Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Darth_Ellia 
Форум » Мир Звёздных Войн » Фанфики по Star Wars » Леди-наставница
Леди-наставница
Darth_ElliaДата: Суббота, 15.02.2014, 19:30 | Сообщение # 1
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Выкладывая сюда этот фик, я, честно признаться, не уверена, заинтересует ли он кого-нибудь здесь: слишком многое в сюжете связано с событиями, описанными в Расширенной Вселенной Звездных Войн. Главные героини - две девочки: Асока Тано, тогрута, бывший падаван Энакина Скайуокера, покинувшая Орден джедаев, и Исанн Айсард, будущая директор Имперского Разведуправления, возглавившая Империю после битвы при Эндоре и уничтожения ЗС-2. Время действия - примерно за пару месяцев до приказа 66: Асоке - 16 лет, Исанн - 11.

Название: Леди-наставница.
Автор: Эллия.
Персонажи: Палпатин, Энакин, Асока Тано, отец и дочь Айсард, синдик Митт'рау'нуруодо, он же гранд-адмирал Траун, Асажж Вентресс, Ном Анор (и другие йуужань-вонги).
Описание: Когда из Храма ушел падаван, в Сенатской службе безопасности появился новый агент - одаренная девочка-тогрута. Для всех окружающих этот жест - не более чем маленькая услуга канцлера ее бывшему учителю, которому его родная планета обязана свободой от неймодианцев... вот только почему директор Арманд Айсард дает новоиспеченному агенту столь странные задания? Следить за Вентресс, отправиться по маршруту провалившегося проекта "Сверхдальний перелет", встретиться с представителем государства, неведомого Республике, столкнуться с чуждой агрессивной расой, вернуться домой в Республику и... увидеть рассвет Империи и учителя в черных доспехах подле императорского трона. Ах да, между делом надо еще присматривать за малолетней дочкой директора! Еще не жалеете, что покинули Орден, падаван Тано?
Комментарий автора: Идея фика возникла из фразы комикса "Вторжение: Беженцы", принадлежащей чисской женщине Панхе: "Мой народ уже сталкивался с йуужань-вонгами. Их было мало, но их было не остановить..." Мне и пришло в голову показать эту встречу с точки зрения республиканской связистки, посланницы Палпатина.
Все персонажи принадлежат их создателям: Филони (Асока), Тимоти Зану (Траун), Майклу Стэкполу (Айсард) и Стрэдли (Ном Анор с вонгами), а я отрекаюсь, отрекаюсь, отрекаюсь!
Посвящение: Моей наставнице в ЗВ фандоме, Jamiquе.

Пролог.

Секретно.
Из отчета падавана Энакина Скайуокера Совету Ордена джедаев о миссии на планету Зонама-Секот:
«…Насколько я понял, Секот представляет собой нечто вроде коллективного разума лесов планеты Зонама… Секот через Силу рассказал мне о расе пришельцев, чужаков издалека, как он назвал их. Рыцарь-джедай Вержер покинула планету вместе с ними…»
Совершенно секретно.
Из доклада специального агента Асоки Тано директору Разведуправления Арманду Айсарду (копия лорду Дарту Вейдеру):
«...В ходе операции синдика Митт’рау’нуруодо наш корабль был захвачен «чужаками издалека» (самоназвание – «йуужань-вонги»). Наблюдая за ними, я смогла подтвердить правильность большинства выводов, сделанных Митт’рау’нуруодо об их цивилизации, культуре и мировоззрении…»
Совершенно секретно, в единственном экземпляре.
Докладная записка директора Разведуправления Арманда Айсарда Его Величеству Императору Палпатину:
«…Из докладов синдика Митт’рау’нуруодо и агента Тано (прилагаются) следует, что раса йуужань-вонгов создала высокоразвитую цивилизацию, обладающую значительным превосходством как над Галактической Империей, так и над Доминацией чиссов в области биотехнологий и генной инженерии, которое в сочетании с их агрессивностью по отношению к чуждым расам представляет серьезную угрозу для нашей цивилизации…»


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Суббота, 15.02.2014, 19:33 | Сообщение # 2
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 1. Секот.

Ночь покрывала город. Нет, не так: Город. Столицу Республики, Галактики, Вселенной. Белый свет корускантского солнца медленно уступал место разноцветным огням вывесок, экранов и окон.
Кто владеет Корускантом – владеет Галактикой.
Не просто столица – Центр.
Он всегда так называл про себя эту планету. Центр.
Центр стремлений и дерзаний, смелых мечтаний и робких надежд, разочарований и отчаяния. Сколько видел Город дерзких стремительных взлетов и мгновенных падений, сколько миллионов существ выходили в космопортах с гордыми мыслями о покорении столицы! Сколько из них возвращались в свои родные миры ни с чем, сколько остались влачить жалкое существование на нижних уровнях… Лишь тысячи из миллионов удержались на средних, более-менее благополучных этажах корускантских небоскребов. И только единицы оказались на самом верху. Но эти единицы заставили говорить о себе всю Галактику.
Кто владеет Корускантом – владеет Галактикой.
Эта истина известна со времен Великой Гиперпространственной Войны. Сначала Нага Садоу, потом Экзар Кан, Улик Кель-Дрома и Алима Кето, за ними – Вишейт: снова и снова владыки ситхов пытались силой взять Центр. Иногда им это удавалось, иногда нет, а город-планета продолжал свое существование. Почти мгновенно затягивались раны, нанесенные орбитальными обстрелами, на месте развалин вырастали новые дома, и через два-три десятка лет стиралось любое напоминание о горьком прошлом, о страданиях дней осады, об ужасе мгновений битв. В умах обитателей воспоминания удерживались чуть дольше, особенно если среди погибшего мирного населения оказались их близкие. Но и эти следы войны вытирались из памяти существ спустя несколько поколений, оставляя свой след лишь в архивах, голокронах и учебниках истории.
Если его план провалится, кто вспомнит его спустя полтысячелетия?
Если его план осуществится, к тому времени он по-прежнему будет править Галактикой.
Если только он ошибается в рассуждениях и все пойдет так, как должно быть. Так, как было видно в Силе.
Но если он прав, а ошибается Сила…
О таком варианте не хочется даже думать. Потому что тогда существование всей их цивилизации оказывается под угрозой.
Что делать, если доводы разума противоречат предчувствиям Великой?
У джедаев ответ однозначен: полагайся на Силу.
Вот только ситхи однозначность не любят.
Десять лет назад представитель одного амбициозного рода с планеты Эриаду, что во Внешних Регионах, пожелал иметь космическую яхту, которая бы составляла одно целое с хозяином. Органически. Такие корабли производились только на одной планете – Зонаме-Секот, обладавшей, как оказалось впоследствии, чем-то вроде коллективного разума. По крайней мере, джунгли планеты осознавали себя существом по имени Секот.
А за пару месяцев до этого на Зонаме бесследно исчезла некая джедайка Вержер. За ней отправили поисково-спасательную группу в составе одного рыцаря и одного падавана, которые, как назло, столкнулись с амбициозным уроженцем Эриаду. Точнее сказать, схлестнулись. Уроженец Эриаду нещадно намял уши дерзкому на язык падавану, оказавшемуся под рукой, в ответ едва не был задушен Силой, и, в конце концов, отдал приказ атаковать планету. Выполнить его не удалось: местные жители разогрели двигатели, спрятанные на ночной стороне, и Зонама-Секот показала Уиллхуфу Таркину ионные выхлопы.
Но перед побегом Секот через Силу вступил в ментальный контакт с падаваном и рассказал тому о «чужаках издалека», атаковавших планету недавно. О джедайке, добровольно сдавшейся им ради прекращения сражений. Никто не видел чужаков никогда прежде, никто не знал, откуда и зачем пришли. Они появились, пригрозили Зонаме и убрались восвояси. И Вержер ушла вместе с ними.
Все это было описано нескладным слогом тринадцатилетнего мальчика, единственного, кому коллективный разум джунглей открыл свои тайны. Потому что после побега от Таркина никто никогда больше не видел планету Зонама-Секот.
Отчет падавана был открыт на настольном датападе. Канцлер перечитал его уже, наверно, в десятый раз. Отвернувшись к окну, задумался. Когда десять лет назад он впервые услышал об этой истории, Йода сказал ему: «Об опасности Сила молчит»
А Винду добавил: «Не думаю, что когда-нибудь они станут проблемой галактического масштаба».
Он им тогда не поверил. Долго медитировал сам, пытаясь увидеть этих «далеких чужаков». Безрезультатно.
Будущее казалось непрерывной рекой с бесчисленным множеством потоков. Они ветвились и переплетались, раздваивались и сливались вновь. В одних джедаи выясняли личность старшего ситха и уничтожали его. В других, и таких было больше всего, – он уничтожал Орден. В большинстве линий-потоков подле него был молодой и могущественный в Силе ученик – вчерашний рыцарь Энакин Скайуокер. В некоторых же место рыцаря занимала его ученица-тогрута, а вся Республика прощалась с безвременно упокоившимся в мире Великой «героем без страха и упрека». Были линии, в которых Падме Амидала становилась его первой советницей, и другие, в которых она возглавляла Альянс – мятежное движение сопротивления власти будущей Империи. В иных же потоках умирала сама Наберрие, а главой повстанцев становилась ее дочь. Десятки и сотни ветвей-вариантов, но ни в одном из них не было ни намека на какие-то расы, чуждые Галактике.
Оставалось только поверить этим двоим магистрам Ордена. И собственной Силе.
А интуиция твердила об обратном. Не интуиция Силы – инстинкт, выработанный многолетним опытом лавирования в мутной воде корускантской политики.
У этих чужаков – Вержер. Почти наверняка они нашли способ выудить из нее всю информацию о Республике. Или найдут.
На своем веку он не раз убеждался в истинности старой пословицы: «Надейся на лучшее, готовься к худшему».
Они знают о нас все, мы о них – ничего.
Стало быть, мы – в их распоряжении.
Паршивая ситуация, не правда ли?
Волей-неволей оставалось признать, что этот случай относился к разряду тех, столь не любимых Сидиусом, когда количество мидихлориан могло оказаться важнее, чем все знания и опыт. Надо будет в удобный момент ненавязчиво узнать, что думает о зонамо-секотской истории ее ключевой участник.
Последний оказался легок на помине.
– Канцлер Палпатин, к вам рыцарь-джедай Скайуокер, – голос секретаря, Кинмана Дорианы, был совершенно спокоен. За годы своей работы он привык общаться с джедаями. И всегда вел себя как честнейший человек, которому даже в голову не может прийти каждую неделю связываться с Повелителем Тьмы Дартом Сидиусом и выполнять его приказы. Впрочем, сам Дориана свято верил, что его собеседник находится за несколько тысяч световых лет от него, и очень удивился бы, узнав, что с Повелителем ситхов его разделяет лишь одна тоненькая стенка.
– Пусть войдет, – слова канцлера прозвучали одновременно со звуком открывающейся двери.
– Энакин, друг мой, рад тебя видеть! Что тебя привело ко мне в столь поздний час?
– Нас с Оби-Ваном послезавтра отправляют на дальние рубежи, так что я зашел попрощаться.
Одного взгляда на предполагаемого ученика было достаточно, чтобы понять: ни о какой Зонаме-Секот заводить речи не имеет смысла.
– Присаживайся. Как Падме?
– Падме? Кажется, в порядке.
Тон, которым Энакин произнес эти слова, был не то, чтобы равнодушным, нет. Так говорят о само собой разумеющихся вещах.
И уж никак не о беременных женах. Или он просто не в курсе?
Все время сегодняшнего судебного заседания, выступая в защиту Асоки Тано, обвиненной в теракте, сенатор Амидала не падала в обморок благодаря разве что усилиям воли. Подобные проявления слабости несовместимы с понятиями о приличиях среди знатных набуанок. А Сила вполне ясно давала понять, что скоро в галактике станет больше на двух Наберрие. Или на двух Скайуокеров?
– Шпилька отказалась вернуться в Орден, – сообщил Энакин.
Все стало на свои места. Терять учеников всегда непросто, и не только из-за связи в Силе. Специфическая форма обучения «один-один» становилась для большинства одаренных заменой семьи. Он сам не исключение. Проглядел Мола. Ведь приехал же тогда в Тид, на праздник. И даже в голову не пришло прощупать реактор под дворцом Силой и проверить, жив ли ученик. А потом датомирские ведьмы успешнейшим образом воспользовались его упущением. Перевербовали. Сидиус мысленно дал себе обещание провести первые испытания суперлазера именно на Датомире. И плевать, что там находятся Гиперпространственные врата. Невелика потеря, даже к лучшему, особенно с учетом того, что пару лет назад дамочки вздумали грозить Корусканту уничтожением с помощью этой древней технологии ква.
– Асоку просил вернуться весь Совет. А она просто развернулась и ушла. И самое главное – я вполне с ней согласен.
Двадцатитрехлетний генерал Великой армии Республики поднял взгляд на канцлера. Несколько секунд они просто смотрели друг другу в глаза.
– Ты тоже хотел бы так поступить, – это был не вопрос.
– Да, – кивнул рыцарь.
– Тогда почему остаешься?
– По-вашему, я совместим со спокойной, размеренной жизнью на гражданке?
– Никто не просит тебя покидать армию. Кадровые офицеры еще пригодятся Республике. Даже когда закончится эта война. И, в конце концов, Энакин. Мне кажется, доктор Лира Вессекс не шутила, говоря, что хотела бы видеть тебя в своем конструкторском бюро. А ее команда уже работает над новым проектом для Республики.
– Я не против разработки космических кораблей, но и от полетов на них отказываться не собираюсь, – усмехнулся Скайуокер. – Можно ли узнать, что за проект?
– Пока что это совершенно секретная информация. Ты ведь понимаешь. – После утвердительного жеста собеседника канцлер продолжил: – Доктор Вессекс прекрасно зарекомендовала себя как создатель звездных разрушителей типа «Венатор» и сейчас работает над новым классом кораблей, более мощных, чем существующие нынче. Исходной точкой должны послужить «Виктории», которые создал доктор Блиссекс, ее отец. Она обещает, что новые корабли будут впечатляющими, – завершил свой рассказ Палпатин, наблюдая, как разгорелись глаза Скайуокера. Теперь можно было не сомневаться: при первой же возможности парень отправится в гости к Лире в ее КБ на Фондоре за подробностями. – Но ты ведь пришел не об звездных разрушителях говорить, верно?
Взгляд Энакина стал жестким:
– Я опасаюсь за Асоку.
– Разве падаванов допускают к каким-либо секретных сведениям о планировании военных операций? Если нет, то и интереса для сепаратистов она представлять не может. Не думаю, что ей может угрожать опасность, Энакин.
– Дело не в сепах, канцлер. В отличие от меня, Асока ничего не видела в жизни, кроме обучения в Храме и сражений на войне. И у меня крайне плохое предчувствие: сможет ли она наладить жизнь на гражданке.
– Возможно, она отправится к своей семье.
– Да какая там семья, она их почти не знает. В Ордене с трех лет, – в тоне Скайуокера сквозила смесь жалости к ученице и неприязни к орденским методам воспитания.
– В таком случае, я постараюсь подыскать ей достойную работу. Энакин, поверь, мне несложно оказать маленькую услугу человеку, который в свое время освободил мою планету. Приходи завтра вечером вместе с ней.
Вот уж точно кто никогда не помешает, так это одаренный агент. А в перспективе, быть может, и ученица.
Энакин ушел, а Сидиус взял датапад и, взглянув еще раз на отчет, спрятал прибор в ящик стенного шкафа. Загадке Зонамы-Секот еще предстояло дождаться своего часа.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Суббота, 15.02.2014, 19:36 | Сообщение # 3
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 2. Новая жизнь.

Первым этапом новой жизни стал поиск ночлега. На это ушло четыре часа блужданий по средним уровням в поисках приличного и не очень дорогого жилья. После осмотра и отказа от полутора десятков съемных квартир, комнат и помещений Асока таки нашла небольшую гостиницу. Несмотря на скромную обстановку, в вестибюле было довольно чисто, что не могло не радовать.
– Вам повезло: есть свободные комнаты. Сутки – тридцать кредиток, – объявила девушка-чалактанка, сидевшая у входа.
– А… а месяц? – осторожно осведомилась Асока.
– Двести десять. Так на сколько дней?
– Два, – тогрута подала администраторше кредитный чип с «подъемными», полученный по уходу из Храма. Суммы на счете хватало ровно на четырехдневное проживание в этой гостинице, а ведь надо еще и чем-то питаться. Датапад администраторши проглотил чип.
– Вы будете жить в комнате на двести тринадцатом этаже, номер двадцать девять. Вот ключ.
Спустя десять минут езды в тарахтящем лифте Асока оказалась в своем временном жилье. Жилой комнатой это помещение можно было назвать лишь с натяжкой: клетушка размером два на два на два стандартных метра без окон мало годилась в качестве места постоянного обитания для существа, не страдающего агорафобией. Однако на постели было чистое белье, из углов не воняло отходами жизнедеятельности животных, обитающих по соседству с разумными существами, а, учитывая тот факт, что стоимость ночлега была ниже, чем сумма на ее счету, обитель становилась просто-таки идеальной. Тогрута заперла дверь изнутри и, не раздеваясь, упала на кровать. Вот тебе и новая жизнь. Теперь придется самой зарабатывать себе на пропитание… Но прежде чем эта мысль успела окончательно оформиться в ее мозгу, девочка уже спала крепким сном: молодой организм, измотанный перипетиями последних дней, решительно брал свое.

Второй день самостоятельной жизни начался с завтрака в гостинице, облегчившего счет Асоки еще на пять кредитов. После чего тогрута заговорила о работе. С той самой чалактанкой, что ее поселила. Женщина выслушала просьбу и первым делом поинтересовалась, что ее собеседница умеет делать. И яростно замахала руками, едва узнав, что Асока – бывший джедай:
– Даже не просите! Наш хозяин терпеть не может ваших рыцарей. Говорит, что они дурят своей Силой людям мозги на каждом углу.
– Но это не так, – рискнула Асока заступиться за свой бывший Орден.
– Я и не говорю, что согласна с ним. Но работы вам здесь не видать. И не рассказывайте больше о своем прошлом, не то он вас и из комнаты досрочно выставит.
Видно, вид у девочки был не самый веселый, потому что чалактанка, сжалившись, добавила:
– Вообще, работу в нашем квартале найти несложно. Официантки в любой кантине пригодятся, да и магазины всякие здесь есть. Только не надо никому рассказывать о своем прошлом. Просто говорите, что переехали совсем недавно из соседнего района.
Совету пришлось внять. И не безрезультатно: спустя полдня и полдесятка неудачных попыток пройти собеседование Асока была принята официанткой в кантину «Веселый вечер».
– Я не люблю растяп, лентяев и тугодумов, – объяснил кадровую политику заведения его администратор, тойдарианец. – Если ты понравишься клиентам, будешь работать, если нет – то, извиняй, тоже нет! – На последних словах инсектоид расфыркался, что должно было, предположительно, изображать безумное веселье. Асока так и не поняла его причину, но на всякий случай утвердительно покивала. И пошла на кухню одевать форму заведения: синий передник в зеленую полоску.
– Быстро, быстро приступай к работе, – вытолкнула ее в зал повариха-иктокчи. – Сейчас будет наплыв клиентов!
Вместе с еще тремя девушками разных рас и двумя дроидессами Асока весь вечер буквально носилась по залу и кухне. Клиентов и впрямь был наплыв. Причем некоторым из них тогрута вполне искренне могла бы пожелать не добраться сегодня до кантины. Например, компании трех забраков, усиленно налегавших на выпивку.
– Эй, красавица, а иди-ка сюда! – гражданину давно пора было бы завязывать на сегодня, но в его рогатую голову эта мысль явно не приходила. Равно как и в головы его собутыльников.
– А принеси еще бутылку! – И, когда Асока выполнила просьбу, ухватил ее за локоть, –Посидишь с нами?
Девочка резко вывернулась:
– Найдите кого другого себе, а меня оставьте!
Едва успев увернуться от ладони, намеренной ощупать ее пониже спины, Асока убежала прочь. Однако незадачливому ухажеру ее поведение по вкусу не пришлось:
–Эй, хозяин! Что у тебя за девчонки неласковые такие? А, ты, – тут обиженный ввернул непечатный эпитет, – ни децикредитки не получишь!
Последний посетитель покинул кантину далеко за полночь, и только тогда тойдарианец потребовал сдавать выручку. Причем не только кассовую:
– Это, что, все чаевые за вечер? Почему так мало?
– Мне столько давали, – попыталась оправдаться Асока.
– Ой, давали ей! – фыркнула другая официантка, человек. – Клиентам ты грубила, вот и давали!
– Но они же приставали ко мне!
– А то ты такая недотрога, целка прямо, – продолжала язвить та. – Поласковее надо быть. Подумаешь, за локоток взяли! Что с тебя, убудет, что ли, если клиент потрогает? А на чай больше даст. И заведению польза, и ты кредитку заработаешь. Нам же четверть положено от всех чаевых.
– А ты послушай, послушай, что тебе другие говорит, – добавил хозяин. – Ты у меня без году неделя, а она свое дело знает.
– Я не проститутка, чтоб так вести себя! – непрерывное жужжание крыльев тойдарианца начинало доставать.
– Да ты, я вижу, сильно гордая. Знаешь что, красавица? Не хочешь работать, иди прочь, мы не держим.
– А вот и уйду! – Асока стремительно бросилась к выходу.
– Иди, иди! – донеслось вслед. – И чтоб я тебя на этой улице больше не видел!
Выбежав за порог и убравшись подальше, Асока села на край плиты, выступавший из стены ближайшего здания. День пропал полностью, и, что было хуже всего, она не получила ни кредитки.

Асока стояла у окна поезда, несшегося по магнитным рельсам в чаще зданий высоко над поверхностью Корусканта. Впервые в сознательной жизни она принадлежала сама себе. Могла делать что угодно, ехать куда угодно, не спрашивая ни у кого разрешения. Бесцельно блуждать по улицам, бездумно садиться в первый попавшийся поезд. Она была… Свободна? Или просто предоставлена самой себе, брошена на произвол судьбы? Вчера она еще была уверена в первом ответе, сегодня в душу закрадывался пакостный холодок второго.
Запищал комлинк, судя по коду частоты – вызов от учителя. Бывшего учителя, одернула она себя не без печали. Наряду с воспоминаниями о нескольких детских играх и шалостях, которые служили развлечением для ее ровесников в возрасте юнлингов, единственное, что хотелось запомнить на всю жизнь, было время, проведенное под началом «Скайрокера», как она называла его ради забавы. После предательства лучшей подруги, к которой она всегда относилась, как к старшей сестре, после равнодушия членов Совета, с легкостью отрекшихся от временами проблемного (чего уж греха таить) падавана, мастер Скайуокер оказался единственным, кто сделал все возможное, чтобы оправдать ученицу.
Она с сомнением смотрела на пищащий комлинк. Размахнуться и выбросить в распахнутое окно. Серебристой искрой мелькнет металл в пропасти под рельсами. И исчезнет последнее напоминание о ее прошлой жизни. Асока замахнулась, примерилась. И нажала кнопку ответа.
– Сегодня вечером приезжай к канцлеру. Надо кое-что обсудить.

Когда гвардеец в синей форме сенатской охраны провел Асоку в апартаменты канцлера, там уже расположились трое. Кроме Энакина, в кресле рядом с хозяином сидел мужчина-человек средних лет. Тогрута мгновенно узнала его по частым интервью, которые он любил давать СМИ: Арманд Айсард, директор Сенатской службы безопасности.
– А вот и твоя ученица, Энакин.
«Бывшая ученица», едва не поправила канцлера Асока. Но взглянула на Скайуокера, потянулась к Силе, и промолчала. Вопреки ожиданию Шпильки, связь между ними никуда не делась. Не исчезла с ее уходом из Храма. Вчера тогруте померещилось, что она начала потихоньку угасать, но сейчас, в присутствии учителя, это казалось случайным заблуждением. Палпатин жестом указал ей на одно из свободных кресел, приглашая присоединиться к беседе:
– Итак, возвращаясь к нашим нерфам…
– Шаакам, – тут же встрял Энакин.
– Да хоть гундаркам, – отмахнулся Айсард. – Как я уже говорил, за всей этой историей с терактом в Храме, предательством одного падавана и оправданием другого, никому так и не пришло в голову выяснить, что делает на Корусканте Асажж Вентресс. Я напряг аналитический отдел, и они составили ее профиль. – Заметив недоумение канцлера, пояснил: – Психологический портрет. Что интересно, она, в отличие от небезызвестной вам Орры Синг, не одиночка, по натуре склонна к работе в команде, но, во-первых, в группе будет четкое распределение обязанностей, во-вторых, ее собственное безусловное лидерство. – С этими словами директор передал деку Палпатину.
– Неожиданно, – заметила Асока.
– Что неожиданно, лидерство? – скептически хмыкнул Айсард, оглянувшись на тогруту, словно только что ее заметил.
– Скорее, склонность к командной работе.
– А ведь правда, – вмешался до сих пор молчавший Энакин. – Она предпочитала координировать свои действия с другими военачальниками сепаратистов. И при этом всегда навязывала свои правила игры.
Директор Сенатской СБ кивнул:
– Так вот, неплохо бы выяснить, что Вентресс забыла на Корусканте. Просочились кое-какие сведения, будто она взялась за ремесло охотницы за головами. Исходя из профиля, она не станет действовать в одиночку, а создаст небольшую ОПГ…
– Что создаст? – переспросил канцлер.
– Организованную преступную группировку, говоря по-простому, банду, – терпеливо пояснил Айсард. – Работать, скорее всего, будет либо на локальные правительства и корпорации, либо на сепаратистов. Второе сомнительно, но не исключено. Возможно, она уже взяла какой-то заказ, иначе не заявилась бы так просто на Корускант. Идеальным решением было бы внедрить к ней агента, но тут мы вплотную подходим к проблеме одаренных и иже с ними. Мой человек будет раскрыт слишком быстро и, скорее всего, станет объектом манипуляций и поставки дезинформации. Если, конечно, останется жив.
– И вы отправились к Совету джедаев, – предположил Энакин.
– И битых два часа выслушивал лекции об опасности Темной Стороны, невозможности вернуться с нее и так далее. В конце концов я напомнил о Квинлане Восе, который зарекомендовал себя отличным агентом в тылу сепаратистов, в том числе, находясь среди ближайшего окружения Дуку…
Энакин внезапно развеселился:
– А в ответ услышали: «Не определился с Силы стороной джедай Вос. Неясно будущее его»?
– Вот вам, рыцарь Скайуокер, смешно, а мне не очень! – рявкнул Айсард, на мгновение теряя свое спокойствие и непроницаемость. – Рассуждая так, мы рискуем проиграть войну, даже будь у нас трехкратный перевес над врагом. Которого я пока не заметил. Эта нерешительность Ордена все чаще напоминает государственную измену.
Асока чуть рот не разинула от изумления. Конечно, подобные заявления, хоть куда менее резкие, можно было услышать от журналистов, особенно радикальных. Но в устах видного республиканского политика, личного друга Палпатина, они звучали иначе. Не обычным недовольством, ворчанием прессы, которая лишь ищет предлог пожаловаться на что угодно, лишь бы обратить внимание слушателей. Не напоминали они и случайную фразу, вырвавшуюся в горячем споре, о которой через пару минут пожалеют. Нет, в словах этих была убежденность, тем более страшная, что прозвучали они откровенно и искренне. Асока взглянула на учителя с надеждой, что он сейчас бросится в спор и осадит зарвавшегося наглеца. И еще больший шок испытала, поняв, что Скайуокер и не думал опровергать мнение Айсарда. Наоборот, кивнул, словно соглашаясь.
– Спокойствие, друзья мои, – вмешался канцлер. И заговорил, обращаясь к Энакину и его ученице: – Мы с Армандом, обсуждая эту проблему, нашли лишь единственный выход: внедрить к Вентресс преданного Республике одаренного агента, который, тем не менее, не был бы подотчетен Совету Ордена. Именно поэтому я пригласил на сегодняшнюю встречу тебя, Энакин, с твоей ученицей, – тут он приветливо улыбнулся Асоке.
Тут-то Шпилька и начала осознавать, что к чему.
– Вы хотите, чтобы за Вентресс шпионила… я?!
Палпатин развел руками:
– Ты – идеальная кандидатура. Талантливая одаренная недавно покинула Орден, не без конфликта. Тебе негде жить, нет постоянных доходов, некуда приложить все свои навыки и умения, отнюдь незаурядные. Тебе не удается так просто устроиться на приличную работу, а та, на которую легко берут, оказывается отнюдь не самой приятной.
– Откуда… откуда вы знаете? Вы, что наблюдали за мной?! – Асока была потрясена.
– Какой смысл наблюдать за тем, что известно и так? Пойми, дорогая девочка, каждый день на Корускант в поисках лучшей судьбы прилетают сотни существ из самых разных миров. Многие из них твои ровесники, признанные таланты на своей родине. И всех их ждет одинаковая судьба: нижние уровни, полуголодное существование, длящееся не два-три дня, а годы и порой десятилетия. Унижение нищенской жизни. Далеко не все выдерживают. Ты никогда не задумывалась, почему на Корусканте самый высокий процент самоубийств во всей галактике? Или просто не знала? – Палпатин встал, подошел к окну. Энакин и Асока последовали его примеру. Лишь Айсард остался на месте.
Широким жестом канцлер указал на раскрывающийся перед ними великолепный вид:
– Этот город, подобно богам из древних легенд, питается человеческими жертвами. Но в отличие от старых богов, жертвы приходят сами. Добровольно. Гордые в своей юношеской самонадеянности, они летят сюда, словно мотыльки на пламя. И этот город-монстр высасывает их надежды, выпивает их энергию. А когда остается лишь пустая оболочка, забывает о них, уже встречая новых нерфов, идущих на заклание. Лишь единицам удается вырваться из смертельной хватки для того, чтобы, устроившись где-нибудь на средних уровнях, забыть о пережитых кошмарах. Ты уверена в своем стремлении испытать на себе все «прелести» такой жизни, Асока?
Несколько минут длилось общее молчание. Умом Шпилька понимала, что канцлер прав. И все-таки не спешила соглашаться. Понимала, что в этом случае окажется в подчинении у Айсарда, а резкость директора по отношению к Ордену пугала ее. Не то, чтобы девочка все еще относилась к Совету с прежним уважением, об этом не могло быть и речи. Но ощущение, что она может оказаться замешана в какую-то непонятную политическую игру, не исчезало.
Палпатин отошел в сторону, словно нарочно давая Асоке посоветоваться с учителем.
– Решайся, Шпилька, – тихо заговорил Энакин так, чтобы слышала только она. – Канцлер прав: ничего хорошего на нижних уровнях тебя не ждет. Уж я-то знаю, поверь.
– Но я даже понятия не имею, как найти Вентресс, – вслух заговорила Асока. – И не уверена, что она поверит мне.
Айсард отмахнулся:
– Уверен, она сама рано или поздно тебя найдет. Итак?
– Нет. Я не буду на вас работать, – твердо произнесла тогрута, игнорируя вспышку недовольства Энакина в Силе.
Они ушли вместе. Энакин молчал, Асока тоже. В других обстоятельствах она не преминула бы узнать, почему Айсард так недоволен политикой Ордена, но говорить о таких вещах в коридорах дома №500 было по меньшей мере неразумно. На стоянке флаеров Энакин внезапно обратился к ученице:
– Ты кое-что забыла у меня.
Асока едва удержалась от возгласа, увидев, что он подает ей два световых меча.
– Но, учитель, по правилам Ордена джедай при уходе оставляет свое оружие…
– К хаттам правила Ордена. Твой меч – это твоя жизнь, Асока.

Следующие две недели прошли примерно так же, как и первые два дня. Асока успела попробовать себя в роли продавщицы косметики, кассира в продуктовом магазине, разносчицы рекламных буклетов и даже танцовщицы в одном из ресторанов сомнительного пошиба. Сотня «подъемных» кредитов закончилась за три дня, и девочке пришлось искать новое жилье: наперед зарплату никто давать не желал. Пришлось спуститься еще ниже, и новая комнатушка, которую сняла тогрута, оказалась на том уровне, где заканчивается скромная терпеливая бедность и начинается нищета со всеми присущими ей пороками. Здесь были яркие головывески, но за цветистостью надписей скрывалось сомнительное, мягко говоря, содержание; на улицах и переходах все чаще можно было споткнуться о лежащее тело иногда пьяного или одурманенного спайсом, а иногда и мертвого существа; здесь никого нельзя было удивить трупом трехдневной давности, валяющимся в какой-нибудь щели, а вокруг ходили живые, судя по арсеналу которых, можно было смело утверждать, что они вскоре либо сами отправятся на встречу с предками в мир Великой Силы, либо отправят туда кого-то другого. И все чаще девочка вспоминала слова Палпатина о городе-монстре, пожирающем надежды.
А потом произошла встреча, которую предсказывал Айсард. И хотя Асока не слишком обрадовалась, столкнувшись лицом к лицу со своим давним смертельным врагом и недавней спасительницей, Асажж Вентресс первая заговорила с тогрутой:
– Вижу, ты совсем в безнадежном положении.
Они сидели в кантине, которая вместо воздуха была наполнена потом, дымом и пылью всевозможных снадобий, вызывавших у тех или иных рас состояние опьянения. Только что хозяин этой кантины отказался взять тогруту на работу в качестве вышибалы. Причина отказа, согласно объяснению, заключалась в том, что бармен и второй вышибала будут слишком часто отвлекаться на симпатичную сотрудницу. Как можно соединить эту отговорку с двумя практически раздетыми зелтронками, танцующими на небольшом помосте, Тано не очень понимала.
– А тебе какое дело? – огрызнулась Асока.
– Да ни малейшего, – ответила Асажж. – Если тебя, конечно, не интересует возможность заполучить пару тысяч кредиток практически ни за что.
– А разве такое бывает? – невесело отозвалась тогрута.
– Бывает. Мне как раз компаньонка не помешала бы.
– Уволь. Я еще не настолько обнищала, что согласиться убивать по заказу сепаратистов.
– Вот ведь дурочка, – рассмеялась Вентресс. – Кто говорит, что я на сепаратистов работаю?
– А то нет?
– Я работаю на тех, кто платит. И далеко не всегда клиент желает видеть добычу мертвой. Вот недавно взяла заказ: все, что надо сделать, – перевезти малолетку с одной планеты на другую. Еще специально условие ставили – живой и невредимой.
– И кто же заказчик? – Асока, сама того не желая, все больше втягивалась в этот разговор. То ли горькая ирония, сквозившая в словах собеседницы всякий раз при упоминании ее бывших союзников, то ли недавние воспоминания, когда они вдвоем скрывались от штурмовиков на нижних уровнях, делали свое дело. Так или иначе, Асока не просто не хотела прервать сомнительную беседу, но, напротив, осознавала, что бывший враг становится все более интересен ей.
– Он не представлялся, а я не расспрашивала. Да и о заказе сообщили через посредника. Знаешь, в таком деле меньше знаешь – крепче спишь. Но пятнадцать тысяч кредиток на каждого – не те деньги, от которых так просто отказываются.
Пятнадцать тысяч! Асока была поражена. Да на такие деньги она сможет арендовать приличную квартиру и спокойно жить несколько месяцев. А за это время она найдет себе иную, достойную работу.
Асажж внимательно наблюдала за реакцией собеседницы. Та явно заинтересовалась. Приманка сработала отлично. Что ж, проверим, какая из этой падаванки охотница за головами. Если с нынешним заказом все сложится удачно, можно будет работать вдвоем, а развеселую компанию экзотов, с которой приходится возиться в последнее время, послать ко всем ситхам.
– Ты в деле?
Но падаванка колебалась.
– Не знаю… Это же преступление...
– Не хочешь – не надо. – Асажж встала, направилась прочь. Не оглядываясь, бросила: – Успехов тебе в поисках пропитания. В поисках работы не желаю – все равно не найдешь. – Тано ничего не ответила. Наемница пошла прочь.
– Подожди! – резкий возглас заставил Вентресс остановиться. Асока подбежала к ней: – Я согласна. – И добавила, будто боясь, что ее не поймут: – В деле.

– Знакомься, это Джохх, наше ходячее решение всех технических проблем. А вон Зор’аф, берет на себя вопросы не столь интеллектуального характера.
Трандошанин Зор’аф никак не отреагировал на появление нового лица, в то время как Джохх, деваронец, тут же принялся расспрашивать Асоку, кто она и откуда родом. Кое-как отвязавшись от этой беседы, девочка спряталась в одной из смежных комнат.
Надо сказать, Вентресс устроилась неплохо, облюбовав для своей банды целый этаж в одном из заброшенных зданий в Заводском квартале. Собственно, этаж этот состоял из небольшого зала, из которого вели двери в несколько комнат-клетушек. Попасть в штаб-квартиру (или логово, Асока для себя еще не решила) можно было только через огромный машинный зал давно покинутого завода. Здание представляло собой полый вертикальный цилиндр, внутри медленно ржавел конвейер по сборке флаеров, а целая система металлических мостиков и лесенок, прилепленных к стенам, уходила с первого уровня вверх сколько видел глаз. Примерно на сотне метров над полом был вход в «квартиру». Какой чокнутый архитектор соорудил всю эту хитроумную конструкцию вместо одного нормального турболифта, Асока даже боялась предположить. Равно как и их перспективы в случае ее обвала. Впрочем, если у нее и Вентресс на этот случай есть Сила, то на что надеются Джохх и Зор’аф, догадаться трудно. На плоской крыше завода находился небольшой транспортник «Игла», вполне способный быстро и почти незаметно покинуть планету.
Асока снова и снова прокручивала в голове события последних дней. Как могла она настолько опуститься? И даже в таком случае, как могла она согласиться «работать» с Вентресс? Та тоже была предана графом Дуку, а позже помогла преследуемой Шпильке скрыться от штурмовиков. Сходство ситуаций, родство судеб? Ерунда. Вентресс почти всю жизнь провела вне закона. Наемница. Грабитель. Убийца. А она, Асока, пусть уже и не никогда не станет рыцарем-джедаем, но тем не менее остается…
А кем она остается? Кто она теперь? Кому нужна? И насмешкой казался ответ: она там, где ее хотел видеть Айсард. «Один-ноль в вашу пользу, господин директор».


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Суббота, 15.02.2014, 19:37 | Сообщение # 4
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 3. Пленница.

– Как вы думаете, дорогая, мне идет это платье?
Две человеческие женщины лет сорока пяти – пятидесяти сосредоточенно рассматривали себя в зеркальную стену.
– По-моему, оно очень прекрасно открывает плечи. Жаль только, что желтая парча уже вышла из моды…
– Мадам, прошу вас взглянуть на вот это, – вмешалась твиллека-продавщица, державшая несколько других нарядов. – Это превосходная стилизация под коррелианский народный свадебный наряд. Изумрудный шелк, на рукавах – бархатная отделка и кружева…
– Ах, как восхитительно! Милая, присмотри за моей Ани. Кстати, где она? Ани! Ани, где ты? Ах, что же вы стоите? – этот вопрос был адресован продавщице. – Помогите найти Ани. Она где-то здесь, не иначе… Ани!
Три женщины пошли вдоль прохода, заглядывая в пустующие кабинки для переодевания и раздвигая вешалки с одеждой.
– Ани! Да куда же подевалась эта невыносимая девчонка?!
– Стой, руки вверх, стрелять буду! – раздалось позади. Женщины с нервными вскриками и аханьем обернулись. Позади них, в проходе, по которому они только что прошли, стояла одиннадцатилетняя девочка, направив на мать и ее подругу игрушечный бластер.
– Именем Республики, вы арестованы! – объявила девчушка. – У вас есть право не давать показания против себя и…
– Ани! – Женщина в желтом парчевом платье присела рядом с девочкой. – Никогда больше так не делай. Не прячься от мамы, если мы не дома. Поняла?
Девочка, закусив губу, кивнула.
– Поняла, мамочка.
– Вот и хорошо, – мать улыбнулась. Повернулась к продавщице: – Так, я беру оба платья.
– А я – эту юбку. Уиллхуфф говорит: мне идет синий, – объявила ее подруга. – Все-таки, не понимаю, почему ты повсюду таскаешь дочь, – заговорила она на пути к кассе. – Я-то с сыном горя не знала: поручала дроидессе-няньке и все дела.
– А моя няньку отключает. Играет в разведчиков… Запакуйте шелковое. Ах, да, я переодеваться не буду, так и поеду домой, так что мое старое платье тоже заверните… Я уже трижды меняла модель дроида, представляешь? А она через два дня максимум отключала любую… Сколько с меня? Триста семьдесят? Вот кредитный чип… О, поглядите, это кто такие?
Вооруженный бластерной винтовкой деваронец первым шагнул в магазин. Отодвинул прочь охранного дроида:
– Всем лежать! Это ограбление!
Испуганные вопли полутора десятков женщин разных рас перекрыл голос одной из троих нападавших:
– Ложитесь на пол и не дергайтесь! И прекратите орать! А ты, – она указала стволом бластера на кассиршу, – выползай оттуда. И руки держи на виду, поняла?
Перепуганная девушка, всхлипывая от страха, отползла в сторону от прилавка.
– А вот и наша красотка, – произнесла наемница, указывая на девочку. – Забирай ее и уходим, – кивнула трандошанину. Тот без лишних слов подхватил взвизгнувшую девчонку, перекинул через плечо.
– Нет! Отпустите мою дочь!
Женщина сорвалась с пола, бросилась наперерез похитителю.
– Отпустите Ани, прошу вас!
– Убирайся, – деваронец навел на нее бластер.
– Что… что вы хотите? Я все отдам… Вот кредитные чипы… Здесь на восемь тысяч… Только Ани пустите. Что, мало? – женщина судорожно сорвала с шеи ожерелье, – вот…
Договорить она не успела. Трандошанин не стал стрелять. Просто отшвырнул ее с дороги и направился к выходу. Вскрикнув, женщина отлетела в сторону, падая на прилавок с глухим шумом. Медленно сползла на пол. На пластале остался красный след.
– Мамочка!!! – пронзительный детский крик разорвал повисшую на мгновение тишину. И еще долго отдавался в ушах у перепуганных продавщиц и клиенток даже после того, как наемники покинув магазин, расселись по аэйрспидерам и скрылись из виду. Мать похищенной девочки лежала неподвижно, и только алая струйка крови, стекая из раны на виске, пятнала желтую парчу…

На переднее сидение, рядом с Асокой, прыгнул Джохх, затем в салон флаера забрался Зор’аф, втягивая за собой человеческую девочку лет одиннадцати. Последней села Вентресс:
– Гони прочь, да побыстрее!
Асока стартовала, с места взяла хорошую скорость. Сразу за краем платформы-стоянки бросила флаер в крутое пике, спускаясь на нижние уровни. Маршрут отхода был обговорен заранее, сейчас оставалось просто лететь – вниз, вниз, вниз, туда, где так легко скрыться среди темных закоулков и опорных свай, на которые опираются здания.
Через несколько минут они уже были у поверхности Корусканта, еще через полчаса достигли широкого «колодца» – спуска на подземные уровни. Асока вновь спикировала, на глубине трехсот метров нырнула в тоннель для грузовозов, помчалась, увеличив скорость до предела. Время от времени они обгоняли огромные груженые платформы, грохот от которых разносился на много миль по тоннелям. Все молчали; не потому, что говорить было не о чем, нет, Джохх сейчас с удовольствием пообсуждал бы, как потратит пятнадцать тысяч, которые они вскоре должны получить, но шум стоял такой, что нельзя было услышать собственный голос.
Спустя несколько часов езды по тоннелям они вынырнули из подземелья через подобный колодец в Заводском районе и вскоре были подле своего убежища. Асока завела флаер в здание, заглушила двигатели. Вентресс выбралась первая:
– Джохх, Зор’аф, готовьте «Иглу» к отлету.
– А кто присмотрит за ней? – Асока кивнула на пленницу, которая за все время не издала ни звука.
– Вот ты и присмотришь, – последовал ответ.
– Считай, что ты на это напросилась, – весело отозвался Джохх.
Асока вышла из флаера, открыла снаружи дверь, рядом с которой сидела девочка. Та быстро отодвинулась, исподлобья глядя на тогруту.
– Выходи, я тебя не трону, – позвала Тано, стараясь, чтобы ее голос звучал помягче. Она ожидала чего угодно: слез, крика или попытки бежать, но девочка, по-прежнему молча, просто выпрыгнула из машины. Стала рядом и снова уставилась на Асоку.
– Как тебя зовут?
Девочка молчала.
– Идем, – тогрута взяла пленницу за руку и повела по лестнице наверх, вслед за остальными.
Девочка шла медленно, едва переставляя ноги. Вентресс или ее подручные поволокли бы ее за собой, но Асоке было жаль пленницу. Еще неизвестно, что с ней сделает заказчик. Будет держать при себе как заложницу? А если его требования не выполнят, продаст в рабство? От последней мысли Асоке стало тошно. И она участвует во всей этой мерзости!..
Они уже поднялись по хитросплетению лесенок на несколько десятков метров, когда, задумавшись, она чуть не пропустила волнение Силы, предупреждавшее об опасности. Едва успела развернуться, отпрянуть в сторону и… перехватить детскую ручку, сжимающую кинжал. Тогрута сильно стиснула запястье девочки, и оружие со звоном упало на металл лестницы.
«Не будь я одаренной, она бы меня убила. И сбежала бы».
– Ты что делаешь? – Сжимая обе руки девочки, Асока присела. Пленница стояла на пару ступенек ниже, и теперь их глаза были на одном уровне. – Сбежать хотела, да?
Та молчала.
– Послушай... – Асока запнулась, непросто было подобрать нужные слова. – Больше так не делай. Я тебя не трону, но если ты что-то такое сотворишь с кем-то из них, – тогрута кивнула на лестничный пролет далеко вверху, по которому шли Вентресс и ее спутники, – тебе же будет хуже. Понимаешь? Я не хочу тебя пугать, но…
– Они убили маму, – внезапно ответила девочка.
– Что? – осеклась Асока.
– Они убили маму. Она меня отдавать не хотела, а этот чешуйчатый просто ударил ее и она упала.
Вот тебе и «просто перевезти малолетку». Все сомнения Асоки вспыхнули с новой силой. Нет, нельзя было связываться с Вентресс. Ведь теперь она – соучастница похищения ребенка и убийства. Тогрута вспомнила, как совсем недавно Энакин отстаивал ее невиновность перед Советом Ордена, а ненамного позже – и самим канцлером. До чего она скатилась?! Горькая мысль о том, с каким презрением бы воспринял новость о ее новом занятии мастер Скайуокер, снова посетила ее.
– Поверь мне, – Асока провела рукой по лицу девочки, отодвигая черную челку с белой прядью посредине, – я не дам тебя в обиду. Что бы ни случилось.
– Обещаешь? – в разноцветных глазах девочки сверкнуло какое-то лукавое выражение. – Поклянись Силой, тогда поверю.
– Что?! Почему Силой?
– Ты же джедай, – отозвалась пленница. – Я тебя по голонету помню. Ты ученица «героя без страха и упрека», Энакина Скайуокера. А зовут тебя Асока Тано, верно?
– Верно, – удивленно подтвердила Асока. Конечно, часть внимания, которое окружало Энакина со стороны журналистов, перепадала и ей, но до сих пор тогруту на улицах еще никто не узнавал. Девочка не дала додумать:
– Так клянешься?
– Клянусь, – подтвердила Асока. И добавила после паузы: – Теперь, может, скажешь, кто ты? Мое имя ты ведь знаешь, а я твое – нет.
– Я думала, ты знаешь, кто я, – разочарованно протянула девочка. – Я – Исанн, дочь Арманда Айсарда.
Вот теперь Асоке стало и впрямь не очень хорошо. Оставалось только предполагать, кому и зачем понадобилась дочь директора Сенатской СБ. Ничего оптимистичного на ум не приходило. Неужели Айсард предвидел подобное развитие событий, когда настаивал на внедрении Тано?
Почувствовав какой-то импульс в Силе, Асока подняла голову. С высоты нескольких пролетов на нее смотрела Вентресс:
– Прекрати эту возню с малой и поднимайся! «Игла» почти готова, нам пора сваливать отсюда.
Асока кивнула, переборов мгновенное желание немедленно атаковать темного джедая и дать возможность сбежать Исанн. Встала и потянула ее за собой. Остановила Тано лишь мысль, что с Вентресс и двумя ее сообщниками она может не справиться, а девочка, даже если и сбежит, вряд ли одна выберется живой из Заводского квартала. Нет, придется дождаться более подходящего момента.

– Это было ужасно! Ужасно… – сквозь плач женщины с трудом можно было понять произносимые ею слова.
– Выпейте воды.
Она покорно взяла стакан, с трудом отхлебнула. Руки тряслись, и брызги воды падали на ее нарядное платье.
– Успокойтесь, мадам Таркин. Вы же видели нападавших.
Женщина кивнула:
– Да-да, видела… Я на них как посмотрела… Они у меня до сих пор словно перед глазами стоят…
– Значит, вы сможете описать этих существ. Вспомните, пожалуйста, сколько их было?
– Двое… Нет-нет, трое.
– Так двое или трое?
– Точно трое. Я вспомнила! Там деваронец был и еще экзот какой-то… Такой, с кожей в чешуе…
– Взгляните, пожалуйста, на эти снимки. К какой расе относился второй субъект?
Голофото типичных представителей различных рептилоидных рас сменяли друг друга, а женщина лишь то и дело отрицательно качала головой: «Не этот… Нет…»
– Вот! Вот такой, – наконец произнесла она.
– Трандошанин, значит. А кто третий?
– Какой третий?
– Вы сказали, нападавших было трое.
– А! Это женщина была. Человек. Лысая такая, вся… Она как посмотрела, так у меня мурашки по коже пошли, – снова слезы.
Медицинский дроид направился к свидетельнице:
– Необходимо принять успокоительное…
– Уведи ее.
Когда за дроидом и женщиной закрылась дверь в подсобку, двое мужчин, оставшихся в комнате, облегченно вздохнули.
– Вентресс, – мрачно констатировал один. – Надо было меньше джедаев слушать, а то ведь начали: она не опасна, на Дуку больше не работает… Сразу бы ее взять, едва на Корусканте объявилась! Теперь, верно, она уже на другом конце галактики…
Второй прервал:
– Директор Айсард, я бы вас все же попросил потактичнее обходиться с моей женой. Как-никак, она в шоке. Неужели нельзя обойтись без всего этого… опросов, допросов? Там, что, не было голокамер?
– Эти парни знали, что делают, – мрачно отозвался директор Службы безопасности Сената. – Вырубили голокамеры в половине квартала. Так что показания свидетелей – все, что у нас остается.
– Все равно я бы попросил оставить мою жену в покое…
– Знаете что, адмирал Таркин? – Айсард резко встал, нависая над собеседником. – Глядя со стороны, можно подумать, что это у вас убили жену и украли дочь, а не у меня. Ваша-то супруга отделалась легким стрессом.

– Арманд, друг мой, успокойтесь.
Айсард развернулся к Палпатину:
– Если бы не джедаи с их болтовней насчет сторон Силы…
– … Вентресс уже была бы арестована, а вашу дочь похитил бы кто-нибудь другой. Это не принципиально. А так ситуация складывается в нашу пользу. – И не давая удивленному таким заключением директору сказать лишнее, канцлер продолжил: – Тем более, что в группе Вентресс есть наш агент. Асоку Тано помните?
– Тано? Она же отказалась на нас работать!
– Отказалась. Как в той сказке о двух сыновьях. Первый пообещал подрезать деревья в саду, но не сделал, а второй отказался, а потом его совесть замучила. Обещаю вам, не пройдет и недели, как она сама приведет Исанн в этот кабинет, вот увидите. Так что возвращайтесь к выполнению своих прямых обязанностей, директор. Или есть вопросы?
– Только один. Могу ли я знать, на чем основана ваша уверенность, господин канцлер?
– У меня есть свои источники информации, директор Айсард. Вам о них знать необязательно. И еще, директор, – добавил канцлер, – я запрещаю вам обращать внимание на любой шантаж или угрозы. Даже связанные с именем дочери. Вам ясно?
– Да, канцлер, – твердо ответил Айсард.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Суббота, 15.02.2014, 20:16 | Сообщение # 5
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 4. Под прикрытием.

– Так, мы прыгнули в гипер, все системы в порядке, можно расслабиться и сыграть в саббак, – провозгласил Джохх, покидая кресло пилота.
Как сообщила Вентресс, заказчик (или его посредник?) назначил встречу в системе Омват, лежащей во Внешних регионах неподалеку от Риммского торгового пути. Шпилька с трудом удержалась от возгласа. «Это же территория сепаратистов!»
К тому моменту, когда «Игла» покинула гравитационную тень Корусканта и вышла на вектор гиперпрыжка, Асока твердо решила бежать вместе с пленницей при первой же возможности. Упоминание Омвата развеяло последние сомнения: Вентресс по-прежнему работает на сепаратистов. Так или иначе, за идею или за кредитки. Джохх и Зор’аф – точно за деньги.
Пока деваронец с трандошанином играли в саббак на свои доли от будущего вознаграждения, Асока, делая вид, что наблюдает за игрой, размышляла над вечными вопросами «кто виноват» и «что делать». Впрочем, решение первого пришлось отодвинуть на неопределенный срок: слишком велик был круг тех, кто потенциально мог быть заинтересован в шантаже директора Службы безопасности Сената. В первую очередь – все лидеры Торговой Федерации, Банковского клана, Техносоюза и кто там еще подчиняется Дуку. Не учитывая великое множество всякого рода уголовных группировок, так или иначе заинтересованных в возможности убрать какого-нибудь неугодного сенатора. Нет, последнее маловероятно. Слишком сложна комбинация: проще заказать конкретное существо, чем возиться с похищением. В любом случае, это сейчас не столь важно.
Куда более животрепещущий интерес представлял второй вопрос: что делать. Ответ, на первый взгляд, был однозначен – бежать при возможности. Оставалась небольшая проблема: когда именно эта возможность появится.
Асока отметала одну идею за другой. Схватить девочку и выпрыгнуть вместе с ней из «Иглы» при взлете? А за ней последует Вентресс и сразу после приземления снимет Асоке голову. А главное, ключ от наручников и камеры Исанн темный джедай оставила себе, и незаметно отобрать не получится. Захватить корабль и привести в центральный космопорт Корусканта? Год назад она бы так и поступила, без колебаний. Но что помешает Джохху застрелить заложницу, пока она будет фехтовать с Асажж? Оставалось одно: улучить момент, когда они остановятся на какой-нибудь попутной планете пополнить запасы топлива, воды и воздуха, ускользнуть от внимания Вентресс, связаться с местным правительством, поднять тревогу, вернуться на корабль и отбить Исанн. Все хорошо, но скоро ли представится такой момент? И тут Асоку посетила еще менее приятная мысль: что, если они вообще не будут останавливаться до самого Омвата? И волей-неволей приходило в голову, что проще всего будет сбежать при встрече с заказчиком, когда тот передаст им плату и Джохх с Зор’афом перестанут быть заинтересованными личностями. Насчет Асажж, опять-таки, ничего конкретного утверждать не приходится.
Теперь Асока очень жалела о своей резкости при встрече в кабинете Палпатина. Не откажись она наотрез, Айсард наверняка сообщил ей о каких-нибудь специфических способах связи, используемых разведкой. Она могла бы сообщить, куда и по какому маршруту направилась Вентресс. А у ближайшей планеты, возле которой им придется выйти из гиперпространства, их бы уже ожидал республиканский флот. Сейчас же оставалось лишь дожидаться удобного случая для побега.

Асока рассчитывала, что в ближайшее время «Игла» выйдет из гиперпространства: либо, очень скоро, у Брентаала, если Джохх направил корабль Пермелианским торговым путем, либо, спустя несколько часов, у Кореллии, если их маршрут совпадает с Кореллианским скачком. Остановку Вентресс вряд ли станет делать: они покинули столицу с полными баками горючего. Но во время облета планеты на досветовой скорости будет примерно час-второй, чтобы выйти на связь с Корускантом.
Вопрос «А где у вас голотерминал?» был бы крайне подозрителен, поэтому Асока заявила, что проголодалась и под этим законным предлогом покинула кабину пилотов и отправилась на поиски терминала, кляня себя за то, что не сделала этого до отлета. Проходя мимо каюты, где заперли пленницу, она замедлила шаг и прислушалась. Ни шороха. Либо девочка потеряла всякую надежду выбраться отсюда и покорилась своей судьбе, либо у нее стальные нервы, и она просто дожидается удобного случая. Ради всех звезд тогрута надеялась на второе. Обнаружив дальше по коридору вместо одной из кают искомую комнату с голотерминалом, она направилась в трюм, нашла пакет с белковыми пайками. Устроившись возле иллюминатора в коридоре, Асока стала дожидаться выхода из гиперпространства.
Если бы «Игла» летела по Пермелиинскому пути, они уже давно должны были бы огибать Брентаал. Стало быть, они летят по Кореллианскому скачку. Что ж, набираемся терпения, и ждем.
Когда за иллюминатором размазанные полосы звезд сменились одним ярким Кореллианским солнцем и Пятью Братьями – пятью планетами системы, Асока решительно вошла в комнату с терминалом. Поднесла руку к кнопке включения и… почувствовала на себе чей-то взгляд. Оглянулась. В дверях стояла Вентресс.
– Что ты здесь делаешь?
«Спалилась», мелькнуло в голове. Асока почти на автомате начала нести какую-то чепуху про старого знакомого с Кореллии, с которым ей внезапно захотелось пообщаться. Созерцать откровенно скептическое выражение на лице Асажж было крайне неприятное, но Шпилька уже вошла в раж и не могла остановиться, когда Вентресс перебила:
– Слушай внимательно. На Корусканте ты все выполнила как следует, поэтому по прибытии на Омват свою долю получишь. Но если я увижу, что ты вздумала сдать нас Республике, ты отправишься через шлюз на прогулку. Без скафандра. А теперь иди в кабину, – и Вентресс, дождавшись, когда Шпилька выйдет из каюты, закрыла за ней дверь.

После неудачной попытки воспользоваться терминалом, Асажж ни на шаг не отпускала от себя Асоку. Даже ночевали они в одной каюте. Джохх попытался было острить по этому поводу, но встретив взгляд Вентресс, тут же смолк. Атмосфера была напряженной: тогрута чувствовала, что Асажж догадалась о подоплеке ее согласия участвовать в похищении, но сомневается, отправить девочку в открытый космос сейчас или повременить. Асока, в свою очередь, вела себя тище воды ниже травы, стараясь не дать темному джедаю лишний повод для недовольства. Год назад она предпочла бы разрубить этот запутанный клубок и в открытую атаковать Вентресс. Но сейчас отлично понимала: допусти она малейший промах, и в первую очередь может пострадать маленькая заложница. А если это произойдет, Асоке уже никогда не оправдаться перед Республикой, директором Айсардом, и, самое худшее, Энакином. С болью тогрута осознавала, что мнение Скайуокера для нее по-прежнему наиболее важно.
Обогнув Пять Братьев, «Игла» последовала по Кореллианскому торговому витку до Яг’Дхуля, где повстречала большой флот «Венаторов» и «Викторий», направлявшихся к Корусканту. Наблюдая, как над ними один за другим неспешно проплывали звездные разрушители, Асока молила Силу, чтобы какой-нибудь лейтенант на вахте у радаров обратил внимание на маленький фрахтовик. Увы, безрезультатно: опознавательный код, передаваемый антеннами «Иглы», ни у кого из республиканцев подозрения не вызвал, и кораблик беспрепятственно нырнул в гиперпространство по направлению к Римманского торгового пути. А в системе Вандельхельм в Регионе Экспансии произошел загадочный случай, смысл которого Асока поняла лишь через несколько месяцев.
Опустевшие баки привели «Иглу» и ее маленький экипаж в космопорт Вандельхельма спустя три дня полета. Джохх отправился к владельцу порта, по совместительству монополизировавшему рынок топлива для кораблей. Вентресс вместе с Асокой отправилась в ближайший поселок – на встречу с кем-то из своих знакомых. На «Игле» остался только трандошанин Зор’аф. На всякий случай: в космопортах вроде этого оставлять корабль без надзора было рискованно.
Знакомой Вентресс оказалась одна из датомирских ведьм. О чем она говорила с Асажж, юная тогрута не слышала: женщины, оставив девочку за одним столиком кантины, сами пересели за другой. За те пару часов, что они провели здесь, Асока вспомнила все хаттские ругательства, которые знала. Паршивый же она агент: мало того, что попала под подозрение, так еще и не может ни подслушать разговор темного джедая, ни ускользнуть от нее незаметно. Только по выражению лиц, едва долетавшим до нее интонациям тихих речей, да едва заметному волнению Силы вокруг женщин можно было догадаться, что они о чем-то яростно спорят. А по резкости, с которой Асажж, вскочив с места, вылетела из кантины, понять, что последнее слово осталось не за ней.
На «Игле» их встретил взволнованный Джохх: Зор’аф заперся изнутри в техническом отсеке и не отвечал ни на окрики, ни на стук. Асока, едва обратившись к Силе, почувствовала неладное: резко-жесткого, простого и грубоватого отпечатка трандошанина не было. За темной аурой Вентресс с трудом угадывался извивающийся, едва заметный, точно норовящий ускользнуть, отблеск Джохха. И сверкала в Силе девочка-пленница, на удивление Асоки, необычно ярко для неодаренной. Как разноцветные глаза Исанн были подобны холоду льда и жидкому огню одновременно, так заревом горели ее чувства в Силе: ненависть и торжество, страх и гордость смешались в душе ее, и даже тьма Асажж не могла их скрыть полностью. Тогрута пожалела, что до сих пор ни разу не удосужилась посмотреть на девочку через Силу.
Но среди всего этого переплетения нитей Силы Зор’афа не было. Впрочем, нет, не совсем. Асока тщательней всмотрелась в Великую. Едва заметные за всем остальным следы агонии темной тенью подергивали течение Силы. Такие знакомые по битвам следы недавней смерти, когда возмущение, вызванное только что перешедшим в Силу существом, еще не улеглось.
Вне сомнения, Вентресс ощутила то же самое. Дверь в технический отсек отлетела под ударом Силы. Трандошанин лежал на полу, связанный все еще искрящимися обрывками проводов. Вероятно, он заживо сгорел под действием электрического тока. Асоке не впервые пришлось видеть мертвецов, но прежде это было иначе. Бластерный выстрел, удар виброножа уносят жизнь если не безболезненно, то хотя бы довольно быстро. Зор’аф же умирал долго, очень долго. И мучительно.
– Кто… – Джохх не договорил. Недосказанный вопрос остался один – один на троих.
Лишь мгновение стояла Вентресс, глядя на неживого подельника; вылетела вихрем из каюты, в бешенстве метнулась по кораблю. Никого. Никого постороннего. Мысль о самоубийстве никому даже не приходила в голову: не мог трандошанин сам себя проводами связать, а потом еще включить рубильник.
Они долго метались: заглядывая в каждый уголок фрахтовика, обыскивая космопорт. Возмущались дроиды-погрузчики, возившиеся в соседнем доке: трое бестолковых органиков здорово мешали их работе. Пришедший на шум администратор космопорта, мон-каламари, только плавниками разводил: да-да, такое несчастье, наверно, убийца скрылся, прежде чем вы вернулись. Нет, у нас нет голокамер – лишняя трата денег. И дверь в каюту, говорите, была запрета изнутри? Ну и загадка!
От деланных, нарочитых переживаний администратора Асоку тошнило. До смерти трандошанина не было дела не только ему – спустя пару часов бесплодных метаний Джохх заметил, что шестьдесят тысяч кредиток, обещанных заказчиком, на троих делятся куда лучше, чем на четверых; а нового кандидата для невысокоинтеллектуальной работы найти не составит проблем. За полсотни кредиток администратор порта согласился позаботиться об останках трандошанина, и спустя час «Игла» покинула атмосферу. Асока сидела в кабине, общее молчание давило на психику, а в голове крутились только два вопроса: «кто?» и «как?»


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Вторник, 04.03.2014, 19:47 | Сообщение # 6
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 5. Длинная рука Сенатской СБ.

Администратор Такомо с нетерпением следил за радарами. Едва точка, обозначавшая «Иглу», исчезла с экранов, он быстро набрал на голотерминале номер связи, давным-давно заученный наизусть.
На том конце ответили – через несколько бесконечно долгих минут, – в течение которых мон-каламари то и дело нервно зачерпывал плавником пригоршню воды из оставленной с этой целью миски и обтирал голову.
Наконец, нет, не возникло изображение, а прозвучал голос:
– Я вас слушаю, – неведомый собеседник не стал представляться.
Эта нарочитая анонимность заставила мон-каламари зачерпнуть еще пригоршню воды.
– Нед-давно я п-получил пр-иказ, – нервно начал администратор, – отслеж-живать группу, состоящую из человеческой женщины, деваронца и тогруты…
На том конце выслушали, ответили лаконичной фразой: «Ваши заслуги перед Республикой не останутся забыты». А затем связь оборвалась.

Один из сотрудников аналитического отдела Сенатской службы безопасности еще раз прослушал запись сбивчивой речи администратора вандельхельмского космопорта. Просмотрел высланные снимки подозрительных путешественников, сделанные дроидами-ремонтниками. Сверил с голофото из соответствующих досье. И направился к главе отдела: о подобных донесениях наверх сообщали немедленно.
Спустя еще пятнадцать минут глава аналитического отдела положил на стол директора Айсарда датапад:
– Они только что покинули Вандельхельм. Вероятнее всего, Вентресс направляется к сектору Гарис, где недавно был прорыв сепаратистов. Если, конечно, она все еще на них работает, – главный аналитик явно сомневался в достоверности донесений о том, что вопреки конфликту с графом Дуку новоявленная охотница за головами сотрудничает со своим бывшим наставником.
По мнению Айсарда, последнее было вполне возможно. Хотя все равно оставалось загадкой, почему Вентресс потащила заложницу аж во Внешние Регионы, если гораздо ближе, во Внутреннем Кольце, шли бои за Като Неймодию и прилегающие сектора. Хотя… если заказчиком похищения Исанн было не руководство сепаратистов, а какой-нибудь зарвавшийся местный делец, решивший таким способом выторговать себе помощь директора Сенатской СБ в некоем неблаговидном деле, то можно было ожидать каких угодно подвохов.
– Кто из наших агентов сейчас там поблизости?
Аналитик явно ожидал подобного вопроса:
– Все наши люди находятся достаточно далеко. Зато Вос сейчас на Эриаду. Теперь, когда битва под Салейками завершена, мы вполне можем обратиться к нему.
Айсард задумался, вспоминая все, что знал об этом крайне неординарном человеке. Рыцарь-джедай Квинлан Вос последние пару лет провел под личиной двойного агента. Поначалу джедаи радовались, что у них есть свой человек в стане графа Дуку. Последний же был весьма обнадежен открывшимися перспективами «сливания» дезинформации. Потом Вос вернулся в Храм с покаянно опущенной головою и признанием: «Слишком далеко ушел я во Тьму». Джедаи облегченно вздохнули: рыцарь вернулся добровольно и раскаялся, а, стало быть, не все потеряно; Дуку тоже порадовался: теперь у него был свой человек в Светлом Ордене. Позже Квинлан узнал, не в последнюю очередь благодаря графу, что правительница его родной планеты, Киффекса, организовала убийство его родителей. Месть оказалась для джедая отнюдь не запретным плодом: снеся лайтсейбером голову интриганке, над ее трупом он откровенно объявил себя сторонником сепаратистов, в то время как покойница поддерживала Республику. После пяти-шести таких переходов с одной стороны на другую как магистры Ордена, так и Дуку с Гривусом явно запутались напрочь, на чьей все-таки стороне Квинлан Вос. По крайней мере, в недавней битве под Салейками ровно половина джедаев считала киффара храбрым агентом, пострадавшим от недоверия ближайших друзей, половина – подлым шпионом, обманом втершимся в доверие Совета Ордена. Интересно, что среди лидеров сепаратистов мнения разделились точно так же. А еще Вос успел поработать под прикрытием личины криминального авторитета, потратить несколько месяцев на выяснение личности загадочного ситха, контролировавшего Сенат, результатом чего стало убийство одного из сенаторов, оказавшегося не в том месте в не то время. Неудивительно, что досье киффара, хранившееся в архиве Сенатской СБ, было едва ли не объемнее досье всех членов Совета Ордена, вместе взятых. За исключением разве что Йоды с его девятисотлетней биографией.
Директор усмехнулся: на самом деле мотивы Квинлана были куда проще: в своих бесконечных скитаниях он познакомился с некоей девицею по имени Халиин, воровкой и авантюристкой; а недавно из надежных источников Айсард узнал, что она ждет ребенка. Осталось сложить два и два; и, сделав эти несложные выводы, главный разведчик Республики отправил одного из своих агентов пообщаться с рыцарем Восом. Не без ведома канцлера, естественно: все вопросы вербовки джедаев Палпатин контролировал лично. Киффару было сделано одно из тех предложений, от которых не отказываются: работа на Сенатскую СБ взамен новых, «чистых» документов для него и Халиин по окончанию войны, а также гарантии отсутствия преследований со стороны Ордена джедаев. Последний пункт был предложен Палпатином; на вопрос Айсарда, каким именно образом канцлер собирается в будущем обезопасить опального джедая от его собратьев, глава Республики ответил весьма туманно: «Поживем – увидим».

Омват их встретил… станцией-причалом. Оказалось: встреча с заказчиком и передача живого «товара» назначена именно здесь.
– Наверно, не захотел в планетной грязи копаться, – заметил Джохх, не отказывая себе в типичной насмешке пилота над жителями планет.
Асока рассеяно кивнула, не пытаясь даже вникнуть в смысл сказанного. Пора было действовать. Например, развернуть «Иглу» и умчаться по направлению к Корусканту… Или составить по-настоящему выполнимый план.
Вряд ли Вентресс собирается передавать заложницу вместе с «Иглой», стало быть, достаточно будет улучить момент, когда они покинут корабль и окажутся на станции, схватить Исанн за руку и уносить ноги как можно скорей. И надеяться, что ее умений хватит, чтобы скрыть в Силе от темного джедая свое местонахождение. Идеально было бы сбежать после того, как Асажж и Джохх получат свой гонорар, – тогда есть шанс, что они уже не будут заинтересованы в немедленном возвращении беглянок. С другой стороны, удастся ли вырвать Исанн у неведомого «заказчика» – еще тот вопрос. Ситх того знает, с каким подкреплением он явится. В голове у Асоки живо возникла картинка полудесятка дройдек и стольких же юзземов. От них убежишь, как раз.
В общем, к моменту легкого толчка, означавшего парковку «Иглы» в ангаре станции, единственным планом тогруты была стандартная программа действий мастера Скайуокера на подобные случаи: «Будем импровизировать!»
Увы, даже этот бесхитростный план рухнул, когда Асажж заявила тоном, не допускающим возражений:
– Джохх, пойдешь со мной, Тано, остаешься на «Игле».
Асока сумела лишь кивнуть, надеясь, что ее разочарование не очень заметно. «И что теперь делать?!» Ей оставалось лишь наблюдать, как темная джедайка уводила Исанн прочь от корабля; девочка покорно шла в неизвестность, не оглянувшись назад. Деваронец сопровождал их. От этой картины Асока ощутила себя предательницей: она должна была раньше освободить дочку Айсарда.
Едва Вентресс скрылась за выходом из дока, тогрута метнулась к шлюзу «Иглы». Неожиданностью, но отнюдь не преградой стала запертая дверь, хотя ничего нового в недоверии Вентресс для Асоки не было. Замок, запечатанный Джоххом снаружи, мгновенно уступил лучу сейбера, и через мгновение Асока, миновав несколько фрахтовиков, находившихся по соседству, оказалась у выхода из доков. Ни дроиды-погрузчики, ни хозяева других кораблей, суетившиеся рядом, не обратили на девушку никакого внимания. Вот и прекрасно. Выглянула из-за угла: «Ничего себе движение!»
По коридорам станции, едва ли не более широким, чем некоторые улицы Корусканта на нижних уровнях ползли потоки грузовых гравиплатформ, мчались свупы и небольшие лэндспидеры, а видовое и расовое разнообразие прохожих было почти таким же значительным, как и в столице. По крайней мере на Асоку тут же налетело небольшое мохнатое существо, что-то недовольно промяукало и помчалось дальше. Осознав, что потерять в этой толпе Вентресс как из виду, так и в Силе проще простого, девочка быстро направилась вслед за темной джедайкой.
Преследование оказалось не очень длительным: несколько коридоров-«улиц» привели юную тогруту к двери кантины. Неудивительно: во Внешних Регионах использование питейных заведений в качестве мест встречи с деловыми партнерами было нормой ведения бизнеса любого масштаба. Вот и сейчас, осторожно заглянув в распахнутое настежь окно, Асока узрела весьма паршивую, с ее точки зрения, картину: Асажж с Джоххом расположилась за столиком в углу. Между ними сидела Исанн, а напротив – двое людей: смуглый брюнет и красноволосая женщина.
Cитуация сложилась малоприятная: зайти в кантину Шпилька не могла, а разглядывание помещения в окно вызовет лишние вопросы. Осмотрела здание: оно представляло собой, как и все строения на станции, просто участок этажа, отгороженный стеной. Крышей служило перекрытие между этим и верхним уровнем. Юная тогрута огляделась и, убедившись, что никто из прохожих не обращает на нее особого внимания, юркнула в узкий проход между стенами кантины и соседнего здания, рассчитывая добраться до черного хода. Груды мусора выдавали явное пренебрежение владельцев кантины одним из важнейших правил пожаробезопасности на космических станциях, но сейчас эта халатность была ей на руку. Разыскав, наконец, в глубине закоулок узких проходов дверь черного хода, Асока потратила несколько минут на попытки отпереть древний ржавый замок, но, в конце концов, пришлось пустить в ход лайтсейбер. Едва затихло шипение упавших капель расплавленного металла, а девочка уже пробиралась по кладовке, начавшейся прямо за дверью.
Она миновала кухню, усилием воли заставив себя проигнорировать соблазнительные запахи: пусть в подобного рода заведениях отравиться – раз плюнуть, но молодой организм требовал свое. Тогруте повезло притаиться в закутке, отгороженном для дроидов-уборщиков, пара которых, весьма потрепанного вида, находилась здесь же. Ни малейшего внимания машины на новую соседку не обратили: их примитивный электронный мозг понимал лишь команды вроде: «мусор – подобрать – отчистить» и совершенно не был рассчитан на столь сложные выводы, как-то: поднять тревогу или сообщить о незваном госте в каморке. А через щели между жестяными листами, кое-как отделявшими закуток от основного зала, Шпильке открывался великолепный обзор.
Теперь она получила возможность лучше рассмотреть заказчика Вентресс. Это был крепко сложенный черноволосый мужчина-человек с желтой полосой татуировки через все лицо. Что-то знакомое было в его внешности; хоть Асока и не могла вспомнить, когда и где видела его прежде.
Тон разговора Вентресс и брюнета медленно, но неуклонно повышался:
– Тридцать тысяч. Каждому. – При этих словах незнакомца Асоке показалось, что она даже отсюда услышала вздох Джохха.
– Очень интересное предложение, – губы темной джедайки кривились в издевательской усмешке. – Вот моя репутация как охотницы за головами стоит несколько дороже, чтобы отдавать уже предоплаченный заказ первому встречному-поперечному.
Похоже, Асока ошиблась: это не заказчик.
– Складно говоришь, подруга. Но твоим делом интересуются серьезные существа. И готовы заплатить хорошие деньги ради того, чтобы девчонка оказалась в определенном месте в определенное время.
– Тогда пусть договариваются с моим заказчиком, – хмыкнула Вентресс.
– А что, неплохой вариант, – отозвался тот. – Вот только после такого договора отпадет всякая надобность в свидетелях и исполнителях. Особенно таких упрямых и несговорчивых. – Он усмехнулся, словно говоря: «Уж извини за прямоту, но я лишь посредник». – Тем более, ходят слухи, будто кое-кто из сепов готов неплохо заплатить за голову одной темной джедайки. Смекаешь, подруга?
– Тогда попробуй заполучить эту голову, – прошипела Вентресс. – Рискнешь?
Мужчина рассмеялся:
– Я на таких вещах не специализируюсь, и у охотников за головами хлеб отбирать не буду – себе же дороже. Но учти, что от наемника из мандалорцев твоя хваленая Сила может и не спасти. Они ведь джедаев били не единожды, – он отхлебнул из кружки: – что за дрянь здесь подают!
Произнося эти слова, он не спускал взгляд с Вентресс, и не зря: на пороге кантины в этот момент появились три женщины. Несмотря на одежду станционных работниц, их гордая осанка и манера двигаться не соответствовали внешнему облику. Так нексу могла бы увешаться шаачьими шкурами, но хищником от этого быть не перестала. И направлялись эти странные особы прямо к Асажж.
– Приветствую, сестра, – произнесла одна из них. – Вижу, ты выполнила нашу небольшую просьбу. Но кто это с тобой? – И вопрошающий взгляд оказался устремлен на собеседника Вентресс.
– Новый знакомый, сестра, – отозвалась Асажж. – К слову, весьма интересующийся нашим делом.
– Вот как? – Холод в голосе женщины мог бы заморозить каминоанский океан, но собеседника не впечатлил:
– Как я уже говорил вашей сестре, – вмешался он, – я представляю здесь своего покровителя, заинтересованного в самой младшей ее спутнице, – кивнул в сторону Исанн, за все это время ни разу не шелохнувшейся.
– Значит, вашему покровителю придется попрощаться со своими интересами, – отозвалась одна из женщин.
Незнакомец одним плавным движением оказался на ногах:
– Мы уже встречались прежде, – тихо прозвучал его голос. – Или вы так торопитесь в объятия Великой Силы вслед за теми сестрами Ночи, которых истребил Гривус?
Шпилька едва удержала возглас: несмотря на свою «закрытость» от Силы, она явственно ощутила возмущение. И его источником были не только датомирки: странное переплетение Света и Тьмы исходило отнюдь не от них. Нечто подобное она уже видела; бывало, от учителя Скайуокера чувствовалось то самое, холодно-льдистое дыхание Тьмы, такое похожее на непроглядный мрак космоса. Особенно отчетливо оно ощущалось среди боя, и тогда Асока не раз и не два видела проблески глубоко спрятанного страха других рыцарей, оказавшихся рядом. Но то, что было едва заметно у Скайуокера, сейчас волной исходило от этого человека.
– А разве твои принципы позволяют отправлять существ в Силу до срока, джедай? – насмешливо осведомилась одна из женщин, молчавшая до этого.
– У тебя устаревшая информация и неверные сведения, – спокойно ответил тот. – Я уже давно не джедай, и перед убийством противника обычно не останавливаюсь. – Его красноволосая спутница тоже поднялась, отходя в сторону, – судя по всему, поняла, что сейчас будет жарко.
Резкое озарение резануло по сознанию Асоки: она поняла, кто перед ней. И где его встречала прежде, вспомнила. Храм джедаев. Квинлан Вос, джедай-отступник, двойной агент, предатель, перешедший к сепаратистам... Она видела его всего пару раз, да и то мельком, но зато немало слышала о нем от Энакина. Но предаваться воспоминаниям стало некогда: в следующее мгновение в их руках загудели вибромечи.

«Сейчас или никогда».
Это была возможность отбить Исанн. Первая и последняя. И рассуждать, что за покровитель такой прислал сюда бывшего джедая, было некогда и незачем. По мнению Асоки. И едва гудящие клинки сошлись в смертоносном танце, а все прочие посетители кантины бросились прочь при виде алых лайтсейберов Вентресс, юная тогрута одним ударом разбила стенку, служившую прикрытием.

Халиин сразу не понравилось это задание. Она даже попыталась отговорить Квинлана от полета на Омват, но тот лишь приобнял ее: «Это наш шанс на спокойную жизнь, дорогая». Она слишком хорошо понимала, что стоит за этой фразой: ее будущий супруг может уйти из Ордена, но рыцари снова придут – за их ребенком.
Поначалу казалось, что ее опасения напрасны: Вентресс одна (неодаренный деваронец не в счет), Квинлан свяжет ведьму схваткой, а Халиин в это время сбежит с девчонкой-заложницей. Но при виде троицы датомирских ведьм наемница поняла: чем быстрее она покинет станцию, тем лучше для нее самой. Бросила взгляд на замершую девчушку напротив: «Прости, малая, но в своем положении я не имею права рисковать ради чужих детей».
Когда датомирки взялись за оружие, Халиин скользнула в сторону, к стене. Вос чуть покачивал включенным вибромечом. «Он, что, с ума сошел? С виброклинком против лайтсейберов этой Вентресс…» Впрочем, Халиин была уверена, что супруг сумеет за себя постоять. Положила ладонь на рукоять бластера: главное – выбраться самой. Увы, ее настоящая цель – выход из кантины – был перекрыт толпой посетителей, ломанувшихся наружу.
От первой атаки ведьм бывший джедай просто ушел, скользнув в сторону. При всей своей амбициозности, фехтовали датомирки весьма посредственно, даже на взгляд неодаренной Халиин. За исключением Вентресс, разумеется. И в следующее мгновение под ее мечами виброклинок Воса превратился в обломки. Его это не смутило, и второй удар красных лучей был встречен зеленым. И начался бой – танец клинков, гудящих при встрече, и пляска сполохов по стенам. Сражаясь с Вентресс, Квинлан не забывал и об остальных ведьмах: угрожая им время от времени то мечом, то Силой, он рассеивал их внимание, отвлекая от Халиин. Датомирок это раздражало неимоверно: использовать Силу они привыкли посредством заклятий – длинных речитативов, крайне непрактичных в стремительных поединках. Вот и сейчас: стоило какой-нибудь из ведьм начать «колдовать», как тут же в опасной близости пролетал зеленый луч. Они старались уворачиваться от таких атак: не иначе, вибромечи берегли.
Шум за спиной заставил Халиин оглянуться: из развороченной стены появилась девчонка-тогрута лет шестнадцати. C включенным сейбером. В первую секунду наемница оторопела: еще один джедай? Впрочем, спустя мгновение она узнала девчонку: эта рыжая мордашка последние месяцы не сходила с экранов головизоров – сначала как преданной ученицы «Героя без страха и упрека», затем как подозреваемой во взрывах в Храме…
Девчонка взмахнула сейбером прямо в лицо Халиин:
– Не смей меня останавливать, наемница! – и бросилась к столу, под который уже успела спрятаться Исанн.
– Да я и не думала, – пробормотала та себе под нос, наблюдая, как тогрута рывком вытащила малую из-под стола и потащила прочь со словами: «Я за тобой вернулась, Исанн, бежим отсюда!»
Остановить ее или нет? Халиин не успела определиться: одна из ведьм, убравшись подальше от центра схватки, начала творить заклинание. Характерная зеленоватая дымка поползла к тогруте. Та, поняв опасность, оттолкнула Исанн: «Беги отсюда!» Активировала еще один сейбер и бросилась к датомирке. Та, прервав заклинание, взмахнула вибромечом. Секунда – и оплавленные металлические ошметки полетели в стороны. Но ведьма увернулась от удара и бросила в Тано сгусток зеленого дыма. Тогрута отправила его в сторону. А Исанн тем временем жалась к одному из перевернутых столов.
Хорошенького помаленьку. Халиин дальше смотреть не стала. Быстро метнулась вперед, схватила девчонку за руку и потащила прочь. Оказавшись снаружи, втолкнула малую в спидер, запрыгнула сама. Вопреки ожиданиям, Исанн сопротивляться не пыталась. Только устроилась поудобней на сидении и внимательно следила за тем, как наемница запускала двигатель.
В этот же момент из дверей кантины показались две датомирки. Без вибромечей. Вознамерились поймать с помощью Силы? Это мы еще посмотрим! Не дожидаясь, пока ведьмы начнут читать заклятия, Халиин рванула до предела рычаги управления, разгоняя спидер, и спустя несколько секунд вышла из зоны поражения: клубящийся зеленый дым, окруживший противниц, явно не успевал за машиной. Впрочем, женщины быстро поняли свою оплошность, и подались обратно в кантину – за указаниями? В любом случае, обернувшись во второй раз, Халиин увидела, как все четыре датомирки уже усаживались в свой спидер.
Наемница усмехнулась: пусть попробуют потягаться там, где их заклятия ничего не значат! И внезапно наткнулась: любопытный, изучающий взгляд разноцветных глаз.
– Следи за управлением, – заявила девчонка.
Халиин с трудом скрыла удивление: после всего, что произошло, девчонка еще читает ей нотации?!
– Ты вообще-то заложница, в курсе?
Девочка кивнула:
– В курсе. Но ты сама ведь не хочешь размазаться по стенке, а?

Они наматывали петлю за петлей: сначала на одном уровне, потом по пандусу, предназначеному для спуска, взвились на уровень выше, распугав десятка два водителей. Неудивительно: отнюдь не каждый может выдержать зрелище несущегося навстречу спидера, который сворачивает за мгновение до аварии. Что-то, а водить Халиин умела: еще один навык, без которого в ее профессии не выживают.
Со стороны ее путь казался беспорядочными метаниями в безуспешных попытках оторваться от преследования. Наемница надеялась, что это наматывание кругов по уровням, в сочетании с подъемом вверх, таки ввело преследовательниц в заблуждение. А теперь – момент истины.
Она остановила спидер: как раз над кантиной, откуда начала путь, но четырьмя уровнями выше. За три метра – дверь турболифта. Площадка пуста: придется ждать. Спрятаться негде – плохо.
– Почему мы остановились?
– Не твое дело, – отозвалась наемница.
– Ты ждешь своего друга?
Халиин обернулась, удивленно глядя на девчонку:
– А ты догадлива…
Зашуршала открывающаяся дверь турболифта. Вос появился почти секунда в секунду:
– Как вы?
– Ведьмы нагоняют, – ответила Халиин, перебираясь на другое сидение. Квинлан кивнул и, едва оказавшись в спидере, рванул с места в карьер.
– Зайдем к ним с тыла.

Теперь Халиин оставалось лишь наблюдать.
Спустя еще пару кругов, намотанных по станции, бывший джедай остановил спидер в каком-то закоулке. А через несколько минут мимо промчалась машина датомирок. Вос тут же последовал за ними, скрыв присутствие в Силе. И вскоре небольшая стрелка, выпущенная из бластера необычной конструкции, настигла транспорт ведьм и впилась в один из кабелей у днища.
– Приоткрой рот и зажми уши, – посоветовала Халиин малой. Та выполнила приказ, с любопытством наблюдая за происходящим.
Грохот оглушил их. Через несколько секунд все было окончено: потерявший управление спидер грудой горящего металла валялся под стеной, а Вос, не дожидаясь, помчал прочь.

Асока далеко не сразу поняла, что произошло. Увидев, как датомирки отправились в погоню за красноволосой наемницей, сбежавшей вместе с Исанн, она подхватила первый попавшийся свуп, для чего пришлось отодвинуть в сторону его законного владельца – верткого дага, на свое несчастье парковавшегося неподалеку. Помчалась вслед, совершенно позабыв о джедае (бывшем джедае?) Восе. Круги по уровням наматывать.
Вот и сейчас бывший падаван неслась на присутствие в Силе четырех темных одаренных. В какой-то момент краем сознания отметила, что ее цель прекратила перемещаться, но не придала этому значения. Напротив, помчалась еще быстрей: раз ведьмы неподвижны, она их нагонит скорей. Вывернула из-за поворота как раз для того, чтобы увидеть, как струи раствора для тушения пожара с завыванием обрушиваются с потолка на груду металла, в которой с трудом угадывался спидер ведьм. Самих датомирок нигде видно не было. Впрочем, рассмотреть обстановку как следует Шпильке не удалось: резкий всплеск Силы, предупреждавший об опасности и заставивший тогруту обернуться, позволил ей лишь своими глазами увидеть синюю вспышку парализатора, направленную в лицо.

На глазах у нескольких десятков существ, перепугано жмущихся к стенке, Вос выпрыгнул из спидера и подошел прямиком к свупу с оглушенной тогрутой. После потери управления машина не повторила судьбу транспорта ведьм лишь благодаря умениям бывшего полуджедая-полуситха обращаться с Силой вообще и телекинезом в частности. Квинлан прекрасно узнал падавана-изгнанницу. Ее внезапное появление здесь лишний раз свидетельствовало о том, что Айсард свою дочь на произвол судьбы бросать не собирался. Хотя Вос и не очень понял Асокино отношение к себе и Халиин, оказавшееся, мягко говоря, весьма прохладным. Впрочем, причину его выяснить будет несложно.
Вот с помощью Силы Квинлан и посадил свуп оглушенной тогруты поаккуратнее и понезаметнее. Приблизившись, подхватил на руки хрупкое девичье тельце и отнес в свой спидер. Зеваки десятка рас вокруг с удивлением и недоверием следили за ним, но вмешаться явно не решались. Жизнь приучила. Тем более, по одежде и паре бластеров на поясе Квинлан куда больше напоминал самоуверенного криминального авторитета, правую руку какого-нибудь хатта, нежели джедая, пусть и бывшего. Не стали ему мешать, и когда киффар прошел к центру пожара и вынес оттуда еще одну потерявшую сознание женщину в форме станционной работницы. Датомирку в маскировке.
– Зачем? – удивилась Халиин при виде одной из младших ведьм.
– Она пригодится Айсарду, – ответил Вос.
Вот и все. Теперь в док, к своему кораблю. И прочь отсюда, с Омвата вообще, и станции в частности.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Вторник, 04.03.2014, 19:48 | Сообщение # 7
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 6. Далекий путь домой.

За транспаристилом тянулись сверкающие нити звезд. Халиин, прикрыв глаза, время от времени сквозь ресницы посматривала в сторону малой Айсард. Та сидела рядом, на месте второго пилота, и, как завороженная, смотрела в иллюминатор.
Резкие шаги за спиной. Войдя в кабину, Вос подхватил девочку:
– Подвинься, малышка, – пересадил ее на боковую скамью, представлявшую собой просто крышку над блоком с проводкой.
– Ты успокоил их? – Халиин вовсе не радовалась перспективе новой схватки одаренных в замкнутом пространстве. На станции – и то просторней.
– Разумеется.
Под «успокоением» имелось в виду введение дозы препарата определенного назначения, способной свалить ранкора.
Она бросила взгляд на Айсард. Одиннадцатилетней девочке незачем слушать ее дальнейшие рассуждения.
– Исанн, не хочешь пойти поспать?
Девочка вздрогнула, словно возвращаясь к реальности откуда-то издалека.
– Что? Поспать… Да, наверное.
– Тогда давай я тебя провожу в каюту.
– Спасибо, не надо, мэм. – Исанн спрыгнула со скамьи. – Я помню, где каюта.
Она быстро выскользнула за дверь. Еще несколько секунд в коридоре раздавался удаляющийся шум. Когда закрылась дальняя перегородка, они подождали еще пару секунд. Квинлан заговорил первым:
– Тебя волнуют пленницы.
Халиин кивнула:
– Слишком много непонятного. Зачем датомиркам понадобилась девчонка? Что здесь делала эта бывшая падаванка Скайуокера? Это лишь два вопроса из двадцати, которые вертятся у меня на языке.
– Проще всего их задать нашим «гостьям», – последние слово Квинлан подчеркнул.
– Ты думаешь их допросить раньше Айсарда?
Во взгляде бывшего джедая мелькнуло удивление:
– Разве ты имела в виду нечто иное, заводя этот разговор?
Халиин повела плечами, словно от озноба:
– Я не знаю… – ее голос на мгновение сбился. – Просто дочерей директоров служб безопасности похищают не каждый день. Мы почти наверняка впутались во что-то серьезное, Квинлан.
– И ты никак не можешь понять, что безопаснее: знать или не знать, – завершил супруг ее недосказанную мысль. – Но по опыту своему скажу: лучше знать. И разбираться с тем, что знаешь, а не тыкаться слепым фелинксом во все стены.
Халиин оживилась:
– Тогда с которой из них начнем беседу?

Пошумев в коридоре и захлопнув дверь каюты, Исанн пошарила в помещении, нашла запасной комплект постельных принадлежностей. Скатала одно одеяло в валик, бросила на койку. Поверх – еще одно. Пригасила свет и полюбовалась обстановкой. Конечно, джедая подобными фокусами не проведешь, но его спутница купится, а это главное.
Размещение вентиляционной отдушины оказалось еще удачнее, чем на «Игле» Вентресс: достаточно было залезть на стол. Девочка быстро пробралась в узкий лаз и спустя несколько секунд добралась до общей шахты.
Так, теперь надо сориентироваться в пространстве. Прикинув расположение помещений, Исанн поползла влево. И не ошиблась: через минуту оказалась возле кабины.
Услышанный разговор заставил девочку насторожиться. Нет, она не сомневалась, что этих людей прислал ее отец, и дело было отнюдь не в объяснении Халиин. Просто Исанн знала этого киффара и его спутницу. Заочно, конечно: однажды ей удалось почитать их досье.
Как ей удалось подобное, спросите вы? Ответ прост, ведь тайна была сокрыта в возрасте Исанн. В то время, как подавляющее большинство ее сверстников мечтали повзрослеть как можно скорей, она находила свой возраст идеальным. Ведь любой взрослый человек, глядя на одиннадцатилетнее дитя, на голову не достающее до его плеча, умилится и скажет: «Какая прелестная крошка!» И, разумеется, никому из существ, начиная ее родителями,.. нет, теперь уже только отцом, и заканчивая господином канцлером и магистрами-джедаями, и в голову не придет, что эта самая крошка умеет гонять на свупе, ползать по вентканалам и взламывать защиту на датападах. А еще она может попасть из бластера или метнуть виброкинжал в фелинкса за тридцать шагов, бегать быстрее дагов и лазить по небоскребам без страховки.
А еще у нее есть друг. Самый настоящий взрослый друг, который и научил Исанн всем этим приколам, как он это называл. Для Энакина Скайуокера это было лишь забавными эпизодами, когда, приходя в гости к Великому канцлеру, он, коротая время, возился с малолетней дочкой директора Сенатской СБ. И почти наверняка через пять минут забывал, какую забавку показал сегодня этой смешной девчушке с разноцветными глазами, вечно околачивавшейся где-нибудь в районе приемной канцлера. Но девчушка впитывала знания, словно татуинский песок – воду, и хоть встречи их были редкими – раз в три-четыре месяца, не чаще, иногда ей удавалось удивлять молодого джедая своими успехами. И вот, однажды, после визита к канцлеру, он отозвал Исанн в сторону:
– Держи, это тебе.
– Что это? – Исанн удивленно крутила в руках плоскую металлическую коробочку, пытаясь понять, где замок. Энакин подмигнул:
– Только никому не показывай.
В коробочке оказались: крохотный кинжал длиной всего десять сантиметров, более походивший на широкую плоскую иглу, несколько чипов с простенькими хакерскими программками и инструкциями, крошечный паукообразный дроид-разведчик, способный ползать и летать, небольшой брелок, с помощью которого можно было открывать почти любые электронные замки, в том числе и на силовых наручниках. Металлического паучка Исанн назвала Энтиком и с тех пор с ним не расставалась.
Вот и сейчас она осторожно выпутала дроида из прически, где ему пришлось провести последние две недели:
– Проследи за ними, – раскрыла ладонь. Металлические крылышки, выполнявшие роль солнечных батарей, раскрылись, едва слышно зажужжали крохотные репульсоры, и умная машинка выскользнула из отдушины, направившись вслед за Восом и его напарницей.

Перед глазами плыли серые пятна стен, а заполонившая после выстрела сознание белесая муть упорно цеплялась, не желая исчезать. Потихоньку взгляд фокусировался на самом ярком, малиново-красном из пятен, а мозг, медленно анализируя его контуры, сделал вывод, что это та самая наемница. Другими сигналами, поступавшими в серое вещество, было ощущение оков на запястьях и лодыжках, усилившееся при попытке движения. Она прикована?
– Можешь не дергаться, – этот голос Шпилька узнала без труда. – Далеко все равно не уползешь.
Девочка сосредоточилась, пытаясь призвать Силу, но попытка была грубо прервана вспышкой боли – голову словно огнем охватило.
– Да, кстати, Силу тебе пока что лучше не применять, – добавила наемница. – Знаешь, на некоторых планетах во Внешних Регионах до сих пор помнят, как изготавливать всякого рода препараты, воздействующие на одаренных. Но все-таки я не поручусь за отсутствие побочных эффектов.
– Кто вы такая? – свое удивление самим существованием подобной возможности парализовать одаренного Асока попыталась скрыть за резкими словами. – Зачем вам понадобилась дочь Айсарда?
Наемница чуть прищурилась:
– В двух словах – мы с напарником работаем на Сенатскую СБ. – Полюбовавшись вытянувшимся лицом тогруты, добавила: – А теперь твоя очередь ответить на свои же вопросы.
Рассказ Асоки уместился ровно в четыре предложения. В целом он соответствовал произошедшим событиям, за одним исключением: о своем отказе работать на Айсарда она благоразумно умолчала, и выходило, будто бывшая падаван с самого начала примкнула к группировке Вентресс ради спасения Исанн.
Халиин выслушала, потом, не говоря ни слова, просто разомкнула оковы:
– Через три дня мы будем возле Като Неймодии – там сейчас идут бои, причем республиканцами командует твой бывший учитель, Скайуокер. До Корусканта, надеюсь, вы с малой Айсард доберетесь сами. А сегодня отлежись, иначе могут быть побочные эффекты.

Шуршание открывающейся двери. Легкие шаги. Асока вывернула голову так, чтобы увидеть вошедшую.
Исанн присела рядом с лежанкой. Скрутилась так, что плечи ниже колен ушли.
– Привет.
Нейтральный тон. Оставалось только ответить: – Привет.
Девочки смотрели друг на друга: молча, изучающе. Первой заговорила снова Исанн:
– Я сказала рыцарю Восу и Халиин, что ты работаешь на моего папу. И попросила, чтобы они тебя отпустили.
– Спасибо, – Асока улыбнулась. Вряд ли для Воса слова одиннадцатилетней девочки были серьезным аргументом. Оставалось гадать, насколько они с Халиин поверили рассказу самой Шпильки.
Да, сейчас Асока вынуждена была признать: все сложилось так, как хотел бы директор Айсард. Несмотря на нежелание тогруты помогать республиканцам, так легко предавшим ее в свое время, партия была разыграна как по нотам, и в конечном счете бывшая падаван даже помогла освободить Исанн. Ладно, скажем честно: отчасти помогла. Но все же…
Но следующая фраза Айсард заставила Шпильку изумиться:
– Но ты должна убедить в этом меня.
– То есть?
– Я тебе не верю.
– Но почему, Исанн? Разве я обижала тебя? Наоборот, я старалась… – Асока хотела сказать «помогала» или «спасала», но внезапно осеклась. А что она и впрямь сделала для маленькой заложницы? Ходила кругами вокруг двери каюты, в которой ту держали.
– Ты джедай. У тебя свои интересы, – просто отозвалась девочка. – Вы запросто можете оправить на верное уничтожение батальон клонов ради чтобы взять в плен какого-нибудь сеповского главаря, вместо его уничтожения. А потом говорите: «Так велела Сила».
– От кого ты слышала такое? – Асока не скрывала возмущение.
– Папа говорил. И Энакин Скайуокер. А что, разве не так?
– Ты просто не понимаешь! – горячо начала Шпилька. – Видишь ли, джедаи стараются действовать по велению Силы. А она подсказывает нам, как поступить, чтобы было лучше для всех, понимаешь? Для всей галактики! Вот так.
– Так, получается, вы все время спрашиваете совета у Силы, а сами ничего не решаете? А почему тогда магистры Совета спорят между собой?
– Нет. Не так, не совсем. – Асока чувствовала, что начинает путаться. – Понимаешь, каждый из нас понимает Силу по-своему. Кто-то лучше, кто-то – нет. И магистры на самом деле редко спорят – они стараются, медитируя все вместе, правильнее понять течение Великой Силы и будущее, которое она нам сулит, – до сих пор Асокино понимание подобных вещей было ограничено вызубренными наизусть лекциями преподавателей в Храме, но сейчас этого явно переставало хватать.
– А Энакин говорил, они ругаются, – заявила Исанн. – А еще он говорил, что они все рехнулись, когда отдавали тебя под трибунал. Почему им Сила не сказала, что взрыв устроила Барисс Оффи, а не ты?
Асока открыла рот… и закрыла. Все логические аргументы мгновенно вылетели из головы под напором эмоций: оскорбление, обида, боль от несправедливости захлестнули ее так, словно тот суд был вчера, а не полторы недели назад.
– Это… это сложно, – наконец смогла ответить она. – И… я не знаю.

От скованной датомирки так и плескало потоками Темной стороны. Даже сейчас она пыталась призвать Силу, несмотря на жуткую боль, и Асоке оставалось лишь удивляться ее силе воли. Исанн сидела в уголке: девочка оказалась весьма настойчива в своем желании присутствовать на допросе, и сейчас в каюте собрались все пассажиры транспортника.
–Ты ничего от меня не узнаешь.
– Я уже знаю, – отозвался Вос. – Ты ведь из клана Ночных Сестер, верно? Как и Вентресс?
Звук, изданный женщиной, сквозь стиснутые зубы, был чем-то средним между шипением и рычанием.
– Ты, мужчина, презренный раб! Если бы мои сестры были здесь, тебя бы разодрали на куски. И скормили бы нашим ездовым ранкорам.
– Разумеется. Но их здесь нет. Так что вернемся к нашим шаакам: зачем вашему клану понадобилась Исанн Айсард?
– Когда нам заказали ее похищение…
– Ты ври, да не завирайся. Совсем за идиота меня держишь? Думаешь, я поверю, что такие изоляционисты по жизни, как вы, датомирки, подались в наемницы?
– А почему бы и нет?! После того, как наш клан почти уничтожил Гривус, у оставшихся был не очень большой выбор.
– Такими темпами война закончится раньше, чем эта ведьма расскажет, что-нибудь стоящее, – вмешалась Халиин.
– Полагаешь… – Квинлан не закончил фразу.
– Уверена, – ответила наемница.
Уже не в первый раз замечала Шпилька, как эти двое понимают друг друга с полуслова. А джедай обратился к ней самой:
– Думаю, тебе с Исанн здесь делать нечего: без вас ее допрашивать будет куда проще.
Асока попыталась возразить, но была достаточно вежливо выпровожена прочь. Едва закрылась дверь в каюту, где остались Вос и Халиин с датомиркой, Исанн тут же уцепилась за руку Асоки: «Пойдем, скорее!»
Как только девочки оказались в каюте малой Айсард, она вытащила из кармана небольшой голопроектор. Включила, и в голубом луче возникло изображение только что покинутого ими помещения:
– Это для связи с моим дроидом – Энтиком.

– А теперь – говори.
– Мне нечего сказать.
Удар молнии заставил ведьму изогнуться дугой. Шпилька ахнула: видимо, споры старших джедаев о принадлежности рыцаря Воса к Темной стороне были небезосновательны. Исанн наблюдала за происходящим в луче проектора широко раскрытыми глазами.
– Здесь нет шпионской дочки, – сказал киффар (Исанн захихикала над проектором), – а я доложу лишь о том, что сам сочту необходимым. Так что говори, чем вас достал Айсард.
Молчание.
– Учти, я могу потерять терпение. И тогда мои методы перестанут быть столь безвредны. Я ведь не терял времени попусту под началом Дуку.
– Если я пострадаю, – ухмыльнулась ведьма, – то никто никогда не поверит, что ты не знаешь находящегося в моем сознании. А эта информация слишком небезопасна для обладателей.
– Ничего, переживем. Так зачем вам понадобилась Исанн?
Ведьма усмехнулась:
– Асажж собиралась обменять ее на нашего брата.
Квинлан нахмурился:
– И какого же мужчину ваш клан оценил столь высоко, что не пожалел стольких усилий для его освобождения?
– Будто ты не догадываешься. Это убийца Квай-Гона Джинна, Дарт Мол.
– Тогда вы очень неудачно выбрали объект для обмена, – хмыкнул киффар. – Или ваша информация столь устарела, что не знаете, как после убийства мандалорской герцогини Мола и его брата Опресса прикончил какой-то неизвестный форсъюзер?
– Это твоя информация устарела, джедай, – ответила датомирка. – Опресса убил тот самый ситх, что контролирует Сенат, – джедай вздрогнул, а по лицу ведьмы скользнула довольная улыбка. – Но Мол не убит, а захвачен в плен. И мы собирались его освободить.
– Вы знаете, кто этот ситх? – насторожился Вос. Пленница молча ухмыльнулась. Несколько минут длилась тишина, затем ее нарушил голос джедая:
– Это директор Айсард?
– Забирай повыше, джедай, – Ведьма явно наслаждалась ситуацией.
– Кто-то из окружения Канцлера? Советник Сейт Пестаж? Помощник Кинман Дориана? Секретать Слай Мур? Спикер Мас Амедда? – с каждым названным именем голос киффара повышался. – Отвечай! – Последнее слово сопроводил удар молнии. Ведьма вытерпела удар и торжественно объявила:
– Это Великий Канцлер Республики, Кос Палпатин.

– Я ей не верю.
– Я тоже.
Девочки сидели бок о бок на холодной дюрастали пола.
– Она, наверное, врет, – подала голос Исанн.
– Но зачем? – прошептала Асока. Помолчав, добавила: – Я много раз видела Канцлера, он – неодаренный. Точно. Если бы он был ситхом, магистры-джедаи ощутили бы Тьму в нем через Силу.
– А, может, она хочет расколоть Республику? – серьезно заявила Исанн.
– То есть?
– Мне папа рассказывал, есть такой способ. Вот она сейчас наврала про канцлера рыцарю Восу. Тот кому-нибудь расскажет. Те – еще кому-то. Так дойдет до Совета Ордена, а пока джедаи будут разбираться, откуда информация, и насколько она верна, сепаратисты провернут какую-нибудь свою операцию, – с авторитетным видом объяснила девочка.
Асока задумалась. Речи Исанн, хоть и наивны, но не без рационального зерна: что, если все происходящее – и впрямь часть какого-нибудь хитрого сепаратисткого плана?
– Может быть, – наконец согласилась она. – Да, наверное, так оно и есть.
– Вот видишь! – воскликнула дочь разведчика. – Поэтому ты никому-никому не должна говорить. Кроме моего папы, директора Айсарда. Вот прилетим на Корускант – и расскажешь. Но только ему.
– А ты тоже будешь молчать? – Шпилька с интересом наблюдала за энтузиазмом Исанн.
– Разумеется! – и девочка черкнула себя пальцем по горлу. – Как могила.
– Как могила, – тогрута повторила ее жест, и обе засмеялись.

– Как ты?
– Все нормально.
Квинлан положил ладонь на плоский еще живот Халиин. Там, в глубине ее тела, крохотной искоркой сияла новая жизнь. Жизнь его – их сына. Она поймала его взгляд:
– И с ним тоже все нормально. – Затем, вспомнив, помрачнела: – Надо что-то решать.
– Спасать Республику? – усмехнулся киффар.
– Хорошая шутка, – отозвалась его – еще-не-жена. – Ночная Сестра может лгать, рассчитывая сбить с толку Совет Ордена и заставить республиканцев подозревать друг друга.
– А еще это может быть правдой, – сказал Вос, уставившись куда-то в пространство.
– Они поверят?
– Не знаю. Что, в сущности, у нас есть? Слово преступницы-датомирки против слова Канцлера?
– Ты включишь это в отчет Айсарду или Ордену?
– Я на задании, которое дал непосредственно Айсард и не обязан подробно отчитываться перед Советом. А датомирка… Так ее в любом случае еще будут допрашивать республиканцы. И не сомневаюсь, что она повторит свои слова – чем бы они ни были, правдой или ложью. С еще большим пафосом, чем сегодня. А наш допрос без санкции – вообще-то нарушение инструкций и превышение полномочий.
– Значит, ты просто промолчишь?
– Пожалуй, я расскажу Айсарду, но лишь при личном разговоре. А девчонкам скажи, что ведьма играла в молчанку. Кстати, насчет девчонок-то: разбуди меня пораньше, мы подходим к Като Неймодии, а там сейчас линия фронта. Придется малость попетлять по местным астероидным полям, чтобы высадить их на республиканский крейсер.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
ElennaДата: Вторник, 04.03.2014, 20:10 | Сообщение # 8
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Напрашивается вопрос— стоило ли уходить из Ордена... и считать ли такое положение дел свободой


 
Darth_ElliaДата: Вторник, 04.03.2014, 22:03 | Сообщение # 9
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Elenna ()
Напрашивается вопрос— стоило ли уходить из Ордена... и считать ли такое положение дел свободой

Вот именно на этот вопрос и должна будет ответить Асока - сама для себя...


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Вторник, 18.03.2014, 23:09 | Сообщение # 10
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 7. «Ваше Величество, господин канцлер.»

Они отдыхали.
Бой был окончен: раскромсанные, обесточенные дроиды штабелями валялись вокруг. Энакин сидел на пороге дворца, еще с утра принадлежавшего вице-королю Нуту Ганрею, и проверял световой меч. Разобрал, осмотрел каждую деталь, и сейчас медленно собирал снова. Привычные, отточенные до автоматизма действия спасали от мыслей... или, наоборот, помогали размышлять. Оби-Ван называл это состояние бывшего ученика «медитацией в действии». Пусть называет, как хочет, лишь бы не вмешивался.
Результаты? Результаты налицо. Система Като Неймодия, один из последних оплотов сепаратистов во Внутренних Регионах, взята. И даже потери не так уж велики. Относительно невелики. Нут Ганрей вместе с прочими высокопоставленными неймодианцами сбежал в последний момент, позабыв в спешке свое любимое ходячее кресло, с которым не расставался уже полтора десятилетия. А в подлокотнике кресла обнаружился голопередатчик, взорвавшийся сразу, едва Энакин попытался его включить. Если верить разведчикам, именно это устройство Ганрей использовал для связи с гипотетически существующим вторым ситхом, засевшим в Сенате. Но мелкие осколки микроплат и обугленные провода лишили джедаев возможности выйти на связь с тайным покровителем сепаратистского движения. Теперь Оби-Ван рассчитывал лишь на призрачную возможность выяснить, кто изготовил само кресло и передатчик, а изготовитель, вероятно, может вывести на покупателя или заказчика. Энакина этот план вдохновлял не особо: в этой цепочки почти наверняка было куда больше двух звеньев, и расследование обещало затянуться на неопределенное время. Кроме того, почти наверняка в роли этих самых промежуточных звеньев выступали существа из самых разных уголков галактики, и разыскать их всех сейчас, в военное время, будет ох как непросто. Не говоря уже о том, что кто-то из них мог и погибнуть, что заведет расследование в тупик.
Собрав меч, Энакин вытащил из кармана две крохотные платы-микросхемы. За мгновение до взрыва, ощутив опасность, он успел их окутать нитями Силы в надежде спасти хоть часть механизма передатчика. Теперь, если микросхемы в порядке, можно будет написать программу, которая бы отследила адрес приемника, на который отправлялся сигнал. А дальше остается выяснить, кому этот приемник принадлежит. Впрочем, последнее – работа для ведомства того же Айсарда.
Рядом послышалась возня. Энакин обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как какое-то существо ковыряется с разбитым боевым дроидом. Для клона оно было слишком мало.
– Ты кто? – окликнул его Скайуокер.
Существо резко дернулось и замерло, глядя на джедая. А тот с удивлением понял, что перед ним… малолетний неймодианец. Уже не личинка, в виде которых начинался жизненный цикл представителей этой расы, но ростом малыш едва бы достал Энакину до пояса. Судя по всему, он выполз из какого-нибудь укромного угла, куда было спрятано младшее поколение.
– Эй, – позвал джедай, делая шаг вперед, и почти сразу ощутив резкий всплеск Силы. А вот это уже интересно…

– …Одиннадцать тысяч, – объявил Оби-Ван, закончив измерения мидихлориан в клетках неймодианца. – Нам повезло обнаружить малыша в таком возрасте. Как раз идеально для начала обучения в Храме…
Храм. Храм джедаев, оплот Света. Храм, отвергший не павшую – обвиняемую в падении Асоку. Храм, где он медитировал по рекомендации мастера Винду, когда его мать истязали тускены. Храм джедаев, хранителей мира в Республике, ставших военачальниками. Храм…
– Я рад, что малыша возьмут в Храм, учитель. – И неймодианенышу: – Тебя зовут-то как?
Мальчик непонимающе посмотрел на людей и что-то залопотал на родном языке.
– Погоди, – Энакин положил ему руку на плечо, мягко касаясь Силой его разума и заставляя умолкнуть. Потом показал на себя: – Энакин Скайуокер. Я – Энакин Скайуокер. – Указал на мальчика: – Ты?
– Удьи, – ответил малыш, показав на рыцаря, – Энакьин Скаоке. Ать – Гес Ганьей.
– Ты – Гес Ганрей, – повторил Энакин. – Вот видишь, мы и познакомились, – и весело рассмеялся.

Вопреки предположению Квинлана, петлять и прятаться не понадобилось.
Повсюду были следы недавней битвы: в космическом пространстве висели обугленные останки сепаратистских и республиканских кораблей. Они плыли рядом, вперемешку, более не подчиняясь воли существ, прежде управлявших ими. Вместо приказа сепаратистского генерала – закон тяготения, вместо дроидов и клонов в роли пилотов – сама планета, обрекающая их на вечное вращение на орбите. Среди всего этого космического мусора нельзя было лететь без щитов: траектории движения обломков абсолютно непредсказуемы. Даже крошечный обломок дроида мог при столкновении на огромных скоростях вызвать серьезные проблемы вроде разгерметизации. Квинлан Вос как раз объяснял все это Исанн, жадно слушавшей его слова.
Но разговор их прошел мимо Асоки: она не видела следов битвы, не слышала, как ворчал Вос. Тогрута погрузилась в сияющие, пусть и с темными пятнами недавней агонии и смерти тысяч существ, потоки, которые сплетаются между собой, связывающие между собой все сущее в Галактике. До боли знакомое присутствие ощутила она еще на подлете к планете. Рыцарь-джедай Энакин Скайуокер. Учитель. Наставник. Верный товарищ Скайрокер, как она любила его поддразнивать. Старший друг. И только сейчас она ощутила, насколько сильна между ними связь в Силе. Как будто она не покидала Храм, как будто не было того унизительного и несправедливого процесса перед всей политической элитой Республики. Как будто не отказалась принять из его рук подвеску, заменявшую ей падаванскую косичку. Не уходила без оглядки прочь от храмового крыльца. Остались лишь битвы, через которые они вдвоем прошли плечом к плечу; редкие и оттого еще более веселые праздники, которые они встречали вместе. Присутствие учителя в Силе было не просто знакомым – оно было родным. И она судорожно потянулась к нему: «Учитель, я – ваша Шпилька, помните?»
Мгновение молчания сменилось всплеском: «Шпилька, ты?! Жива!» Искренняя радость была в этой моментальной вспышке, и зов, и стремление поскорее увидеться. Она еле дождалась приземления транспортника; невыносимо долго тянулись переговоры с республиканскими военными – только после вмешательства рыцаря Скайуокера их пропустили. Вечностью казались неторопливые указания диспетчеров – куда лететь, где именно приземлиться. Но наконец-то все позади, и она сбегает по опущенному трапу. И учитель стоит напротив с Оби-Ваном…
Она хотела бы – подбежать, бросаясь на шею. Нет, невозможно. Неспешно подошла: «Магистр Кеноби, рыцарь Скайуокер», приветственно кивнула. Сдержанная, почти холодная встреча со стороны – и сверкающая радость в Силе.

Они сидели под открытым небом вокруг костра. Звезды сияли – Свет-во-Тьме. Энакин с Оби-Ваном, Асока с Исанн, командиры клонов Рекс и Коди. Вос и Халиин предпочли остаться в транспортнике – хоть Асока и звала их присоединиться к общей компании.
Сначала, как и обычно, после схватки, обсуждали ньюансы неймодианской операции. «А если бы отряд Б пришел на пять минут раньше, а если бы не сдетонировали топливные баки у канонерок в пятой роте…» Потом речь перешла к маленькому неймодианцу, найденному Энакином. Шпилька ощутила острый укол ревности: пройдет несколько лет и этот малыш станет падаваном, и уж наверняка его выберет Энакин. А она, Асока? Вспомнит ли тогда наставник свою первую ученицу?
Вскоре разговор исчерпал сам себя и зависло молчание. Наконец Исанн осмелела:
– А это правда, что вы, джедаи, можете предвидеть будущее?
– Правда. – Энакин весело подмигнул: – Вот я на тебя посмотрел при встрече, и увидел взрослую красивую женщину, командующую огромным звездным разрушителем, по сравнению с которым все наши «виктории» словно вомп-песчанка рядом с нексу.
– Таких кораблей не бывает, генерал, – заметил Рекс.
– Ты хочешь сказать, сейчас нет. А когда Ани вырастет, будут.
– Ты не слишком ему верь, Ани, – вмешался Оби-Ван. – Если такой корабль построят, Энакин заберет его себе.
– Первый, конечно, себе, а второй подарю Исанн.
– Обещаете? – девчушка уставилась на Энакина.
– Чтоб мне Силу больше не использовать!
– А себя вы тоже видели капитаном такого суперразрушителя, а, Скайрокер? – весело осведомилась Асока.
– Нет, – резко ответил Энакин. – Не видел. И вообще, я пошутил насчет видения. – С этими словами он встал: – Пойду посмотрю остатки передатчика, может, что удастся выяснить.
С уходом Скайуокера разговор не клеился. Исанн прижалась к Асоке, свернулась клубочком и молчала.
– И чего ты расстроилась? Мой учитель так часто развлекается.
– Я уже придумала, как назвала бы корабль, – прошептала девочка. – Лусанкия. Так маму звали.

¬– Энакин.
Скайуокер, подавив раздражение, медленно обернулся к вошедшему Оби-Вану. Магистр остановился на пороге комнаты, обвел ее взглядом, оценивая роскошь убранства личных покоев Нута Ганрея: – Зачем ты ушел?
Оби-Ван явно собирался прочитать ему очередную лекцию на тему «как нехорошо рассказывать маленьким девочкам всякие небылицы, выдавая их за предвидение будущего». Это намерение у магистра было буквально написано на лбу и светилось в Силе.
Только нотаций Энакину сегодня и не хватало. Для полного счастья.
– Я просто хотел побыть один, учитель, – отозвался он. «Спокойно. Он ничего не понял. Он просто не может понять». Вслух: – Мне удалось спасти пару микросхем от ганреевского передатчика. Сейчас пишу программу, которая поможет отследить сигнал, передававшийся по Голосети. Перед отправлением основного сигнала шла небольшая вспомогательная программа, всякий раз устанавливавшая связь через какую-то иную цепь подпространственных ретрансляторов. Причем их последовательность выбиралась произвольно,.. – Энакин надеялся, что дорогой учитель сбежит, испугавшись лекции по технике.
– Но как же мы тогда вычислим адресата-ситха, если сигнал во время уходит в произвольно выбранную точку?
– Конечная точка назначения послания, – медленно и нарочито спокойно объяснил Скайуокер, – должна всегда одна и та же. Адресат ведь заседает в Сенате, а не изучает экзотические расы галактики в местах их обитания, верно? Остается только найти эту самую точку после стократного петляния сигнала по ретрансляторам и такого же числа перекодирований, зашифровок и тому подобного. Вот я и разрабатываю «прилипалу».
– Что ты имеешь в виду, говоря «прилипала»? – магистр Кеноби явно отреагировал на слово, выпадающее из общего контекста.
– Набуанские рыбы, которые приклеиваются к животу крупного хищника и подбирают за ним остатки пищи, – пояснил Энакин. – Моя программа точно также приклеится к сигналу передатчика, отследит его путь и адрес назначения и передаст нам данные, – после чего уткнулся в датапад, изо всех сил изображая невероятную занятость. – А по размещению адресата выясним, кто он.
«Хоть бы не показать, что я сам великолепно знаю, кто тот ситх. Знаю, знаю. Но не скажу. Это мой шанс. Единственный и последний. И надо выйти на связь… но так, чтобы оправдать свою осведомленность вполне объяснимым поводом. Или… нет? Может, проще, наоборот, прийти к канцлеру и заявить с порога: «Будьте моим учителем?» Проще ли? Что я смогу объяснить? Во что он поверит? Или сочтет меня безумцем? А если это правда, и я впрямь схожу с ума? Что, если все те события мне привиделись? Приказ 66, становление Империи… и ее падение, и его собственная смерть из-за сына…»
Едва за магистром Кеноби закрылась дверь, Энакин стиснул голову ладонями: «Нет. Я видел женщину, сменившую Императора после его гибели. Увидел ее сегодня и вспомнил. Все сразу. Нет, не все – кое-что. Ани. Исанн Айсард. Она тоже погибнет – переживет меня на четыре года. А Падме умрет совсем скоро…»
«Так не должно быть!» – эта мысль всплыла из глубин сознания. Выкристаллизовалась. Утвердилась. «И так не будет – я позабочусь. Жаль, джедаи не поверят… значит, приказ 66 неминуем,.. не так ли, Ваше Величество, господин Верховный Канцлер Республики?»
Пальцы словно парили над датападом, быстро набирая коды программы...

– Надо лететь на трансляционную станцию.
– Зачем?
– Там необходимое оборудование…
Дальше последовала небольшая лекция по подпространственной связи, передатчикам и программному обеспечению для них. Энакин отслеживал состояние собеседников: Асока внимала каждому слову, понимая лишь половину из них, Оби-Ван пропускал мимо ушей всю терминологию, пытаясь выделить суть.
– … Так вот, если учесть периодическую асинхронность радиоволн в гиперпространстве и сложность внедрения дополнительного кода в алгоритм выбора рандомного пути ретрансляции, необходимо использование дополнительных вычислительных мощностей с программных обеспечением, подходящим для многократной перекодировки и дешифровки полученного сигнала, которое установлено на ретрансляционной станции, – закруглил Скайуокер свою речь. – Поэтому если хотите результат – надо лететь.
– Надо лететь, – подтвердил Кеноби.
«Что и требовалось получить».

До ближайшего достаточно мощного ретранслятора было всего час полета. В гиперпространстве.
Три истребителя вынырнули в обычное пространство. Энакин взглянул на радары – никого.
– Эрдва, проверь обстановку.
Чириканье астродроида, раздавшееся в наушниках, подтверждало показания радаров. И Силы – они здесь одни. На станции – автоматическая система охраны. На получение всех необходимых кодов доступа, которые пришлось запрашивать у корускантских бюрократов, ушло почти полдня. После столь «приятного» сеанса общения Оби-Ван заявил, что программа Энакина просто не имеет права не сработать: слишком высока цена ее испытаний.
– Да что вы, учитель, – заметил рыцарь Скайуокер в ответ, – улаживание подобных формальностей как нельзя лучше развивает терпение и любовь ко всем живым существам. А это ведь качества, столь необходимые любому джедаю.
– Разумеется, твое замечание совершенно верно, Энакин, – согласился магистр Кеноби со словами своего бывшего падавана, – в следующий раз подобное упражнение будет весьма пригодно для развития этих качеств в твоем характере.
– О, учитель, поверьте, мне хватает и сепаратистских дроидов. Их уничтожение развивает терпение как нельзя лучше…
Так, переговариваясь в эфире, летели они к станции. И Асока летела рядом, то и дело и сама вворачивая в разговор фразу-другую. Словно она по-прежнему падаван Энакина, и не было тех взрывов в Храме и суда. Хотя бы так, последний раз побыть его ученицей…

В голубом луче проектора, равно как и на нескольких экранах стремительно мелькали числа, время от времени перемежавшиеся какими-то диаграммами и короткими текстовыми отчетами о работе программы. По крайней мере, так следовало из лаконичных пояснений Энакина, который вот уже полчаса назад с головой ушел в работу.
Асока уже успела обойти всю станцию, которая оказалась не так уж и велика и теперь наблюдала за экранами, пытаясь понять, что за данные выводятся на них; Оби-Ван сидел в сторонке, погрузившись в медитацию. Внезапно экраны мигнули и погасли, а Энакин от всей души двинул кулаком по панели:
– Хаттова дрянь!
– Что случилось, Энакин? – тут же вскинулся Оби-Ван.
– Эта зараза не работает!
Выяснилось, что программа Энакина, вместо того выдать данные конкретного терминала голосвязи, который использовался загадочным ситхом, просто гоняет по кругу данные, раз за разом выдавая частоту… коммлинка Энакина, с которого сама и работала.
– Ничего не понимаю… вроде все коды верны… да что ж это такое… А, понял! Чипы из передатчика на кресле все-таки зацепило взрывом, вот дрянь! Теперь – все насмарку: участок, где были записаны ключевые коды программы для выбора пути связи, наполовину просто стерт из-за излучения при взрыве, – наконец пояснил Энакин.
– Выходит, мы зря сюда ехали, – невесело отозвалась Шпилька.ъ
– Так или иначе, но мы проверили и исключили одну из версий, – объявил Оби-Ван. – Нам пора.
Уже возле шлюзов Энакин вдруг остановился: – Чуть не забыл: я оставил там чипы из кресла, придется возвращаться.
– Только недолго, Энакин, – заметил Кеноби. – Со мной связывались из Совета Ордена – мы возвращаемся на Корускант.
– Можете меня не дожидаться, – отозвался Энакин, скрываясь в переходах станции.

«Не сработала, как же!»
Его программы работали – всегда. Ну допустим, почти всегда. И уж точно он просто не мог не проверить исправность этих чипов из кресла. И, тем не менее, все купились на такую простую уловку.
Программа сработала – и в этот раз. И сейчас Энакин быстро ввел кодовую последовательность, полученную при работе программы-«прилипалы».
И спустя несколько минут над проектором соткалось изображение.
– Канцлер.
– О, Энакин! Не помню, чтобы я сообщал тебе этот код доступа.
– Верно, не сообщали. Неймодианцы поделились.
– Трусливые предатели.
– Трусливые, но не предатели, канцлер. В спешке эвакуации Ганрей просто забыл свое любимое кресло.
– Я думал, там встроен взрыватель.
– Похоже, я немного помешал его срабатыванию, канцлер. Силой. А затем написал небольшую программу, отследившую в Голонете сигнал передатчика.
– Я всегда говорил, что в тебе пропадает гениальный инженер, Энакин.
– Почему же пропадает…
Несколько минут длилось молчание. Рыцарь-джедай с интересом разглядывал своего собеседника, словно увидев впервые. Тот спокойно ожидал, словно и не он ответил на вызов, адресованный таинственному лорду ситхов, которого давно и безуспешно разыскивали джедаи.
– Мы с Оби-Ваном скоро возвращаемся на Корускант, канцлер. Так что скоро сможем побеседовать без посредства голосвязи. Мне кажется, нам с вами есть, что обговорить.
– Буду рад нашей встрече, Энакин. Жаль только, что круг вопросов, которые мы сможем обсудить в присутствии Совета джедаев, весьма узок.
– А кто сказал, что наш разговор состоится в присутствии Совета? Я пока что не просвещал Оби-Вана насчет успешного срабатывания моей программы. Он уверен, что единственный способ вычислить тайного собеседника неймодианского вице-короля заключается в выяснении, где было сделано кресло и кто его купил.
– И когда же магистр Кеноби узнает о твоих успехах в поисках второго ситха, Энакин?
– Все зависит от… – Энакин прислушался к чему-то за пределами передающей пластины и резко сменил тон: – Мы взяли Като Неймодию с минимальными потерями, канцлер. Еще две-три таких атаки – и от Конфедерации останутся лишь воспоминания, и восторжествует Республика! – Скайуокер снова оглянулся куда-то через плечо, Сидиус на всякий случай отбросил капюшон.
– Впервые за последние три года виден конец этой войны, канцлер! Кроме того, мы нашли важную зацепку, которая, как я уверен, позволит выяснить…
– Канцлер Палпатин, – рядом с Энакином возникло изображение его учителя. – Вижу, Энакин уже поделился с Вами последними новостями?
– О, да, разумеется.
– В таком случае, господа, вы необходимы и здесь, в столице, – заметил Император. – Да, кстати, – тут он взглянул на Асоку Тано, как раз подошедшую поближе к лучу: – директору Айсарду не терпится побеседовать с вами лично. По поводу чудесного спасения его дочери. И рыцарь Вос со своей спутницей пусть летят вместе с вами – им тоже пора предоставить отчет о своих действиях.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
patskaДата: Среда, 19.03.2014, 19:55 | Сообщение # 11
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 25
Репутация: 14
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
Выкладывая сюда этот фик, я, честно признаться, не уверена, заинтересует ли он кого-нибудь здесь

Darth_Ellia, я не слишком хорошо знакома с РВ, но всегда приятно прочитать новый ЗВ-шный фанфик!
Цитата Darth_Ellia ()
На своем веку он не раз убеждался в истинности старой пословицы: «Надейся на лучшее, готовься к худшему».

После прочтения всего сериала про Джека Ричера я ооочень сильно люблю эту фразу ю
Цитата Darth_Ellia ()
А потом датомирские ведьмы успешнейшим образом воспользовались его упущением. Перевербовали

Вот тут как раз та часть РВ, которую я не знаю. Мол улетел в шахту, разрубленный точнехонько пополам - как его могли перевербовать?
Цитата Darth_Ellia ()
опорных свай, на которые опираются здания

Как инженер-строитель уверяю, что из словосочетания "опорная свая" смело можно убрать прилагательное .
Цитата Darth_Ellia ()
в течение которых мон-каламари то и дело нервно зачерпывал плавником пригоршню воды из оставленной с этой целью миски и обтирал голову.

Обожаю вот такие вот нюансы, касающиеся разных рас!

А продолжение будет?


Well certainly there are those more responsible than others, and they will be held accountable, but again truth be told, if you're looking for the guilty, you need only look into a mirror (V for vendetta).
 
Darth_ElliaДата: Среда, 19.03.2014, 20:13 | Сообщение # 12
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
patska, спасибо за отзыв!
Цитата patska ()
Вот тут как раз та часть РВ, которую я не знаю. Мол улетел в шахту, разрубленный точнехонько пополам - как его могли перевербовать?

Правильней сказать - это даже не РВ, это из недавнего мультсериала "Войны клонов".
Там описано, как чудом выжившего Мола отыскали и отчасти "вылечили" датомирские ведьмы, которым он и стал служить после этого. Там еще на Датомире у Мола брат оказывается - Саваж Опресс. Потом они вдвоем пытались захватить власть на Мандалоре, но примчался Палпатин, убил Опресса и пленил Мола. Дальнейшая судьба забрака неизвестна. Об этом подробнее написано в Вукипедии.
Цитата patska ()
Как инженер-строитель уверяю, что из словосочетания "опорная свая" смело можно убрать прилагательное

Хм. Спасибо за замечание)
Цитата patska ()
А продолжение будет?

В процессе


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
ElennaДата: Среда, 19.03.2014, 20:40 | Сообщение # 13
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Что, вспомнила-таки наставника-та? Все же тактика чжигания мостов не всегда себя оправдывает.


 
Darth_ElliaДата: Среда, 19.03.2014, 20:51 | Сообщение # 14
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Elenna ()
Что, вспомнила-таки наставника-та? Все же тактика чжигания мостов не всегда себя оправдывает.

Вспомнила, куда же ей деться. Галактика-то одна, только очень большая.
Да на самом деле Шпилька не столько от Энакина уходила, сколько от Ордена, который без колебаний отвернулся от нее в трудный момент.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
patskaДата: Среда, 26.03.2014, 10:59 | Сообщение # 15
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 25
Репутация: 14
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
Если интересно, я этот фик и на ФКДВ выкладываю


Darth_Ellia, подписалась там на обновления, а то отсюда не всегда приходят уведомления о новых ответах в теме .


Well certainly there are those more responsible than others, and they will be held accountable, but again truth be told, if you're looking for the guilty, you need only look into a mirror (V for vendetta).
 
Форум » Мир Звёздных Войн » Фанфики по Star Wars » Леди-наставница
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017