Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 13 из 14«1211121314»
Модератор форума: investigator, tatyankaWraith, Darth_Ellia 
Форум » Уголок толкиениста » Фанфики по вселенной Толкиена » Галактика за Вратами Ночи. (Кроссовер SW и ВК)
Галактика за Вратами Ночи.
Darth_ElliaДата: Вторник, 11.02.2014, 02:42 | Сообщение # 1
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Название: Галактика за Вратами Ночи.
Фандом: Звездные Войны и Властелин Колец.
Автор: Эллия.
Бета: сама управляюсь.
Рейтинг: R.
Жанр: экшн, возможно добавится драма.
Размер: еще не вполне определилась, но большой.
Персонажи: канонные, но в крайне неканонных ситуациях.
Описание: Гранд-адмирал Траун отправляется исследовать Неизвестные Регионы, но перед этим по просьбе Императора навещает некую звездную систему по определенным координатам, в которую до сих пор никто не мог попасть. Откуда Его Величеству известны эти координаты, ведает лишь сам старший ситх… да, пожалуй, один из его давних знакомых, некто сенатор Эрраэнэр, частый гость Альдераана, которого юная принцесса Органа с малых лет привыкла называть «Астар» – «Учитель»…
Предупреждение: некоторые мотивы почерпнуты из ЧКА – уж очень подходяша к теме фика идея об иных мирах, которые видел Мелькор в Пустоте.

Пролог
Эпизод I: Новая надежда.

Глава 1. Барьер
Глава 2. Первый контакт третьего уровня. часть 1 часть 2
Глава 3. Свой-чужой. часть 1 часть 2 часть 3
Глава 4. И снова первый контакт, или пленники Таникветиль. часть 1 часть 2 часть 3
Глава 5. Союзники и противники. часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6
Глава 6. Даркнелла и Ривенделл. часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6
Глава 7. Майар Мелькора. часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5
Глава 8. Память о доме, память дороги... часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5
Эпизод II. Империя наносит ответный удар.

Глава 1. Средиземье, застланное Тьмой. часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5
Глава 2. Черная Дева-Полынь. часть 1 часть 2 часть 3
Глава 3. "Танкодром". часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5
Глава 4. Пути Людей среди звезд Эа. часть 1 часть 2



Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Воскресенье, 18.10.2015, 01:46 | Сообщение # 301
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата lyub-galagano ()
Интересные свойства у камушка. Источник энергии занятный, как бы у джедаев не возникло мыслей о необходимости добыть кристалл и распилить его на световые мечи.

Последние джедаи сейчас прячутся вместе с Альянсом на Явине-4, им не до того, чтобы камушки воровать. А ситхи не польстятся: ситхи кристаллы для своих мечей делают сами.
Да и сомневаюсь, что сильмарилл можно так просто распилить


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
GreenTeaДата: Воскресенье, 18.10.2015, 23:11 | Сообщение # 302
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 6613
Репутация: 144
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
Так что разговор двух соотечественников будет долгим и продуктивным

Потом Мелькор будет носить обоим в больничку апельсины

Цитата Darth_Ellia ()
Интересно было же из феаноринга ситха растить

Всё-таки он немножко - саааамую чуточку - Моргот

Цитата Darth_Ellia ()
А кто именно помог -пусть пока будет секрет

Я чувствую чью-то интригу, и не факт, что добрую
 
GreenTeaДата: Воскресенье, 18.10.2015, 23:13 | Сообщение # 303
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 6613
Репутация: 144
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
Я, конечно, художник от слова "худо" и вынуждена пользоваться всякими программами-"одевалками"

А ничего так вышло
 
antryzh9984Дата: Воскресенье, 18.10.2015, 23:29 | Сообщение # 304
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата GreenTea ()
Я чувствую чью-то интригу

"It's a trap!". Что, если смысл этой интриги был а-ля канонная судьба Кольца - чтобы когда Маэдрос с Эарендилом в незнамо какой раз сцепились (ну, предположим, в эпической битве "ДИ против Вингилота"), один из сильмариллов... ну, скажем, угодил в чёрную дыру? Нет одного из камней - нет воскрешения хотя бы одного из Древ (банально не хватит сырья на действо).
 
lyub-galaganoДата: Вторник, 20.10.2015, 22:18 | Сообщение # 305
Пол:
Группа: Друзья
Сообщений: 37
Репутация: 8
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
"Руссо Нарион"- это очень близкое по звучанию с прошлым ардовским, имя в Арде много значило. Неудивительно, что он себя вспомнил. Интересно, кто же так с нарек галактическое воплощение Майтимо. В случайность такого совпадения не верится.


Сколько было в веках
С плеч слетавших голов, с корнем вырванных глав...
Но тогда, умирая безвестным, под вой озверевшего стада,
Он был прав!...


Сообщение отредактировал lyub-galagano - Вторник, 20.10.2015, 22:19
 
Darth_ElliaДата: Среда, 21.10.2015, 22:05 | Сообщение # 306
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата lyub-galagano ()
"Руссо Нарион"- это очень близкое по звучанию с прошлым ардовским, имя в Арде много значило.

Ага, и это не случайно)
А кто именно нарек - пока неизвестно


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Понедельник, 02.11.2015, 20:45 | Сообщение # 307
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 8. Память о доме, память дороги... Часть 2


За тот месяц, что ему пришлось провести в Императорском дворце, Эарендил уже вспомнил все известные рассказы о случаях пленения эльфов в Ангбанде. О том, как их отправляли на рудники и каменоломни. О том, как эльфы уходили в Чертоги Мандоса, не выдержав давления Темной Стороны.
И, наконец, самое страшное – о том, какими из Ангбанда – возвращались.
Да, пленники Моргота иногда возвращались. С вывернутым сознанием, уверенные в правоте Темных. С измененной – искаженной фэа. Враги – своим прежним собратьям. Сначала их пытались исцелить сами, потом – просто убивали. Пусть их фэар исцелит Вала Намо Мандос в своих чертогах – потому что сил эльфов на это не хватало.
Впрочем, ничего подобного с Эарендилом не происходило. Он мог даже более-менее свободно ходить по дворцу – разве что за спиной неизменно следовала пара безмолвных фигур в красных шлемах и плащах – воинов из Алой Гвардии Императора. Полуэльф все время ощущал темную пелену, нависшую над Корускантом – присутствие Моргота и его прислужников, в особенности того из них, что называет себя Императором Галактики. Но его самого не то, что никто не пытал – не разговаривал. Даже меч не отобрал.
Нет, если быть точным, несколько человек в первое время пытались с ним заговорить – чаще всего человеческие женщины – но Алые гвардейцы их просто отодвигали в сторону. Потом и сам Эарендил стал избегать светских дам Центра.
Несколько раз он видел ту самую разведчицу, с которой познакомился на Даркнелле при столь странных обстоятельствах. Впрочем, всякий раз встречая ее изучающе-холодный взгляд, Эарендилу становилось не по себе: полуэльф вспоминал, что он так и не сумел помочь ей арестовать ее противников-джедаев, а, стало быть, по правилам карточной игры сильмарилл принадлежит именно ей. В такие минуты он осторожно дотрагивался до спрятанного от лишних глаз под одеждой ожерелья с Камнем – без него и домой можно не возвращаться: Варда на месте убьет.
И однажды, стоя на огромном балконе, иногда служившим посадочной площадкой, и любуясь сиянием корускантского заката, красно-оранжевые лучи которого иглами впивались в небо, вырываясь из-за дальних небоскребов, Эарендил услышал за спиной стремительные шаги. Обернулся – и остолбенел от изумления, почти сразу сменившегося ненавистью: к нему приближался тот, кого он видеть здесь не ожидал – а стремился к подобной встрече еще меньше.
Лорд Маэдрос Феанарион собственной персоной.
Ошибки быть не могло: высокий рост, медно-рыжие волосы, заплетенные в небрежную косу. Серые глаза – взгляд, точно сталь эльфийского меча.
Эарендил отступил на шаг, упершись спиной в ограждение балкона.
«Невозможно!!!» – первая мысль. «Да как он здесь оказался?! Он же в Чертогах Мандоса должен быть!» Пораженный Эарендил даже не обратил внимания, что одет предполагаемый сын Феанора отнюдь не так, как должно было бы одеваться эльфийскому лорду, но сейчас ему было не до обдумывания таких деталей. Впрочем, стоило Маэдросу приблизиться и заговорить, как все сомнения Эарендила развеялись:
– Приветствую тебя, Эарендил, сын Туора. Какие судьбы завели тебя в мир, столь удаленный от нашей родины-Арды?
– Приветствую и я тебя, лорд Маэдрос, родич мой, – ответил Эарендил, отметив про себя, что упоминание его отца-человека от феаноринга ничего хорошего означать не может. – Мои пути указаны повелениями Великих Валар – следить, дабы не вернулся на нашу родину-Арду проклятый Моргот с войском темных тварей из-за Грани.
– Неплохой же ты способ нашел выполнять повеления Валар, Эарендил. Уж не сам Манве приказал тебе погостить у Императора Галактики, что на деле – ученик Моргота? Или, может Варда отправила – шататься по кантинам на Даркнелле? – в голосе Маэдроса теперь звучала сталь.
– Я должен следить за происходящим в Галактике, – отрезал с досадой Эарендил. «Не хватало, чтобы он еще Сильмарилл начал требовать! Небось, для того и явился, убийца сородичей!» – А что сюда привело тебя, лорд Маэдрос? Неужели ты уже искупил свою вину за пролитую эльфийскую кровь, что Валар тебя уже выпустили из Чертогов Мандоса? – И полуэльф увидел, как помрачнел феаноринг. И тут же сам пожалел, что свернул на опасную тему. Конечно, Эарендилу больше всего хотелось бросить в лицо ему обвинения в смерти жениной семьи, похищении сыновей и уничтожении его города, но он понимал: время и место для этого – крайне неудачны.
– Валар не выпускали меня из Чертогов, – отрезал Маэдрос. – Сам знаешь: Феанор и сыновья его прокляты, и до конца времен оставаться нам бесплотными призраками среди теней. Вот только мне помогли уйти – на Пути Людей.
– Но как же, – Эарендил изумился еще больше: – как же это возможно? Даже Намо не волен отправить эльфа на Пути Людей, или удержать фэа человека в Чертогах. Только Круг Валар может принимать подобные решения…
– Представь себе, не только, – отозвался феаноринг. – Была там одна такая эльфийская дева… – Он запнулся, словно сказав что-то лишнее. – Впрочем, никакого значения не имеют те события – сейчас. А что имеет – так это украденный Камень моего отца, доставшийся твоей супруге от ее предков. Который сейчас ты прячешь от меня.
– Родители отца моей жены добыли Сильмарилл у Моргота, – воспротивился Эарендил. – Он принадлежит нашей семье.
– Моргот украл Сильмариллы у моего отца, создавшего их, – отрезал Маэдрос. – Камень принадлежит нам, и мы давали Клятву – вернуть его во что бы то ни стало.
– Так что же вы не отобрали их у Моргота? Или с народом эльфов-синдар оказалось воевать проще, чем с северными тварями? Вы, феаноринги, просто трусливые шааки: вы разоряете города других эльфов, доводите до самоубийства женщин и крадете детей. И оправдываетесь – снова и снова своей поганой Клятвой! И знаешь что, Маэдрос? – Эарендил умом понимал, что давно перешел все мыслимые и немыслимые пределы, но, заговорив на больную тему, остановиться уже не мог. – Ты хочешь отобрать у меня Камень – неужели забыл, как два других Сильмарилла жгли ваши руки, запятнанные кровью невинных эльфов, погибших в Альквалондэ, Дориате и Гаванях?
– Не забыл, – мрачно отозвался Маэдрос. Поднял дюрасталевый протез вместо правой ладони: – Теперь жечь нечего, можешь не беспокоиться. Отдавай Камень, полуэльф. По-хорошему.
– Этого не будет, – ответил Эарендил. – Сами Великие Валар поручили мне сильмарилл, дабы озарял его свет всю Арду…
– И кантину на Даркнелле заодно, – перебил его Маэдрос. – Мне безразличны приказы Валар, и сейчас ты пожалеешь, что не отдал мне Камень!
Эарендил заметил быстрое движение Маэдроса и успел отреагировать – алый луч светового меча загудел, натолкнувшись на серебристый клинок, шесть тысяч лет назад откованный в Гондолине.
– Вижу, ты владеешь оружием ситхов, – заметил Эарендил. – Я даже неудивлен: вы, феаноринги, и прежде немногим отличались от Моргота! – Вывернулся из-под удара, бросился в сторону. Отвел следующий выпад. – А сейчас ты, должно быть, и вовсе служишь ему! – И полуэльф сам атаковал Маэдроса – один удар за другим.
Но схватка их длилась недолго. Эарендил не сразу понял, что произошло – просто алое пятно мелькнуло перед лицом, и сильный удар-подсечка ниже колен заставил его рухнуть на пол. Меч вылетел из руки, со звоном падая на пермакритовые плиты балкона. Полуэльф рванулся, пытаясь подняться, но его уже держали четыре пары крепких рук. Удалось лишь повернуть голову – чтобы увидеть перед собой алый шлем, за темными визорами которого не было видно глаз гвардейца.
– Поднимите их, – женский голос оказался знакомым. Приказ был немедленно выполнен: Эарендила подняли, встряхнули и поставили на ноги, придерживая, впрочем, скованные за спиной руки. Рядом точно так же еще четверо гвардейцев держали Маэдроса.
– К Императору обоих, – распорядилась Исанн Айсард.

***

Император с нескрываемым интересом изучал обоих арестованных.
– Так что произошло, директор Айсард? Я так полагаю, лорд Маэдрос узнал о присутствии в Центре Империи своего родственника, – тут взгляд желтых глаз уперся в лицо Эарендила, – и вознамерился решить свой давний спор с его семьей, не так ли?
– Именно так Ваше Величество, – ответила Исанн. – Видите ли, лорд Маэдрос был, скажем так, крайне неприятно удивлен неподобающим обращением лорда Эарендила с их семейной реликвией.
– О, разумеется, – Палпатин вздохнул с искренним – или так показалось Эарендилу? – сожалением. – Разумеется, я должен был предвидеть подобный поворот событий – и предотвратить его, например, отправив агента Нариона с каким-нибудь заданием. Вот только… – выражение сочувствия исчезло с лица Императора так же быстро, как и появилось: – хотел бы я знать хоть одну причину, по которой мне следовало бы позволить оставить вам Сильмарилл себе, лорд Эарендил.
Легкий жест – и полуэльф почувствовал, что наручники исчезли, а гвардейцы, удерживающие их с Маэдросом, отступили назад.
– Разумеется, балкон дворца, где вас мог увидеть любой обыватель, – отнюдь не лучшее место для сведения счетов между одаренными, существование которых – гостайна Империи, – продолжал Палпатин. – Однако же здесь все свои, так что не стесняйтесь, господа. Прошу, – Император сделал приглашающий жест и откинулся на спинку кресла.
Эарендил оглянулся. Алые гвардейцы застыли под стеной кабинета, словно предметы мебели. Исанн Айсард стояла по левую руку от кресла, в котором расположился Император – отнюдь не трон, простое кресло в небольшом рабочем кабинете с искусной обстановкой. Рядом с полуэльфом – Маэдрос, напряженный, готовый то ли вцепиться родственнику в горло, то ли наброситься на Императора. А чуть поодаль, тоже в креслах, расположились еще двое личностей, хорошо известных полуэльфу. Валар – Мелькор и Намо – наблюдали за происходящим с интересом не меньшим, чем Император.
К такому Эарендил был не готов. И ведь ни сбежать, ни позвать на помощь. Мелькнула было мысль – отпустить фэа, умереть, как делали некоторые пленные эльфы в прежние времена, но, во-первых, среди народа нолдор подобный выход считался уделом слабых, а, во-вторых, Камень будет потерян окончательно. Но тут заговорил Маэдрос:
– Что, темные, – это обращение он произнес с нескрываемой ненавистью, – решили бои на арене устроить? По обычаям Джеонозиса, верно. Думаете посмотреть, как эльфы будут друг друга убивать вам на потеху? Так не дождетесь, – Последнюю фразу феаноринг произнес почти спокойно, вот только спокойствие это, ощущал Эарендил, было подобно тонкой масляной пленке, что на миг укрощает бушующие морские волны. Это было чем-то новым – насколько слыхал полуэльф о сыновьях Феанора, они не были способны даже на такую сдержанность. Эарендил ожидал гнева или насмешек со стороны темных, но ответом на тираду феаноринга неожиданно стали слова Намо:
– По словам твоим, Маэдрос Феанарион, мы иного, как братоубийственные раздоры среди эльфов, не хотим. Можно подумать, в Арде на это не насмотрелись, – как-то очень резко оборвал свою речь Владыка Судеб.
Повисло молчание – тяжелое и настороженное; и сам воздух казался каким-то наэлектризованным: только тронь и взорвется – алыми вихрями ситхских мечей, бело-синим полыханием молний.

***

Странное дело, но Маэдрос испытывал почти облегчение: наконец-то пришел конец этой маскировке «под своего» среди ситхов. И изо всех сил гнал от себя мысль о том, что жизнь последних десяти лет лишь отчасти была игрой. Безумная и полная опасная: меч ли беглого джедая, яд ли заговорщика, или сполох бластерного заряда из-за угла на нижних уровнях Корусканта – в жизни полевого агента всего хватало. Свободная и привольная: от тяжести ответственности – лидера за своих подданных, от гнета безнадежно невыполнимой Клятвы. Эта жизнь почти нравилась феанорингу; только Моргот, время от времени появлявшийся на Корусканте, отравлял существование Маэдроса – память о смерти отца, сожженного балрогами, и деда, убитого в их собственном замке в Валиноре, требовала возмездия. Бросать вызов Черному Врагу по примеру одного из своих родственников он не решался, прекрасно понимая, что в поединке против Валы ему не выстоять. А гибель лишь отодвинет на неопределенное время его собственные планы вернуть последний Сильмарилл и исполнить тем самым Клятву.
Но со временем приходило неумолимое понимание: путь ситха и Темная сторона Силы ему куда ближе, нежели Свет. «Покой – это ложь, есть только страсть» – разве не эту первую строчку Кодекса ситхов он с братьями подтверждал всю свою прошлую жизнь? И – как по контрасту: «Нет эмоций, есть покой» – как чужда ему лично эта джедайская невозмутимость! Но куда страшнее осознавать: если бы пришлось выбирать – не сейчас, а тогда – давным-давно, еще в Валиноре, три эпохи назад, до смерти деда и отца, – не отверг бы он учение Светлого Ордена ради гордой и привольной Тьмы, если бы оказался предоставлен самому себе? А сейчас лишь ненависть – чисто ситхское чувство, между прочим! – к тому, кто столько бед и тягот принес Дому Финве и народу нолдор, удерживала его от искренней преданности Темному Ордену.
А сейчас, когда сорваны маски благопристойных жителей Галактической Империи, все стало гораздо проще. Двое светлых (ну почти!) эльфов в плену жестоких и безжалостных дарксайдеров… тьфу, вот привязалось жаргонное словечко! – теперь все просто и ясно. И такое уже было – прежде, в Ангбанде. Оттуда его, правда, Фингон вытащил, а здесь двоюродного брата и лучшего друга не наблюдалось. Впрочем, есть Исанн – если она, конечно, пойдет против своих Владык. В чем Маэдрос был вовсе не уверен – у нее ведь тоже за плечами есть прошлая жизнь в Арде – и была та жизнь под властью Тени.

***

За время своей работы в Разведке Исанн Айсард, по долгу службы не раз сталкивавшаяся с ситхами-инквизиторами, твердо поняла одну вещь: вмешиваться в дела одаренных без их прямой на то просьбы или приказа, опасно для жизни, здоровья и психики. Помочь, скорее всего, ничем не поможешь, а вот самой подставиться под клинок – это запросто. Вот и сейчас она отошла в сторону, не забыв прикинуть расстояние до ближайшего выхода.
Впрочем, эта предосторожность оказалась излишней. Вопреки ожиданиям самой Айсард, никакой схватки одаренных так и не случилось. Эльфы на Мелькора и Палпатина смотрели с вызовом, готовясь дорого продать свою жизнь, Темные Повелители на них – с любопытством, алые гвардейцы изображали подпорки для стен, а Намо сидел с таким видом, словно знает все происходящее на тысячу лет вперед. Наконец это затянувшее молчание прервал Император:
– Ну что ж, господа, дележ Сильмарилла – это, разумеется, сугубо ваше личное дело, но размахивать световыми мечами на балконе моего дворца не годится. – Маэдрос в ответ только хмыкнул. – Равно как и использовать Силу налево и направо, или хранить при себе связанные с Силой артефакты, находясь на территории Галактической Империи, – тут Палпатин вглянул на Эарендила, – Поэтому, директор Айсард, отправьте-ка наших не слишком законопослушных форсъюзеров покамест под арест, а там видно будет.

***

Темно-серые стены, такая же дверь. Узкая койка под стенкой – вот и вся обстановка. Силовое поле у двери и сложная структура замка, ощущаемая через Силу – агентам ИРУ явно не впервой ограничивать свободу одаренных. Интересно, сколько джедаев побывало здесь – до него?
Мысли Эарендила непрерывно вращались вокруг Маэдроса. Слишком невероятной была эта встреча – эльфы связаны с Ардой и не могут ее покинуть. Еще невероятней было видеть феаноринга – ситхом. Нет, горделивые и своенравные сыновья Феанора никогда не были примером для подражания среди светлых на своей родине, но столь явный переход к ситхам, под покровительство Моргота казался невероятным. Или этот переход был лишь видимостью, изощренной хитростью? Неужели Маэдросу удилось так ловко обмануть Темных?
Размышления его были прерваны шорохом открывающейся двери. Впрочем, появлению Исанн на пороге камеры Эарендил даже малость удивился. Особенно когда за ней вошел золотистый протокольный дроид. «Пыточный был бы уместней», мелькнула непрошеная мысль.

***

Два быстрых шага – и Исанн оказалась посреди камеры, лицом к лицу с Эарендилем, резко сорвавшимся с койки. Несколько секунд они стояли молча, глядя друг другу в глаза. Разведчица прекрасно понимала, что полуэльф намного сильнее и быстрее ее самой; и видела, что и он знает, что она понимает это. И сейчас как раз решает для себя: попытаться ли вырваться, использовав ее как заложницу или же не стоит. Поэтому заговорила первая, тихо и спокойно:
– Не стоит делать глупостей, сударь, – за дверью караулят императорские гвардейцы, а они устойчивы к воздействиям одаренных. И хорошо умеют убивать – но не вести переговоры.
– Готов подтвердить сказанное госпожой директором, сударь, – вмешался тут же протокольный дроид. – На мой взгляд, эти гвардейцы – очень, очень…
Исанн поняла, что не ошиблась, когда из взгляда Эарендила исчезла острая настороженность. Даже не настороженность – готовность драться.
– ТриПиО, помолчи.
– Слушаюсь и повинуюсь, – отозвался дроид. – Госпожа директор не любит машины, не то, что хозяйка Лея. Ах, как жаль, что она оставила меня здесь… – дальше последовало невразумительное мычание – Исанн ладонью закрыла дроиду вокодер: «И как только сенатор Скайуокер его выдерживает?»
– Откуда вы знали, о чем я думаю?
Исанн усмехнулась:
– На вашем месте так думают многие. Некоторые, не слишком умные, даже пытаются действовать.
– И с каким успехом? – поинтересовался Эарендил.
Ага, принял тон разговора, и заодно пытается прояснить свои шансы.
– Посредственным. Гвардейцы вооружены не только бластерами, но и парализаторами. Так что стрелять в заложников не боятся.
Эарендил не ответил, и директор продолжила:
– Но я пришла не для того, чтобы обсуждать с вами вооружение гвардейцев. Полагаю, вы помните итог нашей увлекательной игры в даркнелльской кантине?
Полуэльф сразу вскинулся. Ага, понял, о чем пойдет речь.
– Вы Сильмарилл не получите!
– Почему же? Карточные долги – святое, как говорят в Союзе контрабандистов, – усмехнулась Исанн.
– Но… – Полуэльф запнулся. Исанн не стала перебивать паузу, позволяя ему подыскивать причину для отказа. Наконец он нашелся: – Маэдрос тогда станет вашим заклятым врагом!
– Это уже не ваше дело, – спокойно отозвалась Исанн. – Камень сюда.
– Но…
– Или вы желаете, чтобы с этой просьбой к вам обратились гвардейцы Его Величества, а не я? Это не сложно устроить. Но они дважды повторять не любят.
– Могу подтвердить эту информацию с вероятностью семьсот сорок два к одному, – снова вмешался дроид.
«А все-таки понятливый парень», подумала Исанн, когда Эарендил вынул ожерелье с сияющим камнем.
И протянул ей.
«Или не очень понятливый».
– ТриПиО, возьми ожерелье.
«Не хватало еще самой руки обжигать – должен же остаться среди имперской верхушки хоть кто-нибудь физически здоровый. А то все наши Темные лорды… кхм… Один доспехи не снимает после мустафарских приключений, второй всякими эльфами и орлами исцарапанный, третий – как говорится, краше в гроб кладут… И да, когда Владычица Варда заклинала Сильмарилли, чтобы они обжигали нечистые руки и смертную плоть, ей явно не пришло в голову включить в этот список манипуляторы дроидов. А зря».
– ТриПиО, отнеси его в мой кабинет.
– Как пожелает госпожа директор, – проскрипел дроид и направился к двери вслед за Исанн. Та уже почти коснулась двери, намереваясь постучать гвардейцам, когда Эарендил заговорил вновь:
– Что со мной будет?
Исанн развернулась к нему. Поначалу хотела сказать что-то вроде: «Вашу судьбу решит Император», но потом вспомнила, что перед ней все-таки не беглый джедай, а…
Тот, чьи жалобы на жизнь стали для Валар поводом развязать Войну Гнева. И уничтожить Ангбанд, некогда бывший домом для нее – в прошлой жизни.
Очень захотелось сказать что-то злое и угрожающее – или просто промолчать, что в такой ситуации будет едва не страшнее.
Впрочем, действовать на эмоциях Исанн отучилась давно:
– Не переживайте, на стену Императорского дворца не повесим. Жители Центра Империи могут неправильно понять.

***

Маэдрос заканчивал проверку двигателей яхты. Конечно, можно было бы поручить это дело дроидам из техобслуги космопорта, однако хотелось чем-то занять руки – и отвлечься от невеселых мыслей. Днем раньше его выпустили из-под ареста – без каких-либо объяснений, словно ничего не произошло. Попытка выяснить причину столь резких изменений оказалась безуспешна: Малорум ничего не знал, а Айсард на вызов по коммлинку не отвечала.
Теперь феаноринг покидал Центр Империи один – Эарендил оставался в плену Моргота и Палпатина, и хотя он был почти уверен, что с родичем ничего не случится, на душе все равно было противно. Когда-то давно, тысячи лет назад, дядя Эарендила, Фингон, вытащил самого Маэдроса из Ангбанда – а теперь он оставлял племянника друга в плену у Темных. Но иначе нельзя было: если Эарендил полетит вместе с ним, их неминуемо встретят Валар, и Маэдроса отправят в Чертоги Мертвых – тот старый приговор еще в силе. И снова все начнется сначала: у Клятвы нет ни срока давности, ни исключений.
Выглянув из иллюминатора, он увидел одинокую женскую фигурку на платформе. Рядом с ней топтался золотистый протокольный дроид модели С-3ПО. Больше в радиусе нескольких десятков метров не было ни людей, ни дроидов – значит, арестовывать за дезертирство его не собираются. Спустился, присел на край наклонного трапа.
– Мадам директор, – негромко окликнул ее.
Она стремительно обернулась и подошла ближе. Неброская гражданская одежда делала Айсард обычной молодой женщиной. По крайней мере, с виду.
– Агент Нарион. – И в ответ на вопросительный взгляд протянула ему датапад: – вам поручается ответственное задание: доставить особо ценный и опасный объект в одну из систем за Бакурианским сектором в Неизведанных Регионах. Вы – единственный сотрудник Управления, которому я могу поручить подобное задание.
Он взял деку, просмотрел приказ. Глянул на подпись:
– Империя отпускает меня?
– У меня нет никакого желания возбуждать дело о дезертирстве, – Исанн говорила серьезно, но улыбалась – разноцветными глазами.
– А у Императора и Моргота?
– Агент Руссо Нарион – мой подчиненный; так директор я или нет? – Кивнула дроиду: – ТриПиО, передай объект.
– Как пожелает госпожа директор, – скрипучим механическим голосом отозвался дроид, с этими словами открыв простую металлическую коробку.
Яркое сияние окутало их – так светился Камень Феанора. А сын великого эльфийского мастера стоял, словно застыв.
Вот оно, мгновение, столь ожидаемое веками и тысячелетиями. Ради которого эльфы-нолдор уходили из Валинора в Эндорэ за своими предводителями. Уходили – невзирая на разлуку с близкими, на проклятие Валар, на кровь телери, пролитую ими. Уходили – во Тьму, на смерть и страдания. Уходили – надеясь вернуть Свет, заключенный в рукотворные Камни. Кто же знал, что ценой за этот свет станут жизни тех эльфов, что взяли его в руки прежде сыновей Феанора? И только в конце Войны Гнева, когда силой пришедшей из Валинора армии майар и эльфов под предводительством самого Эонве был сокрушен Ангбанд и пленен Моргот, двоим старшим сыновьям Феанора удалось вернуть – но только два из трех Камней. И те Сильмариллы жгли их руки – нечистые от крови собратьев-эльфов, и не было сил осознать и пережить это. И отчаяние увело последних феанорингов в Чертоги Мертвых – самого Маэдроса через лавовую расщелину, Маглора же – в морские волны. И вместе с их смертными телами пропали и два Камня. А третий – третий к тому времени уже был в небесах – у Эарендила. Вне досягаемости.
И сейчас третий Сильмарилл Маэдросу возвращала женщина – смертная женщина, неодаренная. Его мэльдэ, возлюбленная – и прислужница Черного Врага. А эльфы любят лишь однажды – и навсегда.
– Директор, – невольно улыбнувшись, подтвердил Маэдрос. Взял – протезом правой руки – из манипуляторов дроида коробку с Камнем, захлопнул ее. – Но разве Инквизиторий – не особый отдел Разведки, подчиняющийся лордам ситхов?
– Мне никогда не нравилось эта практика двойного подчинения, – отозвалась Исанн. – Что делать Малоруму, если я, Вейдер и Палпатин отдадим взаимоисключающие приказы? В случае войны подобная неопределенность потенциально опасна. Впрочем, довольно о работе. Я, между прочим, попрощаться пришла.
– Исанн, – внезапно мысль о том, что она должна остаться здесь, среди всей этой имперской знати, для которой интриги, заговоры и предательство были обычным делом, стала Маэдросу противна. – Летим со мной.
– Не могу.
– Почему? Что тебя держит здесь, в Империи?
– Ты правильно сказал – в Империи, – она резко подняла голову, взглянув в глаза феанорингу. – Я принесла присягу – тебе ли, сыну Феанора, уговаривать меня предать мою клятву?
– Тогда… тогда дождись меня, Исанн! Я вернусь в Галактику рано или поздно; может, через пару месяцев, может, через несколько тысячелетий; но дай слово, что будешь ждать меня, пусть бы и до следующей жизни!
– Лучше бы тебе вернуться пораньше. Потому что я – человек, Руссо; кто знает, когда и кем я стану в следующей жизни и буду ли помнить прошлые? Я и свою первую жизнь, жизнь Ириалонны, вспомнила не без помощи Мелькора. Прости меня – не дам такого слова, ибо не в человеческих силах сдержать его.
– Тогда я даю слово, что разыщу тебя, где бы ты не была, – пусть даже в Неизведанных Регионах! И Чертоги Мертвых не удержат меня больше!
Исанн усмехнулась – теперь невесело:
– Ты удивляешься, что я остаюсь в Империи, а я удивляюсь, что ты возвращаешься в Арду. Ведь вся Галактика лежит перед тобой, и открыт любой путь; и ни Мелькор, ни Император не станут удерживать тебя в Центре – слишком хорошо они оба знают цену свободы. Так почему ты отказываешься от этого? Ведь понимаешь сам: Эарендил с его ненавистью – отнюдь не исключение. Даже в Первую Эпоху вашими именами женщины эльфов пугали детей едва ли не чаще, чем именем Моргота; вряд ли многое изменилось за шесть тысяч лет.
– На Арде, в Чертогах Мертвых, остались мой отец и братья, – мрачно отозвался Маэдрос. – И они должны оставаться там до тех пор, пока не вернется Моргот, и не наступит конец времен. И после того, как Враг будет уничтожен, Феанор выйдет из Чертогов и разобьет сильмариллы, чтобы их свет вновь стал достоянием исцеленного от Тьмы мира. Так говорят пророчества, Исанн. Но, – тут он обернулся к Айсард, в упор взглянув на нее, – этого никогда не будет. Мой отец однажды отказался уничтожить Камни ради Света в мире, откажется и снова. И я не знаю, что тогда сделают с ним Валар – уничтожат или просто сломают разум, но я такого не допущу. Я возвращаюсь на Арду, чтобы освободить своих родных.
– И как ты намерен это сделать? – удивилась Исанн. – Будешь уговаривать Вайрэ, супругу Намо, отпустить их на Пути Людей? Но я крайне не уверена, что она сумеет разорвать связь эльфийских фэар с Ардой – это же означает вмешаться в замысел Эру.
– Она и не сумеет. Но я знаю, кто это может сделать, – и в ответ на удивленный взгляд Исанн пояснил: – ты вчера спрашивала меня, как я оказался здесь – так отвечаю: есть на Арде одна эльфийская дева – не знаю ее имени, не знаю даже, откуда она родом, но когда в конце Первой Эпохи я бросился в расщелину с лавой, она заговорила со мной осанве и обещала помочь избежать серой вечности в Чертогах. Я согласился – жизнь на Арде тогда стала для меня кошмаром. И оказавшись в Чертогах, улучив время, когда ни Намо, ни его майар не было рядом, ушел – как выяснилось, на Пути Людей.
– Немного же у тебя информации о ней, – ответила Исанн.
– Когда мы с тобой отправлялись искать зайгеррианских «Синих шипов», у нас было еще меньше информации, – Маэдрос усмехнулся, вспоминая одно из их общих заданий десятилетней давности, – но нашли ведь! Так что жди меня, Исанн. И еще, – я попрошу тебя разыскать в Галактике одного человека.
– Кого именно, Руссо?
– У нас ее звали Мириэль, – не сразу отозвался феаноринг. – Если точнее, Тайли Мириэль Сериндэ.
– Мать Феанора, – вспомнила сразу Исанн. – Она умерла во время Века Оков Мелькора; когда тот был в плену у Валар; задолго до Первой Эпохи. Ее нет в Чертогах?
– Нет, – ответил Маэдрос. – Намо сразу сказал нам: она была родом из Эльфов Тьмы и давно ушла на Пути Людей.
– Она из тех пленных эльфийских детей, которым после Войны Стихий и разрушения Утумно Валар решили закрыть память, – кивнула Исанн. – Я в курсе этих событий, Руссо. Посмотрю, что смогу сделать.
Они сидели молча на трапе. Время шло незаметно; в небе появились узкие серпы трех корускантских лун; еще одна выходила из-за горизонта.
– Мне пора, – наконец поднялся Маэдрос; Исанн кивнула, закусив губу:
– Тебе и впрямь пора. Да, кстати – держи, – подала ему инфочип.
– Что это?
– Твой пропуск в систему Арды. «Исполнитель» все еще там.
Развернулась и пошла прочь.
Из иллюминатора кабины Маэдрос долго смотрел, как она удалялась, только ветер трепал черные волосы. Потрепал жесткую шерсть разлегшейся рядом мохнатой ящерицы:
– Ну что, дружок, пора лететь или не пора?
Ящерица ничего не ответила, только махнула хвостом – и попала по панели управления.
– Знаю, знаю, что пора, – сказал Маэдрос. – А теперь иди в коридор, мне надо кое-что сказать моей мэльдэ. – С этими словами он легко подтолкнул животное в сторону выхода.
Йсаламири смешно фыркнула, развернулась и потопала прочь. Когда она перебралась на другой конец коридора и Сила вновь окутала Маэдроса, он потянулся к сознанию уходящей женщины:
«Исанн…»
Она откликнулась не сразу, точно вздрогнула. Все же ей, неодаренной, был непривычен подобный разговор. Обернулась – и только не увидев никого вокруг, ответила:
«Ты звал меня?»
«Моему сыну я даю имя – Небесное Пламя. Менелнаро».
«А… Как…»
«А Сила на что? Когда он родится и повзрослеет, расскажи ему – обо мне…»
… Молодой лейтенант из охраны космопорта, заметив на давно опустевшей посадочной площадке одиноко стоявшую женщину, подошел – на всякий случай.
– Ваши документы, мадам.
– Документы? – как-то отстраненно повторила она. – Вот мои документы, лейтенант.
Увидев на экране деки записи с протянутого ему инфочипа, офицер почти бессознательно отдал честь:
– Прошу прощения за беспокойство, мадам директор.
– Не стоит, – Айсард взглянула на паренька. – Если бы все выполняли свои обязанности так же, как и вы, лейтенант, у Империи было бы намного меньше проблем…


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
lyub-galaganoДата: Понедельник, 02.11.2015, 21:39 | Сообщение # 308
Пол:
Группа: Друзья
Сообщений: 37
Репутация: 8
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата
ей явно не пришло в голову включить в этот список манипуляторы дроидов

зря до создания дройдов или протеза Феанор мог додуматься. А в Галактике эти полезные в хозяйстве вещицы есть на многих планетах, кроме совсем уж отсталых...

А до драки дело так и не дошло, видно, Палпатину, Намо и Мелькору следует почаще собираться вместе. На некоторых их общество действует отрезвляюще.

Феаноринг получил камень вполне законно впервые за три эпохи, он сам наверное еще до конца не осознал какой подарок получил... И хорошо, что у Маэдроса теперь есть причина поберечь себя и вернуться...


Сколько было в веках
С плеч слетавших голов, с корнем вырванных глав...
Но тогда, умирая безвестным, под вой озверевшего стада,
Он был прав!...
 
GreenTeaДата: Понедельник, 02.11.2015, 21:45 | Сообщение # 309
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 6613
Репутация: 144
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
А кто именно нарек - пока неизвестно

Будет забавно, если Мелькор

Цитата
– Приветствую и я тебя, лорд Маэдрос, родич мой, – ответил Эарендил

Вот что значит эльфийское воспитание Я бы на месте Эарендила молча зарядила бы Маэдросу рукояткой меча в лоб - за всё хорошее и во избежание сего плохого

Цитата
но он понимал: время и место для этого – крайне неудачны.

Это почему? Меч при Эарендиле, да и гвардейцы на подхвате - самое время, ящитаю, напомнить о кое-каких счетах.Заодно поинтересоваться было бы не грех, что сам Маэдрос делает тут, в логовище Моргота, живой, здоровый и вовсе не пленник

Цитата
– Однако же здесь все свои, так что не стесняйтесь, господа. Прошу, – Император сделал приглашающий жест и откинулся на спинку кресла.

А мне нравится императорский подход

Цитата
А чуть поодаль, тоже в креслах, расположились еще двое личностей, хорошо известных полуэльфу. Валар – Мелькор и Намо – наблюдали за происходящим с интересом не меньшим, чем Император.

Вот Намо, наверное, был последней каплей Его-то точно не ждал ни Э., ни М. (или Маэдрос уже знал, что и Намо дотащился до цивилизации? Хотя не должен был, а?)

Цитата
Но тут заговорил Маэдрос:
– Что, темные, – это обращение он произнес с нескрываемой ненавистью, – решили бои на арене устроить?

А почему нет?

Цитата
а Намо сидел с таким видом, словно знает все происходящее на тысячу лет вперед.

Не исключено, что и правда знал

Цитата
Слишком невероятной была эта встреча – эльфы связаны с Ардой и не могут ее покинуть.

Но феаноринга Арда не смогла, видимо, снести - выпнула. За злобность и общую скверность характера

Цитата
– Вы Сильмарилл не получите!

Что? Не хочет платить игровой долг? да его больше не пустят ни в один приличный катран, пардон, ни в одну приличную кантину

Цитата

Теперь феаноринг покидал Центр Империи один

И удалялся от местопребывания силмарилла? ДОБРОВОЛЬНО?!

Цитата
Яркое сияние окутало их – так светился Камень Феанора.

Ып

Цитата
– И как ты намерен это сделать?

Тоже задаюсь этим вопросом
 
Darth_ElliaДата: Понедельник, 02.11.2015, 22:14 | Сообщение # 310
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата lyub-galagano ()
зря до создания дройдов или протеза Феанор мог додуматься. А в Галактике эти полезные в хозяйстве вещицы есть на многих планетах, кроме совсем уж отсталых...

Как сказать... В Галактике, к протезированию и киборгам, между прочим, тоже весьма специфическое отношение. Не слишком положительное, мягко говоря.
Цитата lyub-galagano ()
Феаноринг получил камень вполне законно впервые за три эпохи, он сам наверное еще до конца не осознал какой подарок получил...

Он еще не вполне осознал, что он таки его заполучил
Цитата lyub-galagano ()
И хорошо, что у Маэдроса теперь есть причина поберечь себя и вернуться...

Это да, вернуться он постарается


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Понедельник, 02.11.2015, 22:21 | Сообщение # 311
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата GreenTea ()
Будет забавно, если Мелькор

А что, вполне возможно
Цитата GreenTea ()
Меч при Эарендиле, да и гвардейцы на подхвате - самое время, ящитаю, напомнить о кое-каких счетах.

Так гвардейцы еще неизвестно кому помогать станут, если вообще станут. Пока что они лишь старательно обрывали попытки наладить контакт с кем-либо из имперцев.
Цитата GreenTea ()
Но феаноринга Арда не смогла, видимо, снести - выпнула. За злобность и общую скверность характера

Хороший вариант
Но тогда бы уже скорее, самого Феанора бы выпнули в первую очередь
Цитата GreenTea ()
И удалялся от местопребывания силмарилла? ДОБРОВОЛЬНО?!

Скорее от местопребывания Моргота)
Цитата GreenTea ()
Тоже задаюсь этим вопросом

А есть конкретные идеи?


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
GreenTeaДата: Вторник, 03.11.2015, 20:04 | Сообщение # 312
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 6613
Репутация: 144
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
Но тогда бы уже скорее, самого Феанора бы выпнули в первую очередь

Мы не знаем, вдруг он тоже где-то тут болтается, лелея месть?

Цитата Darth_Ellia ()
А есть конкретные идеи?

Вообще не представляю, как М. поможет сильмарилл. Явись Маэдрос с ним в Арду, что он может предложить Валар? Типа, я вам отдам, а вы... Валар ответят: "Нам торопиться некуда, дождёмся Второй музыки и получим все три камня без твоих условий". Маэдрос будет угрожать уничтожить камень? Ответ тот же - Со Вторым хором камни вернутся.
 
Darth_ElliaДата: Вторник, 03.11.2015, 20:19 | Сообщение # 313
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата GreenTea ()
Мы не знаем, вдруг он тоже где-то тут болтается, лелея месть?

Может, спойлер, но все же скажу: не болтается. Феанор в Мандосе, где и должен быть.
Цитата GreenTea ()
Вообще не представляю, как М. поможет сильмарилл.

Маэдрос какбы и не очень-то планирует использовать сильмарилл. Напротив, он рассчитывает найти некую "эльфийку", которая в свое время ему помогла свалить с Арды
А вот что это за эльфийка и где ее искать...


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
GreenTeaДата: Вторник, 03.11.2015, 20:32 | Сообщение # 314
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 6613
Репутация: 144
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
Феанор в Мандосе, где и должен быть.

Вообще да - будь Феанор где ещё, он немедля проявил бы себя

Цитата Darth_Ellia ()
А вот что это за эльфийка и где ее искать...

И эльфика ли это вообще....
 
Darth_ElliaДата: Вторник, 03.11.2015, 23:00 | Сообщение # 315
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата GreenTea ()
И эльфика ли это вообще....

Как сказать... По крайней мере, она когда-то была эльфийкой


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
antryzh9984Дата: Вторник, 03.11.2015, 23:21 | Сообщение # 316
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата Darth_Ellia ()
А вот что это за эльфийка и где ее искать...


Задача не из лёгких . Надеюсь, "Маэдросовы поиски" станет фразой, достойной увековечения в разряде крылатых выражений!
 
Darth_ElliaДата: Вторник, 03.11.2015, 23:33 | Сообщение # 317
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата antryzh9984 ()
Задача не из лёгких . Надеюсь, "Маэдросовы поиски" станет фразой, достойной увековечения в разряде крылатых выражений!

Все может быть
Главное, чтобы эти поиски оказались успешны!


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
antryzh9984Дата: Пятница, 06.11.2015, 14:44 | Сообщение # 318
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Вопрос по сеттингу: может ли ушедший(-ая) на Пути эльф(-ийка) воплотиться в теле неодарённого(-ой) или, по крайней мере, одарённого(-ой) в достаточно малой степени?
 
Darth_ElliaДата: Пятница, 06.11.2015, 20:06 | Сообщение # 319
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата antryzh9984 ()
Вопрос по сеттингу: может ли ушедший(-ая) на Пути эльф(-ийка) воплотиться в теле неодарённого(-ой) или, по крайней мере, одарённого(-ой) в достаточно малой степени?

Эммм... Мне кажется, вряд ли. По крайней мере, пока что я принимала однозначно: одаренные остаются одаренными, неодаренные - то же самое. Причем строго людьми: никаких твиллек с гунганами. А одаренные могут даже в какой-то мере перестроить свою внешность, став похожими на самих себя в прошлой жизни.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Четверг, 14.01.2016, 22:06 | Сообщение # 320
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
А я притащила еще отрывочек - о возвращении блудного феаноринга)
__________________________________________________

«Беда – как змея: сначала увидишь тонкий язык, а за ним покажется жирное брюхо».
У старшего Феанариона не было ни малейшего желания в очередной раз проверять эту старую датомирскую пословицу на себе любимом, но, по всей видимости, без этого не обойдется. В очередной раз. А ведь начиналось все почти хорошо.
«Звенящее пламя», его корабль, вышел из гиперпространства именно там, где ему и полагалось выйти согласно расчетам, забитым в навигационный компьютер. А именно – на расстоянии полутора стандартных единиц (то бишь радиусов орбиты Корусканта) от светила Ариен. Планета, как назло, оказалась в противоположной стороне от этого самого светила. Пришлось Маэдросу сначала ползти на субсветовых через Стену Ночи. Хуже всего оказалось то, что определять местонахождение этой самой Стены удавалось лишь через Силу – для чего приходилось каждые несколько минут относить йсаламири в противоположный от кабины конец корабля. И быстро забирать обратно, обнаруживая в очередной раз корабль внутри слепяще-светлого пространства. После этого не могла смутить даже вынужденная демонстрация высшего класса навигаторского искусства при расчете короткого гиперпрыжка уже непосредственно в планетарной системе.
Оказавшись, наконец, в нескольких тысячах «щелчков» от планеты, Маэдрос воззрился на раскрывшийся в иллюминаторе вид. Нет, он слышал от Эарендиля, что рельеф родной планеты после Войны Гнева несколько изменился… но не настолько же, чтобы вовсе не узнать очертания материков и океана?!
Пока Маэдрос перепроверял расчеты гиперпрыжков, «Пламя», предоставленное само себе, попав в поле притяжения планеты, потихоньку огибало ее на высокой орбите. Но когда вдали, почти на терминаторе, показалась гряда гор, вытянувшая через все восточное побережье континента с севера на юг, а рядом с материком, подле экватора удалось рассмотреть небольшой остров, Феанарион не удержался от краткого, но емкого высказывания на хаттском. В адрес составителей тех карт Арды, что ему приходилось видеть до сих пор. Не узнать очертания западного побережья родного Валинора – это уже что-то!
Поразмышляв малость над местом приземления, Маэдрос не без сожаления остановился на востоке Средиземья. Конечно, в Валиноре – родной город Тирион, одно воспоминание о котором грело душу эльфа, да и Чертоги Мертвых тут же, но…
Но еще там неподалеку была гавань Альквалондэ. Да и у большинства нолдор нет никаких причин встречать старшего сына Феанора с распростретыми объятиями. Уж скорее – с обнаженным мечом. И Маэдрос лишь молча смотрел, как внизу проплывали казавшиеся такими знакомыми даже отсюда, из заоблачных высот, родные края, где прошла их с братьями беззаботная юность…
А затем ему стало не до воспоминаний.
Потому что из-за планеты показался темно-серый клин «Исполнителя».

– Вы как нельзя вовремя, агент Нарион, – невысокий адмирал был, казалось, чем-то взволнован.
Маэдрос потихоньку оглянулся вокруг. Огромный – почти на всю стену – иллюминатор. Узкая полоска мостика и две ямы управления по бокам. Святая святых «Исполнителя». Именно отсюда Дарт Вейдер обыкновенно командует сражением; если, конечно, сам не ведет в битву свою легендарную Черную Эскадрилью или не менее легендарный 501-й легион. На мгновение феанорингу почудилось, будто у иллюминатора он видит темный силуэт в шлеме с маской, но он быстро прогнал эту мысль. Здесь, как и везде на разрушителе, не ощущалась Сила – а поодаль висела клетка с ящеркой-йсаламири. «От Валар прикрылись», догадался он. «Логично – как будто та же Варда стерпит чужаков в небесах Арды – своих владениях!»
А Пиетт продолжал что-то говорить о сложности высадки на планету, когда позади раздались легкие шаги. Адмирал запнулся на полуслове, и, развернувшись, кивнул Маэдросу:
– Агент Нарион, позвольте представить вам доктора Лиру Вессекс. Доктор Вессекс, это агент Нарион из ИРУ. Он направляется на планету, – последнее слово Пиетт подчеркнул, – и, полагаю, не откажется от нашей помощи.
– О, разумеется. Рада знакомству, агент Нарион, – она улыбнулась, приветливо и искренне.
– Взаимно, доктор Вессекс, – Маэдрос быстро вспомнил, кто перед ним. – Несколько неожиданно видеть вас в здешнем окружении. Неужто решили сменить лаборатории проектного института на Фондоре на суровый военный быт?
– Но разве создатель не должен бывать хоть иногда рядом с тем, что создал? – вопросом на вопрос ответила Вессекс. – Немало кораблей разработала я – еще во времена Войны Клонов мои «Венаторы» нагоняли страх на сепаратистов; но все же «Исполнитель» дороже мне их всех; и чудится иной раз, что я вложила в него часть собственной души. – Она оглянулась, увидела офицеров, прислушивавшихся к их разговору, и чуть смущенно засмеялась: – простите, адмирал Пиетт, кажется, с возрастом я стала малость сентиментальна.
– Поверьте, док, мы даже будем рады присутствию души дамы поблизости, – отозвался тот с легкой иронией.
– Так всегда бывает с настоящим творцом, – серьезно ответил Маэдрос, не приняв шутки. – Только отдав часть пламени собственного духа, можно создать нечто такое, что заставит всех застыть в изумлении. И пусть до этого творение было лишь мертвым камнем… или металлом, – добавил он быстро, заметив удивление Пиетта, – но искра от огня создателя, озарив его, делает груду металла немножко… живой. Так говорил мой отец, и я верю ему.
«И пусть отец говорил это о Сильмариллах, но так ли важно, что именно ты создаешь: сияющий предвечным светом камень или звездный корабль, пронизывающий глубины Вселенной?»

– Фирмус, что думаешь насчет сегодняшнего визитера? – поинтересовался генерал Максимилиан Вирс, когда дверь в каюту закрылась.
Пиетт на всякий случай проверил ее еще раз – обсуждать подобные вещи лучше как можно дальше от посторонних ушей:
– А что я могу думать, Макс? – командир «Исполнителя» кивнул в сторону небольшого шкафчика. – Мне с ИРУ, хвала Великой Силе, до сих пор пересекаться не приходилось.
Его товарищ, правильно истолковав жест, извлек оттуда початую бутылку вирренского. Наполнил рюмки:
– За нашу завтрашнюю операцию!
Пиетт кивнул – от завтрашних событий и впрямь могло зависеть многое. В том числе, похоже, и высокая политика Центра Империи.
– И все же, Фирмус, – продолжал допытываться Вирс. – У тебя раньше были контакты в Генштабе – что там слышно?
– А ничего хорошего, – невесело отозвался Пиетт. Позавчерашний разговор по дальней связи с бывшим однокурсником, оставшимся служить в Центре, нагнал на адмирала черную тоску. – Император молчит, словно ничего не произошло, а по углам болтают, будто он сам и решил избавиться от Лорда… С другой стороны, может, лучше так, чем объяснять каждому встречному-поперечному, с чем и с кем мы тут столкнулись.
– Да уж, творцы планет и возжигатели звезд, – пробормотал Вирс. – А с другой стороны, мне кажется, что этого парня не просто так прислали. Ты его оружие заметил?
– Заметил, – хмыкнул Пиетт. – Нынче световые мечи в открытую мало кто носит. Полагаешь, в Центре знают о нашей задумке?
– Похоже на то… Вот только как?
– Положим, это-то как раз проще простого – то, что «Исполнитель» на той неделе побывал на Фондоре, видело полпланеты; а что Лира Вессекс с нами отправилась, разведка наверняка в курсе.
– И в Центре, разумеется, сложили два и два, – заметил Вирс. – И что тогда насчет завтрашней высадки?
– А ничего, – твердо сказал Пиетт. – Действуем по плану. Там, правда, этот разведчик настаивает на том, чтобы спуститься на планету – вот пусть и идет, хоть с первым взводом, мне не жалко.
– Что, сам настаивает?
– Ему предоставлена свобода действий; а приказ подписан лично Императором и директором Айсард. Мне возражать не приходится, сам понимаешь.

О готовящемся событии Маэдрос узнал рано утром. Впрочем, «утром» это время можно было назвать лишь условно: огненная ладья Ариен уже скоро должна была опуститься на западе. Но еще со времен Войн Клонов весь флот жил по времени Империал-Сити на Корусканте. А там было утро.
Поначалу Маэдрос даже не поверил услышанному. Шутка ли, горстка людей всерьез намерена обмануть самих Валар!
– Генерал Вирс, при всем уважении, мне кажется, вы не вполне представляете себе, на что идете…
– Напротив, агент Нарион, – оборвал его Вирс. – Мы располагаем некоторыми сведениями о планете и ее обитателях и понимаем уровень опасности.
– Но при этом не откажемся от дополнительной информации, – Пиетт постарался погасить начинающийся конфликт. – Дело в том, что сведения, полученные нами от Намо Мандоса, весьма поверхностны.
«И что они за люди?» размышлял Маэдрос. «Ведь сколько легенд ходит об удушенных Вейдером офицерах, а здесь, на «Исполнителе», где еще пару месяцев назад все дрожали даже при имени ситха, теперь готовы начинать миссию по его спасению. Причем, что показательно – исключительно по собственной инициативе, на свой страх и риск. Все-таки странное дело – человеческая преданность…»
А Пиетт продолжал:
– Например, мы не знаем, насколько хорошо известна лидерам планеты, этим Валар, ситуация на втором континенте – Эндорэ, и как быстро они узнают о высадке десантной группы.
– Что же, – Маэдросу пришлось призадуматься. Похоже, что о нынешней ситуации на родной планете он знал немногим больше адмирала. – Если не прикрыться йсаламири, то Валар узнают о появлении пришельцев очень быстро: Манве и Варда способны видеть и слышать все, что происходит в мире. В противном случае все зависит от места высадки: эльфам Средиземья понадобится несколько недель, чтобы пересечь океан и сообщить Валар о происходящем. Если же высадить группу на востоке, то намного больше: люди-вастаки, обитающие там, издавна враждуют с эльфами и вряд ли нас выдадут. Особенно, если скажем, что пришли на помощь Повелителям Гортхауэру и Вейдеру от Владыки Мелькора.
«Если только не узнают во мне эльфийского принца, которого их предки предали шесть тысяч лет назад, перейдя на сторону Моргота в Битве Бессчетных Слез. Будем надеяться, не узнают».

В диспетчерской главного ангара собралось почти все высшее командование «Исполнителя» и «Предостерегающего» – наблюдать за созданием «лифта». Как-никак, первая попытка наладить сообщение с поверхностью планеты. Маэдрос устроился в сторонке, рядом с адмиралом Нирицом, командиром «Предостерегающего». Молодой капитан, возглавлявший техслужбу ангара, бойко отчитался о готовности ракеты к старту, диспетчер начал традиционный обратный отсчет, и в момент, когда прозвучало «Пуск!», изображение на экранах ожило. Небольшая, размером чуть побольше кабины шагохода АТ-АТ, машина выскользнула из раскрытых створок ангара вниз, к округлой полусфере планеты, плывущей где-то далеко под днищем суперразрушителя.
Единственный груз, который она унесла с собой, – огромный сверток каната из прочнейших азлиновых нитей, стремительно разматывавшийся по мере падения. Очень скоро именно этот канат должен будет сыграть роль связующего звена между поверхностью Арды и «Исполнителем» в ее небесах.
– Скорость движения в пределах нормы, – докладывал диспетчер время от времени. – Канат разматывается стабильно. – И Маэдрос замечал, как Вессекс снова резко сжимает пальцы, явно беспокоясь о своем новом детище.
Сама идея космического лифта была из разряда «все новое – хорошо забытое старое». Впервые ее придумали и даже попытались использовать на отдельных планетах в глубокой древности, еще до Великой Гиперпространственной Войны. Так что Лире Вессекс пришлось только покопаться среди старых архивов, чтобы найти более-менее подходящую конструкцию. Об этом она с энтузиазмом уже успела рассказать Маэдросу прежде – феаноринг успел расположить к себе изобретательницу вчерашними словами о частице души создателя в его творениях.
– Начинается вход в атмосферу планеты, – продолжал вещать диспетчер. – Высота сто километров над поверхностью… Пятьдесят километров… Тридцать километров…
– Резко увеличивается мощность электромагнитных помех! – воскликнул другой радист. – Связь с зондом ухудшена… Нет, связь уже почти отсутствует!
– Добрались, – выдохнула Вессекс. Маэдрос увидел, как впились ее ногти в ладони – чуть не до крови. Изобретательница едва ли не больше всех переживала за успех их затеи. И тут же заговорила вслух: – Переключайтесь на связь по экранированному кабелю.
Феаноринг едва слышно присвистнул: «И это предусмотрели!»
– Кабельная связь установлена, – бодро отрапортовал радист.
– Высота двадцать семь километров… Двадцать пять…
– Адмирал, аппаратура за бортом зонда фиксирует отсутствие значительных помех, – снова вклинился радист.
– Так значит, этой слой не так уж и велик – всего-то пять километров, – сделал вывод Пиетт. И снова обратился к Вессекс: – Доктор, а нельзя ли разогнаться на шаттле или ДИшке так, чтобы пролететь эти пять километров вверх с отключенными двигателями?
Лира Вессекс задумалась, производя в уме оценки скорости машин и мощности их двигателей. Наконец отрицательно покачала головой:
– Вряд ли, адмирал Пиетт. Что у лямбда-шаттла, что у ДИ-истребителя слишком плохая обтекаемость воздухом и слишком велико лобовое сопротивление, чтобы пролететь вверх с отключенными двигателями пять километров. Можно было бы развить большую скорость на подходе к слою помех, но тогда слишком велик риск, что воздушные вихри просто завалят машину в сторону и не дадут ей подняться…
А диспетчер уже начинал обратный отсчет:
– Посадка на поверхность планеты через двадцать… десять… пять… три… две… одна… Есть! Посадка совершена, аппартура в норме.
Вздох облегчения пронесся по диспетчерской. Лира внезапно улыбнулась – искренне и радостно. Адмирал Пиетт, поймавший как раз ее взгляд, на мгновение смутился и кашлянул.
«А все же она, несмотря на возраст, на диво хороша собой», мелькнула не слишком своевременная мысль у командующего «Исполнителем». А потом и вовсе не вовремя вспомнилось, что доктор Вессекс уже много лет замужем, и, говорят, счастлива в браке.
Тем временем развертывание орбитального лифта шло по плану. Из зонда выпустили дроида-разведчика – и немедленно получили картинку с его камеры: во все стороны простирались холмы, покрытые бедной растительностью вперемешку с голыми песками, а в стороне сверкала синевой полоса воды.
– Внутреннее море Рун, – впервые нарушил молчание Маэдрос.
А дроид летел дальше – и на экране одни холмы сменялись другими. Долгое время нигде не было видно признаков людского жилья, и только спустя полчаса исследований вдали показались невысокие полукруглые строения.
– Агент Нарион, вы знаете, что это? – осведомился Пиетт.
– Да, – Маэдрос задавил в душе гневный порыв. – Это стоянка людей-вастаков – кочевого народа. «Похоже, за шесть тысяч лет их быт не сильно изменился».
– Как они отнесутся к чужакам?
– Думаю, нормально, если объясним, что мы – подчиненные Повелителей Тьмы и покорны Темной стороне Силы. Можно сослаться на волю Мелькора – в свое время они ему поклонялись. Возможно, они даже будут оказывать нам помощь.
«Доигрался ты, Маэдрос Феанарион. Собираешься идти за помощью к вастакам, прикрываясь именем Моргота. Нет, может быть, они и помогут. Или отправят к Саурону. А уж как тот будет рад встрече со мной…»

Изредка взмахивая могучими крыльями, Гваихир парил на воздушных потоках. Внизу расстилалась синяя гладь воды – огромное озеро, носившее название моря Рун. Вдали виднелось побережье, к которому и направлялся предводитель Великих орлов Средиземья.
Если бы здесь оказался Император Палпатин, то не преминул бы отметить, что методы правления Валы Манве, Короля Мира, весьма сходны с его собственными. Ибо задачи Великих орлов – Свидетелей Манве – в Эндорэ были подобны тем, которые ставил Палпатин перед своим Разведуправлением. Постоянный контроль ситуации и редкие, но молниеносные вмешательства, помощь тем из разумных, к кому был благосклонен Король, – вот наиболее характерные особенности их действий.
Впрочем, если бы здесь оказался Мелькор, то он бы не стал размышлять о роли орлов (хорошо ему известной), а сделал бы все возможное, чтобы эта конкретная птица убралась бы отсюда побыстрей. К этим сотворенным своего младшего брата Владыка Тьмы относился весьма и весьма неприязненно, как в силу личных причин, так ввиду их роли в гибели пленных Эльфов Тьмы. Что же касается майар-Повелителей, то по тем же причинам от Гортхауэра Гваихир получил бы огненную завесу, а от Вейдера – молнию Силы. Благо, теперь, в своем новом воплощении, младший мелькоров майа молниями пользовался с превеликим удовольствием.
Но на просторах Прирунья не оказалось никого из темных форсъюзеров, а вастаки, хоть и считались по праву сторонниками Тьмы, для свидетеля Манве опасности не представляли никакой. Вот и скользил спокойно Гваихир в воздушных течениях, когда вдали, неподалеку от кромки воды, внимание его привлекло какое-то странное копошение. Два мерных взмаха гигантских крыльев – и орел, приблизившись, разглядел, как из какой-то огромной белой коробки неправильной формы выходили странные двуногие существа в белых же доспехах. Один из них, впрочем, был без лат, но в странной одежде: темно-серые штаны и какой-то светло-серый кафтан.
Если бы на месте Гваихира оказался бы его предок майа Торондор, он без труда узнал бы этого «человека». Ведь когда-то именно его Прародитель орлов уносил на своей спине прочь от Ангбанда, где тот провисел немало времени, прикованный за руку к скале. Но Торондор уже давно был в Валиноре, а Гваихир никогда не видел старшего из феанорингов, так что не обратил на него почти никакого внимания. Куда больше Свидетеля Манве беспокоили тонкие длинные нити, уходившие от коробки с людьми высоко-высоко в небеса. Орел медленно облетал их по кругу, и чуть развернув голову и проследив за нитями, увидел где-то невероятно далеко серый треугольник. Но самым странным было то, что в Незримом мире не было ни людей, ни кабины, ни того треугольника вверху. Просто – пустота. Нити мира духов словно огибали их, не затрагивая.
Ни с чем подобным Гваихир никогда не сталкивался. И поэтому сделал единственно возможное – стремительно помчался на восток, где в приближающихся ночных сумерках уже зажигались первые звезды, и в высях среди них уже гуляла майэ Ильмарэ – сотворенная Валиэ Варды. Любимица Королевы была единственной, кто мог дотянуться осанве в Валинор, к своей создательнице, и быстро передать вести о чужаках из небес на Таникветиль.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
lyub-galaganoДата: Воскресенье, 17.01.2016, 00:58 | Сообщение # 321
Пол:
Группа: Друзья
Сообщений: 37
Репутация: 8
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Спасибо за продолжение.
Цитата
В адрес составителей тех карт Арды, что ему приходилось видеть до сих пор. Не узнать очертания западного побережья родного Валинора – это уже что-то!

Забавно, оказывается плохо у эльфов с картографией, видно не нужна была. Ну ничего страшного, гости из галактики это поправят.

Цитата
Сама идея космического лифта была из разряда «все новое – хорошо забытое старое». Впервые ее придумали и даже попытались использовать на отдельных планетах в глубокой древности, еще до Великой Гиперпространственной Войны.

Кабели протянули, молодцы, все учли, кроме птичек. Эти пернатые доносчики всегда Манве стучат.
Цитата
«Доигрался ты, Маэдрос Феанарион. Собираешься идти за помощью к вастакам, прикрываясь именем Моргота. Нет, может быть, они и помогут. Или отправят к Саурону. А уж как тот будет рад встрече со мной…»

Доигрался это даже не то слово. А Саурон и вправду счастлив будет, не каждый день к нему сыны Феанора прикрываясь именем его учителя приходят. Его ситуация позабавит.


Сколько было в веках
С плеч слетавших голов, с корнем вырванных глав...
Но тогда, умирая безвестным, под вой озверевшего стада,
Он был прав!...


Сообщение отредактировал lyub-galagano - Воскресенье, 17.01.2016, 11:34
 
Darth_ElliaДата: Воскресенье, 17.01.2016, 14:20 | Сообщение # 322
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата lyub-galagano ()
Забавно, оказывается плохо у эльфов с картографией, видно не нужна была. Ну ничего страшного, гости из галактики это поправят.

Тут два варианта: либо с картографией плохо, либо просто контитенты и впрямь поменяли свои очертания. Такое на Арде бывает
Цитата lyub-galagano ()
Кабели протянули, молодцы, все учли, кроме птичек. Эти пернатые доносчики всегда Манве стучат.

Маэдрос, видно, побоялся, что Пиетт, узнав о птичках, может приказать их отстреливать. А этого он допустить не мог
Цитата lyub-galagano ()
Доигрался это даже не то слово. А Саурон и вправду счастлив будет, не каждый день к нему сыны Феанора прикрываясь именем его учителя приходят. Его ситуация позабавит.

Тут же еще вопрос, в том, как именно придет. Одно дело, если бы пришел агент со словами: "Мы из центра, помочь лорду Вейдеру". Так Маэдрос же не так придет


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Вторник, 19.01.2016, 17:40 | Сообщение # 323
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Когда над Прируньем сгущались вечерние сумерки, на Таникветиль только близился полдень. Но даже падающие почти отвесно солнечные лучи почти не пронизывали полог листьев молодых платанов, что смыкался над небольшой беседкой у самого края крутого обрыва. Между стволами деревьев открывалась прекрасная панорама: в обе стороны далеко-далеко тянулась гряда заснеженных вершин и скалистых уступов – горы Пелори; внизу же расстились покрытые лесом холмистые предгорья, что переходили в огромную равнину, простиравшуюся аж до горизонта. Темные пятна лесов чередовались на ней с желто-зелеными квадратами возделанных полей и белыми точками селений и городов. Ближе всего, почти в предгорьях, лежала столица эльфов-нолдор, Тирион, рассеченный пополам голубой лентой реки Туны. Крохотными точками и пятнышками разбегались меньшие города и поселки. И только вдали, на горизноте, стояли два гигантских, размером с небольшую гору, дерева – почерневших и безжизненных. Останки светоносных Лаурелина и Тельпериона, по воле Мелькора погубленных некогда пришедшей едва ли не из самых краев мира Унголиантой – живой Пустотой. Иссушенные и мертвые, они навеки остались страшным напоминанием о страстях Древних Дней.
Впрочем, двоих женщин, как раз входивших в беседке, это не слишком взволновало.
– Так скажи мне, Амариэ, куда же отлучился твой супруг? – спросила вошедшая первой. Решительная и властная, она расположилась на одной из резных беломраморных скамей и легким жестом указала собеседнице на место напротив.
– Да будет известно Великой Королеве, что Финрод направился вместе со своими братьями и кузенами из Второго дома нолдор на объезд владений вокруг Тириона, – отвечала вторая, присев на скамью.
Знакомые много тысячелетий, они разговарили… нет, не на равных, конечно, но та дистанция, обыкновенно разделявшая эльфов и Валар, как-то незаметно уменьшилась меж ними.
– А мой братик Алкарин* уехал с папой, – с очень серьезным видом заявила девочка, пришедшая вместе с Амариэ. И тут же добавила малость обижено: – а меня не взяли!
Варда с интересом взглянула на малышку:
– Позврослела твоя дочь. Ей ведь уже за двадцать, верно?
– Ауриэль* двадцать один исполнится через месяц, королева, – кивнула Амариэ. И, усмехнувшись, добавила: – мой муж недавно сказал, что она выглядит как одиннадцалетняя девочка Людей.
– О да, дети смертных торопятся вырасти, – кивнула Варда. – Помнишь тех чужаков, что судили мы тогда?
– Еще бы! – воскликнула Ауриэль, внимательно прислушивающаяся к разговору взрослых.
– Та взрослая девушка-человек, рассказывавшая о мирах в Пустоте, была не старше тебя.
Удивленное выражение на лице девочки явственно говорило о том, что сейчас будет просто до неприличия много вопросов. Поэтому Амариэ, испугавшись, как бы дочь не заставила их высокую хозяйку пожалеть о своем гостеприимстве, быстро перевела беседу на другое:
– Признаться, о Королева, я полагала повидаться с наставником, – последнее слово она произнесла с почтительной дрожью, как и всегда.
– О, – чуть усмехнулась Варда, – но тогда тебе не повезло со временем, дорогая. Мой царственный супруг сейчас занят – разбирает очередной спор между кем-то из майар Охотника Оромэ, добывшего себе в качестве трофея шкуру морского котика, и майэ Уйнен, недовольной тем, что первый позволил себе охотиться едва ли не в ее родной водной стихии. Так что, дорогая, мы могли бы сейчас вполне устроить девичий вечер, если бы какая-то из твоих подруг выходила замуж.
– Увы, Королева, единственная из моих знакомых и родичей, кто собрался замуж – это Арвен, внучка Галадриэли, сестры Финрода, – отзывается Амариэ. – Но праздник устроить не выйдет, потому что она живет в Эндорэ.
– Так почему же она не приедет сюда, чтобы сыграть свадьбу вместе со всем огромным родом Финве? – чуть приподняла бровь Варда.
Амариэ печально вздохнула:
– Увы, ее избранник Арагорн – из смертных людей, так что о возвращении в Валинор не может быть и речи. Если, конечно, – тут она заглянула в глаза Королеве, – ему не будет дан тот же дар, что и Туору, смертному супругу Идрили из Второго Дома, или сыну их Эарендилю и невестке Эльвинг.
Варда чуть нахмурилась:
– Разве заслуги Арвен и Арагорна столь велики, чтобы им было позволено выбирать свою судьбу, подобно тем, кого ты назвала, или Берену и Лютиен до них? Что сделали они для торжества Света? Что сделали для своих народов?
Посуровевший взгляд Королевы заставил потупиться эльфийку:
– Прости мне эту дерзость, о Пресветлая, – тихо молвила она.
– Прощаю, – после некоторой паузы милостиво ответила Варда. – Лучше расскажи мне, что нового слышно в Тирионе?
От этого, казалось бы невинного вопроса, Амариэ внезапно покраснела. Заговорила не сразу, и тщательно подбирая слова:
– Помнишь, о Королева, что я говорила тебе о странных россказнях, которыми любят пугать других эльфы, вернувшиеся из Эндорэ?
– Это о том, что у гномов якобы нет женщин?
– Не только, о Владычица. – Амариэ снова запнулась, не зная, как бы заговорить о запретной теме. Но снова вмешалась Ауриэль:
– Это о том, что папа и другие эльфы рассказывали, что им в Эндорэ черные рассказывали легенды о таких эльфах, которые служили Морготу, – на одном дыхании выпалила девчушка, увереная, что теперь уж точно выручила маму, а Королева ее обязательно запомнит. И, пока Амариэ хватала от удивления воздух, ее дочь продолжала, гордая собственной смелостью: – А потом, в Войну Стихий, Владыка Манвэ взял их в плен и приказал скормить своим орлам. А еще папа говорил, что он читал в черных книгах, что когда мама была маленькая, она жила в Утумно и танцевала с Морготом на празднике. А еще…
– Ауриэль, умолкни, – медленно и внятно проговорила Амариэ. – Откуда ты вообще всего этого набралась?!
– А, – девочка запнулась, почувствовав недовольство матери, и продолжила куда менее уверенно: – я слушала, как папа говорил с дядей Ородретом и кузиной Финдуилас…
– А папа знал, что ты слушаешь? – все строже смотрела эльфийка на дочь. Та еще больше смутилась и только отрицательно помотала головой.
– Понятно, – заключила Амариэ. – В таком случае отправляйся немедленно домой. Ты наказана.
Шмыгнув носом, девочка выскочила из беседки. Спустя несколько секунд раздались ее торопливые шажки – вниз по тропинке. Дождавшись, когда они стихнут, женщины возобновили беседу. Амариэ принялась было извиняться перед Королевой за дерзость дочери, но та лишь отмахнулась:
– Если взрослые эльфы столь мало думают о том, насколько опасны такие речи, то что потребовать от ребенка? Впрочем, подобные россказни ходят по Валинору уже очень давно; что же изменилось сейчас?
–Видите ли, Королева, – отвечала Амариэ, – до сих пор эти истории никто не принимал всерьез. Все были уверены, что это просто глупая ложь, придуманная Морготом. Но недавно на суде над чужаками сам Ингвэ упомянул об этих… Эльфах Тьмы и… их казни, – нерешительно договорила она. Но Варда ничего не отвечала, и эльфийка заговорила вновь: – Тогда некоторым из эльфов показалось, будто Игнвэ говорил всерьез, а, стало быть, все эти россказни… хотя бы отчасти… правдивы… – Амариэ умолкла, каждое мгновение ожидая вспышки гнева Королевы. Которая не замедлилась:
– Чтоб этому Ингве… малоумному… – тут Варда задумалась: слова и проклятья Валар обладали великой силой: – в сарлаччью яму провалиться! – выдохнула она, в надежде, что попасть на Татуин и провалиться в яму сарлакка валинорский эльф уж точно не сможет. И оглянулась на Амариэ: та сидела с широко раскрытыми от страха и непонимания глазами: хаттский язык эльфийке был неведом. Справившись с эмоциями, Королева вновь заговорила на квенья**:
– Помнится, когда последний раз твой супруг Финрод обсуждал с нами эту тему, он предположил, что язык, придуманный Морготом для своих слуг, весьма странен, но привлекателен для эльфийского слуха, и может служить оружием для порабощения незрелого ума юных эльфов. И он был прав, хоть мы с Манвэ и не хотели рассказывать вашему народу об этой истории, ибо предвидели опасность неверных толкований и домыслов. И горько мне от того, что даже будучи изгнанным за Грань Мира, Враг, бывший некогда нашим собратом, находит способы смущать души младших народов. Он изгнан, но зло, и ложь, им посеянные, до сих пор приносят плоды, – горечь, прозвучавшая в словах Королевы, заставила Амариэ вздрогнуть. – Иди. Иди и объясни это своим родственникам и дочке, коль уж так, вы, нолдор, любопытны. Намариэ.
– Намариэ, – эльфийка поднялась и направилась к выходу. Но у самого порога на мгновение остановилась, словно в сомнении.
– Что еще смущает твой разум, ученица?
– О, Пресветлая, прости мне эту дерзость, но… – Амариэ обернулась, и почти с мольбой посмотрела на Королеву. – Скажи только, правда ли то, что говорится в черных летописях о Мириэли, матери Феанора, и о Глорфинделе, и… обо мне… – ее голос звучал все тише, и последние слова она промолвила почти беззвучно.
Мгновение лишь Варда колебалась:
– Да, правда, – резко произнесла она. Амариэ вздрогнула, как от удара. – Вы родились и жили в Утумно, но после Войны Стихий Ирмо по приказу Короля закрыл вам память. А теперь оставь меня.
Какое-то мгновение Амариэ стояла на пороге, словно не решаясь сделать шаг, но потом, сорвавшись с места, почти побежала прочь. Когда она уже скрылась на крутом повороте тропинки, за стеной беседки послышался шорох, и из зарослей терна на животе выползла Ауриэль, вся исцарапанная, но ужасно довольная собой. Аккуратно подавшись назад, так, чтобы не попасть в пространство напротив входа в беседку, девочка уже собралась и себе спуститься вниз, когда почувствовала, что ее поднимают за шиворот.
– А ведь кто-то уже на пути домой должен быть, – заметила Варда, приподняв девчушку над землей. – Вижу, отец и мать не объяснили тебе, что подслушивать нехорошо, придется мне объяснить.
Ауриэль зажмурилась от страха. «Что теперь будет!» В голове ее успели вихрем пронестись множество наказаний, начиная от запрета на сливовое варенье, которое так вкусно готовит кузина Келебриан, и до бессрочного домашнего ареста. Вдруг рядом раздался громкий шум и хлопанье крыльев. Девчушка осторожно приоткрыла один глаз.
Ой, лучше б не открывала! Рядом, на небольшой площадке, как раз усаживался один из гигантских орлов. «Она меня ему сейчас скормит!!!»
В ужасе Ауриэль забилась в руках Варды, изо всех сил стараясь вырваться, и, кажется, довольно сильно лягнула Королеву в бок. Та, не ожидавшая столь бурной реакции, выпустила ее воротник. Ауриэль хлопнулась коленками о землю, но, даже не заметив ушиба, изо всех сил бросилась наутек, кубарем скатилась по крутому участку склона, и, едва оказавшись на ногах, помчалась вниз через лес, не разбирая дороги.
_________________
*Алкарин и Ауриэль – («Лучистый» и «Дочь дня») ОП, сын и дочь Финрода и Амариэ.
**Квенья – один из эльфийских языков. Им пользуются эльфы из народа нолдор, к которым принадлежит Финрод.

«Дожили – эльфята от меня шарахаются», невесело подумала Варда, прочитав в разуме девчушки панический страх быть скормленной орлу. Оглянулась на этого самого орла. Это был как раз Торондор, прародитель всех орлов, их с Манвэ майа, некогда избравший птичий облик. Он непонимающе поглядывал то на обрыв, по которому скатилась эльфиечка, то на свою Владычицу.
– Что смотришь, Торондор? – вздохнула Королева невесело. – Оставил нам наш братец подарочек напоследок – эти легенды про эллери ахэ, чтоб им неладно было…
И тут внезапно она ощутила мысленный зов Ильмарэ – очень слабый и далекий.
«Что случилось, дочь моя?» Варда потянулась разумом к сотворенной, помогая поддерживать контакт.
С того конца плеснуло страхом:
«О, Владычица, здесь снова чужаки из-за Грани! Их увидел Гваихир, когда они спускались с небес». И вслед за словами возник образ, судя по четкости, переданный орлом – огромная белая коробка, фигурки в странных доспехах вокруг и нити, уходящие в небеса к далекому белому треугольнику. «Их даже Музыка мира не принимает – просто не видно!»
Варда решительно коснулась разума Ильмарэ: «Не тревожься, на сей раз мы сами ими займемся».

Жители пустынь любят говорить, что, если прислушаться к безмолвию просторов, можно услышать очень тихую, но чудную музыку – это поют пески. Однажды при встрече Люк Скайуокер, сын главкома, похвалился, что сам слышал ее не раз и не два, пока в детстве жил на Татуине. Маэдрос же тогда ответил, что это, скорее, была песня ветра… «Наверное, и здесь, в Прирунье, можно услышать ее – ведь в нашей Арде во всем живет отзвук Великой Музыки ее создателей».
Шаг из кабины на землю, покрытую пожухлой травой – родную землю. Резкий ветер бросает в глаза прядь рыжих волос, принося с собой резкий запах водорослей и соли. Странное дело – он прежде ненавидел море, но сейчас и здесь этот запах морской воды кажется невообразимо, почти до головокружения приятным, не идущим ни в какое сравнение с морем ни Альдераана, ни Набу. На прибрежную кромку с тихим шорохом лениво набегает небольшая волна, оставляя белый след пены. На западе садится солнце, и его белый свет, сейчас отливающий в алое, кажется невероятно красивым и близким. «Даже солнца разных планет светят по-разному», вспоминает Маэдрос где-то давно прочитанные слова. За спиной раздаются шаги штурмовиков. Голосов не слышно: переговоры ведутся по внутренним коммлинкам шлемов.
Сзади подходит капитан Эппо – командир отряда, с которым высадился Маэдрос. Шлем он держит в руках: видимой опасности в пределах досягаемости нет. Привычная настороженность на немолодом лице – лице, которое Маэдрос помнит едва ли не с самого детства. Лице Джанго Фетта, растиражированном в миллионы клонов. Вспоминается странность 501-го «вейдеровского» легиона: в то время как все остальные клоны в Галактике давно уже состарились из-за запрограммированного заранее ускоренного развития, в 501-вом генетические ухищрения каминоанцев в какой-то момент как будто бы перестали работать*. Над этим в Разведуправлении немало ломали головы лучшие аналитики.
– Неплохой камушек, не правда ли?
Абсолютно невинная фраза, но Маэдроса от нее передергивает. Несколько мгновений он смотрит на Эппо, не находя слов. Наконец отвечает:
– Коммандер Эппо, это самая прекрасная планета в Галактике. – И добавляет в ответ на немое удивление: – Это мой родной мир.
Эппо ничего не ответил, только поправил йсаламири, порывающуюся слезть с его плеча на землю. Маэдрос с тоской поднял взгляд вверх: «О, Сила, им же этого не понять».
Клоны свою родину Камино ненавидели – и не спроста.
Там их не считали разумными существами.
Так же, как потом и не считали многие джедаи.
«И где они сейчас? В Великой Силе. Интересно, сколько бы просуществовала Камино, если бы Вейдер отдал бы ее в распоряжение клонов?»
От этих размышлений Маэдроса отвлекло небольшой птичий силуэт высоко в небе. Он моргнул, присмотрелся внимательней. «Только бы не орел Манвэ!» Взялся за бинокль – и вздрогнул: из-за сильного приближения показалось, что птица смотрит на него в упор – внимательным и разумным взглядом.
– Все в укрытие! Воздушная тревога! – крикнул Маэдрос.
Но кабина лифта вскоре должна была быть поднята вверх на «Исполнитель». Впрочем, укрытие обнаружилось быстро: небольшая карстовая пещера в холме неподалеку. Эппо и Маэдрос остались у входа – наблюдать, как орел медленно облетает канаты лифта.
– Что там за проблема? У местных разве есть авиация? – поинтересовался один из клонов, Джей из глубины пещеры.
– Там вроде птица какая-то была, – заметил другой.
– Агент Нарион, что скажете? – это уже Эппо.
Пришлось Маэдросу объяснять, что перед ними не просто птица, а разумный орел –Свидетель Манвэ. Однако клоны прониклись не сразу.
– Так, может, этого свидетеля из снайперки попробовать снять? – тут же предложил еще один клон, которого в отряде, так и называли – Стрелком.
– Ни в коем случае, – отрезал Маэдрос. Оглянулся – и встретил вопросительные взгляды.
«Потому что когда-то их прародитель спал меня от Владыки Тьмы». Вслух ответил:
– Потому что эти орлы – одаренные, и смерть одного мгновенно привлечет к нам внимание Короля Манвэ.
________________________________
*Факт, никак не объясненный в каноне.

Тем временем в одном из залов Ильмарина – дворца Короля и Королевы Арды на вершине Таникветиль, шел суд.
– А я еще раз повторяю: мы наткнулись на эту твою… животину как раз на краю леса, который испокон веков был нашими охотничьими угодьями! Да вот пусть Гельмир с сыном подтвердят! – горячо спорил майа Имдрас из свиты Валы Оромэ, Охотника Валар.
– Подтверждаем, – дружно заявили двое эльфов-нолдор, до сих пор тихо стоявшие в сторонке.
Майэ Уйнен из свиты Валы Ульмо, Владыки Морей, только фыркнула. Взмахнула мокрыми темно-синими косами, перевитыми водорослями, только ракушки на нитях застучали:
– Морские котики в лес не заходят! Они выходят лишь на прибрежные камни, и то лишь для того, чтобы отдохнуть от плавания в море! И вообще,.. – тут она оглянулась на Короля Манвэ, явно рассчитывая на поддержку из-за всем известной его дружбы с Ульмо: – еще неизвестно, на суше ли вы его подстрелили…
Эти споры длились уже в течение добрых двух часов. За первые полчаса были изложены факты, за следующие – просмотрены воспоминания всех участников сей свары; а теперь, когда Манвэ предложил договориться миром, начался такой спор, что время от времени майа Эонвэ, стоявший за троном своего Валы, хватался за меч в опасении, что спорщиков придется разнимать силой. Сам Король уже отчаянно жалел, что вообще предложил им подобный выход, и всерьез уже подумывал о том, что надо бы показать эту сцену осанве Ульмо и Оромэ: пусть бы сами объяснили своим майар, как должно вести себя в присутствии Короля Мира.
– Что-о?! Да я только что воспоминания свои показали – или ты считаешь, что это ложь? – возмутился майа Имдрас.
– Нас еще во лжи и прочих морготовых делах отродясь никто не обвинял! – а это уже нолдор ожили.
– А вы бы вообще помолчали, братоубийцы перводомовские! – Вот и сейчас разгоряченная спором Уйнен шагнула чуть ли не вплотную к своим противникам. Эльфы, явно следуя рефлексу, вбитому им в головы нелегкой жизнью в Эндорэ, моментально ухватились за кинжалы. Манвэ чуть вздохнул: из всех эльфов только у бывших подданных мятежного Феанора могло хватить наглости обнажать оружие на суде у Короля Арды. Да еще и против девы-майэ. И Король сделал едва заметный жест – своему герольду.
– Остановитесь!!! – Сильный голос Эонвэ раскатился громом под высокими сводами зала. – Или вы забыли вовсе, где находитесь?..
От звуков его голоса спорщики мигом поостыли. Уйнен чуть отступила назад, Имдрас и эльфы попрятали оружие в ножны. Но договорить Эонвэ не успел: снаружи раздалось хлопанье крыльев, по залу внезапно пронесся вихрь, а в дверях появилась Варда и стремительно направилась к супругу.
– Все – вон, – резко объявила Королева. Спорщикам-майар хватило лишь одного взгляда на нее, чтобы тихо и с поклонами ретироваться: блеск глаз ее, обычно подобный звездному свету, теперь сверкал не хуже стали нолдор. Эонвэ вопросительно взглянул на своего Владыку, но тот лишь кивнул: «Иди».
Варда стремительно подошла к трону мужа и застыла перед ним в почтительной позе. Но волны тревоги и гнева, исходившие от нее, уже всколыхнули обычно спокойный Ильмарин. Манвэ не стал говорить словами – коснулся разума супруги:
«Ты встревожена сверх меры».
«Посланники Моргота снова рвутся в наш мир».
«Где?»
В ответ перед его мысленным взором развернулась картина высадки чужаков с небес в Эндорэ: «Это передал Гваихир через Ильмарэ».
«Вот как». Теперь Манвэ и был в гневе. Первым желанием и мыслью было наслать ураган и смерчи на обнаглевших прислужников Моргота, как это он сделал с тем майа, Вейдером. Одно усилие воли, и над Прируньем закружатся вихри черных туч, засверкают молнии, взовьются черные воронки смерчей – и горе тому, кто окажется под свирепым напором стихии! Но тихий голос Варды заставил его переменить ход мыслей: «О нет, супруг мой, прости мне эту дерзость, но не на тех ты направляешь свой гнев».
«О чем ты?».
«Позволь показать тебе».
Она присела рядом, прямо на ступени трона. Взяла Манвэ за руку, как бы приглашая на танец – их всеобъемлющий и привольный танец Силы.
Ты всегда ощущаешь мир – как себя самого, так взгляни же дальше, я поведу тебя, стану стеклом, через которое ты будешь смотреть, стану твоим зрением, и ты увидишь мир, как вижу я: от глубочайших его огненных недр – нет, больно идти туда – их темная мощь обжигает нас, в них сила нашего брата-отступника – до серебра Луны и золота Солнца, за которыми смотрят наши майар, до самой Грани, за которой больше нет ничего… Видно, как вздымаются волны в океане, как клубятся темные облака над Мордором, как шумят высокие мэллорны в Лотлориэне, где правит Галадриэль, как… а вот они, нити, по которым спустились сюда чужаки из-за Грани. Но их самих не видно: они сумели спрятаться от нас… Но нет: вот кружит над ними Гваихир, и его глазами мы смотрим вниз, и видим их – несущих Тьму и Пустоту в наш дом, нашу Арду… а там выше, высоко-высоко, их «разрушитель», на котором они пробрались сюда из-за Грани – тоже спрятан от нашего взгляда…
«Надо раз навсегда показать им, что нечего даже и пытаться пробраться сюда!» – сейчас, когда их разумы слились, гнев жены Манвэ ощущал как свой собственный. И в ответ на ее слова в воздухе склубились черные тучи. Все выше и выше… но нет, не достать и не дотянуться ему туда, где висит среди темноты темно-серым клином громада чужаков.
«Я не достану их – там нет воздуха – моей стихии».
«Но там просторы космоса – это моя стихия. О, муж мой, умоляю: позволь мне раз и навсегда изгнать этих чужаков за Грань Мира!»
«Нет, Варда, я не допущу, чтобы ты билась с ними в одиночку. Возьмем с собой Торондора – пусть его телесный взгляд преодолеет их хитрую маскировку в Незримом мире».
Она сорвалась в Незримое, точно стрела, спущенная с тетивы. Сбросила ненужную сейчас телесную оболочку, бесчувственным трупом упавшую на пол возле трона. И черно-искристый вихрь, в который обратилась Звездная Владычица, устремился вверх, подхватывая с собой Торондора. Вслед за ним ураганный ветер охватил Ильмарин, и бело-синий вихрь помчался в небеса: Манвэ не хотел оставлять супругу в одиночку биться с посланниками Моргота.

На полпути между Тирионом и Валмаром, Финрод, ощутив волнение мира, натянул поводья лошади.
– В чем дело, Финарато? – обернулся Финарфин, его отец, ехавший впереди. Вместо ответа тот просто указал в сторону Таникветиль: отсюда издалека казалось, что обитель Короля Мира объята страшной бурей. Тучи клочьями мчались по небу и закручивались в огромную черную воронку, в глубине которой сверкали молнии. Среди бела дня вдруг потемнело, сорвался резкий холодный ветер.
Заволновались кони. Финарфин и остальные эльфы спешились, успокаивая животных.
– Не к добру это, – тихо прошептал Финрод.
– А я такое не видел, – прошептал малый Алкарин.
– Это еще что! – заметил Ородрет, младший брат Финрода. – Во время гибели Нуменора тут еще и не то было.
– Да, было, – резко ответил Финарфин. – И от того не менее тревожно.


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
Darth_ElliaДата: Четверг, 21.01.2016, 20:15 | Сообщение # 324
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
И еще отрывок - на сей раз заключительный.
____________________________________________________
После того, как командир первого десантного отряда отчитался по голосвязи: «Генерал Вирс, высадка произведена успешно. На местности все чисто», диспетчерскую охватило ликование. Пиетт, Вирс, Нириц и Вессекс поздравляли друг друга с успешным началом развертывания базы на столь трудно достижимой планете; в ангаре дожидался подъема кабины второй десантный отряд, который, помимо прочего, должен был захватить с собой на планету две небольших самоходки АТ-ST. И все же у Пиетта появилось некое странное предчувствие. «С этой планетой всегда были какие-то сбои. Что же сейчас все идет как маслу?». Но, взглянув на других, он прогнал эти мысли: идет, так пусть и идет.
Вскоре диспетчер объявил о начале подъема кабины. На первом этапе он осуществлялся благодаря антигравитационным двигателям, встроенным в днище; затем наступал черед репульсоров. При этом механические зажимы, удерживающие кабину на тросах, ослаблялись, и она сама должна была медленно всплывать вверх. Затем, по достижению слоя помех включались и намертво блокировались зажимы, после чего кабину просто вытягивали, наматывая канат на ворот. Наконец, после прохождения этого слоя и выхода на высоту около тридцати километров активировались ионные двигатели кабины, снова ослаблялись зажимы, и она просто взлетала вверх, в ангар «Исполнителя». Вессекс отвела на весь этот процесс около четырех часов, причем больше половины – на сматывание тросов в слое помех.
– Господа, полагаю, нам пока что здесь делать нечего, – объявил генерал Вирс, и все высокие чины направились в кают-компанию, к вящей радости диспетчеров.
Но едва они успели расположиться, а Вирс – предложить отметить сегодняшнее достижение бокалом альдераанского, как ожил коммлинк Пиетта. Уже нажимая кнопку ответа, адмирал был почти уверен, что ничего хорошего он не услышит. Так и оказалось: вызывал дежурный на мостике:
– Господин адмирал, – офицер, похоже, нервничал, – у нас внештатная ситуация.
– Сейчас приду, – ответил он. И, взглянув на собеседников, – прошу прощения, господа, дела.
– Адмирал, позвольте мне с вами, – внезапно произнесла доктор Вессекс.
Пиетт еще раз обвел их взглядом – и внезапно понял: чего-то поганого ожидал не только он. С этой планетой никогда не было просто: что-то должно было случиться и сейчас.

На мостике царила… не паника, нет, паника – это в Альянсе при атаке Империи! – но та настороженная возбужденность, которая бывает перед лицом опасности. Из краткого доклада дежурного стало ясно: буквально минуту назад с поверхности планеты поднялось непонятное облако, после чего на расстоянии около двух сотен километров начал собираться астероидный рой.
– Вот, господин адмирал, на радарах видно: передний край роя в ста девяноста шести километрах точно по курсу, – дежурный указал на большую группу светящихся точек на экране радара.
– Давно он появился? – уточнил Пиетт.
– Две минуты назад, – последовал ответ. – И продолжает расти.
Действительно, было видно, как отовсюду к центру роя на огромных скоростях мчались камни самых разных размеров.
– Что их туда может притягивать? – нахмурился командующий «Исполнителем».
– Неизвестно. Самое странное – вот посмотрите! – они останавливаются.
Действительно, астероиды, подлетев к рою, внезапно останавливались на его краю.
«Гравитационная ловушка?» судорожно размышлял Пиетт. «Черная дыра? Но тогда почему она притягивает не все камни сразу? Нет, это все не то».
– Похоже на действие нескольких очень мощных и одновременно узконаправленных лучей захвата, – наконец предположил он. – Но где же источник этих лучей?
– Господин адмирал, – внезапно вмешался связист, – мы получаем передачу по всем частотам.
– И что там?
– Сейчас, секунду… Ага, вот…
И вскоре рубку заполнил странный, звенящий женский голос, почему-то невольно ассоциировавшийся с пением далеких звезд (Пиетт и сам не понял, откуда всплыла столь странная фраза):
– Незваные пришельцы, вам не место в нашем мире. Немедленно убирайтесь туда, откуда пришли, иначе пожалеете. Это говорим мы, Король Мира Манвэ Сулимо и Королева Варда Элентари.
Последние слова смолкли, но странный голос продолжал звучать в голове. Впрочем, несмотря на угрожающий тон послания, Пиетт едва не ликовал. Вот оно! Впервые за все время с ними вышли на связь. И не кто-нибудь, а первые лица этой планеты.
– Немедленно установите канал связи на нескольких частотах. – И, дождавшись подтверждения связиста, Пиетт заговорил:
– Говорит командующий имперского звездного разрушителя «Исполнитель» адмирал Фирмус Пиетт. К сожалению, мы не можем покинуть пределы вашей звездной системы, потому что на планете находится наш командир Темный лорд ситхов Дарт Вейдер и его подчиненные.
Ответ последовал незамедлительно:
– Передайте нашему брату Мелькору, который послал вас сюда, что его майар Саурона и Вейдера мы будем судить за причиненное ими зло по законам нашей планеты. А сейчас уходите, и немедленно.
Пиетт мысленно выругался: переговоры, не успев начаться, пошли абсолютно не в том направлении.
– Подождите, – «Как, как убедить их выслушать?» – я полагаю, мы могли бы обсудить этот вопрос в более мирной обстановке…
– Господин адмирал, рой астероидов начал движение к «Исполнителю», – внезапно вмешался диспетчер.
«Вот и ответ этих… Короля и Королевы».
– Сколько времени до столкновения?
– Судя по тому, как они набирают скорость – четыре с половиной стандартных минуты.
Дагон Нириц переглянулся с Вирсом. Тот заметил:
– Адмирал, по-моему, они напрашиваются на неприятности.
– По-моему, тоже, – хмыкнул Пиетт. – Ну так устроим им неприятности. Огонь из передних турболазерных батарей по астероидам.
Связист передал приказ орудийным расчетам, и Пиетт привычно начал отсчитывать секунды. Все расчеты в боевой готовности, так что сейчас время для захвата цели, наведения турболазеров… Вот сейчас астероиды начнут разлетаться в пыль… Он взглянул на экран и насторожился: все точки по-прежнему приближались к центру.
– Уточните, открыт ли огонь? – обратился он к связистам. Но ответом стал возглас Лиры Вессекс, стоявшей возле самого иллюминатора:
– Адмирал, вы только взгляните! – она в страхе отшатнулась назад, указывая на что-то снаружи.
Пиетт стремительно поднялся из ямы навигаторов на узкий переход рядом с изобретательницей и остолбенел. Зеленые лучи турболазерного огня вырывались из орудий «Исполнителя» и летели во тьму космоса; но вдали клубилось странное искристое облако, в котором они и рассеивались без следа.
– Сила Великая, – прошептал Пиетт. Ничего подобного в жизни он еще не видел. – Огонь из всех орудий, кроме боковых и кормовых!
Приказ был выполнен незамедлительно, и в иллюминатор адмирал прекрасно видел, как к зеленым лучам прибавились белые плазменные сполохи, превращая все пространство впереди «Исполнителя» в огненный ад.
– Под этим потоком огня ни один корабль в Галактике не продержался бы более пяти минут, – прошептала Вессекс. – Я же сама рассчитывала…
Но облако впереди все так же искрилось, рассевая все новые и новые порции огня. Оно приближалось к «Исполнителю» и вместе с ним, понимал Пиетт, приближались астероиды, столкновение с которыми грозило превратить символ мощи Империи в груду мятого металлома. Взгляд на хронометр: до столкновения оставалось минуты две.
– Прекратить огонь, – внешне Пиетт казался самим воплощением спокойствия. – Подать максимум энергии на генераторы дефлекторов – мы должны выдержать столкновение.
А облако по-прежнему клубилось, и в какой-то момент его очертания приняли облик прекрасной женщины. Лицо ее сияло ровным светом, обрамленное потоками искристых волос. «Звезды в волосах ее, и звездами сияют глаза ее», внезапно вспомнил Пиетт слова Намо. Сомневаться не приходилось: он видит перед собой Королеву Мира. «А вот и сам Король»: – рядом в еще одном сияющем облаке возник мужчина, чей облик сиял ослепительно ярким светом. Обе фигуры были словно не до конца сормированы, а в облаках угадывались лишь отдельные контуры. Но лица их казались бесстрастны – как будто Валар совершенно не волновало происходящее. А возле Манвэ виднелось нечто вроде крохотной – уменьшенной расстоянием птицы. Но Пиетт не придал этому значения. Много позже, вспоминая этот день, он не раз и не два помянет скрытность агента Нариона незлым тихим словом: знай адмирал об Орлах-Свидетелях, битва могла бы закончиться совсем иначе. Ведь без орла Валар не смогли бы даже увидеть через Силу корабль, спрятанный за счет йсаламири.
Внезапно облако заклубилось вновь, словно Владыки Арды вскинули ладони, и на «Исполнитель» обрушился метеоритный град. Самые мелкие камни были размером с мостик суперразрушителя; но вдалеке виднелись и огромные глыбы, чьи размеры явно превосходили длину самого флагмана. От ударов содрогался пол и стены; в местах, где путь метеороидам преграждала тонкая пленка дефлекторного поля, камень начинал светиться от жара. Очередной удар сотряс «Исполнитель» так, что Лира Вессекс со вскриком упала чуть не на руки Пиетту, да и сам адмирал едва удержался на ногах.
– Многочисленные повреждения обшивки носовой части!
– Объявляйте эвакуацию поверхностных отсеков, – резко скомандовал Пиетт.
– Господин адмирал, «Исполнитель» покидает стационарную орбиту! Мы удаляемся от планеты!
«Вот и пропал наш лифт».
Еще один страшный удар, бросивший всех на пол. А, вскочив на ноги, Пиетт увидел, что носовая часть корабля зажата между тремя гигантскими глыбами, закрывшими почти весь обзор с мостика.
«По таким стреляй, не стреляй – толку никакого», мелькнула невеселая мысль. «Тут разве что Звезда Смерти могла бы помочь. Да и то не факт, что эти Валар не рассеяли бы ее луч».
– Господин адмирал, «Исполнитель» набирает скорость.
– Направление?
– Удаляемся от планеты, – последовал ответ.
Адмирал снова взглянул на гигантские глыбы, которые куда-то волокли разрушитель.
– Мы приближаемся к звезде?
– Нет, направление противоположно.
– Похоже, не все так плохо, – саркастично заметил Вирс. – Нас просто выталкивают взашей из системы, вместо того, чтобы поджарить.
Пиетт невесело кивнул на мрачную шутку и вновь обратился к вахтенным:
– Проверьте, не удастся ли запустить двигатели. Надо вырваться из этих тисков.
– Не удастся, – внезапно заговорила Вессекс. – Для этого надо запустить двигатели на полную мощность и снять часть энергии со щитов; но тогда нас просто раздавят в лепешку.
– Тогда остается только надеяться, что нас хотят изгнать отсюда, а не уничтожить, – невесело заключил Пиетт. – Кажется, противостояние со Стихиями мы проиграли.

Прошел час напряженного ожидания, в течение которого предоставленный воле Стихий «Исполнитель» двигался в неизвестном направлении (обзор как визуальный, так и радиолокационный был полностью перекрыт астероидами, волочившими разрушитель). Но наконец давление на дефлекторы ослабело, и после осторожных маневров удалось отвести ИЗР на безопасное расстояние. Теперь в иллюминаторе Арда казалась крохотным пятнышком.
– Господин адмирал, мы пересекли барьер Силы.
– Хорошо, – кивнул Пиетт. – Выждем двое-трое суток здесь снаружи, и вернемся к планете – будем и дальше… «наблюдать за ситуацией».
– Полагаете, в этом есть смысл? – печально спросила Лира Вессекс.
– Приказ Императора об этом пока никто не отменял.

После отбоя, когда коридоры «Исполнителя» погрузились в щадящий полусумрак, и почти вся команда отдыхала, Пиетт, направляясь к своей каюте, увидел Лиру Вессекс, неподвижной тенью застывшую возле иллюминатора. После некоторых колебаний шагнул к ней:
– Доктор Вессекс, позвольте проводить вас… – и осекся, увидев ее припухшие глаза.
Изобретательница выдохнула с тихим всхлипом и тяжело оперлась на его локоть:
– Адмирал, поймите, я была уверена, что нашла решение… Я ведь все сделала…
– Решение вы и впрямь нашли, – невесело вздохнул командир «Исполнителя». – Кто же знал, что нам помешают… сами Валар.
– А знаете, – она развернулась, в упор глянула Пиетта: – верите ли, я все думаю, что могла бы сделать, каким способом одолеть этих существ… и я не вижу решения. Едва ли не в первые в жизни я не вижу решения, – снова всхлип и короткий смешок.
– Знаете, доктор Вессекс, – осторожно начал Пиетт, – не уверен, что мои слова ободрят вас, но… Может, вы в курсе проекта Таркина?
– Боевой станции? Да, конечно. Полагаете, она помогла бы?
– Сомневаюсь, – покачал головой Пиетт. – Но я не это хотел сказать. Когда Повелитель Вейдер приехал туда с инспекцией, у него вышел спор с Гранд-моффом Таркиным. И наш Главком тогда сказал такую фразу: «Ваша технология – ничто перед мощью Великой Силы». А когда один из таркиновских офицеров стал ему возражать, просто придушил его слегка на расстоянии… как это он умеет. Мне тогда показалось, что это странный аргумент в споре – что ж, теперь я понимаю слова Повелителя намного лучше. – И, вдохновленный ее вниманием, Пиетт добавил: – Поймите, доктор Вессекс, мы имеем дело с форсъюзерами, способными создавать планеты. Наивно надеяться, что мы сумеем им противостоять на равных.

В то же самое время не спал еще один человек на «Исполнителе», не несший сегодня вахту. Молодая летчица по имени Шира Элан Колла Бри, приписанная к Черной эскадрилье Дарта Вейдера, лежала на койке, разметав огненно-рыжие волосы по подушке, и быстро набирала сообщение по Голонету. Все сегодняшние события она наблюдала через один из боковых иллюминаторов. Для полноты понимания происходящего Шире даже пришлось тайком от командования передвинуть двух йсаламири, чтобы воспринимать окружающий мир не только зрительно, но и через Великую Силу. Одна из пяти… хотя, нет, четырех – предатель Старкиллер не в счет – имперских ситхов, обученных путям Темной Стороны самим Дартом Вейдером, и гордо называющих себя его учениками.
Сейчас Шира приняла непростое решение. Несмотря на то, что ученики Вейдера не любили оказываться чем-то обязанными Императору, она вознамерилась написать Палпатину обо всем, что произошло сегодня. «Через голову» Пиетта, который был сейчас ее высшим командиром. «Через голову» леди Асоки Тано – неформального лидера группы Вейдеровых учеников. Будь как будет. Но Император должен знать, с кем они тут столкнулись. Она дописала последнее предложение, перечитала еще раз написанное и решительно нажала кнопку «отправить».

В то же самое время Манвэ медленно поднялся с трона, помогая встать жене. Чем больше проходило времени, и старше становился мир, тем сильнее сживались с ним его создатели, и тем сложнее было им покидать свои оболочки, принимая истинный облик Стихий. Как по команде, открылись двери во внутренние покои, и на пороге появился верный Эонвэ, чувствовавший малейшие перемены настроения своего Владыки.
– Объяви всем, – обратился к нему Манвэ, – завтра я собираю Большой Круг в Маханаксар. Полагаю, Дагор Дагорат близок, и мы должны быть готовы к возвращению Мелькора.

В то же самое время в Лотлориэне владыки Келеборн и Галадриэль принимали необычных гостей. Все члены Братства Кольца, потерявшего и Кольцо, и впридачу двух хоббитов, были в весьма расстроенных чувствах.
– В общем, так, – решительно заявил Боромир. – Вы как хотите, а я возвращаюсь в Гондор. Что бы там ни было, первый удар Саурона придется на наши земли, и нам надо готовиться к войне.
– А я согласен, – резко объявил гном Гимли. – Между прочим, мой народ тоже рискует: ведь врагу всегда были интересны и наши богатства, и наши умения.
Арагорн скептически приподнял бровь. Хороший знающий древнюю историю, он мог бы объяснить Гимли, что Саурон сам был когда-то учеником Валы Аулэ, создателя гномов, и, если на то пошло, обладает куда большими знаниями, чей любой сын подгорного народа. Но спорить с гномами – дело пустое.
– Вы – глупцы! – гневно вскричал Гендальф. – Вы все забываете о предателе Сарумане, который нацелился на земли Рохана. Пока каждый будет держаться за свой угол, вас всех перебьют поодиночке!
Но упрямый Боромир стоял на своем; хотя и Арагорн с Леголасом согласились, что Рохану тоже надо бы помочь. И только хоббиты Пиппин и Мериадок осторожно поинтересовались под конец совета:
– А что будет с Фродо и Сэмом, нашими друзьями? Мы их спасем, верно?
– Не прельщайте себя ложными надеждами, – печально покачав головой, ответил Гендальф. – Вряд ли Враг оставит им жизни, но даже если и оставит, то их участь, равно как и несчастной Арвен, будет столь же незавидной, как и судьба всех остальных пленников в прежние времена. Страшные раны тела и души – вот их удел, которой мы не сможем изменить.
После совета, когда все гости разошлись на отдых, к Гендальфу обратился Келеборн:
– Тебе ведомо, что моя супруга Галадриэль хранит одно из трех эльфийских Колец – Вилью, Кольцо Воздуха.
– Странные и страшные песни слышала я сегодня от ветра, – заговорила сестра Финрода. – И подобны они были гласу Манвэ Сулимо, когда в гневе он обращался к моим родичам, ослушавшимся его, но страшнее было их звучание. Может, известно тебе, посланник Валинора, в чем могла быть причина гнева Короля Мира?
Майа ответил не сразу:
– Слышал и я сегодня эти песни, но причина их мне неведома, светлая госпожа. Могу лишь сказать, что не к добру все это: и появление этих странных полумайар – юноши и девы, что отобрали Кольцо. Их души были преисполнены Тьмы, особенно душа девы; но отблеск их был мне незнаком. Я не могу понять, кто из нашей расы стал их родителем, и это пугает меня едва ли больше, чем потерянное Кольцо. Ведь означает это, что у Гортхауэра есть, кроме Курумо, еще один союзник майа, а у нас – трое Врагов вместо одного.

В то же самое время Маэдрос растолковывал старому вастакскому вождю, что привело их на эту землю. Увы, язык людей Галактики малость отличался от того диалекта, на котором некогда говорили люди, служившие Светлой Стороне в Арде. А так как вождь еще и плохо знал его, то общение пришлось вести… на Темном наречии. Вернее, на тех трех с половиной словах, которые Маэдрос помнил еще с плена у Моргота, и тех двух с половиной, которые знал местный «книжный человек». В итоге диалог шел едва ли не жестами.
– Так вы – посланники Древнего Владыки-за-Гранью? – щурил глаза хитрый вастак, явно не слишком доверявший странным гостям. – И говорите, близится его возвращение и Битва Битв?
– Да, да, и еще раз да, – Маэдрос был уверен, что скоро натрет себе мозоли на языке. И все чаще хотелось ему воспользоваться методом убеждения, который обыкновенно применял Дарт Вейдер, а именно – легкое удушение. Увы, помехой была йсаламири, сидевшая под боком, и служившая прикрытием от ардовских форсъюзеров. Так что приходилось говорить:
– Айанто Мелькор повелел нам разыскать его Айан`Таэро Гортхауэра. А поэтому нам нужны кони, вода и продукты для долгого путешествия в Темные Земли…

В то же самое время в Империал-Сити Палпатин, прочитав письмо Ширы Бри, глубоко задумался.
«Первым делом надо отозвать Пиетта – а то они на «Исполнителе» совсем рехнулись от ничегонеделанья. Ишь ты, против Валар с ИЗРом полезли, умники! Нет уж, пусть лучше помогают гонять повстанцев – что-то Альянс последнее время голову поднимает. Опять же, нужен противовес Таркину, а то решит скоро, сидя у себя на Звезде Смерти, что он первое лицо в Галактике».
Палпатин невольно вспомнил те давние времена, когда они с Уиллхуфом Таркиным, Армандом Айсардом, Сейтом Пестажем и Кинманом Дорианой прорывались к вершинам власти в Галактике. «А теперь Дориана мертв, Айсард – предатель, а Таркин зарывается… Один Пестаж мне предан, да и то, надолго ли? Впрочем, что-то я отвлекся. Так, кстати, надо нашим бойцам невидимого фронта в лице служб Исанн и Вандрона приказать, чтоб лучше смотрели за учеными, которые на спецтематике, а то Вессекс, вместо того, чтоб сидеть у себя в бюро, летает по всей Галактике. И, да, надо рассказать об этой истории Мелькору – пусть он решает, что делать со своими чокнутыми светлыми родичами…»

В то же самое время Исанн Айсард с замиранием сердца наблюдала, как на горы Манараи подле Империал-Сити медленно опускается гигантская черная тень. Гудение репульсоров далеко разносилось в ночном воздухе, и она побаивалась, что сюда немедленно сбежится толпа корускантских зевак. Но с небольшой площадки на крутом горном склоне по-прежнему открывался великолепный вид на черные, обесточенные кварталы города. Все жители сидели в своих квартирах из-за угрозы террактов, якобы задуманных мятежным Альянсом. И никто не видел, как на небольшом участке города, граничившем с горами Манараи, где недавно снесли несколько зданий, грозивших обвалом от старости, опустился огромный треугольник имперского звездного разрушителя суперкласса – точной копии «Исполнителя». Гул репульсоров стих, и тогда Мелькор, стоявший рядом, обратился к ней:
– Вот это наш с Императором дар тебе, Исанн. Построен на верфях Куата, одновременно с постройкой «Исполнителя» на Фондоре.
– Да, и теперь и там, и там, – усмехнулась разведчица, – уверены, что построили именно «Исполнитель». Я видела доклады об этом операции.
– Хорошо. – Мелькор улыбнулся, глядя на нее. – Название ему придумала?
– Да. «Лусанкия».
– Вот и отлично. Ты не сомневаешься насчет маскировки? – Вала пристально вгляделся в глаза женщины.
– Нет, – твердо ответила Исанн. – Пусть это будет небольшой сюприз для врагов Империи.
Мелькор кивнул, и негромко запел. И снова Исанн ощутила, как в такт песне Черного Валы задрожала земля. Дрожь эта шла из самых недр планеты – и оживали, приходили в движение древние горы. Привычно мелькнула мысль: «Надо будет придумать для жителей какую-нибудь правдоподобную легенду. Например, про некое новое оружие Альянса – геологическое…»
А тем временем мертвые тысячелетиями горы двигались все быстрей – и вот уже каменные осыпи погребают под собой «Лусанкию». Вот и все, и никто теперь не узнает об еще одном суперразрушителе, спрятанном на самом Корусканте, пока Исанн не сочтет нужным вынуть этот козырь из рукава…

В то же самое время Дарт Вейдер стоял на самом краю уступа в глубинах Ородруина. Внизу бурлило море лавы, и Темный лорд ситхов вглядывался в его волны.
Когда-то это уже было.
В другом времени – целую вечность назад. Двадцать стандартных лет.
На другой планете – название ее было: Мустафар.
Там умирал джедай Скайуокер.
И возродился к жизни ситх Вейдер.
Один человек тогда оставил его на верную смерть. И имя его – Оби-Ван Кеноби.
И другой человек спас от этой смерти. И имя его – Кос Палпатин.
С тех самых пор он не любил огонь. Слишком хорошо помнил его жгучие касания. И всякий раз, когда потом на его пути вставал огонь – горящие здания, пылающие корабли, перед глазами снова было лицо его учителя-джедая.
«Ты был Избранным, Энакин! Предвидели, что ты уничтожишь ситхов, а не станешь на их сторону!»
А сейчас он впервые пришел к огню – просто так. И смотрел на летящие вверх искры, любуясь их причудливой пляской. И чувствовал, что отдыхает здесь – от той страшного шторма, который сегодня был в Силе. Причем шторма Светлой стороны.
За спиной раздались шаги, но Вейдер даже не оглянулся. Слишком знакомым было присутствие. Почти привычным за последнее время.
Гортхауэр подошел, стал рядом.
– Нравится здесь? – И, так и не дождавшись ответа, продолжил: – Мне тоже здесь нравится. Здесь, в плеске огненных волн, слышно, как бьется пламенное сердце Арды, слышно ее дыхание, которое некогда пробудил Мелькор.
– Здесь нет света, – внезапно ответил Вейдер. – Почти совсем нет. – И, резко, без перехода: – что сегодня было с Силой? Понятия не имел, что бывают штормы Светлой Стороны.
Гортхауэр усмехнулся, заговорил ядовито:
– А это наш Король Манвэ Сулимо гневаться на кого-то изволил. Привыкай, с ним это пару раз в эпоху бывает. – Резко рассмеялся. – Пойдем лучше вниз, к пламени. – И, заметив сомнения Вейдера, добавил: – Да идем же, вот чудак! Огонь теперь не может навредить твоей оболочке-плоти – ведь ее создал я, Гортхауэр, чье имя означает «Владеющий силой пламени»…

В то же самое время на крепостной стене Третьего уровня Минас-Тирита сидела девочка лет тринадцати. Она устроилась на самом краю, свесив ноги, и смотрела на искорки звезд над головой. Ветер играл ее пепельными косами со вплетенными стебельками полыни. Время от времени она словно что-то шептала сама себе; но никого не было рядом, и никто не услыхал ее странных речей:
«О, мой мэльдо, возлюбленный мой! Две эпохи и целую вечность дожидалась терпеливо я твоего возвращения; но как же непросто стало теперь, когда знаю: не пройдет и десятилетия, как ты вновь ступишь на поверхность тобою созданной планеты. Одно лишь радует меня: ты достиг своей цели, и привел на нашу Арду тех, над кем не властны ни судьбы мира, ни замысел Эру. Возвращайся скорее – твой план увенчается успехом. Твои новые ученики станут рядом с тобой на Битву Битв, и заслуженной будет ваша победа. И вижу я будущее, в котором ты стоишь в Валиноре в кругу Маханаксар среди собратьев твоих – не побежденным и подсудимым, как это бывало прежде, но победителем и Властелином мира, что создан тобой. И твои братья и сестры, а вслед за ними – и народы Арды приносят присягу тебе, как истинному Владыке Арды. И твои сотворенные, все трое, стоят радом с тобой, как верные ученики и помощники.
О, мой мэльдо, как никогда нынче близок час твоего торжества, но какой горечью полнится моя фэа при этих виденьях! Ибо Эру не простит тебе победы, и скорее уничтожит Арду, и тебя, и твоих собратьев вместе с нею, чем позволит тебе править, как Королю мира. И нет ни у кого из нас сил противостоять ему. О, возлюбленный, лучше бы ты забыл эту проклятую планету, как страшный сон и никогда бы сюда не возвращался! Снова и снова всматриваюсь я в будущее, и снова и снова вижу впереди твой короткий триумф и безвременную гибель. И это не будет смерть Людей, через которую ты уже прошел, о нет! Это будет Пустота и вечное не-существование, и саму память о нашем мире сотрут из истории Галактики. Тысячи нитей будущего расплетает передо мной мой талант, и девятсот девяносто девять из каждой тысячи оканчиваются гибелью нашей Арды. Ты спросишь меня: а как же та одна, последняя нить? И отвечу я: да, иногда я вижу и другое будущее. Вижу Императорский дворец на Корусканте, и тебя на троне, и Галактику, что покорно свернулась в клубок пред тобою. Но, милый мой, того будущего почти нет, и хрупки и слабы те нити, что ведут к нему. О мой возлюбленный, почему я осталась в этом мире? Почему не ушла на Пути Людей, после того, как отправила туда тебя? О, я упала бы тебе в ноги, я уцепилась бы в твой плащ, лишь бы ты не возврашался в Арду на верную гибель. И все же я осталась – но зачем, зачем? О, я верю в тебя – вопреки будущему, которое вижу, вопреки всем возможностям и шансам, я верю, верю, бесконечно верю в тебя, твоих прошлых и нынешних учеников. Я верю, что ты… нет, мы, мы выстоим – пусть и против Эру, и против самой Галактики… о, мой наставник, безумный бог, избравший Пути и Смерть Людей. Мой возлюбленный, которого я сама и убила… Восставший в могуществе и возлюбший мир… Мелькор».


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
lyub-galaganoДата: Пятница, 22.01.2016, 23:37 | Сообщение # 325
Пол:
Группа: Друзья
Сообщений: 37
Репутация: 8
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Спасибо за столь быстрое продолжение
Цитата
Кажется, противостояние со Стихиями мы проиграли.

закономерный итог, это же Валар.
Цитата
если Враг оставит им жизни, но даже если и оставит, то их участь, равно как и несчастной Арвен, будет столь же незавидной, как и судьба всех остальных пленников в прежние времена. Страшные раны тела и души – вот их удел, которой мы не сможем изменить.

кажется у Арвен проблемы. Как бы Гендальф не решил исправить тот досадный факт, что эльфийку не прибили темные.
Цитата
– Да идем же, вот чудак! Огонь теперь не может навредить твоей оболочке-плоти – ведь ее создал я, Гортхауэр, чье имя означает «Владеющий силой пламени»…

Гортхауэр молодец, может отучит младшего брата опасаться пламени, а то сотворенный огненного бога и боится огня.
Цитата
Я верю, что ты… нет, мы, мы выстоим – пусть и против Эру, и против самой Галактики

Элхэ верит в победу. Надо же и Дар не мешает верить.


Сколько было в веках
С плеч слетавших голов, с корнем вырванных глав...
Но тогда, умирая безвестным, под вой озверевшего стада,
Он был прав!...
 
Форум » Уголок толкиениста » Фанфики по вселенной Толкиена » Галактика за Вратами Ночи. (Кроссовер SW и ВК)
Страница 13 из 14«1211121314»
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017