Сефироту приятный сюрприз.
Размышления о странностях Лучшего из Лучших прервал звонок красного телефона без диска. Как всегда, некстати. Звонок поступил из приёмной начальника Департамента Общественной Безопасности. Сефирот снял трубку:
- Слушаю, Кресцент.
Звонил секретарь Хайдеггера:
- Товарищ генерал-майор, начальник Департамента выдвинулся в вашу сторону. Я не смог его удержать.
Сказать, что Сефирот удивился - значит, ничего не сказать. Хайдеггер никогда не посещал рабочие места подчинённых самолично. Он вызывал их к себе в кабинет и драл там как сидоровых коз. Почему он вдруг решил сделать исключение для замдиректора отдела СОЛДАТ - решительно непонятно…
Взор Сефирота обратился на раков. Сейчас сюда ввалится Большой Босс и сделает справедливое замечание. Куда их девать? Не в шкаф же, на самом деле, прятать. Недолго думая (соображать уже поздно было), Сефирот пихнул тазик под письменный стол. Авось шеф не заметит.
Дверь открылась. Сперва на пороге возник удушливый запах спиртного, а затем источник оного: генерал-полковник Отто Юльевич Хайдеггер - начальник Департамента Общественной Безопасности. Ростом он был ниже Сефирота но, как и подобает генералу, имел настоящее генеральское телосложение: щёки на плечах лежат, галстук - параллельно земле, китель на экваторе не сходится. Ко всему прочему он носил окладистую бороду и пышные казачьи усы.
- Товарищи офицеры! – быстро скомандовал Сефирот. – Здравия желаю, товарищ генерал-полковник.
Анджил и Генезис прижались к стенке и вытянулись по стойке «смирно».
- Здравия желаю. - Хайдеггер своей мощной волосатой лапой так стиснул Сефироту кисть, что тот вздрогнул. – Как там ваше ничего?
- Б-без изменений, - еле-еле через силу выдавил Сефирот и долго украдкой выправлял раздавленные пальцы.
Тем временем Хайдеггер рукопожался с Анджилом и Генезисом. Те пребывали в культурном шоке: какая муха цеце укусила начальника Департамента, что тот злоупотребил при исполнении? Рукопожатие не обошлось без мелкого недоразумения. Как Генезис в речку нырял в полной амуниции Анджила спасать - так плащ у него по сию пору не высох. Из рукавов его плаща на Хайдеггера вылилось несколько литров мутной холодной жидкости с водорослями и жуками-плавунцами. Т-щ генерал-полковник несколько удивлённо посмотрел на свой изгаженный мундир, а потом сказал:
- Ну что, поговорим?
И приземлился на стул, который Сефирот поставил напротив своего места за рабочим столом. Он пододвинулся ближе и опустил ноги прямо в таз с раками! Сефирот замер. Но было поздно. Хайдеггер не почувствовал сырости, так как был в сапогах, зато раки сразу почувствовали твёрдую поверхность и стали предпринимать отчаянные попытки выбраться. И полезли по штанам генерала…
Генезис и Анджил с дежурным: «Разрешите идти?» - дезертировали из кабинета.
- Какие вопросы будем обсуждать? - спросил Сефирот с обречённым видом.
Хайдеггер величаво отмахнулся:
- Сперва давай по одной.
О, понятно! Отто Юльевича только что отымел г-н президент, поэтому он был премного опечален. А когда Отто Юльевич бывал премного опечален, то принимал стаканчик для поднятия настроения, а затем искал, с кем догнаться. Обычно его жертвой становился начальник Департамента Изучения Космоса Палмер - старорежимный алкаш с питейным стажем больше, чем Сефироту лет. Однако в данный конкретный момент Палмер вылетел в Рокет-таун проверять, как движется строительство космодрома Западный.
Сефирот подошёл к шкафу, который в шутку называл «гарманже» и достал чайник со свистком, из нержавейки. В чайнике он держал авиационный спирт (так меньше палева). С верхней полки «гарманже» Сефирот снял две стопки, далее вынул из сейфа шмат сала с чесноком, завёрнутый в кальку и отрез вафельного полотенца (босяцкий подгон от Вельда по старой доброй памяти) и серый хлеб. Из верхнего ящика стола вытащил мензурку (спёр в Научном Департаменте), сходил в кильдим к рукомойнику, набрал в мензурку воды из-под крана, налил в стопки спирт из чайника, добавил воду и размешал полученную субстанцию эксцеребратором (тоже прихватизировал в Научном Департаменте, пока Ходжо отвернулся).
- Ну, за встречу! – крякнул Хайдеггер и шумно выдохнул.
Чокнулись, выпили.
Хайдеггер занюхал подмышкой и решительно отстранил протянутую ему руку с бутербродом:
- После первой не закусывают. И, как грится, между первой и второй - перерывчик небольшой.
И сам разлил по второй.
- Так о чём вы поговорить хотели? - спросил Сефирот, пытаясь скосить глаза под таким углом, чтобы рассмотреть, что происходит под столом.
- Куда ты торопишься? Сейчас дерябнем ещё по одной - и поговорим. - (А раки лезут!) - Ну, за честь мундира!
Опять чокнулись, выпили. Хайдеггер вновь занюхал подмышкой, кашлянул, сжевал бутерброд и вдруг спросил:
- Огурчиков солёненьких не найдётся?
- Сейчас оформим, - ответил Сефирот и выдвинулся в кильдим, где стоял холодильник.
Солёные огурчики у него водились; полюбовница, к которой он бегал втайне от прессы и Компании Шин-Ра, стабильно снабжала его домашними разносолами. Причём огурцы она закатывала, натурально, термоядерные от переизбытка перца и специй. Именно такие обожал благоверный, привыкший к острой вутайской кухне.
…Вскрытие банки огурцов пришлось производить с помощью штык-ножа автомата и наждачной бумаги - настолько крепко к ней присосалась крышка. Пока Сефирот священнодействовал, Хайдеггер уныло сетовал на недопонимание со стороны руководства. Цены на Мако-энергию растут, поступления в бюджет растут, а финансирование Департамента урезано в связи с тем, что война с Вутаем, якобы, окончена. Сефирот делал сочувствующую мину, понимающе кивал и… и начинал подозревать: происходит что-то нехорошее! Хайдеггер в процессе разговора как-то странно жался и елозил на стуле, словно его подожгли. Короче говоря, вёл себя не очень естественным образом. В туалет ему, что ли, резко приспичило?
Сефирот налил по третьей.
- Могу предложить вариант оптимизации расходов, - сказал он, вертя стопку в пальцах. - Например, я не вижу смысла содержать третий класс СОЛДАТ. Сейчас мы спихиваем туда самых тупых и профнепригодных. Знаете, как их называют? «Недоноски». Так не проще ли отчислять их сразу в пехоту?
Хайдеггер, не дослушав, внезапно вскочил и заорал:
- Помогите! Какой-то зверь наследственности лишает!!
Сефирот интуитивно бросил взгляд под стол. Эмалированный таз был пуст. Богомерзкие раки расползлись в разные стороны и несколько этих милых членистоногих тварей повисли у Хайдеггера на форменных брюках. А кое-кто и в самые штаны залез. Неудивительно, что Отто Юльевич ёрзал.
- Абанамат! - вырвалось у Сефирота. Он вскочил. - Только без паники, товарищ генерал!
Хайдеггер наступил на тазик, тазик выскользнул у него из-под ног, генерал потерял точку опоры и грохнулся прямо на столик с принтером, сканером и факсом. Столик со всем оборудованием был тяжёл, но начальник Департамента Общественной Безопасности оказался тяжелее. Кроме того, на нём был мундир, а на мундире навешано килограмм сорок орденов и медалей. Столик опрокинулся, оргтехника полетела на пол, тазик перевернулся и вода из него разлилась по полу.
Сефирот не в пример начальнику сохранял полное хладнокровие и присутствие духа.
- Спокойствие, только спокойствие! - произнёс он. – Сейчас я вам помогу.
И потянулся к ширинке босса, намереваясь снять с него штаны и вытряхнуть оттуда раков. Тот разгадал его дьявольский замысел, взбрыкнул (чуть в подбородок Сефироту не зарядил сапожищем) и заорал, что к своим гениталиям ни одного мужика не подпустит. Тогда Сефирот метнулся в кильдим и вытащил из-за двери швабру-«лентяйку». Вернувшись в кабинет и увидев, что Хайдеггер лежит на полу и судорожно сучит конечностями, с ужасом созерцая вцепившегося в гульфик рака, Сефирот замахнулся на него «лентяйкой»:
- Без паники. Сейчас я его прикончу.
На лице шефа отразился животный ужас.
- Ты что творишь, гад?! - заорал он что есть мочи, однако швабра уже находилась на полпути к нему.
Прикрывая рукой пах, Хайдеггер попробовал отползти, поэтому удар пришёлся ему по животу. Глаза генерала полезли из орбит, из живота с шумом вышел весь газ, а сам он загнутся не хуже того зверя, что сидел у него в трусах. Широко раскрыв рот, он судорожно хватал воздух, как рыба, выброшенная на берег и выдавливал из себя какие-то обрывки фраз, вроде: «Придурок! Идиот! Сбрендил, что ли?»
- Не беспокойтесь! - продолжал Сефирот, охаживая его со всех сторон «лентяйкой». - Я вас выручу!
Но почему-то именно сегодня его меткость оставляла желать лучшего и он ни разу не попал по раку. Зато угодил Хайдеггеру по самому стратегическому месту.
- Ты чё, с дуба рухнул?! - тонким, почти девичьим голоском пропищал начальник Департамента Общественной Безопасности. - Тебя чё, в детстве уронили?!
А раки тем временем расползлись по всему кабинету.
«Ладно, - решил Сефирот, чьё чувство мести было сполна удовлетворено. - Хорош над ним глумиться».
Пьяного Хайдеггера следовало каким-то образом убрать из кабинета, да и раков надо было нейтрализовать, пока они не наделали бед, поэтому Сефирот решил призвать на помощь дневального.
- Дневальный! - крикнул он, поскользнулся на раках и шлёпнулся на пол.
Дневальный явился тотчас же, проворно доложился.
- Собрать зверюшек! - скомандовал Сефирот, поднимаясь на четвереньки и вынимая из волос некого ушлого членистоногого, возомнившего себя парикмахером. Во всяком случае, клешнями он щёлкал, как ножницами.
«Третьеклассник» сполна оправдал реноме «недоноска». До него, конечно же, не дошло, что прежде всего надлежит помочь генералам встать. Зато он вообразил, что раков надо ловить в шлем. На какие только жертвы не пойдёшь ради большого начальства! С видом нескрываемого отвращения, двумя пальцами служивый брезгливо вылавливал раков и складывал в шлем, ползая по полу на карачках, а рядом в луже барахтались два генерала и крыли друг друга таким восьмиэтажным матом, что уши дневального самопроизвольно заворачивались в трубку.
Схватив очередного рака, дневальный попытался встать, но поскользнулся сам, упал и в падении схватился за шкаф. Зря он это сделал, потому что от толчка неплотно прикрытые дверцы шкафа открылись, на дневального высыпались пятьдесят томов полного собрания сочинений философа Бугенхагена и один за другим упали ему на голову.
Один из томов – самый массивный - хлопнул Отто Юльевича по маковке, и тот распростёрся на полу без сознания…

…Этажом ниже в кабинете врио начальника отдела Турк Ценга с потолка посыпалась извёстка. Потом закапала вода на письменный стол. Руд и Рено с воплями ужаса кинулись спасать разложенные на столе дела оперучёта.
Ценг – вот же ж непрошибаемый вутаец! - оторвался от чистки табельного оружия и удивлённо поднял глаза к потолку:
- Он что, в водное поло играет?
Затем наверху прозвучал дикий крик и раздался грохот, как будто обвалился небоскрёб. Из потолочного светильника от сотрясения вывалилась люминесцентная лампа и повисла на штырьке цоколя.
Ценг убрал пистолет, ветошь, протирку и бутылку универсального масла в сейф, запер сейф на ключ и заглянул в соседний кабинет.
- Катана, - негромко позвал он, - ты у нас ничем не занят? Сбегай на сорок девятый этаж, глянь, что там у Сефирота происходит.
- Слушаюсь! - отчеканил оперуполномоченный Катана и помчался к лифту.

…Ценой невероятных усилий и затрат Сефироту удалось поймать равновесие и, ухватившись за дверь, принять вертикальное положение. Аккурат в тот момент, когда подоспевший Турк сунулся в кабинет.
- Отлично, - заявил Сефирот. – Раз уж ты пришёл – помоги поднять… этого. – Он кивнул на распростёртого на полу Хайдеггера. – Или зови на подмогу Хьюли и Рапсодоса, ежели боишься, что пупок развяжется.

- …Тащ полковник! – Катана честно старался не ржать и не улыбаться. Получалось плохо. - Сефирот вас с полковником Хьюли к себе зовёт.
- Уже бегу, - недовольно проворчал Генезис, поставил Рапиру в шкаф и отправился выяснять, в чём дело. По пути он толкнулся в кабинет Анджила, но дверь оказалась заперта, а возле номера обнаружился стикер с рукописной записью: «Буду через час». Видимо, Хьюли куда-то отлучился.
Подойдя к кабинету Сефирота, Генезис открыл дверь и контуженный дневальный вывалился в коридор прямо ему под ноги. Гена поднял его за ремни - а при разнице в весовых категориях это оказалось проблематично! - и хорошенько встряхнул.
- Соберись, боец!
Войдя в кабинет, он обомлел. Посадив дневального в кресло, Генезис тут же трезво оценил ситуацию. Хайдеггер валяется без сознания, дневальный тоже вышел из строя (шутка ли, сорок девять томов на голову упали и каждый – объёмом с энциклопедию), Сефирот ползает по полу и безуспешно пытается ловить бешеных раков за усы.
- Сеф, что тут, бляха-муха, происходит?
- Ген, чё стоишь, помогай уже! – огрызнулся Сефирот. - Надо убрать зверюшек!
- Куда?
- Куда угодно! Чтобы духу их здесь не было!
«Попили пива с раками, бл@дь!» - подумал Генезис, а вслух произнёс:
- Как скажешь.
Взяв мусорный совок, Рапсодос начал как ковшом сгребать им раков и вышвыривать в окно. Туда же полетели эмалированный таз и пятьдесят томов сочинений философа Бугенхагена.
Всё это прошло бы бесследно, кабы не одно «но»: под окнами стоял лимузин президента с открытым верхним люком. Эмалированный таз, раки и ПСС Бугенхагена (по два килограмма каждый том) выбили в лимузине все стёкла, поцарапали дорогой металлик, ободрали «дворники», зеркала и пороги. В общем, теперь хозяину предстояло крупно раскошелиться, чтобы вернуть машине прежний вид. Кроме того, в момент бомбардировки в салоне находился личный водятел президента. Легко представить его шок и ужас, когда в открытый люк на него посыпались живые и крайне озлобленные скотским обращением раки!
…Вместе Катана и Генезис перевернули столик для оргтехники и поставили его на ножки. Потом с трудом подняли Хайдеггера (догадались снять с него китель и генерал заметно полегчал) и положили его на диван в кильдиме. На пузо. В целях личной безопасности. Катана помог дневальному встать и повёл его в медсанчасть, а Генезис остался помогать Сефироту ликвидировать последствия пьянки.
Около получаса ушло на то, чтобы создать в кабинете видимость порядка. Сефирот снял мокрый плащ и штаны и переоделся в «полёвку», а одежду вывесил на балкон подсушить.
- Что будем делать с Хайдеггером? – спросил Генезис. – Нельзя же его тут оставлять.
- Утащим его домой, пусть проспится, - решил Сефирот. – Жди здесь, а я схожу и возьму ключ-карту от его квартиры.
- И что ты объяснишь его секретарю?
- Ну… думаю, секретарь меня поймёт. – Сефирот подышал на ладонь и потянул носом. – Блин… свежачком разит. Пришлось с ним въе@ать, а то он пристал, как банный лист к жопе.
- На, зажуй. – Генезис вытащил из кармана брюк и протянул ему упаковку мятной жвачки.
…Оставшись в кабинете, Генезис на всякий случай запер дверь на замок и стал задумчиво прохаживаться от рабочего стола до входа в кильдим. Хайдеггер лежал тихо и признаков жизни не подавал. Если бы не утробный храп, доносившийся с кушетки, Рапсодос решил бы, что т-щ генерал-полковник отдал концы.
Сефирот куда-то запропастился… Видимо, разговор с секретарём Хайдеггера был тяжёлый.
В очередной раз вернувшись к столу, Генезис обратил внимание на открытую банку солёных огурцов. Они источали такой дивный аромат, что у Рапсодоса загорелись глаза, потекли слюнки, а его желудок заурчал в предвкушении.
Генка обожал солёные огурцы. Он вообще любил всякие овощи и фрукты – неважно, в каком виде: свежем или консервированном. В конце концов, если он слопает пару огурцов, Сефирот не обеднеет. Рассудив так, Генезис взял вилку, поймал один огурец за пупырчатый бочок и откусил от него сразу половину.
Как говорилось выше, огурчики, которые солила сефиротова прехехе, были страсть какие ядрёные! После их дегустации приходилось три дня заливать пожар во рту. Кроме Сефирота эти огурцы вообще никто есть не мог. Отношения Генезиса с огнём были, так сказать, интимные, однако посол оказался слишком крутым даже для него.
Ощущение было такое, словно Генка проглотил горящую головню. У него перехватило дыхание, в глазах замельтешили разноцветные круги, а лёгкие в какой-то момент отказались закачивать воздух. Вдобавок появилось нешуточное подозрение, что огурец прожёг пищевод и желудок. Рапсодос попытался прийти в чувство, глубоко дыша открытым ртом, но стало только хуже: язык, нёбо и горло буквально полыхнули синим пламенем, окончательно вышибая дух.
Мутный, шальной взгляд Генезиса остановился на чайнике со свистком. И он сделал фатальную ошибку, которую часто совершают неопытные люди, ненароком хватившие остренького: решил запить огурец. Между тем делать так не рекомендуется; очень острую пищу надо заедать. Тогда чувство жжения отпустит гораздо быстрее.
Генезис схватил чайник, открутил свисток и сделал несколько больших, судорожных глотков прямо из носика. И лишь после шестого или седьмого глотка осознал, что в чайнике не вода, а спирт. Чистый. Неразбавленный…

***


…На самом деле у секретаря Хайдеггера не возникло вопросов. Он привык к чудачествам руководителя и всё уразумел с полуслова. Просто на обратном пути Сефирот завернул в Научный Департамент, что-то наплёл Ходжо и выклянчил каталку для перевозки лежачих больных. СОЛДАТы обладали сверхчеловеческой силой, но таскать на своём горбу Отто Юльевича даже им было тяжело. Недаром Ценг любовно величал генерал-полковника: «Наш худышка Хайдеггер» с этаким флёром непередаваемого вутайского сарказма.
…Ткнувшись в запертую дверь своего кабинета, Сефирот мысленно похвалил Генезиса за принятые меры предосторожности. Засим достал ключ-карту, открыл дверь, вошёл и остолбенел.
Генезис Рапсодос, будучи на кривой кочерге, восседал на рабочем столе Сефирота, изящно скрестив ноги в лодыжках, и развлекался тем, что высекал огонь из пальца и с силой дышал на него. Выдыхаемый им воздух при соприкосновении с открытым пламенем вспыхивал, обращаясь в огненный вихрь.
- Гена! - заорал испуганный Сефирот, выставив вперёд руки в защитном жесте. - Ты чё творишь?
- Эт-то на…называется обратная тяга, - заплетающимся языком произнёс Генезис. - Хочешь, покажу?
- Нет! Не хочу!
- А я тебе всё-таки покажу…
- Гена, нет!
Генезис, конечно, не послушался и один фокус показал. Но это - уже совсем другая история…


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Форум » Final Fantasy » Фанфики по "Final Fantasy" » Подарок Сефироту к пиву светлому, не фильтрованному (Анджил и Генезис решили поздравить Сефирота с повышением.)
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017