Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Darth_Ellia 
Форум » Мир Звёздных Войн » Фанфики по Star Wars » Тихий Мир. (АУ-кроссовер ЗВойн и ужастика "Сайлент-Хилл")
Тихий Мир.
Darth_ElliaДата: Понедельник, 13.01.2014, 18:55 | Сообщение # 1
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Этот коротенький рассказ стал следствием недавнего повторного пересматривания классики фильмов ужасов - "Сайлент-Хилла")))

Название: Тихий мир.
Автор: Эллия.
Персонажи: Император Палпатин, Дарт Вейдер, младшие ученики-ситхи, Алесса Гиллеспи и ее мать Далия, Кристабелла.
Описание: Боль за боль, ад за ад. Когда сжигаешь малолетнюю ведьму, будь готов, что она ответит тем же. Будь воля Алессы, она сожгла бы свой город. Но за ней пришли – ДРУГИЕ. Ведь Тихий Мир - лишь точка на карте Галактической Империи...
Предупреждение: хотя это и не было основной темой фика, я не удержалась от искушения оставить Люка и Лею на воспитание в Центре Империи.

…Тьмы прохладное крыло
Остужает след от лавы.
Яркий свет – он тоже зло.
Так что светлые – не правы.

Боль, когда рыдает смерть,
Пострашней любого ада.
Ты не должен умереть.
Я прошу тебя. Не надо.

Jamique. Колыбельная смерти.


Недавнее прошлое.
Прыжок.
Она взлетает вверх, и мир переворачивается перед глазами. А затем – легкое приземление на присогнутые в коленях ноги, и выпад. Клинок встречается с клинком, и алые лезвия гудят, разбрасывая искры.
Кто выдержит?
На нее в упор смотрят ярко-зеленые глаза соперницы.
А затем перекрест клинков разлетается взрывом движений. Выпад, удар, парировать чужой выпад, уйти в сторону от лезвия… Стремительный вихреподобный танец.
Вот сейчас… Обманный финт, взмах меча.
Но рыжая скользнула куда-то вниз…
А затем сильный удар под колени опрокинул ее на спину. Меч откатился в сторону. На груди оказалось колено противницы, у горла – ее меч.
– Ты побеждена, Гиллеспи. Сдавайся.
– Не дождешься, Джейд!
Сконцентрировать Силу, заставить ее потоки собраться на кончиках пальцев.
Молния должна отбросить рыжую прочь, но та успевает скользнуть в сторону, уклоняясь от удара в солнечное сплетение, который наверняка бы отправил ее в отключку.
Сконцентрироваться и броситься на нее из последних сил. И вот второй меч отлетает прочь, и две девушки покатились по полу, пытаясь задушить друг друга…
– Достаточно.
Но они не слышат негромкого голоса, приказывающего им остановиться, и приказ подтверждается действием: молнии Силы отбрасывают обеих девушек в разные стороны. Невысокий старик в черном плаще подходит к ним:
– Я приказал вам остановиться, – еще один удар сопровождает слова. – Вы обе должны научиться слышать мои приказы. И выполнять их. Вовремя. В какой бы ситуации не находились.
Боль от молний пронизывает все тело, выкручивая кости, но она все равно заставляет себя сосредоточиться на словах мастера. Иначе наказание повторится. Снова и снова.
А еще просто потому, что мастер прав.
Бой важен, но есть еще и мир вокруг. Будь то слова мастера или пальба некстати подвернувшегося контрабандиста. В любой схватке они должны уметь переключать при необходимости внимание.
Иначе можно погибнуть.

Давным-давно, в прошлом.
– Жги ведьму! Жги ведьму! Жги ведьму!
Она не помнила, с каких пор этот призыв вошел в ее жизнь.
Видела надписи «ведьма», выцарапанные перочинным ножиком на крышке парты, изрисованные тетради и учебники…
– Жги ведьму! – кричала толпа десятилетних девчонок, загоняя одну из ровесниц в угол класса.
Когда становилось невтерпеж, убегала прочь. Пряталась по закуткам коридоров и кладовкам.
Поначалу жаловалась маме. Потом поняла: бесполезно. Та лишь вздыхала, да тайком плакала по ночам.
Но хуже всего была тетя Кристабелла. Безмятежно-спокойная с виду, прятала в душе целые клубки гадюк. Ненависть и страх плескались в глазах этой величественной женщины, едва в ее поле зрения оказывалась маленькая девочка – дочь Далии Гиллеспи:
– Скверна, пришедшая в этот мир, должна быть уничтожена. Разве ты не видишь, Далия? Почему не скажешь, кто ее отец? Даже другие дети чувствуют грех, и они правы.

Настоящее.
Створки серой двери разъезжаются в стороны.
В кабинете – необходимый минимум мебели. Стол, голопроектор, сейф. Большего для работы и не надо.
За столом – женщина, немногим старше ее самой. Директор Имперского Разведуправления. Красный мундир – словно кровавое пятно на сером фоне. Белые пряди в черных волосах. Короткий, резкий жест – отдаешь ей честь:
– Мадам директор.
– Агент Гиллеспи, – холодный голос, словно металл древних клинков. И под стать ему взгляд разноцветных глаз.
– Для вас есть задание. В секторах Тунка и Варада произошло несколько террактов. В большинстве случаев жертвы принадлежали к гражданским, но пострадали и несколько имперских служащих. Наши аналитики считают, что кто-то хочет таким образом замаскировать заказные убийства конкретных лиц. Вот датапад со всей необходимой информацией.
Она быстро пролистывает файлы: даты, имена погибших, протоколы осмотра мест происшествий…
– У вас есть вопросы?
– Да, мадам директор. – И, после паузы, – Это задание для рядового агента из Бюро Операций.
Едва заметная улыбка:
– Не все так просто. Среди участников терракта были замечены личности, использовавшие Силу. Скорее всего, кто-то из бывших падаванов, разбежавшихся во время 66-го. Поэтому я направляю туда вас, агент Гиллеспи. Как Инквизитора.

Недавнее прошлое.
Они сидели втроем на перилах балкона, свесив ноги в бездну. Разноцветием огней сверкал ночной Корускант-Центр. Три девочки-подростка, три подруги. Мара Джейд, Лея Скайуокер, Алесса Гиллеспи. Три ученицы темных мастеров, три будущие ситхессы. Будущие… Инквизиторы? Руки Императора? Или, кто знает, может, и титул Темной Леди будет носит одна из них?
Ветер развевал девичьи платья, трепал рыжые косы Мары. А у Леи, сидевшей слева, темно-каштановые волосы убраны в высокую прическу: сегодня, на День Империи, почти все женщины при дворе нарядились в национальные набуанские одежды. Родина его величества, как-никак. Вот только почти на всех эти наряды смотрелись чуждо. Аляповато и безвкусно. В отличие от дочери урожденной набуанки.
Они втроем позволили себе сбежать после нескольких торжественных речей. Ничего, все чиновники сейчас заняты обсуждением новой доктрины гранд-моффа Таркина, и отсутствие трех девчонок никто не заметит.
И именно сейчас, когда единственным звуком было завывание ветра, она вдруг заговорила. До сих пор никогда не рассказывала ни о своей родине, ни о своей прошлой жизни. Никто, кроме темных мастеров, не знал, почему Алесса медитирует, глядя на огонь, а ее кожа словно сшита из разных лоскутов, края которых превратились в шрамы, пересекающие лицо девочки в строго геометрическом порядке…
Она рассказывала подругам о своем давнем прошлом.

Давным-давно, в прошлом.
Черные автомобили под зданием отеля. Толпа: мужчины в торжественных черных фраках и женщины в платьях под вуалями.
И мама, одетая так же, зачем-то ведет ее за руку в эту толпу.
Тогда ей казалось, что все вокруг пропитано мрачной торжественностью.
В коридоре отеля, на стене, картина – женщина, привязанная к шесту, охвачена пламенем костра.
И вдруг, на мгновение, короткое и мимолетное, огонь оживает. Пляшет по стенам, охватывает людей, пожирает обои и деревянные панели стен, оставляя за собой лишь пятна гари. Но в следующий миг видение исчезает, а тетя Кристабелла берет ее за руку, тянет к себе:
– Останься, Далия. Мы боремся с грехом, не с грешниками.
И мама останавливается, а Кристабелла тянет ее дальше – в потайную дверь, которой внезапно оказалась картина. Она оборачивается: где же мама? Но та стоит неподвижно, и вот уже чужие фигуры заслоняют ее…
Ей было страшно. Даже не так. Не так, как боятся другие дети – темноты, или пустой комнаты, или незнакомого переулка – этакая смесь жути и любопытства: а что там? «Там» мерещатся всякие монстры, но если все-таки сделать шаг, понимаешь, что все они – только в твоих мыслях.
А тут не страх, тут знание. Знание, пришедшее непонятно откуда, что с ней вот-вот произойдет что-то очень плохое. Страшное. Вырваться бы и убежать – обратно, обхватить маму обеими руками. Чтобы спрятала, и закрыла, и увела прочь… Но тетя Кристабелла крепко сжала ее одну ее ладонь, а за вторую держит какой-то незнакомый мужчина.
Комната. Посредине – металлическая рама, выполненная в форме круга с крестом внутри, подвешена на цепях к потолку. Этот необычный фигурный крест – символ веры. Так говорила мама. Так говорила тетя Кристабелла.
– Так очистим же наши ряды от скверны, братья!
Очищать, конечно, хорошо…
Вот только почему ее привязали к раме?
– И восстановим невинность…
Она лежит на раме, глядя в потолок. А внизу – сложен хворост.
– И мы снова сходимся в смертной схватке…
Этот факел – ваше оружие, тетя Кристабелла?
– Так воззовем же к Господу о даровании чистоты…
Трещит, разгораясь, хворост…
Страх. Опасность. Предчувствие.
Воспоминания о будущем мешаются с настоящим.
На ней вспыхивают волосы и одежда.
– Мама! За что?!
Запястья и икры – в металлических скобах. Не вырваться.
Она изгибается, выкручивается в бесполезных попытках хоть как-то отстраниться от огня. Тщетно: пламя уже охватывает детское тело.
– Мамочка-а-а!!! Помоги!!
Разрывается мир слепящей болью. Стена огня – вокруг, от нее самой.
А потом она увидела мир. Так, как прежде никогда не видела. Все предметы стали словно осязаемыми, ощущаемыми. Вот оно, а вот я. Осознаваемый мир. Видимый насквозь и сразу весь – не зрением, иначе.
Медленно обгорают прутья в костре.
Люди вокруг взывают к какому-то богу, моля об очищении от скверны.
Стены здания, пристроенного к отелю.
Ее перепуганная мать мечется где-то в вестибюле, то и дело подходя к телефонному аппарату. Время от времени она подносит руку к трубке, точно решаясь на что-то, но в последний момент отдергивает ее…
По улицам мчатся автомобили.
За городом в озере Толука плещут волны.
Морями жизни светятся другие города их планеты.
И невыразимо далеко – там, за искрами звезд, сияют другие искры – живые.
Точки света в океане тьмы.
Точки жизни в мертвом космосе.
И тьма окутывает их.
И в этой тьме есть свои искры. Темные.
Но живые. Сияния во тьме.
Холодный космос. Холодная тьма.
И она – в центре мира. В огне.
– Помогите! – зовет девочка, горящая заживо. Она кричит изо всех сил, но Кристабелле слышен лишь невнятный стон. Мама не слышит вовсе – из-за стен.
Ничего. Пусть ее услышат другие.

Где-то далеко, за звездами, не своим голосом вскрикнула другая девочка. Сорвалась с места, ошалелым взглядом обводя покои; казалось, с трудом узнала учителя.
– Лея, возьми себя в руки. Возмущение в Силе – не повод для обморока.
В иной ситуации она возмутилась – ведь не падала в обморок! – но сейчас сил хватило лишь на судорожный кивок. Хватала воздух, пытаясь прийти в себя.
А лорд Сидиус тем временем активировал терминал дальней связи. На том конце ответили быстро: видимо, ожидали вызов:
– Вейдер, заметил?
– Трудно было не заметить, учитель. Искать будем?
– Да. Подключишь Люка.
– Разумеется.
Вот и весь разговор.
Все трое Скайуокеров были учениками Императора. Он замкнул их на себя; а друг на друге они были замкнуты ввиду кровного родства. Палпатин находил это интересным экспериментом: не обычная связь «учитель-ученик», стандартная для одаренных, а целая сеть. Десятилетние Люк и Лея таких тонкостей, разумеется, не понимали. И всех возможностей не знали. Впрочем, сам Сидиус тоже не поручился бы, что знает: такие сети связей в Силе, основанных в равной мере на родстве и обучении, не практиковались уже тысячелетиями. Четверо одаренных, каждый из которых в равной степени связан с остальными.
Тройка Скайуокеров, с их врожденной сверхчувствительностью, служила Палпатину идеальным усилителем. Линзой. Сверхпроводником. И сейчас, несколькими словами убедив Лею вновь сосредоточиться на Силе, одновременно концентрируясь на Вейдере и Люке, находившихся за несколько тысяч световых лет, старший ситх принялся за поиск источника возмущения. Надо было поймать, понять и зафиксировать. В Силе. А через Силу выйти на реальные пространственно-временные координаты.
Возмущение было болью. И отчаянным криком, пришедшим откуда-то из пограничных с Неизведанными Регионами секторов. Чужая боль обжигала, в особенности близнецов, еще не до конца научившихся отделять в сознании свое собственное восприятие и приносимое извне. Почти сразу же вмешался Вейдер, прикрывая и частично изолируя сознание детей от внешнего возмущения. Сидиус не стал противоречить: в данном случае поблажка допустима, иначе сигнал, преломляясь в сознаниях Люка и Леи, будет слишком искажен.
Дальше, дальше… Ситхи направляли темные потоки, просматривая их, быстро и тщательно одновременно. А затем резкая остановка – источник пойман.
Теперь зафиксировать связь, сконцентрировать потоки Силы в один, одновременно всматриваясь в колебания ткани мира, исходящие из одной крошечной точки…

Комната, точка в отеле…
Отель, точка в Сайлент-Хилле…
Сайлент-Хилл, точка на Земле…
Земля, точка в галактике…
«Кто ты?»
Вопрос, пришедший из-за звезд. Отголосок вопроса, тень голоса, задавшего его.
«Помогите!!!»
«Ответь им тем же», отголосок мысли. «Бей в ответ».
Тьма космоса собралась, стянулась к ней. Тугая пружина, хлыст – коснись только, – и ударит.
И она коснулась. Темный вихрь расправился, и удар пришелся по одной из цепей, на которых висела рама.
Одно звено треснуло, не выдержав удар. И цепь распалась.
Рама отлетела в сторону, а затем, качнувшись, ударила по костру, – разбрасывая во все стороны горящий хворост. Пламя мгновенно перекинулось на портьеры и ковры на стенах.
Закричали сектанты, бросаясь в разные стороны.
Где-то там выли сирены полицейской машины и «Скорой»…
Молодой полисмен ворвался в горящую комнату. Метнулся к раме, и обжигая ладони, разомкнул оковы, снимая обгоревшее детское тельце.
А двое других чуть поодаль держали бьющуюся в истерике Далию…

Настоящее.
Тунка и Варада – сектора во Внешнем кольце, на самом краю исследованного пространства.
Край Империи. Край галактики.
Имперских сил там – всего ничего: небольшой флот, да гарнизоны на паре планет. Ах, да, столица сектора Варада – планета Скайе, на которой правит некая Кхарис, одаренная представительница местных жителей расы с‘кайтри, полулюдей-полуптиц. Одной из жертв террактов уже успел стать ее помощник, так что хочется верить: палки в колеса Алессе ставить не будет.
Агент Гиллеспи взяла свой собственный корабль: гражданский транспорт там, так и знай, ходит с перебоями.
Чирикнул астродроид, сообщая о проложенном курсе. Звезды вытягиваются в нити – корабль в гиперпространстве…

Прошлое.
Ее ненависть обжигала.
Теперь даже обычные люди чувствовали: с ней что-то не так. Медсестра заглянула в прозрачное оконце полога, и, встретившись взглядом с пациенткой, отшатнулась прочь в необъяснимом ужасе.
В первые же минуты пребывания Алессы в госпитале все медики объявили: пару часов, максимум день. Не больше. Но прошли одни сутки, начались вторые, а полностью обгоревшая девочка жила и находилась в сознании.
Невозможно.
Врачи совещались, время от времени заглядывая к загадочной пациентке. Отмечали показания приборов, осматривали ее и… поскорее покидали палату. Не признавались друг другу: рядом с девочкой им не по себе. И дело вовсе не в жутком виде жертвы сектантов.
На четвертый день медики уже не скрывали свое недоумение.
– Коллеги, давайте признаемся честно самим себе: мы понятия не имеем, почему Гиллеспи до сих пор жива.
Алесса знала об их удивлении.
Ощущала их эмоции.
Она и раньше замечала то, чего не видели другие. За это и была прозвана ведьмой. Но сейчас, когда она лежала, изнемогая от жгучей боли во всем теле, восприятие усилилось стократ. Обострилось и развилось.
Теперь она снова и снова стремилась испытать то невероятное ощущение мира вокруг себя. Увидеть далекие миры за звездами, почувствовать холодное прикосновение тьмы, такое прекрасное после объятий огня. Смягчавшее боль, облегчавшее страдания.
А еще тьма откликалась на ненависть. И подпитывала ее. Ненависть ко всем: Кристабелле и ее сектантам, боровшимся с грехом, горожанам, игнорировавшим существование секты охотников на ведьм, медикам, отчаянно боявшимся ее.
Реальный мир казался тусклой тенью видений, подаренных тьмою. А в них пела месть.
Иногда в видениях Алессы горел Сайлент-Хилл.
Иногда просто умирал. Улицы и дома превращались в покинутые пустоши, а с неба сыпался пепельный снег.
Временами город превращался в ад, и всевозможные монстры терзали его жителей.
А однажды она увидела, как с неба на город падал огненный дождь из зеленых лучей. И под каждым из них здания превращались в груды обломков, и плавились бетон и асфальт.
И в этот день тьма небес сошла на землю.

Белоснежный корабль скользнул над городом, выбирая удобное место для приземления. Таковым оказалась городская площадь.
Два нижние крыла, поднявшись, сомкнулись вверху, рядом с третьим, вертикальным.
Люк заглушил двигатели лямбда-челнока:
– Я могу пойти посмотреть?
– Нет. Останешься здесь.
Мальчик уныло положил локти на штурвал и уставился в транспаристил иллюминатора на собиравшуюся толпу зевак. «Они, что, имперских челноков никогда не видели?»
– Коуди, ты со своими людьми остаешься в челноке. Рекс, Блай, Эппо, пойдете со мной.

Горожане Сайлент-Хилла подались назад. Неосознанно, непроизвольно. Просто всей толпой сразу овладела одна эмоция, сделавшая их движения особенно слаженными.
Это был страх. Такой же необъяснимый, как страх медсестры, отшатнувшейся от постели Алессы.
Позже они с трудом могли объяснить себе этот страх. В конце концов, хоть модель летательного аппарата, приземлившегося посреди площади, и не была известна ни одной живой душе, но все же в трехкрылом самолете не было ничего сверхъестественного.
Зато было – в его пассажирах.
Точнее, пассажире.
Двухметровая фигура в черных доспехах. Вместо лица – черная же маска. И размеренное дыхание, более похожее на работу какой-то машины.
А еще от пришельца исходило ощущение уверенности в себе и своих возможностях. И дело было даже не в десятке людей в белой амуниции, сопровождавших его.
Просто почти каждый из горожан подсознательно понимал: у неизвестного на пути лучше не становиться. Почти каждый.
Кристабелла шагнула вперед:
– Демон!!!
Ответом ей было молчание. Даже другие сектанты не рисковали обращать внимание пришельца. А воительница с грехом и поборница чистоты не отступилась:
– В огне место демону!
Почти тут же ей в грудь уперлись два оружейных дула. Но по жесту незнакомца отстранились.
– Говоришь, я демон? – Низкий, механический голос развеивал последние сомнения: это не было человеком. Не могло быть.
– Тогда сражайся со мной.
– Наша вера защитит нас!
Ответа не последовало. Монстр просто взял стоявшую перед ним Кристабеллу за плечо и отодвинул в сторону со своего пути. Белые солдаты последовали за ним.

Алесса смотрела на колеблющийся белый полог, свисавший до самого пола по всему периметру кровати. Совсем близко, стоит только вытянуть руку, и можно коснуться белой ткани обугленной кожей пальцев…
В пологе было маленькое оконце, прикрытое полиэтиленом, – именно через него за девочкой чаще всего наблюдали врачи: «Неужели до сих пор жива?»
А еще она любила представлять в этом окошке саму себя.
Вот стоит по ту сторону полога маленькая девочка, точь-в-точь такая же, какой еще недавно была Алесса. Красивое детское личико с мягкими чертами, обрамленное длинными черными волосами, спадающими до пояса. Стоит такая девочка там, и смотрит на лежащую внутри. А у той руки черные – кожа обуглилась, и лицо, наверно, такое же, а волос нету вовсе. А девочка снаружи смотрит: «Давай их всех сожжем, чтоб им всем было так же больно» – «Давай». – «Всех-всех» – «Только маму не трогай».
Вытянуть руку из-под простыни, прикоснуться к пологу. Белая ткань тут же чернеет, обугливается. Вспыхивает пламя, мгновенно охватывающее весь полог. Горят обои, горит дверь палаты. Огонь вырывается наружу, распространяется по больнице, охватывает весь город.
– Достаточно.
Пламя разума Алессы словно натолкнулось на невидимую преграду. И пропало, точно и не было.
Белый полог по-прежнему свисает вокруг.
Вот только с одной стороны он приподнят, а в образовавшемся проеме стоит человек.
И его рука в черной перчатке сжимает ладонь Алессы. Ту самую, прикосновением которой она пыталась сжечь город…
– А ты сильная, – произносит голос, и девочка с удивлением осознает, что звучит он лишь в ее собственной голове. – Целую неделю сумела так прожить. Молодец.
И почему он кажется таким знакомым Алессе? Ведь в Сайлент-Хилле она ни разу его не видела, это точно. Такую необычную одежду, точнее, доспехи, ни с чем другим не спутаешь.
– А вы кто?
Собеседник улыбнулся. Мысленно.
– Я – один из тех, кто услышал твой зов о помощи. Помнишь?
– Ага.
Теперь и она узнала один из тех образов, сиявших во тьме космоса, которых она звала с костра в отеле.
Странно, но она, обычно очень недоверчивая и осторожная с людьми, сразу ощутила какое странное чувство… нет, не родства с этим человеком, а… общности, что ли.
– Ты пришел из-за звезд?
– Да. И если хочешь, могу забрать тебя к мирам звезд.
– А вы не останетесь в Сайлент-Хилле? Тетя Кристабелла так испугается, если вас увидит!
– Она уже увидела. И действительно очень испугалась, – последовал ответ. – – Но видишь ли, Алесса, я не могу здесь долго находиться. Там, за звездами, есть множество огромных кораблей, которыми я командую, – Имперский космический флот. Я не могу покидать их надолго. Поэтому решай: остаешься ли ты дома или летишь со мной.
Отправляться к мирам звезд Алесса не хотела. Точнее, никогда о таком не думала. Но от одной мысли, что если сказать правду, то незнакомец может просто развернуться и уйти прочь, сразу стало как-то одиноко и страшно.
– А мама?
Она, что, никогда больше не увидит маму?
– Ты будешь к ней приезжать, когда захочешь. Идет?
Алесса на мгновение попыталась представить себе, что этот человек просто разворачивается и уходит прочь. И она больше никогда его не увидит, не почувствует рядом с собою тьму и холод космоса, которые, казалось, стали его дыханием. Останется только мама, тетя Кристабелла и Сайлент-Хилл… Нет! Она тоже хочет быть такой же. Холодной и сильной. Могущественной победительницей.
– Да, идет! Только не оставляйте меня здесь!
– Храбрая девочка, – с одобрением заметил незнакомец.
А затем, наклонившись, одним движением подхватил Алессу на руки, словно пушинку, со всеми больничными простынями, в которые было закутано детское тельце. И переложил на что-то, очень напоминавшее носилки. Алесса только и успела заметить, что они парят в воздухе.
– А теперь спи.
С этой фразой на нее навалилась тьма. Не как обвал камней, а словно мягкая плотная перина, укутавшая все тело. Боль от ожогов куда-то исчезла, и девочка провалилась в темноту.

Люк стоял возле самого трапа. Сбоку. С любопытством выглядывал наружу. Хоть и скрытый дюрасталью стены, при попытке захвата мальчишка попал бы под удар одним из первых. Несмотря на цепь штурмовиков вокруг шаттла. Вообще-то, по инструкциям, пилот, в роли которого он напросился в эту поездку, при непродолжительной посадке на неизвестную планету обязан находиться на своем месте и быть готовым ко взлету в любой момент. Но любопытство оказалось куда требовательней чувства долга.
Едва отец появился в пределах прямой видимости, Люк уже приготовился быстро скользнуть вглубь шаттла, но не тут-то было.
Из толпы горожан вырвалась молодая женщина. Волосы растрепаны, одежда в беспорядке. Бросилась к носилкам, но налетела на штурмовиков:
– Куда?! Куда вы забираете мою дочь?!
Рэкс и Эппо попытались просто оттеснить женщину в сторону, но это оказалось не так-то просто: она цеплялась за руки мужчин, едва не падая.
– Отдайте мою Алессу! Вы не имеете права забрать ее у меня!
Вейдер повернулся к ней:
– Почему?
– Что? – недоуменно переспросила женщина.
– Почему мы должны отдать вам Алессу?
– Она – моя дочь!
Люк уставился на разворачивающуюся сцену во все глаза. Впрочем, как и горожане Сайлент-Хилла.
– Она больше не ваша дочь, – иногда казалось, что вокодер Темного Лорда все же может передавать интонации. По крайней мере, Люк мог сосчитать на пальцах одной руки все случаи, когда гнев отца ощущался так ясно. – Вы предали Алессу, отдав ее на растерзание фанатикам.
–Нет! – вскрикнула женщина, падая на колени. – Нет!
Черный плащ взметнулся, ударяя ее по протянутым рукам. Развернувшись, Вейдер стремительно направился к шаттлу. Рэкс и штурмовики не отставали. Люк едва успел метнуться через кают-компанию в кабину, на место пилота.
Едва последний штурмовик поднялся по трапу, Вейдер уже был в кресле второго пилота:
– Возвращаемся.
В иной ситуации Люк бы обязательно попросил бы отца задержать отлет на день-другой – посмотреть планету, но сейчас он счел за благо промолчать. Темный Лорд был явно не в лучшем настроении. Мальчик быстро защелкал переключателями – запустить репульсорные двигатели, поднять опоры… Все, как сотни раз прежде на тренажере. Главное, не отвлекаться и ничего не спрашивать: лишние вопросы только разгневают отца. Девочку на носилках, находившуюся сейчас в кают-компании шаттла, он узнал – по отблеску в Силе.
Все же, поднимаясь на репульсорах, Люк не удержался от искушения еще раз осмотреть всю площадь. Шаттл медленно развернулся вокруг своей оси. Толпа горожан стояла внизу неподвижно, и только та самая женщина, называвшаяся себя матерью девочки, билась в рыданиях. Вокруг нее все расступались, словно от прокаженной. А она внезапно поднялась, сомкнула руки над головой, и что-то прокричала в сторону шаттла. Что именно, Люк из кабины слышать не мог, да и не хотел. Он просто включил маршевые двигатели, до предела отжал руль высоты, и белоснежный шаттл скользнул в вечереющее небо, исчезая в его глубине так же быстро, как и появился.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Понедельник, 13.01.2014, 19:12 | Сообщение # 2
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Давным-давно в прошлом.
Она висела в пустоте – ни на что не опираясь, ни к чему не прикасаясь. Пошевелить рукой – непомерно трудно, словно увязла в болотной тине. Веки разомкнуть – и то непросто…
Разомкнула. Вокруг не тина – голубоватая мутная жидкость. На лице нечто вроде воронки с трубкой. Чтоб дышать, сообразила Алесса. Но воздух отдавал тошнотворно-сладковатым запахом, и такой же привкус стоял во рту.
Что удивительно, впервые за последние дни она не ощущала боли. Опустив голову, она могла различить лишь смутные очертания собственного тела. Повела рукой, поднося пальцы к глазам. И удивилась: черная обугленная кожа исчезла, зато были различимы все мышцы и связки. Но больно не было. Ничуть.
Было необычайно тихо. Единственным звуком был шум машины, нагнетавшей воздух в трубку. Алесса сделала гребок: интересно, насколько велик бассейн, в котором ее утопили?
Оказалось: отнюдь не велик. Одно движение, и ладонь наткнулась на стенку. Подплывя ближе к прозрачному… стеклу, не стеклу? – Алесса увидела за ним небольшое, ярко освещенное помещение с множеством невиданной техники и приборов, рядом с одним из них стоял… механический человек.
– Ух ты! – удивилась девочка. Прижалась носом к прозрачной стенке, стараясь получше рассмотреть это чудо. А оно само вдруг развернулось и пошло к ней. Понажимало какие-то кнопки на панели рядом с ванной.
Жидкость стала быстро убывать, втягиваясь в щели пола, вскоре вслед за ней отправилась и прозрачная стенка. Глянув под ноги, Алесса увидела себя парящей над полом.
– Позвольте представиться: ДК-5А, медицинский дроид общего назначения, – чудной скрипучий голос звучал безо всякого намека на эмоции.
– Меня зовут Алесса, – И рассматривая полосу странного светлого материала в «руках» машины, добавила: – Что это?
Следующие полчаса Алесса провела, подчиняясь приказам разумной машины: повернуться, поднять руки, опустить голову и тому подобное. А дроид брал из пакета полосы невиданного материала и наклеивал их прямо на тело девочки, тщательно разглаживая и прижимая к оголенным мышцам. Одну полосу впритык к другой. Ее буквально одевали – в новую кожу. И только после того, как на ее ступни были приклеены последние полосы, дроид нажал еще какую-то кнопку. Воздушная подушка под ногами девочки исчезла, и она мигом очутилась на полу. С ушибленными коленками.
– Оденьтесь, – дроид подал ей нечто вроде пижамы.
Алесса видела, как ее пальцы застегивают крючочки на ткани, но ничего не ощущала. Словно перебирала воздух. Пустоту.
– Тактильная чувствительность восстановится через две-три недели, – заметил дроид.

Настоящее.
Удивительно, но Кхарис сидела в обычном кабинете за обычным столом. Лишь изредка расправляла за спиной гигантские крылья, потягиваясь ими.
– Нам удалось установить личности членов группировки…
Алесса быстро просматривала на деке документы: отчеты следственной комиссии, биографии подозреваемых, их голографии, записи нападений. Да, молодой человек лет двадцати пяти явно был одаренным. В его плавных движениях, которыми он легко уходил от атаки противника в рукопашном стычке с охраной дворца Кхарис, был заметен стиль – нечто, похожее на Соресу, третью форму владения световым мечом. В прошлом он явно прошел неплохую подготовку как одаренный.
Но худшую, нежели Алесса. А, значит, справиться с ним и полдесятком его приспешников будет пусть и непросто, но возможно.
– Известно, где они скрываются?
Кхарис не пыталась скрыть досаду:
– Им удалось бежать с планеты на личном фрахтовике. Но мои ребята подбросили им безбилетного пассажира.
– Следящий маячок? – уточнила Алесса.
– Именно.
– Тогда нечего терять время, – девушка встала, намеренная завершить разговор.
– Погодите. – Правительница с’кайтри обошла стол, – Я отправляюсь с вами.
Еще чего не хватало! Только нянчиться с этой высокородной дамой Алессе было отнюдь не в радость.
– Мадам Кхарис, это небезопасно.
– Я сама одаренная. И обучалась у лорда Вейдера.
– А я – агент разведки, мадам. И запрещаю вам отправляться в подобную поездку. Это дело – не ваше.
– Агент Гиллеспи, – Кхарис подошла к Алессе. Взгляд: глаза-в-глаза. – Мой погибший помощник приходился ребенком моей матери. Так что это мое дело.

Давным-давно в прошлом.
…В гигантском ангаре запросто можно было поместить главную площадь Сайлент-Хилла со всеми прилегающими зданиями. Сейчас он был почти безлюден: лишь в дальнем углу несколько механических людей – дроидов – суетились вокруг какой-то металлической махины. Чтобы не отстать от быстро шагавшего лорда Вейдера, Алесса время от времени была вынуждена переходить на бег.
– Эти трехкрылые машины называют лямбда-шаттлами, те, с шестиугольными вертикальными плоскостями – ДИ-истребители, а вон та неуклюжая махина – транспортник для высадки шагоходов… – пояснял он девочке через Силу.
Двери ангара медленно разошлись в стороны, открывая вид, от которого у Алессы перехватило дыхание. Угольно-черное небо, усеянное звездами, и свинцово-серый полукруг планеты.
– Это и есть мир, где вы живете?
– Один из них. Это Центр Империи.
…Шаттл скользил вниз, в каменный лес домов-игл, тянущихся к небу. Огромное здание, похожее издалека на гору, приблизилось, обнаруживая вблизи россыпи арок, башенок и переходов между ними и плоских пятен – платформ. На одну из них и опустился шаттл. Вейдер вышел ничего, не объясняя, Алесса побежала следом.
Коридор разворачивался новыми поворотами, за которыми обнаруживались то статуи странных форм, то залы, похожие на маленькие площади, то узенькие крутые лестницы, изящными витками уводящие куда-то вверх. Алесса едва успевала крутить во все стороны головой, а уж рассмотреть это великолепие во всех подробностях и мечтать не приходилось. В одной из небольших комнат, целую анфиладу которых они пересекли, их встретил невысокий человек в черном плаще, почти полностью скрывавшем его фигуру. Лорд Вейдер опустился на одно колено:
– Ваше Величество.
«И это император?» Алесса не раз видела королей на картинках и в кино, и сейчас почувствовала себя обманутой. Где же шикарный трон, одежда, расшитая золотом и драгоценными камнями? А корона?
– Встань, мой ученик.
Алесса уставилась на человека в плаще. И наткнулась на цепкий, изучающий взгляд ярко-желтых глаз. На мгновение показалось, что мир вокруг перестал существовать, комнату затянул темный туман, и девочка растворялась в нем, исчезала. Из мглы возникали картины: Сайлет-Хилл, отель, Кристабелла с сектантами… А потом все исчезло, и вот Алесса снова в комнате дворца.
– Наша ученица, – сказал Император, словно принимая окончательное решение. Затем оглянулся на одну из дверей комнаты, словно ожидая чего-то. В следующее мгновение дверь распахнулась, и две девочки, рыжая и черноволосая, ураганом влетели в комнату. Черноволосая сразу бросилась к Вейдеру: «Папа, ты приехал! А где Люк? Почему он не с тобой?» Но он отстранил дочь, повернул ее к Алессе:
– Лея, Мара, познакомьтесь: это Алесса Гиллеспи, моя новая ученица.

Настоящее.
«След» от маячка вывел в звездную систему на окраине исследованного космоса. Еще пару минут в гиперпространстве – и они были бы уже в Неизведанных регионах.
Желтая звезда средних размеров.
Восемь планет вокруг нее: четыре дальних – газовые гиганты беспинского типа и четыре ближних – небольшие каменные, корускантского.
Два пояса астероидов: за четвертой и за восьмой планетами.
Сигнал устройства слежения шел с третьей от звезды планеты. Опутанной радиосигналами и спутниками явно искусственного происхождения.
Она опустила шаттл на какой-то поляне среди леса. Заблокировала управление. И пошла напрямик через лес, держа в руках портативный приемник. Кхарис шла следом.
Несколько километров пути привели к пустому кораблю, брошенному на произвол судьбы. И никого вокруг.
– Упустили, – прошипела Кхарис.
Алесса раскрылась, впитывая в себя Силу. И почувствовала присутствие другого одаренного. Слабое, едва заметное из-под ментальных щитов, рассеянное в пространстве. И все-таки ощутимое. Решение пришло само собой.
– Надо отправиться к ближайшему населенному пункту. Возможно, удастся что-либо выяснить…
– Отправляйся. А я поищу его иначе, – и развернув за спиной огромные крылья, правительница с’кайтри взмыла в воздух, почти мгновенно исчезнув за верхушками деревьев…
…Неширокая дорога уводила вглубь лесной чащи. Поворот за поворотом, все дальше и дальше. Алесса мчала на свупе и ветер хлестал ей в лицо. Она закрыла глаза, расширила сознание. Осознала мир вокруг себя: просторы леса, наполненные неразумной жизнью, город впереди. Скользила в потоках тьмы. По лицу хлещут потоки воздуха, по разуму – Силы… Недаром многие одаренные так любят скорость. Когда все вокруг обращается в мчащиеся силуэты, подобные мелькающим отблескам Силы. Это было наслаждением, одним из лучших в мире.
…Дорога оборвалась. Мостом над пропастью. Табличкой за мостом.
Давно забытые буквы складываются в слова, давние слова. Название, пришедшее из такого дальнего прошлого, что путается со снами.
«Добро пожаловать в Сайлент-Хилл».
Она ударила по тормозам – так, что мотор жалостно взвыл. И все равно остановилась намного дальше.
Вернулась. Вчиталась в вывеску. Буквы не изменились. Словно издевались над молодым агентом Имперского разведуправления.
Время сделало круг. И вернулось в свое начало.
Она вчиталась в буквы. Еще раз. А потом до отказа вдавила педаль, заводя мотор.
Прошлое осталось в прошлом. А она – настоящая она – на миссии, которую ей поручила директор Айсард.
Единственное, что заставило ее насторожиться, – полное отсутствие другого транспорта на дороге в город.

Она замаскировала свуп неподалеку от въезда. Дальше пешком – лишнее внимание ни к чему.
Город был какой-то странный. Многие дома, даже здесь, на главной улице, светились заколоченными окнами и заложенными кирпичом дверьми. И, тем не менее, время от времени появлялись прохожие, впрочем, стремившиеся как можно скорее покинуть улицу. Кое-где были открыты окна, а из-за них доносились голоса людей, да и в Силе было видно, что их жители занимаются своими делами, но…
Город не был мертвым: здесь еще жили люди. Город не был живым: слишком много покинутых домов, слишком мало жизни. Сайлент-Хилл напоминал безнадежного больного, который живет уже просто по инерции, из-за лени сделать тот последний шаг, который уводит в безвозвратность Великой Силы. Здесь не было отчаяния – лишь тупая, беспросветная безысходность. И тоска в Силе – хоть волком вой, все бесполезно.
Знакомое здание привекло взгляд. В этот ресторан на первом этаже Алессу приводила мама – праздновать девятый день рождения. Она толкнула заскрипевшую дверь, вошла, оглядываясь вокруг.
За четырнадцать лет ничего не изменилось. Тот же интерьер. Те же столики на гнутых ножках. Только в некогда белые столешницы намертво въелась грязь. Те же обои: светло- и темно-синие полосочки в голубой цветочек. Впрочем, узор почти неразличим под слоем копоти, а сами обои висят лоскутами. Линолеум на полу – клочьями. А за столиками – не семьи с визжащими детьми и лебезничающие парочки, а несколько личностей сомнительной внешности, выглядевших не лучше завсегдатаев кантин на нижних уровнях Корусканта. Казалось, здесь по сравнению с улицами дух умирающего города сконцентрировался и принял вполне определенный вид – задрипаной обстановки, звук – невразумительное бормотание пьянчуг, и даже запах – пота, мышей и гнили.
Алесса подошла к стойке. На табурет присесть не рискнула.
Бармен спал прямо на столе. Девушка резко постучала, раз, другой, заставляя мужика вернуться в реальность из сонного дурмана.
– Привет. Видел вот эту? – Ткнула ему деку с изображением одной из террористок – девушки возраста самой Алессы, стройной и рыжеволосой . Бармен посмотрел осоловевшим взглядом сначала на деку, потом на саму агентшу:
– А цыпочка… ик!... ничего, – и с этими словами, невесть к кому относившимися, снова опустил голову. Великолепно.
Так, имперские кредитки здесь явно не в ходу, значит, пряником воспользоваться не удастся. Алесса нащупала в кармане рукоять виброножа, примеряясь как лучше ухватить это сонное мурло, чтобы не сильно переполошить остальных, как затылком почувствовала на себе чей-то взгляд. Обернулась: «Что за хатт?..»
В углу лежала нищенка и в упор смотрела на нее.
Алесса несколько секунд пыталась различить черты лица, скрытого космами полуседых грязных волос. Не хотела признаваться себе в том, что уже знала, но чувствовала: от этого знания ей никуда не деться. Медленно сделала один шаг, второй…
– Мама?
Лицо нищенки сморщилось, скривилось:
– Алесса, доченька…
Жалости не было. Прошлое встает перед глазами: насмешками одноклассниц, холодной ненавистью Кристабеллы, огнем костра.
Эта женщина отдала ее на смерть. Самая родная, в объятиях которой Алесса всегда искала надежду и защиту – просто позволила Кристабелле забрать из своей ладони дрожащую детскую ручку.
Любовь к матери сгорела огнем ненависти.
Однажды на тренировке лорд Вейдер спросил Алессу, кого она так ненавидит, что Сила заворачивается вокруг нее огненными вихрями. И получил ответ: «Свою мать».
Тогда он ей ничего не сказал. А потом, спустя почти год, привез ее на Татуин. И рассказал о себе – не все, но многое.
– Я тоже мог бы ненавидеть Шми за то, что она никогда не пыталась вырваться из рабства.
– Это другое, учитель.
– Лишь отчасти, ученица. Твоя мать тоже была рабыней. Невольницей предрассудков ее общества. И у нее тоже не было сил вырваться из них.
– Но она предала меня. Мое доверие.
– Она попыталась тебя спасти. Искупить предательство, хотя и слишком поздно. Но другой матери у тебя не будет, ученица…

–…Вот здесь я живу. Правда, это же целые хоромы? Посмотри, как здесь просторно, доченька…
Алесса с сомнением оглядела внутренности полуразрушенного жилого дома. В проломах стен гулял ветер, играя наваленным в одной из комнат тряпьем. Кое-где стояла мебель – кресло с торчащими из сидения пружинами, трехногий стол, подпертый доской.
Теперь не было ни ненависти, ни презрения. Пустота. Равнодушие.
– Сейчас мы доченьке сделаем красиво, сейчас, сейчас будет удобно, – бормотала Далия, вытаскивая из кучи тряпья нечто, бывшее когда-то покрывалом и застилая им кресло. – Располагайся, Алессочка, отдохни.
Девушка с сомнением посмотрела на покрывало. Чтобы после такого гостеприимства вшей не пришлось выводить. Но присела. Пружины тут же впились в тело, и только привычка к боли, выработанная ситхскими тренировками, не позволила ей вскрикнуть и сорваться с места.
– Тебе супчик сварить, доченька? С мясом, а? У меня есть хорошее мясо, нежное…
Алесса мысленно представила, кому раньше принадлежало это мясо и сколько червей в нем копошится в данный момент.
– Нет, мама, я не голодна. Лучше скажи: ты кого-нибудь из них в городе видела?
Разведчица не слишком надеялась услышать положительный ответ, но мать, едва взглянув на экран, кивнула:
– Она пришла в город вчера. Сейчас так редко приходят новые люди из мира…
– Не отвлекайся от темы. Где она?
– Здесь, – произнес девичий голос. В дверном проеме стояла девушка. Та самая одаренная, которую преследовала Алесса.
Миг – и разведчица была уже на ногах. Металлическая рукоять сама скользнула в ладонь. Алое зарево скользнуло по стенам.
– Тебе меня не одолеть, – сейбер противницы разрезал воздух.
– Доченька, что ты делаешь? – Далия схватилась за ее руку, повисла. Алесса отодвинула ее – резко, возможно даже слишком резко, – толкнула на груду тряпок: – Не вмешивайся, мама.
Шаг вперед превращается в стремительный выпад. И вслед за смертоносным танцем клинков пляшет алое зарево по стенам. Выпад-удар-блок-увернуться. И снова все сначала, и резкий прыжок – через сальто уходишь назад, стоишь на груде кирпичей, чтобы через мгновение ударить сверху. Схватка – танец, и противница не слабее Алессы, и взвихряется Сила темными клубками…
– Ведьмы! Взять ведьм!
Крик разрывает молчаливый танец боя. Вокруг – люди. Вооружены кто чем: топора, ножи, ружья, пистолеты.
Девушки останавливаются. Вооруженная толпа повсюду: заглядывают в выбитые окна, теснятся в коридоре, топчутся в проемах стен. А сбоку – горделивая женщина в синем:
– Очистим наш город от скверны! – Кристабелла указывает на девушек взмахом руки. Те удивленно застывают, застигнутые врасплох за схваткой друг с другом, проворонившие другую опасность.
– Нет! Я не отдам вам мою дочь! – Далия стремительно подползла к Алессе, обхватила ее колени. – Я не позволю вам забрать Алессу во второй раз!
В ее голосе – искренняя решимость. Не малодушная покорность судьбе, не смирение – ненависть и боль. И сила – не Великая, иная, но настоящая сила, которую нельзя не почувствовать.
Алесса подняла мать с пола – Силой.
– Я не сдамся им так, мамочка, – сказала почти ласково, сама удивляясь этому тону.
Бластер – хорошее оружие, но не против фанатичной обезумевшей толпы, которая повсюду вокруг тебя. Лайтсейбер – тоже хорошее оружие, но не против ружей, пули которых при соприкосновении с лучом превращаются в раскаленные капли металла, но траекторию не меняют. А ее щиты Силы оказались слишком слабы, и через несколько минут их с бывшей противницей повалили на пол. Сектанты были разъярены до предела: несколько их сотоварищей рыдали от боли ожогов, нанесенных странным оружием ведьм. И их били – беспощадно, ногами, дубинами, камнями. До тех пор, пока обе девушки не затихли.

Перед глазами Алессы плыли разноцветные круги. Спустя несколько взмахов ресниц они сфокусировались в куполообразный потолок. Церковь.
Попытка пошевелиться привела к обнаружению себя привязанной к длинной деревянной лестнице, опертой о перила второго этажа-балкона. Напротив – ее давешняя противница, в таком же положении. Приходит в себя.
А внизу, на месте алтаря – аккуратно сложен хворост в костер.
И вокруг – толпа людей. Сектанты Кристабеллы.
И сама проповедница:
– Эта девушка – воплощение греха!
Она медленно обходит хворост:
– Однажды мы восславили святость. Мы сожгли ведьму и истребили зло. Но оно вернулось. Не убоимся же мы демона, братья и сестры!
– Не убоимся! – глухо прокатывается по толпе.
Так. Во-первых, спокойно. Надо оценить ситуацию. Просчитать пути выхода. И только тогда действовать…
– Так проведем мы линию на песке и скажем: «Ты не пройдешь, демон!»
Все тело опутано веревкой. А за спиной навязано с полдесятка узлов. Ее противница в не лучшем положении.
– И те, кто несут в себе демона, должны быть очищены огнем, из которого пришли! – В стремительном развороте она указала на Алессу. – Сжечь ведьму!
– Сжечь ведьму! Сжечь ведьму! – прокатывается по толпе.
Время от времени слышны чьи-то судорожные рыдания. Вывернувшись, Алесса увидела мать, лежащую в углу. Темная ярость поднялась откуда-то с глубин сознания, затопляя мир вокруг. Сила свертывается тугими петлями.
Где-то сбоку скользнула внезапная тень. Алесса оглянулась: Кхарис! А та, прижав палец к губам, мгновенно оказалась у нее за спиной с кинжалом в руках. Не лайтсейбер и не вибронож: древнее оружие представляло собой узкую пластину металла, отточенную до зеркального блеска. Но она не блестела – покрытая кровью.
– Я разрежу несколько веревок, а остальные сорвешь Силой. Потом выбирайся на купол, я буду рядом на шаттле, подхвачу. – С этими словами она скользнула прочь, но несколько веревок на Алессе заметно ослабли.
– Стой! – Скорее в Силе, чем вслух, воскликнула Алесса, но Кхарис оглянулась. Разведчица кивнула на рыжую девчонку: – Она – арестованная, которую я должна доставить в Центр. Но я хочу спасти мать. Поможешь?
Ответ Кхарис прозвучал в Силе:
– Рыжую беру на себя. Удачи.
– Удачи, – ответила Алесса.
– Сжечь ведьму! – с этим возгласом Кристабелла бросила факел в хворост. Затрещало пламя.
«Они дождутся, когда костер разгорится, и тогда наклонят лестницы так, что мы окажемся висящими прямо над огнем. Это мой шанс».
Кхарис появилась на противоположной стороне галереи. Присела возле рыжей, разрезая веревки.
– Да очистит огонь грех! – Кристабелла взмахнула рукой. Ничего.
«Это был сигнал для опускания лестниц. Но почему?», мелькнула мысль. А затем взгляд упал на Кхарис, все еще орудовавшую напротив с окровавленным кинжалом. Все ясно: подручные Кристабеллы, в чьи обязанности входило опустить лестницы, находились на галерее и помешали бы Кхарис освободить пленниц.
Значит, все придется делать самой. Алесса дернулась всем телом вперед, освобождаясь от остатков веревок. Мгновение она балансировала на перекладине лестницы, а потом бросилась вниз и в сторону. Сила бросила ее над огнем как раз туда, куда она рассчитывала – на пол церкви рядом с матерью.
Прежде чем обомлевшие от такой неожиданности сектанты успели произнести хоть слово, по церкви пролетел мощный порыв ветра, исходивший откуда-то сверху. Поднявшим головы предстала удивительная картина: женщина висела под куполом церкви, размахивая огромными птичьими крыльями. А в ее руках была вторая ведьма.
Несколько мгновений единственным звуком был шум от взмахов крыльев. Затем женщина-птица внезапно скользнула к одному из витражных окон. На лету ее крылья свернулись за спиной, а в следующее мгновение она пробила стекло головой и исчезла вместе со своей ношей.
Звон падающих осколков стекла привел толпу в чувство:
– Держите демона! – Вскричала Кристабелла, указывая на оставшуюся разведчицу.
– Мама, бежим! – Алесса рванула Далию, заставляя ее подняться на ноги, но та на первом же шаге споткнулась, едва не упав снова. Девушка повернулась к дверям. Те были закрыты. На то, чтобы выбить их, уйдет время – драгоценное время…
Да какого хатта?! Какого жирного хатта, она, агент Имперского Разведуправления, инквизитор, ученица Темных сит-лордов, должна бежать от этой толпы? Кто они и кто Алесса?
Ярость плеснула огненной волной по мозгам. Алесса выпрямилась, повернулась к сектантам:
– Вы ищете в своей вере спасение от демонов и ведьм, но кто сказал, что она вас защитит?
Кристабелла выступила вперед. Подняла над головой узорчатый крест:
– Ты не пройдешь, демон!
– Как бы не так, – рассмеялась Алесса. Обвила потоки Силы вокруг шеи проповедницы, рванула вверх, одновременно затягивая удавку. Кристабелла повисла над полом, царапая руками шею в надежде сорвать невидимую петлю. А толпа сектантов отхлынула в ужасе. Потянулись руки, сложенные в ритуальном знаке проклятия. Глупые смешные надежды: Силе безразличны символы и слова – важна лишь воля того, кто направляет ее потоки.
Кристабелла хрипела от нехватки воздуха, рвалась из хватки и не могла освободиться. Взглянула в глаза Алессы и прочла свой приговор.
– Прощайте, тетя Кристабелла, – с этими словами Гиллеспи сжала пальцы в кулак. Резкий взмах рукой – и уже мертвое тело летит в толпу. Люди шарахнулись в стороны, и снова застыли. Труп мешком упал на разгоревшийся костер.
Алесса медленно обвела взглядом толпу. Многие сектанты отводили глаза, боясь смотреть на нее.
– Прощайте, люди Сайлент-Хилла.
Повернулась к двери. «Хоть бы она сразу открылась, не то весь эффект будет потерян». Разведчица сконцентрировала Силу и ударила.
Удалось. Хлипкий засов отлетел в сторону, створки распахнулись. Алесса рывком подняла Далию:
– Идем, мама.
Вышла прочь, не оборачиваясь. На всякий случай ощупывала толпу Силой, но никому не пришло в голову нападать. Вот и хорошо.
Снаружи был туман, хлопьями севший на город. Открытый трап парившего на репульсорах шаттла почти касался одного из надгробий на церковном кладбище. Кхарис дожидалась их, придерживаясь за одну из опор трапа. Не говоря ни слова, она быстро втянула Далию, дождалась, пока запрыгнет Алесса, и исчезла в кабине. Взвыли маршевые двигатели, и белый трехкрылый шаттл утонул в облаке густого тумана.
«Прощай, Сайлент-Хилл».
Алесса вспомнила свои давние видения о гибели города. Усмехнулась: ни одно из них не сбылось. По улицам не бегали монстры, и пепел не сыпался с неба, да и обгоревших домов здесь не было. Сайлент-Хилл не сгорел и не умер: он просто сгнил заживо. Да будет так.

Император пристально всматривался в лица обеих девушек. Лорд Вейдер, как всегда непроницаемый, наблюдал.
– Вы обе справились с заданием, ученицы.
– Обе?! – потрясенно выдохнула Алесса, от изумления позабыв о субординации. – Но эта террористка…
– Агент Гиллеспи, познакомьтесь с моей ученицей Широй Элан Коллой Бри, – произнес Вейдер.
Алесса потрясенно переводила взгляд с одного Темного Лорда на другого. А мнимая террористка весело смеялась.
– А… А взрывы?
– Взрывы были настоящие, – показалось Алессе, или Император и впрямь посмеивался? – Самые настоящие. И их расследованием занимались люди из СИБ. Виновные уже отправились на Кессель.
– Но зачем?! – Алессе едва удавалось скрыть возмущение в голосе.
– Ты должна была встретиться со своим прошлым, ученица, – произнес Вейдер. – А сейчас отправляйся домой. Отдохни, помедитируй, разберись в себе. Сделай выводы из своего прошлого.

– Ты уходишь? – Далия стояла в прихожей, опустив руки вдоль туловища. Как-то странна и безнадежна была ее поза, и Алесса шагнула к матери.
– Я вернусь, мамочка. К вечеру, если ничего особенного не произойдет. А если что, я свяжусь с тобой. По коммлинку.
Мать кивнула.
– Ты не бойся, со мной ничего не случится, – уверенно заявила Алесса, уже выходя на площадку турболифта: – Пока, мамочка.
– Пока, Алесса.

Когда им с Люком было, наконец, разрешено выключить лайтсейберы, казалось, что по ней проскакало стадо бант.
– Люк, я намерен поговорить с Алессой.
Парень кивнул: «Да, отец» и быстро исчез за дверью. Лорд Вейдер обратился к ученице:
– Ты привезла в Центр Империи свою мать и поселила в своей квартире.
– Да, учитель.
Она ожидала этого разговора. И все равно было трудно. За давящей тьмой в Силе мысли учителя скрыты наглухо. Не понять, одобряет он или гневается.
– Ты простила ей предательство?
– Другой матери у меня не будет, учитель. Я поняла ее, – тут голос Алессы на мгновение дрогнул, но затем она быстро овладела собой: – и простила.
Лорд Вейдер медленно кивнул. Затем, после паузы, добавил:
– То, что я скажу сейчас, должно остаться между нами.
– Как прикажете, учитель.
– Люк и Лея завидуют тебе, Алесса. Они никогда не знали свою мать.
Она помолчала мгновение, пытаясь подобрать подходящие слова. А потом внезапно – поняла, что должна сказать правду:
– А я завидую им. – И добавила: – Их не предавали родные.

Конец.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
VALERIAДата: Понедельник, 13.01.2014, 21:33 | Сообщение # 3
вечный стажер
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 624
Репутация: 119
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Прочла с удовольствием. Некоторые моменты не просто царапнули, задели за живое. И не потому что это фанфик, написанный под впечатлением фильма, здесь отражены некоторые аспекты нашей жизни, от которых иногда пытаемся спастись бегством в свой мир. Поэтому просто


Зрачок вертикальный, значит гибрид рейфа
 
Darth_ElliaДата: Понедельник, 13.01.2014, 22:14 | Сообщение # 4
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
VALERIA, спасибо за отзыв)
Цитата VALERIA ()
Некоторые моменты не просто царапнули, задели за живое.

А можно подробней? Хоть пару слов, чтобы почувствовать взгляд со стороны.
Цитата VALERIA ()
фанфик, написанный под впечатлением фильма,

Под впечталением и после переосмысления:)


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
rrДата: Понедельник, 13.01.2014, 23:00 | Сообщение # 5
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 993
Репутация: 221
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Как интересно сплетен кроссовер, сюжетная линия просто великолепна, оторваться от прочтения невозможно. И переживания и события описаны без лишнего пафоса, но цепляет хорошо.
 
Darth_ElliaДата: Понедельник, 13.01.2014, 23:47 | Сообщение # 6
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
rr, спасибо за отклик)
Цитата rr ()
И переживания и события описаны без лишнего пафоса, но цепляет хорошо.

Пафоса и в каноне хватает


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
VALERIAДата: Вторник, 14.01.2014, 23:58 | Сообщение # 7
вечный стажер
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 624
Репутация: 119
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
Алесса с сомнением оглядела внутренности полуразрушенного жилого дома. В проломах стен гулял ветер, играя наваленным в одной из комнат тряпьем. Кое-где стояла мебель – кресло с торчащими из сидения пружинами, трехногий стол, подпертый доской. Теперь не было ни ненависти, ни презрения. Пустота. Равнодушие. – Сейчас мы доченьке сделаем красиво, сейчас, сейчас будет удобно, – бормотала Далия, вытаскивая из кучи тряпья нечто, бывшее когда-то покрывалом и застилая им кресло. – Располагайся, Алессочка, отдохни. Девушка с сомнением посмотрела на покрывало. Чтобы после такого гостеприимства вшей не пришлось выводить. Но присела. Пружины тут же впились в тело, и только привычка к боли, выработанная ситхскими тренировками, не позволила ей вскрикнуть и сорваться с места. – Тебе супчик сварить, доченька? С мясом, а? У меня есть хорошее мясо, нежное…

Вот здесь. К сожалению подобное для меня не ново. И такую жизнь, полуразрушенный дом, или квартиру алкоголиков мне иногда приходится посещать. А бывает просто нищета. А люди намного человечнее.


Зрачок вертикальный, значит гибрид рейфа
 
investigatorДата: Воскресенье, 09.02.2014, 10:57 | Сообщение # 8
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Отлично! Мне понравилось. Очень хорошо обозначена мотивация главной героини. Я не смотрел «Сайлент Хилл», поэтому не сразу догадался, кто такая Алесса. ) Однако даже для нуба, коим я являюсь, написано так, что не плаваешь в матчасти. Довольно интересна, на мой взгляд, трактовка образов Леи и Люка, как адептов тёмной стороны Силы. Точнее, в моих глазах эти образы как-то не увязываются с каноном - уж слишком Лея и Люк тошнотворно-правильные и патриотичные борцы за революцию.) Далее по пунктам:
Цитата Darth_Ellia ()
Видела надписи «ведьма», выцарапанные перочинным ножиком на крышке парты, изрисованные тетради и учебники…
– Жги ведьму! – кричала толпа десятилетних девчонок, загоняя одну из ровесниц в угол класса.

*назидательно* Я всегда говорил, что дети – это личинки сотоны.
Цитата Darth_Ellia ()
Край Империи. Край галактики.
Имперских сил там – всего ничего: небольшой флот, да гарнизоны на паре планет.

Так и просится абзац следующего содержания. «Как всегда водится в подразделении, дислоцированном по принципу «подальше от начальства – поближе к кухне», имперский гарнизон совершенно распустился. Про казарменное положение уже никто не вспоминал, все контрактники расползлись по съёмным квартирам. Кое-кто даже заимел собственную хату, жинку и огород. Офицерский состав в основном бражничал, волочился за бабами и просаживал жалованье в подпольных казино. Спорадически между служивыми, местным электоратом, погранцами, либо таможенниками (которые подчинялись другим ведомствам) вспыхивали ссоры, завершавшиеся мордобоями и, как следствие, отсидкой в КПЗ муниципального отдела военной полиции. (Отсидка заканчивалась после визита в отдел замполита с презентом, в котором смутно угадывался силуэт бутылки.) Командир части в рабочее время решал личные вопросы шкурно-меркантильного характера (в частности, по предварительному сговору с олигархами принимал активное участие в попиле бабла, выделенного из федерального бюджета на разработку циркониевого месторождения). Начальник штаба на службе не появлялся уже три месяца. По слухам, жёстко сидел на стакане. На его рабочем столе пылилась гора неизданных приказов, покрытая слоем пыли.
Лишь один человек пытался перебороть систему – начальник отдела кадров. Падение дисциплины он не одобрял и решительно боролся с факторами разложения. Разумеется, его борьба результатов не приносила, ведь не может один человек противостоять коллективу! Кроме того, за вышеперечисленные факторы сам борцун мог получить по фуражке из министерства обороны – почему ДОПУСТИЛ??? Хочется отметить, что на начальном этапе борьбы ему содействовал «особист», но недолго. В ходе пьянки по случаю очередного «Дня Гранёного Стакана» Цепному Псу Кговавого Режима так лихо намяли бока, что он две недели провалялся в стационаре. Выводы для себя сделал: с тех пор держался тише кулера, ниже драйвера.
Вот в такую замечательную атмосферу всеобщего разгильдяйства, лени, праздности и анархии окунулся имперский Инквизитор. При одном взгляде на сие непотребство волосы Алессы встали по стойке «смирно» не только на голове».
Пстите, не удержался.)
Цитата Darth_Ellia ()
Ненависть ко всем: Кристабелле и ее сектантам, боровшимся с грехом, горожанам, игнорировавшим существование секты охотников на ведьм, медикам, отчаянно боявшимся ее.

Я бы вычеркнул из списка медиков, но включил мамашу: с точки зрения юриспруденции - у неё как минимум соучастие в покушении на убийство, выраженное путём пособничества.
Цитата Darth_Ellia ()
Белоснежный корабль скользнул над городом, выбирая удобное место для приземления. Таковым оказалась городская площадь.

Так-так, Империя добралась до Земли. Интересно, почему не подмяла под себя неплохой обитаемый мирок, проигрывающий ей технологически? )
Цитата Darth_Ellia ()
Кристабелла шагнула вперед:

Опа! А она ещё на свободе? Чем же в этом Сайлент-Хилле правоохранительные органы занимаются?
Цитата Darth_Ellia ()
Она, что, никогда больше не увидит маму?

Фтопку такую маму, ИМХО.
Цитата Darth_Ellia ()
Бросилась к носилкам, но налетела на штурмовиков:
– Куда?! Куда вы забираете мою дочь?!

Алё, болезная.) Где ты раньше была, когда твою дочку жгли сектанты?
Цитата Darth_Ellia ()
Сигнал устройства слежения шел с третьей от звезды планеты.

*размышляет* Либо кораблик уже брошен, а птичка улетела, либо террористы – конченые дятлы, либо замануха.
Пы.Сы. Дочитал до конца. Таки замануха.)
И ещё один вопрос: если верить Педивикии, Сайлент Хилл существовал в нескольких измерениях. Вот-с, любопытно-с: Алесса побывала в одном Сайлент Хилле или в двух разных? И не существовал ли в третьем измерении Сайлент Хилл с монстрами и пеплом, который она создала мысленно?


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Darth_ElliaДата: Воскресенье, 09.02.2014, 17:20 | Сообщение # 9
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата investigator ()
Я не смотрел «Сайлент Хилл», поэтому не сразу догадался, кто такая Алесса. ) Однако даже для нуба, коим я являюсь, написано так, что не плаваешь в матчасти.

Я же, как-никак, знала, что пишу для фандома ЗВ, а не кошмаров-крипипасты
Цитата investigator ()
Довольно интересна, на мой взгляд, трактовка образов Леи и Люка, как адептов тёмной стороны Силы. Точнее, в моих глазах эти образы как-то не увязываются с каноном - уж слишком Лея и Люк тошнотворно-правильные и патриотичные борцы за революцию.)

Это да. Из-за этой правильности я с огромным трудом читала пост-эндорский канон)) А уж недавний цикл "Наследие", в котором Джейна Соло убивает своего собственного брата, перешедшего на ТСС
Цитата investigator ()
Так и просится абзац следующего содержания.



Цитата investigator ()
если верить Педивикии, Сайлент Хилл существовал в нескольких измерениях. Вот-с, любопытно-с: Алесса побывала в одном Сайлент Хилле или в двух разных?

Дело в том, что Сайлент-Хилл в паралельных измерениях создала сама Алесса, когда сожгла город. А в этой альтернативной версии она просто не успела этого сделать: Вейдер за руку ухватил - в буквальном и переносном смысле.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Форум » Мир Звёздных Войн » Фанфики по Star Wars » Тихий Мир. (АУ-кроссовер ЗВойн и ужастика "Сайлент-Хилл")
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017