Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Darth_Ellia, tatyankaWraith, investigator 
Форум » Рейфоманский полигон » Наши фанфики по вселенной "Звёздных Врат" » Два дефектных экземпляра. (Работа на ЗФБ-2017)
Два дефектных экземпляра.
investigatorДата: Суббота, 01.04.2017, 19:47 | Сообщение # 1
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Название: Два дефектных экземпляра
Автор: investigator для WTF SGA Wraith 2017
Бета: WTF SGA Wraith 2017
Размер: миди, 15 162 слова
Канон: SGA
Пейринг/Персонажи: принцесса рейфов/человек, ОЖП, ОМП
Категория: гет
Жанр: фантастика, романтика, немного юмора и соплей
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: ксенофилия, нехронологическое повествование; возможно, AU

Природа – не храм, и уж тем более –
не мастерская. Природа – тир, и огонь
в нём надо вести на поражение.
(с) «ДМБ»


«Скоро за тобой прилетят».
Свернувшись уютным калачиком, Терция еле слышно вздохнула и покосилась на голографическое изображение своего будущего улья. Скоро, очень-очень скоро у неё будет новый дом, у неё появятся «дети» - её подданные, о которых она, как глава клана, должна печься и заботиться. Она станет Королевой. Таково её предназначение, таков тысячелетиями устоявшийся уклад жизни рейфа. А выбор улья был за её Матерью.
Объёмная голограмма, переливаясь всеми цветами спектра, кружилась под потолком, медленно, плавно поворачиваясь вокруг своей оси и вселяя в принцессу страх. Не иррациональный, животный, безотчётный, как можно было бы подумать, а базирующийся на чётком, конкретном знании, что ожидает её за закрытым шлюзом нового дома.
Как долго она сможет обманывать свою новую «семью»? Потому что надежды на выправление ситуации давно уже нет; она приняла имеющийся факт, как данность.
…Изображение улья сменилось картой звёздных систем, подконтрольных её будущей «семье». Мерцающим пунктиром была обозначена граница владений, которую нельзя пересекать, если не хочешь неприятностей с соседями. Карта в свою очередь сменилась погрудными изображениями офицерского состава: Лидер, Ведущий учёный, Старший помощник, Пилот, Штурман, младший научный персонал… Лица мелькали очень быстро, слишком быстро даже для феноменальной памяти рейфа, но Терция не пыталась запомнить их именно сейчас; это было нереально, да и не хотелось.
Нет сомнений, что Мать разыграла очередную выгодную (для своей фракции) партию и к выбору улья, в который отдавала свою дочь, подошла очень тщательно. Королева-Мать - умный и дальновидный политик - военно-экономические связи выстраивала так, чтобы гарантированно заручиться верностью союзников. Насколько, конечно, можно было заручиться верностью или хотя бы лояльностью рейфов, где каждый тянул одеяло на себя, а взаимодействие являлось чисто ситуативным. Союзников «кидали» с лёгкостью; альянсы складывались и разваливались чуть ли не ежедневно; вчерашние враги неожиданно становились лучшими друзьями и наоборот… Но у Матери был хороший козырь в рукаве. Один из её помётов оказался очень удачным: четыре самочки. Прима, Секунда, Терция и Квинта. Будущие Королевы. Штучный Товар. Товар, который легко обменять на любые блага с большими бонусами.
Мать была довольна. У её партнёра оказались хорошие гены. Если второй помёт принесёт ещё нескольких самок - скоро её потомки будут править Пегасом.
Пока же она старалась избавиться от первых четырёх. С присущей ей практической смёткой Королева-Мать активно «пиарила» дочерей, подыскивая им свободные ульи.
Когда-нибудь эти Королевы-сёстры станут соперницами. Они с детства не ладили, инстинктивно, на уровне подсознания включившись в конкурентную борьбу за место в Пегасе.
Терция прекрасно помнила, как ушли в свободное плавание старшие - Прима и Секунда. Мать избавилась от них, едва они начали питаться, как взрослые рейфы. Потому что нескольким кормящимся фертильным самкам слишком тесно в одном улье.
Терция опять вздохнула, устраиваясь поудобнее на мягкой кожистой кушетке, выросшей прямо из переборки. Вспомнила счастливое, довольное лицо Матери в тот миг, когда Прима и Секунда в парадных одеяниях в сопровождении офицеров своих новых кланов поднялись на борт прибывших за ними кораблей. Королева не скрывала радости, сбыв с рук потенциальных убийц и заговорщиц.
После чего Мать озаботилась поисками покупателей на остальных дочерей. Поиск оказался вялотекущим. Желающие заполучить Королев выстроились в длинную очередь, да только Мать они не устраивали... Кто-то был слишком слаб и не мог отработать союзнический долг, кто-то являлся таким вёртким политическим флюгером, что не внушал доверия, кто-то был изгоем, презираемым в приличном обществе…
Время шло и когда, наконец, сыскался претендент на третью дочь, устроивший Мать по всем критериям, Терция разменяла 19 стандартных лет и сделала очень неприятное открытие.
…Покупатель не знал и не догадывался, что польстился на бракованный товар. Потому что Терция, достигнув девятнадцати лет, так и не обрела способности к кормлению и продолжала употреблять человеческую пищу. А от способности к кормлению напрямую зависели способность к размножительной деятельности, способность к быстрой регенерации и многие другие способности, которые вознесли рейфов на вершину эволюционной пирамиды.
Обычно кормовая щель у рейфов открывалась в период полового созревания - в 14-16 лет. Реже - в 17-18. В исключительных случаях - в 19. Если после 20 лет рейф не переходил с человеческой пищи на повседневный рацион - он считался генетическим мусором, выбраковкой и подлежал немедленной утилизации.
В 19 лет Терцию настигло понимание, что, похоже, она является именно таким неликвидным отбросом. Уже младшая сестра, Квинта, питалась людьми, а её кормовая щель никак не желала открываться. Это было непонятно. Это было неприятно и страшно. Спросить совета было не у кого. Ведущий учёный - её биологический отец - слишком одержимый своей наукой - скорее препарировал бы её, как диковинного и редкого уродца. Терция совсем не по-рейфски тряслась от ужаса, представляя реакцию Матери, когда та узнает, какое позорище произвела на свет. А рано или поздно Мать узнает…
Принцесса начала скрывать свою неполноценность. Улей следил за ней внимательно, хищно - то глазами Матери, то заинтересованными взглядами офицеров. Терция чувствовала эти взгляды затылком каждый раз, когда приходила на продовольственный склад и формально прикладывала ладонь к груди первого попавшегося человека, изображая процесс кормления. Она видела, как питаются другие рейфы и старательно копировала их восторженное шипение и экстаз. Получалось довольно правдоподобно. Но следовало действовать аккуратно, чтобы «еда» не проснулась и не выдала её своим смехом.
Данную процедуру Терция проделывала раз в три месяца и ещё ни разу не попалась. А между тем молодой растущий организм требовал пищи. Человеческой пищи.
И Терция унизилась до воровства еды почитателей. Возле их кубриков всегда так соблазнительно пахло! Принцесса пускала слюни, жадно втягивая ноздрями аромат непритязательных, но таких безумно вкусных яств. Олезианский варёный батат - запашистый, истекающий сливочным маслом; пряные, острые манарские колбаски, биточки с подливом; суп-сборная-солянка и чесночные пампушки по дженайским народным рецептам; нежное молочное суфле с ягодным муссом; глазычница из яиц птицы криф… Терции казалось, что она сходит с ума. В голове назойливым молоточком колотилась мысль: она - неполноценный рейф… Наилучший выход для неё - выброситься в открытый космос. Но Терция очень, очень хотела жить. А голод забивал все мысли о неполноценности в район желудка.
Улей не мог производить питательную протеиновую субстанцию для почитателей ввиду отсутствия необходимых ресурсов. Поэтому человеческая пища была самой что ни на есть натуральной и поставлялась в качестве дани с подконтрольных планет. Для почитателей был оборудован отдельный склад-холодильник. Туда Терция совершала налёты ежедневно, стараясь не усердствовать и брать продукты ровно на день. Чтобы их естественная убыль не была слишком заметной. Приходилось изворачиваться и делать вид, что в этот сектор улья она забрела случайно. Улей всё так же молча следил за ней; Королева не предпринимала никаких мер, чтобы узнать причину странного поведения дочери. Но иногда, украдкой касаясь разума Матери, Терция улавливала любопытство, чуть-чуть недоумения и вопрос, который Мать по непонятной причине не озвучивала ей. Даже если у Матери возникли подозрения насчёт вменяемости третьей дочери, она воздерживалась от активных действий. Ведь даже будучи неполноценным рейфом, Терция оставалась потенциальной Королевой. Дорогим Штучным Товаром. Причём товаром, до конца жизни признательным за то, что Мать закрыла глаза на производственный брак. Нет, поправочка: товаром, ОБЯЗАННЫМ за всё Матери, которая знает чью-то маленькую постыдную тайну и молчит.
…Голограмма продолжала таинственно мерцать и менять очертания, а сосущая пустота в желудке сигнализировала о том, что пора навестить склад почитателей. Терция поднесла к глазам правую ладонь, внимательно всматриваясь в узкую, практически атрофировавшуюся кормовую щель. Еле заметный шрам, обрамлённый мелкими пупырышками присосок… Терция задумчиво провела по щели указательным пальцем левой руки, словно надеясь, что та раскроется от этого ласкового поглаживания. Конечно же, чуда не произошло. Терция потянулась, сползла с дивана, сунула в рукав платья тончайший, но прочный мешок из паутины и вышла на охоту.
Улей, кажется, спал. Белёсый туман стелился по полу, ласково обвивая полы длинного платья принцессы. Один раз навстречу попались два солдата, которые моментально замерли, как вкопанные, взяв станнеры «на караул». Терция не удостоила их даже взглядом и прошла мимо. Спиной почувствовала, как эти безмозглые твари рванули отсюда побыстрее и подальше. Хоть и тупые, а соображают, что если попадутся Королеве или её дочерям, когда те пребывают в дурном настроении - живо окажутся в их меню. Впрочем, Терция не злоупотребляла должностным положением. А вот жертвой Квинты оказался даже один молодой офицер, в котором слишком сильно бурлил тестостерон…
…Продовольственный склад почитателей встретил её темнотой и ароматами, от которых желудок скрутило ещё сильнее в пароксизме голода. Терция потянула носом, наслаждаясь одним запахом пищи. Она воровато оглянулась и мысленно приказала замку открыться. Решётчатая дверь втянулась в переборку, и Терция шагнула внутрь прохладного помещения, по периметру которого располагались морозильные коконы для скоропортящихся продуктов и полки для продуктов, не нуждающихся в радикальной заморозке: круп, муки, консервов, овощей и фруктов. К сожалению, принцесса не имела возможности готовить себе еду и не умела этого делать. Приходилось довольствоваться той пищей, которую она могла употребить сырой. Быстро вытащив из рукава мешок, Терция присела на корточки перед одним из морозильных коконов и открыла его.
Королева-прародительница! Сосиски, сардельки, ветчина, сало; колбасы варёные и копчёные, мясные рулеты, нежнейший паштет, так и тающий во рту… Терция сглотнула слюну. Она бы с радостью прихватила это всё, но нельзя! Почитатели, обнаружив пропажу, забьют тревогу, выставят дозор, и дорожка на склад будет заказана.
Небольшой кусок окорока перекочевал в мешок. Туда же отправилась пышная пшеничная лепёшка с полки, несколько яблок и бутылочка сидра.
Принцесса переместилась к следующему кокону, в котором оказались морепродукты. Красная рыба из океана планеты Йемаут была очень вкусной, поэтому отправилась вслед за ветчиной.
Наверное, хватит на сегодня.
Терция закрыла рыбный кокон.
В этот момент кто-то глухо кашлянул чуть левее. Принцесса едва не выпрыгнула из платья, поняв, что она здесь не одна. И медленно обернулась на звук.
Молодой почитатель смотрел на неё с ужасом и изумлением. В руке он держал бутерброд с маслом и колбасой. Терция почему-то сразу подумала, что на складе он находится так же нелегально, как и она.
Парень. На вид около двадцати пяти стандартных человеческих лет. Телосложение стройное, худощавое; длинные руки и ноги. Короткие чёрные волосы, высокие скулы, зауженные карие глаза, подбородок с ямочкой, рот, сжатый в тонкую упрямую линию. Непригляден, как все представители рода человеческого.
А почитатель смотрел на Терцию и видел рейфа-самку - самую обыкновенную рейфа-самку со всеми прилагающимися к ней атрибутами: высокий рост, плоская фигура, жёлтые глаза с вертикальными зрачками, зеленоватая, точно мокрая кожа с просвечивающими сосудами, широкие крылья носа, оттенённые рецепторами, большая пасть, полная острых блестящих зубов… От своего биологического отца Терция унаследовала белые волосы, которые носила распущенными, лишь изредка заплетая косички на висках. Отвратительное, уродливое создание, трагическая ошибка учёных Древних - гибрид жука и человека; эксперимент, вышедший из-под контроля… Одна из этих жизнесосущих тварей, подмявших под себя галактику…
Они молча смотрели друг на друга: рейф и человек. Они понимали, что скандал невыгоден им обоим. За крысятничество почитателя ждала в лучшем случае «тёмная». А к принцессе могли возникнуть вопросы у Матери…
- Кто такой? Тебя как зовут? - нарушила молчание Терция.
- Зенек, - ответил почитатель. И, помедлив, добавил: - Зенек Квальди.
Взгляд Терции сместился. Теперь она смотрела на бутерброд, который держал Зенек. Надо же, а она не знала, что колбасу можно резать и класть на масло, а масло мазать на хлеб. Наверное, это очень вкусно… Она прищурилась, наблюдая за реакцией почитателя.
«Человек… Ты ешь ЭТО? Пожалуйста, дай его мне…»
Терция моргнула, поняв, О ЧЁМ сейчас подумала практически вслух. Словно прочитав её мысль, Зенек разделил бутерброд на две части и протянул половину принцессе.
- Угощайтесь, Ваше Высочество. Это не взятка.
Следовало ударить его по руке, обшипеть за такую наглость и прогнать отсюда. Но неожиданно для себя Терция милостиво кивнула и приняла мзду.
- А ты опытный придворный, Зенек Квальди. Мне нравится твоя расторопность. Будешь моим личным почитателем!

Зенек начал приходить ежедневно, принося с собой еду. Свежую выпечку, жареное, варёное, тушёное мясо со всевозможными специями, вкуснейшую рыбу, сочные овощи и фрукты. Пока Терция угощалась, разложив еду прямо на коленях, он сидел на полу, скрестив ноги и подперев голову, наблюдал за ней сквозь полуопущенные ресницы и думал, как же она управляется такими челюстями. Они же здоровенные, как капкан. Тяпнет - мало не покажется. На его родном Прокулисе о рейфах знали только понаслышке. Планета находилась под надёжной защитой богини Атар и все попытки рейфов собрать там «урожай» потерпели крах. Наверное, он был единственным представителем своего рода, коему «посчастливилось» узнать врага в лицо…
Игра в «молчанку», по подсчётам Зенека, продолжалась десять дней. В очередной раз, когда он скромно притулился в углу и витал где-то в запредельных далях, Терция недовольно фыркнула, на секунду прервав трапезу:
- Чего молчишь, как пленный асуранин? Говори уже. Развлекай меня.
Зенек пошевелился и вежливо спросил:
- Что я должен говорить?
- Расскажи что-нибудь интересное. И пересядь поближе, я хочу тебя лучше видеть.
Зенек переместился к кушетке, на которой сидела принцесса, почесал лохматую голову, вспоминая книжки, прочитанные в детстве. Память как назло отшибло. Вспомнилась только одна история.
- Хорошо. Я расскажу вам сказку про космический корабль «Судьба», бороздящий просторы Вселенной.
- Годится, - кивнула Терция и вонзила клыки в бутерброд с ветчиной.
Почитатель заговорил. Начало вышло скомканным и неуверенным, но постепенно Зенек увлёкся. Голос его окреп, в нём появились эмоции. Щёки парня раскраснелись, глаза заблестели. Рассказывал он интересно, вплетая в повествование немного юмора, немного драмы, немного философии. Фантазия у него работала более чем хорошо, и лексикон был богатый. Терция сама не заметила, как заслушалась, даже жевать прекратила. Зенек перешёл на диалоги в лицах, сопровождая их эффектной пантомимой. Даже вскочил на ноги от возбуждения и продолжал стоя. В его исполнении персонажи обрели каждый свой характер, а рассказ превратился в театр одного актёра. Такого шоу Терция ещё не видела. (По большому счёту, она вообще никаких шоу не видела, кроме охоты на беглецов, которой развлекались молодые рейфы.)
Когда парень замолчал, принцесса спохватилась, что варёный батат уже остыл и покрылся склизкой корочкой.
Ей хотелось похвалить исполнительного слугу, но Терция сдержалась. Она всё-таки будущая Королева, а Королевы если и балуют почитателей, то в пределах разумного. Парню надо стараться ещё лучше, чтобы заслужить её улыбку.
- Неплохо, неплохо, - хмыкнула она. - Красиво говоришь. Даже слишком красиво для неотёсанного дикаря. И такие вещи знаешь, которые твоему отсталому племени не могут быть известны по определению. Что скажешь на сей счёт?
Зенек потупился.
- Мне… друг это рассказал… Он погиб на том корабле, где вы меня подобрали. Он был прямым потомком Древних.
- Чушь, - оскалилась Терция. - Древние вымерли.
- Не все.
- Если не все, то где они скрываются сейчас?
- Я не знаю. Друг рассказывал об огромном городе среди океана. Но не говорил, где тот находится.
- Лжёшь, - убеждённо заявила Терция. - Не знаю, с какой целью, но ладно… Спущу это на тормозах до тех пор, пока ты приносишь мне пользу. А пока - свободен.
Зенек вылетел из каюты принцессы сам не свой. Он не помнил, как добрался до отсека почитателей и, игнорируя осторожные расспросы собратьев, рухнул на койку в своём кубрике и постарался успокоиться. Какой же он идиот, надо же было утерять бдительность в обществе рейфа и допустить оплошность, платой за которую вполне могла стать смерть!
А принцесса-то - не дура… Если она захочет ещё историй, надо подбирать их с осторожностью. У него было время повспоминать какие-нибудь старые байки и даже записать их для следующего «свидания».


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Суббота, 01.04.2017, 19:48 | Сообщение # 2
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Прокулис.
Западный континент.
За два года до…


Бесспорно, Аура Диспатер была мечтой.
Ультраженственная, сексуальная и роскошная, с идеальной фигурой и лицом, прекрасным, как рассвет в пустыне. О такой женщине можно было лишь грезить в самых сладких сновидениях. К тому же она происходила из старинного рода, её предки ушли на Прокулис из Атлантиды в знак солидарности с Чайей. И она была богата...
Квирин Вейовис, выругавшись сквозь зубы, нервным жестом сломал авторучку, обломки швырнул в угол и с размаху растянулся на кушетке, закинув руки за голову.
Аура должна была в ближайшем обозримом будущем стать его законной супругой.
Квирин не сомневался, что родители желали ему всего наилучшего. Но его личное хотение радикально расходилось с их мнением, потому что жениться Квирин не хотел – и точка! Благополучно оттрубив на белом свете двадцать два года, будущий глава семьи Вейовис дорожил своей свободой пуще жизни. И даже такая дива как Аура не могла поколебать его уверенности.
Не то чтобы Квирин был резко настроен супротив семейной жизни. Просто он чувствовал, что для брака ещё не созрел. Как говорится: недопел, недопил, недолюбил… Но главное, что его расхолаживало: на Ауре Диспатер в её молодые годы пробы негде было ставить. Потомки Древних, переселившихся на Прокулис, постепенно смешались с представителями местных племён и переняли многие их обычаи. Поэтому в течение веков они не только утратили способность к вознесению и присущие Древним экстраординарные способности, но и заметно деградировали в морально-психологическом плане. Нынешние обитатели Западного континента были лишь слабой тенью своих великих предков. Что, впрочем, не мешало им заноситься на пустом месте, кичась своим происхождением и использовать технологии, доставшиеся от Древних.
Так что очень интересно было Квирину выслушивать рассказы своих приятелей, кто, когда и при каких обстоятельствах перепихнулся с его будущей женой!
Ладно, слаба была Аура на передок. Но если уж хочешь перебеситься до свадьбы – бесись потихоньку. А не так, что о твоих любовных похождениях известно всем аж на других материках Прокулиса.
Квирин и сам был непрочь гульнуть, бухнуть, уйти в отрыв. Однако, в отличие от Ауры, свои грехи тщательно скрывал, так что ни разу не был пойман за руку. Поэтому за наследником семьи Вейовис закрепилась слава героя несокрушимо целомудренного (что, кстати, вовсе действительности не соответствовало).
«Нашли придурка, - мрачно думал Квирин, уставившись в потолок. – Такое впечатление, будто приходится довольствоваться чужими объедками».
Но он знал, что спорить с родителями – себе дороже. У Квирина были ещё трое братьев и две сестры, и отец клятвенно пообещал лишить его наследства в полном объёме, если он начнёт бастовать. Сочувствия на стороне, опять же, не сыщешь: все родственники единодушно голосовали «за» и лишь кузен Альба Лонга проявлял какое-то подобие сочувствия. Видимо потому, что сам когда-то крутил с Аурой и на своей шкуре познал все «прелести» её стервозного характера.
А мириться было как-то гадко... Квирин обладал довольно строптивым нравом. И своего добивался не мытьём, так катаньем. И, зная за сынулей такого рода черту, протектор Западного континента Прокулиса Ромул Вейовис, ничтоже сумняшеся, посадил его под домашний арест. Поэтому даже на холостяцкую вечеринку, которую пообещали закатить друзья жениха, выбраться не удалось. Папа бдил. Папа тоже привык добиваться своего не мытьём, так катаньем. Свадьба Квирина и Ауры сулила Вейовисам и Диспатерам выгодный союз, а ради выгодного союза Ромул Вейовис плевать хотел на счастье своих детей. Государство – прежде всего!
…Две стандартные недели домашнего ареста Квирин валялся на диване, хандрил, ворчал; обслуживающий персонал терпеливо сносил приступы его дрянного настроения. Правда, всю обслугу отец заменил машинами, чтобы сынок никого не переманил на свою сторону и не сбежал. Лиц женского пола распорядился вообще в то крыло, где обитал Квирин, не пускать под угрозой смертной казни. Мудрый отче знал, что старший сын действует на женщин, как свет лампочки на ночных мотыльков.
Но принятые им меры предосторожности Квирина не смутили.
Сначала он предпринял попытку удрать через окно путём выдирания стеклопакетов. Всю ночь потел! Огня не зажигал, работал при слабом свете ночника. Выломав термоустойчивый, звуко-, жаронепроницаемый, противоударный стеклопакет, Квирин радостно устремился на волю и был тут же отброшен назад в комнату силовым полем. Папа всё предусмотрел.
Итак, с окном ничего не получилось. Тогда Квирин попытался перепрограммировать робота, привозящего ему пищу. Но натолкнулся на хитроумную систему паролей и кодов, в которых ничего не понял. Поскольку познаний ему явно не хватало, чтобы тягаться со штатным программистом, взломать код не удалось и идейку с роботом тоже пришлось оставить.
Обречённый жених не сдавался. Его изобретательность удачно сочеталась с оптимизмом, и он собрался рыть подкоп. Два дня ушло у него на то, чтобы тайком выломать кусок пола, добраться до перекрытий и намертво в них увязнуть, так как они были отлиты из сплава, который выдерживал многовековое пребывание в агрессивной среде. Этот сплав явно нельзя было расковырять железной дверной ручкой с заточенным концом, коей оперировал Квирин…
И здесь не повезло. Но Вейовис-младший продолжал усердно шевелить извилинами. Он сделал вид, что подчинился. Намекнул отцу при встрече, что морально готов жениться, поэтому необходимость в заточении отпала.
- Ну, нет, – ответил отец. – Знаю я твои фортели. Потерпишь до свадебки, а пока сиди смирно и размышляй над своим поведением.
Ромул Вейовис не первый год управлял Западным континентом Прокулиса и облапошить его было весьма непросто.
Квирин понял, что жениться на Ауре придётся, как ни крути.

За день до свадьбы отец неожиданно изъявил желание лицезреть бунтаря воочию.
Квирин шёл в аудиенц-зал, как на расстрел. Папа хотел непременно предстать во всей красе. Желание вполне естественное для тирана, всерьёз возомнившего себя правопреемником Древних с поправкой на слабости современников.
Квирин был слишком похож на своего отца. Ромул Вейовис это знал. Поэтому решил добить его морально. Он надеялся, что Чайя поможет воздействовать на сына, но та отказалась. Более того, посоветовала Вейовису-старшему оставить ребёнка в покое.
В полном молчании, с рожей насупленной и заложенными за спину руками, как ведомый на бойню, наследник рода прошествовал через анфилады комнат в огромный и неуютный аудиенц-зал, сопровождаемый с четырёх сторон конвоирами, вооружёнными станнерами. На случай, если жених вдруг надумает уйти «на рывке». Но Квирин понимал, что так откровенно рыпаться нельзя: в охраняемом комплексе, нашпигованном системами слежения под самый потолок, где любая дверь запиралась простым нажатием кнопки на пульте управления в Центре безопасности, охрана выловит его в два счёта. И всё, конец. Венчаться заставят в бронированной часовне, а не в открытом всем ветрам Храме, как положено. А у Квирина в душе ещё теплилась слабенькая, хилая искорка надежды бежать во время бракосочетания.
Он вошёл в аудиенц-зал, предназначенный для официальных приёмов, где его ожидал отец.
Зал подавлял своими размерами. Человек здесь терялся, раздавленный монументальными архитектурными конструкциями. Культура Древних была насквозь технологична. В интерьере не присутствовало ничего лишнего. Ни одной декоративной завитушки. Никакой лепнины, никаких картин, никакой росписи. Стерильно. Голо. Антураж в пастельных тонах. Единственное яркое пятно – протектор Западного континента. Только он был средоточием Вселенной и притягивал взор. В свете потолочных ламп его фигура, казалось, отбрасывала на стены солнечных зайчиков.
Ромул Вейовис действительно был великолепен. В свои сорок три он выглядел (или казался?) молодым, свежим, бодрым и полным сил. Он был облачён в сверкающий золотистый жакет поверх ослепительно-белого долгополого одеяния, сшитого в подражание моде их далёких предков. Протектор восседал во главе овального стола для совещаний: монументально-неподвижный, убийственно-зловещий и не подверженный эмоциям. С высоты своего превосходства отец взирал на Квирина сверху вниз, и уверенность чада в собственных силах таяла, как первый осенний снег.
Подавив нервозность и раздражение, Квирин продвинулся к столу, сел напротив отца и опустил голову. Охранники почтительно замерли ошуюю и одесную.
- Ну что, сын мой, - назидательно произнёс отец, пока Квирин сидел перед ним с видом преступника, понурившись и потупив ясны очи. – Созрел, надеюсь, для семейной жизни?
- Созрел, батюшка, - тихо ответил Квирин, не осмеливаясь поднять глаз, где – он понимал это – горела злая непокорность, которую он никак не мог скрыть. – Я готов.
- Вот и прекрасно! – усмехнулся Ромул Вейовис. – Я знал, что здравый смысл в тебе возобладает. Пойми, наконец: детство кончилось. В твои годы я уже...
- ...облёк себя единоличной властью во благо оставшихся Древних, - в унисон с батей произнёс Квирин, который за последние пятнадцать лет наслушался этой тирады досыта.
- Вот именно. Поэтому оставь свои детские выходки и слушай меня внимательно: ты женишься на Ауре, даже если для этого мне придётся посадить тебя в клетку и лишить наследства. Я так сказал.
- Неужели вам не дорого счастье собственного сына?
- Несомненно, мне очень дорого твоё счастье. Но не менее дороги мне рудники на севере континента, которыми, как тебе известно, владеет семья Диспатер.
- Меня променяли на кусок выжженной земли, - мрачно, но ядовито констатировал Квирин. – Как мило. Я польщён.
- Золотую жилу площадью в сто тысяч квадратных лиг, - мягко поправил протектор. – Это целый регион, важный в стратегическом отношении.
- Извините, папа, я не знал. Надо же, осталось ещё место на карте, куда не ступала нога Вейовисов.
Квирин иронизировал, но папа не был настроен шутить.
- Я вижу, сегодня ты остроумен не в меру. Но времена снисходительного отношения к твоим закидонам прошли. Ты уже не мальчик, хотя, видимо, мне до сих пор надо водить тебя на помочах. Марш в свою комнату, сопляк, и готовься к церемонии. И не вздумай сотворить что-нибудь завтра на свадьбе, иначе я точно посажу тебя в клетку, пока не поумнеешь!
Квирин поднялся, развернулся на каблуках, молча кивнул и направился к выходу.
- И запомни! – прогремел вслед отцовский голос. – Ты – будущий глава семьи!
Квирин оборотился, всем видом выражая вежливое нетерпение.
- А задача главы семьи состоит не в том, чтобы трястись над своими мелочными прихотями! Его задача - обеспечить мощь государства! Поэтому главе семьи не пристало быть счастливым. Ему дОлжно быть мудрым и действовать во благо народа и отечества. Если союз с Диспатерами сулит такое благо - ты должен забыть о личных неприязненных отношениях с Аурой. Она наградит тебя здоровым и крепким потомством, а это главное!
- Наградит, не сомневаюсь. Только пусть сперва справку от венеролога принесёт.
- Вон! – побагровел протектор.
Квирин ухмыльнулся и вышел. Конвоиры двинулись за ним.

Остаток дня Квирин валялся на диване и тупо глазел в потолок. Несуразно большая комната казалась ему тусклой и унылой, а застлавшие небо сизые тучи поглотили и без того тусклый свет звезды.
Квирин ненавидел это место. Оно убивало в нём желание жить. Он мечтал о путешествиях среди звёзд. Но понимал, что до Врат на орбите Прокулиса вряд ли доберётся. Разве что посчастливится угнать джампер… А лететь туда, не знаю, куда было глупо и опасно. Рейфы, разбуженные какой-то нечистой силой, не оставляли попыток подкормиться населением Прокулиса. Планету спасало лишь покровительство Чайи Сар - истинной, настоящей Древней.
…Робот прикатил столик с ужином, но Квирин, даже не притронувшись к еде, отослал его обратно на кухню. О, почему он родился наследником правящей династии, а не простым гражданином? Прививаемый с пелёнок проклятый этикет, необходимость подавлять чувства и инстинкты, полный швах с личной жизнью... И всюду контроль, контроль, контроль. Куда ни сунься - везде тебя пасут надсмотрщики. А потом извольте: «…жениться по любви, не может ни один, ни один король!» (с)
Когда на улице стемнело и в парке при резиденции протектора зажглись неоновые фонари, в дверь кто-то тихонечко поскрёбся. Квирин подумал, что это грызун, и уже потянулся под кровать за гантелей, чтобы запустить в нахального кусаку, как тихий голос за дверью внятно произнёс:
- Ваша милость! Это я, Зенек!
Сон с Квирина как ветром сдуло. Вскочив, он припал ухом к двери, которая благодаря полости внутри давала прекрасную слышимость.
- Зенек, ты что здесь делаешь? Тебя могут обнаружить...
- У охраны вечерняя пересмена.
Зенек Квальди был представителем расы космических Кочевников, имеющих свои счёты к рейфам. Пять лет назад юный пилот был сбит на орбите Прокулиса, пытаясь уйти от преследующих его «стрел». Ему удалось катапультироваться на безопасной высоте, а корабль рухнул в океан…
Ромулу Вейовису нужны были толковые пилоты, имеющие опыт боевых действий, поэтому, когда Зенек предложил ему свои услуги, взял его на работу. Так Зенек познакомился с Квирином. Тот с нескрываемым интересом и завистью слушал рассказы о жизни Кочевников. Зенек же быстро привязался к старшему сыну протектора, которому был чужд снобизм родственников.
- Будь осторожен, - прошептал Квирин, приседая на корточки и почти вплотную прижимая губы к двери. – Тут может быть прослушка.
- Я просканировал помещение. Здесь чисто. Можно говорить.
- Ты как сюда попал?
- В фуре с продуктами. У меня в запасе пять минут. Завтра буду ждать вас в челноке на стартовой полосе базы «Аргентум», что в двухстах шагах от Храма. Сможете вырваться?
- Я попробую. Свадьба назначена на первый час второй половины дня.
- Понял. Как раз подгоню челнок и разогрею двигатель.
- Ты справишься с ним?
- Конечно, я же вообще очень умный парень. Ну ладно, мне пора срывать, здесь везде охрана шастает, как бы не засыпаться. Корабль называется «Бардак». Я буду ждать!
Зенек исчез так же внезапно, как и появился. Но своей цели он достиг: вселил в Квирина уверенность, которая давно его покинула. План был вызывающе дерзким. Но как раз он мог сработать. Отец был уверен, что достаточно запугал сына, и шальная идея сделать ноги уже не придёт ему в голову. И уж, честно, он в самом страшном сне не предвидел, что подставы нужно ждать от прикормленного им бродяги.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Суббота, 01.04.2017, 19:49 | Сообщение # 3
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Улей Терции. Наши дни.


Сегодня Зенек приходил два раза. Сперва принёс три доски, быстро поколдовал над ними и собрал столик.
- Вам, должно быть, не очень удобно есть на коленях, - с улыбкой пояснил он.
- Молодец, что вспомнил, не прошло и ста лет, - оскалилась принцесса, недобро прищурившись.
Зенек только глазки опустил и молча вышел из каюты. Ох, не нравился Терции его взгляд! В этом парне чувствовалась строптивость, которой не должно было быть у почитателя. Следовало сдать его отцу на опыты. Но где тогда она найдёт другого дурачка, который согласится снабжать её едой и держать язык за зубами?
- Принцесса, я принёс вам что-то особенное.
Зенек вернулся…
Невероятно! Острый мясной салат, густой гороховый суп с копчёностями и запечённая красная рыба. К этому великолепию прилагались ложка, нож, вилка и салфетка. Последний атрибут Зенек расстелил на коленях принцессы, продемонстрировав неплохое знание этикета.
…Пока Терция насыщалась, Зенек, задумчиво потирая подбородок, исподлобья смотрел на неё. Принцесса кушала очень изысканно и аккуратно, хотя было заметно, что столовыми приборами она пользовалась редко. В эту минуту она очень похорошела, подобрев. Угловатые черты её лица уже не казались отталкивающими, взгляд жёлтых глаз с вертикальными зрачками был спокойным и доброжелательным. И парень вдруг словил себя на мысли, что она не такая отвратительная, какой показалась при первой встрече…
- Что-нибудь ещё, принцесса? - осведомился почитатель, когда Терция опустошила тарелку.
- Да. Расскажи мне о своём погибшем друге.
Зенек почувствовал, как мельчайшие волоски на его теле встают дыбом. Этой темы он по возможности хотел бы избежать. Слишком острыми и болезненными были воспоминания.
- Это… мне тяжело говорить о нём, - пробормотал он. - Я мог бы рассказать сказку про Мир Башни.
- Я не хочу слушать сказку про Мир Башни, - отмахнулась Терция. - Ты расскажешь её в следующий раз. А сегодня я хочу послушать про твоего друга.

Прокулис.
Западный континент.
За два года до…


В день свадьбы Квирин был подозрительно спокоен.
Его разбудил робот, принесший завтрак. Но Квирин опять не смог проглотить ни кусочка и отослал еду на кухню нетронутой.
Затем его навестила матушка - Минерва Вейовис.
- Я слышала, ты отказываешься от еды. Это глупо. Своей голодовкой ты ничего не добьёшься, только зачахнешь.
- Иногда я вообще сожалею, что появился на свет, - ядовито ответил Квирин. – Во всяком случае, уверен, без меня бы все проблемы решились враз. Пока не поздно, я хочу написать заявление об отказе от наследства. Я уступаю его Консу... или Альбе... или Опе... Дайте мне спокойно улететь на Восточный континент и стать одним из аббатов Прокулиса.
- Не пори чушь! – резко ответила мать. – Даже если ты откажешься от права наследования, всё равно свадьба состоится. Нам нужны рудники Диспатеров и этим всё сказано.
- А почему именно я должен жениться на Ауре? Вон, Консу она очень нравится. А он всего на год младше меня. Пусть он на ней и женится.
- Ты, и только ты женишься на Ауре, потому что она любит только тебя. Другого мужа она не хочет, а она – единственная наследница Диспатеров.
- Значит, её мнение учитывается, а на моё - всем плевать? – возмутился Квирин.
- Хватит пустых разговоров. Мы с отцом только о твоём благе и печёмся. Кстати, твой отец в твои годы...
- ...был главой большой и дружной семьи, и счастливым родителем двух здоровых и крепких ребятишек, - продолжил Квирин, который за последние годы и эту фразу выучил наизусть.
За разгневанной матушкой хлопнула дверь.
Через час за ним пришли и отвели на расправу: так Квирин обозвал туалет перед церемонией бракосочетания. Визажисты, косметологи, модельеры набросились на него, как стая хищников. Вейовис-младший безропотно отдался их заботливым рукам, как тонущий пловец отдаётся на волю волн в бушующем море. Его обрядили в строгий тёмный костюм с глухим воротом, сидящий как влитой на его статной фигуре. Причесали, сбрызнули одеколоном, надели на шею венок из цветов муланды – символ счастья и благополучия в семейной жизни.
Квирин с ненавистью смотрел на себя в зеркало. И видел в нём измученного, мёртвенно-бледного гуманоида с синяками под глазами и злым выражением лица.
Матушка, вошедшая полюбоваться на сынульку, горестно всплеснула руками:
- Посмотри-ка, до чего ты себя довёл! Покойники - и то краше выглядят! Да от тебя такого невеста сбежит!
- Только этого и жду! – процедил Вейовис-младший.
- Не пойдёт, - распорядилась мать и хлопнула в ладоши. – Подгримируйте его слегка!
Визажисты буквально силком усадили жениха в кресло, быстро и сноровисто замазали синяки под глазами тональным кремом, нарисовали на щеках здоровый румянец, даже веки подвели и ресницы накрасили. Получился красивый, сияющий, бодрый мальчик. Шесть футов чистого золота.
Квирин стерпел надругательство со стоицизмом философа.
- Да какая разница? - заметил он. – Не всё ли равно, в каком виде встречать свой конец?
После чего его под конвоем препроводили в джампер, захлопнули люк. Рядом с Квирином уселись два телохранителя. Пилот был ограждён звуконепроницаемой, ударопрочной перегородкой. Кортеж, состоящий из четырёх парадных «прыгунов», выдвинулся в сторону Храма, расположенного в двух лигах от резиденции протектора.

Улей Терции. Наши дни.


«Дочь, зайди ко мне. Немедленно».
Голос Матери впился в мозг, как игла. Судя по интонации, Королева была сильно раздражена и Терция еле заметно повела плечами, ёжась. Похоже, её ждала взбучка. Она жестом прервала рассказ почитателя.
- На сегодня хватит. Ступай.
Зенек поднялся с пола, поклонился и, внимательно всмотревшись в лицо Терции, неожиданно для самого себя задал вопрос:
- Всё в порядке?
«За такое наглое любопытство тебе следует голову оторвать», - хотела сказать Терция, но рот помимо воли выдал совсем другое:
- Всё в порядке. Завтра - в то же время. Здесь.
Зенек поклонился ещё раз и неслышно удалился. Что-то, определённо, случилось. Он был хорошим физиономистом. Терция явно получила неприятное известие. Он заметил выражение тревоги на её лице, прежде чем принцесса взяла себя в руки.
…А ресницы у неё очень красивые. Длиннющие. Такие, что, кажется, отбрасывают тени на щёки. Почему-то - чёрные… И профиль - чеканный.
Зенек решительно хлопнул себя по лбу. О чём он думает, вообще? Не расслабляться!

Королева-Мать восседала на троне прямо, как будто лом проглотила. Её поза была нарочито расслабленной, хотя нервное притопывание ногой свидетельствовало о том, что расслабляться она не собиралась. Перед троном преклонил колено рейф-офицер, чьи длинные белые волосы водопадом струились по чёрной коже плаща и сливались с волнами тумана, устилающего палубу. Именно по буйной шевелюре Терция опознала своего биологического отца. Она единственная из выводка унаследовала белые волосы. У её сестёр волосы были тёмные.
Терция склонилась рядом с отцом.
«Мне стало известно, что ты демонстрируешь заинтересованность почитателем».
«Он меня развлекает. Не более того».
Терция старалась не смотреть Матери в глаза.
«Он не только тебя развлекает. Он снабжает тебя человеческой пищей. Я жду объяснений».
Терция старалась не паниковать, не нервничать и не злиться. Чем сильнее паника - тем вернее она утратит над собой контроль и тогда станет видна Матери насквозь.
«Это в большей степени каприз, а в меньшей - атавизм, - ответила Терция, мысленно выстраивая непробиваемую стену между собой и Королевой. - Иногда я испытываю желание вкусить человеческой еды. Но она не питает меня, как сила людей».
«Встань. Подойди ко мне».
Принцесса подчинилась. Вынуждена была подчиниться.
«Покажи правую ладонь».
Вот и всё. Конец.
Терция подняла руку на уровень груди. Рука не тряслась, что удивительно! Королева слегка наклонилась вперёд, внимательно осматривая подставленную ей кормовую щель. Сочтя результаты осмотра удовлетворительными, вновь откинулась на спинку трона.
«Так я и знала, - фыркнула Мать, красноречиво закатив глаза. - Каждый день жрёшь, как не в себя. Ты не кормишься. Впрочем, теперь это не имеет значения. Я передам тебя Лидеру улья, с которым заключила союз, а как ты дальше будешь выкручиваться - это уже не мои проблемы. Кстати, этот почитатель, которого она пригрела, - теперь Королева обращалась к Ведущему учёному, - кто он и откуда? Напомни мне».
«Мы нашли его около двух лет назад в открытом космосе в разрушенном корабле, похожем на корабль альтеран, - ответил рейф. - Судя по всему, он попал в метеоритный поток. Других выживших на борту не было, а сам он ничего не помнил. Мы не смогли разговорить его имеющимися средствами, поэтому отправили к почитателям из расчёта, что со временем память к нему вернётся и нашим агентам удастся вытянуть из него информацию».
«И как? - усмехнулась Королева. - Успешно?»
Учёный отрицательно покачал головой.
«Удалось узнать только имя, но оно слишком распространённое, чтобы сделать конкретные выводы о происхождении этого человека».
«Если он не представляет никакой пользы - отправьте его на продсклад. Нечего тратить ресурсы на это бесполезное существо».
Терция вздрогнула и поспешно уняла лихорадочно заколотившееся сердце. На продсклад? За что? Зачем? Почему?
Ба! А с чего она вдруг заволновалась? Её беспокоит судьба какого-то паршивого человечишки? Это не соответствует действительности. Разумеется, его судьба ни в коем разе её не беспокоит! Не должна, по крайней мере, беспокоить. Наверное, не должна… Но человечек хорошо готовит и рассказывает замечательные истории. Жаль его терять…
«Может быть, вы просто неправильно вытягиваете из него информацию? - коварно спросила принцесса, по-прежнему избегая смотреть в глаза Матери. - Используете не те методы?»
Учёный поднял голову и с удивлением вперился в неё. Королева-Мать удивилась ничуть не меньше, но быстро разгадала истинную подоплёку вопроса.
«А, понимаю. Ты пытаешься его спасти. С какой целью?»
«Очередной каприз, - пожала плечами Терция, зная, что Мать всё равно не объегорить. - Он забавный. Я прошу его в качестве приданого».
Королева-Мать задумчиво смотрела на своё чадо. Как она, хищница по природе, умудрилась произвести на свет столь жалкое, слабохарактерное существо? Ни боевого духа, ни твёрдости, даже врать толком не умеет... С таким настроем она точно станет марионеткой Лидера. От утилизации третью дочь спасало только то, что она была самкой. Дорогим Штучным Товаром.
«Ладно, забирай своего шута в личное пользование, - наконец молвила Королева-Мать и вяло махнула рукой, дав понять, что разговор окончен. - Только с этого момента несёшь за него полную ответственность. Если он окажется шпионом атлантийцев или кем похуже - ответишь головой».
Терция кивнула, тщательно скрывая довольство собой и тем, что всё так удачно складывается. Королева-Мать была деспотичной особой, но, слава иратусам, не страдала самодурством.

В лаборатории они находились одни. Помощников Учёный выставил за дверь и велел погулять где-нибудь часок, пока он занимается с принцессой. Терция сидела на столе, свесив ноги и тщетно силясь исправить кислое выражение лица на величаво-надменное. Учёный внимательно рассматривал её ладонь, покачивая головой. Только непонятно: одобрительно или сокрушённо. Будь он человеком, он бы, наверное, нацепил на нос очки и выдал противное: «Ну-с…»
Закончив обследование, Учёный впился в глаза Терции твёрдым, немигающим взглядом.
«Я не рекомендовал Королеве оправлять вас в улей союзников. Но моё мнение в расчёт не принимается».
«Что-нибудь можно с этим поделать?» - Терция пошевелила пальцами правой руки.
«Я возьму анализы. – Учёный уклонился от прямого ответа. - Позже сообщу о результатах».
Терция схватила его за ворот плаща, рывком подтянула к себе и свирепо зарычала прямо ему в лицо:
«Я хочу знать именно сейчас! Когда она откроется? Никогда? Так и скажи!»
Учёный не делал попыток отстраниться. Он был спокоен и невозмутим, ибо, в отличие от юной принцессы, ещё не такое видал.
«Ффф… - Он дёрнул уголком рта. – Ситуация непростая. Селекция – такая вещь, в которой обязательно наличествует выбраковка. Хотя четыре особи – слишком некорректная выборка…»
«Ты о чём?» - не поняла Терция.
«А вы думаете, - Учёный аккуратно, но настойчиво отцепил её пальцы от ворота плаща, - что в одном помёте могут быть четыре самки? Такое в принципе невозможно. Вы четверо – результат генетического эксперимента. Я взял четыре оплодотворённых яйца, из которых должны были вылупиться офицеры и немного подкорректировал ваши хромосомные наборы ещё на стадии эмбрионов. С вашими сёстрами у меня всё получилось. С вами же… Пока не знаю, где и почему произошёл сбой и был ли он вообще».
Терция слушала его спокойную речь и чувствовала горячее желание перекусить Учёному ярёмную вену. Экспериментатор недоделанный. А ведь сам всегда говорил: не шалите, рейфятки, с генетикой. Мы - искусственно выведенная раса, которая выжила, развилась и доминирует не благодаря, а вопреки. Ни один учёный не может до конца разгадать загадки нашей эволюции. И любой сбой на субатомном уровне может привести к непредсказуемым последствиям.
«Может быть, щель не откроется никогда, - продолжал Учёный. - Может быть, откроется через год, другой. Может быть, откроется после первой вязки. Однако, - он приблизил своё лицо к лицу принцессы и втянул ноздрями воздух в сантиметре от её волос, - вы не кормитесь, следовательно, не выделяете феромоны. Поэтому вязка с рейфом вам точно не грозит».
«Я тебя убью», - честно пообещала Терция. Больше всего ей сейчас хотелось угостить «папашу» апперкотом в челюсть. Раз уж съесть было нельзя. Чтоб летел в самый дальний угол лаборатории, собирая по пути контейнеры с биологическими образцами. Но не царское это дело – рукоприкладство. Терция мысленно сосчитала до десяти и обратно, сползла со стола и направилась к выходу. У самой двери остановилась и метнула на отца взгляд, исполненный ненависти:
«Убью. Слово Королевы».
Учёный только усмехнулся. Он прекрасно понимал, какие дефекты могут вылезти у такого «потомства», но это был единственный способ пролезть в койку Королевы. Убедить её, что он может чуть-чуть больше, чем другие. Конкуренция была жестокой, а Учёный был уже немолод, не силён и не агрессивен. Поэтому уцепился за последний шанс стать консортом хотя бы такой ценой.

…Когда Терция зашла в спальню, она сразу уловила чужое присутствие. Кто-то спокойно и размеренно дышал, сохраняя при этом полную неподвижность. Глаза рейфа видели в темноте не хуже, чем днём, поэтому источник звука нашёлся сразу. Зенек сидел, привалившись к переборке, и спал. Когда он успел вернуться? Как попал в запертое помещение? И как вообще посмел зайти без приглашения? Терция нависла над ним, уперев руки в боки. Злость на Учёного она уже успела выместить на двух солдатах, заставив их пробежать пять кругов по ангару «стрел» - и это спасло Зенека от полновесного пинка в бок.
Терция легонько потыкала в него носком туфли. Парень промычал, не открывая глаз:
- Да, мам, щаз встаю…
- Когда я успела стать твоей Матерью? – Терция изобразила удивление.
Тело почитателя среагировало быстрее, чем его мозг. Он вскочил, в прыжке протирая заспанные глаза, и вытянулся перед принцессой, как нашкодивший курсант, готовый к выволочке.
- Ты что здесь делаешь? – зашипела Терция, склонив голову и прожигая Зенека недобрым взглядом. Хотя никакого гнева не чувствовала. Просто надо было марку держать, чтобы человек не забывал, где находится.
- Я вас ждал, - просто ответил Зенек.
- Я тебя не звала, - сухо ответила принцесса.
- Я волновался за вас, - признался почитатель. – После того как вы ушли, я ждал возле дверей. Вас слишком долго не было. И я подумал…
Он сбился и замолчал. Даже в темноте было заметно, как пылают его щёки.
Молчание затянулось.
- Ну? О чём ты подумал? – не выдержала принцесса.
- Что с вами могло что-нибудь случиться, - еле слышно прошептал Зенек.
- А с чего ты решил, что со мной здесь может что-то случиться? - усмехнулась Терция, обхаживая его кругами, как добычу.
- Вы не кормитесь, как рейф. Это может быть неприемлемо в вашем обществе.
Терция замерла.
- Поэтому я беспокоюсь за вас. Как бы… чего не вышло.
Принцесса скорее рухнула, чем села на край кушетки и провела пятернёй по глазам. Глаза болели, вероятно, от усталости.
- Вон отсюда, наглец! - приказала она, указывая когтем на дверь.
Когда Зенек вышел, Терция саданула кулаком по кушетке и мысленно воспроизвела такое грязное рейфское ругательство, что переборки спальни покраснели от стыда.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Суббота, 01.04.2017, 19:51 | Сообщение # 4
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Прокулис.
Западный континент.
За два года до…


…Помимо прочего, Храм служил местом отправления свадебных церемоний. Для истинных Древних ничего не значили условности обрядов, но их потомки, впитавшие культуру варварских племён, довольно много времени уделяли ритуалам. Они венчались и отходили в мир иной в этом Храме – образчике архитектуры десятитысячелетней давности. Он стоял на холме, освещённый встроенными в фундамент прожекторами, так что был виден издалека даже в сумерках.
Погода словно чувствовала, что виновник торжества настроен похоронным образом, и всячески ему подыгрывала. Дул шквальный ветер, лохматые тучи с огромной скоростью проносились по небу. Температура резко упала. Деревья ошалело размахивали ветвями, словно провожая Квирина в дальнюю дорогу.
- Только бы дождь не пошёл, - сумрачно пожелал пилот джампера.
…Высокие белые стены Храма, увенчанные двускатной крышей, сияли, подобно маяку, на сером фоне предгрозового неба. Храм был окружён декоративным кустарником и лоскутными полями. Западнее холма располагалась база «Аргентум», откуда стартовали торговые суда. В данный момент она была закрыта на ремонт, о чём свидетельствовала табличка на воротах при въезде, отсутствие всякого присутствия и кладбищенская тишина. Техника на ВПП была зачехлена и поставлена на сигнализацию. Только у одного челнока возился светловолосый парнишка-механик в сером комбинезоне. На борту челнока алел анархистский лозунг: «ВЕСЬ МИР – БАРДАК!»
«Ай, да Зенек! – молча восхитился Квирин, глядя из иллюминатора джампера на манипуляции механика. – Ай, да паразит!»
И настроение его заметно улучшилось.

Улей Терции. Наши дни.

На следующий день Зенек пришёл раньше обычного и принёс огромную поваренную книгу. Пока Терция листала её, с интересом рассматривая картинки, он налаживал на стол и болтал без умолку.
- Какие-то странные перемены происходят в нашем общем доме. Сегодня утром явился один из младших офицеров и сказал, что теперь я - официально ваш личный почитатель. Как-то непривычно примерять новый статус. Что он вообще мне даёт?
- Слишком много текста, - прошипела Терция и с треском захлопнула книгу. - Хочешь знать обязанности личного почитателя? Тогда расчеши мне волосы. Гребень - в тумбе.
Ох же ж ты вон оно как… внезапно! Зенек на миг остолбенел и потерял дар речи. Он думал, такими вещами только женщины занимаются…
- Я жду. - Голос принцессы вернул его в реальность.
Зенек отмер, сходил за гребнем и сел рядом с Терцией на кушетку. Она повернулась к нему спиной, и парень приступил к работе.
Волосы рейфийки были очень мягкие и скользкие, как шёлк, легко расчёсывались и приятно струились между пальцев. Зенек делил их на тонкие пряди и по каждой аккуратно проводил гребнем, стараясь не дёрнуть ненароком и не доставить каких-либо иных неудобств. Принцесса щурилась, время от времени фыркала. Зенек уже научился разбираться в эмоциональной сфере рейфов и знал, что это фырканье - полное удовлетворение происходящим. Ублажил, сталбыть, хозяйку. Впрочем, процедура нравилась и ему. Прикосновение к волосам рейфийки доставляло почти чувственное наслаждение. Это было похоже на какую-то игру, только Зенек не мог понять: Терция нарочно его дразнит или же действительно воспринимает, как живую мебель? Спрашивать, понятное дело, он не рискнул. Всё же она оставалась хищницей, хоть и снисходительной к нему. Существуют же границы её терпения…
Терция закрыла глаза и слегка посапывала. Неужели процесс расчёсывания волос её усыпил? Зенек отложил гребень и прислушался к её ровному дыханию. Похоже, и правда спит. Не в силах удержаться, он взял прядь длинных волос Терции и начал играть с ней, пропуская сквозь пальцы. Точно, на ощупь – как шёлк.
Сильная рука перехватила его запястье и резко вывернула. Зенек непроизвольно зашипел от боли. Он и забыл, каким быстрым может быть рейф. Лицо принцессы вплотную приблизилось к его лицу, взгляд жёлтых глаз сверлил в почитателе дырку.
- Что ты себе позволяешь? - прорычала Терция.
- Простите дурака, - забормотал Зенек. Признаться, струхнул он изрядно. Уж больно злой выглядела рейфийка. - Признаю свою ошибку, больше такого не повторится. Жизнью клянусь!
Терция выпустила его руку и Зенек, облегчённо вздохнув, принялся разминать пострадавшую кисть. Вроде перелома и вывиха нет. А ведь при своей силище принцесса могла запросто обеспечить ему и то и другое.
- В угол, - буркнула принцесса. - Там и сиди. Когда позову - уберёшь со стола.
Зенек присел в углу, чувствуя себя наказанным школьником. Пока Терция ела, он изучал сосуды на потолке, мысленно высчитывал их длину и пытался разглядеть какие-нибудь картины в их сплетении. Чувствовал он себя не очень хорошо. С утра его немного знобило, но он списывал плохое самочувствие на то, что перенервничал вчера, когда Терцию неожиданно вызвали к Королеве.
Звон вилочки о тарелку заставил его перевести взгляд на принцессу.
- А теперь я хочу выслушать продолжение истории про твоего друга.

Прокулис.
Западный континент.
За два года до…


…Семейка Диспатер уже прибыла к месту экзекуции. О наплыве дорогих гостей, не желающих пропустить зрелище скандального бракосочетания, можно было судить по огромному количеству транспорта на стоянке возле Храма. Храм был иллюминирован разноцветными огнями, украшен гирляндами цветов и лентами. Пёстрые флажки, натянутые на проводах вдоль дороги на холм, весело колыхались под порывами ветра.
При виде свадебного кортежа толпа, собравшаяся у подножья холма, разразилась аплодисментами.
«Вот и всё!» - обречённо подумал Квирин.
Джампер подлетел к ступенькам, ведущим на холм к Храму и сел.
Аплодисменты стихли.
По обеим сторонам лестницы вытянулись сотрудники службы безопасности в парадных мундирах. За их спинами была натянута красная лента, удерживающая восторженных зрителей. Квирин ступил на землю, отчаянно маскируя уныние и усердно изображая радость. Ни в коем случае нельзя дать понять, что он задумал! Но шальной огонь в глазах никак не потушить!
Пока Квирин поднимался по ступенькам к открытым воротам Храма, присутствующие приветствовали его весёлыми криками и осыпали зёрнами пшеницы. Сегодня он был королём бала.
«Эти ворота как хищная пасть... Сейчас я войду внутрь, они захлопнутся и похоронят меня навсегда...»
...А внутри Храма царила пьянящая тишина. Ароматные благовония тихо курились над чашами перед алтарём. Гости остались за порогом. На церемонии согласно протоколу присутствовали только родители и ближайшие родственники жениха и невесты, двое свидетелей и аббат Прокулиса, который проводил обряд бракосочетания. Он уже занял место перед алтарём, а невеста под ручку со своим отцом ожидала при входе.
Аура Диспатер в длинном подвенечном платье выглядела просто великолепно! Многочисленные слои ткани не прятали, а наоборот подчёркивали каждый соблазнительный изгиб её тела, длинные золотистые волосы были забраны в сложную причёску, голову украшала золотая диадема. На лице было написано счастье стервы, получившей, наконец, заветный горшочек с мёдом.
Конс Вейовис, младший брат Квирина, смотрел на неё глазами голодного рейфа, плотоядно облизывался и исходил на известную субстанцию прямо на глазах благородной публики. Зря старался: Квирин охотно поменялся бы с ним местом прямо сейчас, причём совершенно бескорыстно. Но Конс не вызывал у Ауры ничего, кроме раздражения.
Двоюродный братец Альба отсутствовали-с... Хотя его Квирин предпочёл бы увидеть гораздо охотнее, чем остальных. Хотя бы ради того, чтобы вызвать лёгкий румянец досады на безупречно розовых ланитах Ауры.
Отец Ауры – Поллукс Диспатер – раздувался от гордости. Такой партии для своей шлюшки-дочки он и представить не мог. Тем более что других детей у него не было. Супруга, ставшая бесплодной после рождения дочери, никак не могла отоварить его наследником. А тут, понимаешь ли, сам Ромул Вейовис готов женить старшего (!!!) сына на Ауре. Поллукс прекрасно понимал, что не последнюю роль в решении протектора сыграли злополучные рудники, но лучше отдать их Вейовисам, чем какому-нибудь проходимцу, которого выберет Аура, отличавшаяся уникальным даром влюбляться в неподходящих мужчин. Что-то при всей её красоте не нашлось желающих разделить с ней брачные узы. Квирина - и то женят на ней в принудительном порядке.
Серена Диспатер вообще пребывала в каком-то полусонном состоянии, не веря своему счастью.
А вот Опа – сестра Квирина – при виде будущей невестки сразу же начала лопаться от злости. Видимо, не могла смириться с мыслью, что Аура всегда выглядела элегантнее её. Будь на то воля Опы, Аура не влилась бы в семью Вейовисов ни под каким соусом. Это был единственный пункт в её политической программе, под которым старший брат без колебаний подписывался обеими руками.
При взгляде на невесту Квирин с трудом удержался, чтобы не поморщиться. Но вовремя совладал с растрёпанными чувствами и изобразил на лице обожание.
- Вы прекрасно выглядите! - произнёс он и подал невесте руку.
Аура вложила в его руку свою, в белой шёлковой перчатке, и пара обернулась к алтарю.
- Начинайте, - дал отмашку Ромул Вейовис.
Оркестр заиграл свадебный марш, под звуки которого Квирин повёл Ауру к алтарю. Каждый шаг давался ему нелегко! Рука женщины казалась раскалённой. Позади шествовали младшие брат и сестра Квирина, ещё совсем дети. Они несли фату невесты. Остальные родичи выстроились с двух сторон вдоль ковра, по которому шли новобрачные.
Наконец Квирин и Аура замерли у алтаря.
Аббат забормотал слова ритуала, периодически кидая острые, колючие взгляды на равнодушного жениха и самодовольную невесту. Ловко шпарил, по памяти, и быстро, чтобы церемония не растянулась до вечера. При этом он не уставал непрерывно помахивать кадилом на молодых, и Квирин едва сдерживался, чтобы не чихнуть. Его начал душить беспричинный хохот, который усилился, когда аббат стал задавать вопросы, будут ли они вместе в радости и в печали, в богатстве и нищете и так далее и тому подобное. Выслушал ответ невесты, что та будет любить своего мужа и быть верной ему до конца дней своих. «Во врёт!» – мысленно восхитился Квирин, не обольщаясь насчёт супружеской верности Ауры. Словно со стороны выслушал свои ответы на вопросы: лаконичные «да».
Отцы довольно переглядывались и в унисон кивали головами: молодцы, дети. Так держать. Едем дальше.
Затем откуда-то появилась красная бархатная коробочка, в которой лежали обручальные кольца. Наступал самый ответственный момент церемонии. Когда жених и невеста обменяются кольцами, они будут объявлены мужем и женой, и только смерть разлучит их отныне.
- Согласна ли ты, Аура Диспатер, взять в мужья Квирина Вейовиса?
- Согласна.
- Согласен ли ты, Квирин Вейовис, взять в жёны Ауру Диспатер?
Квирин задрал голову. Под куполом Храма он увидел картину работы неизвестного художника. Была изображена эпическая сцена сражения за Атлантиду, во время которого был сбит корабль первой Королевы рейфов. (То, что на самом деле его предательски сбили во время переговоров - официальной историографией стыдливо замалчивалось). Хорошие краски: яркие, сочные, персонажи - как живые... Лучи солнца, прорываясь сквозь витражи, окружали изображение сияющим ореолом. Картина очень вдохновляла на подвиг.
Квирин глубоко вздохнул и, повернувшись к отцу, громко, ясно и членораздельно произнёс:
- НЕТ!
Прежде, чем присутствующие успели осмыслить крамольную фразу, он поднырнул под локтем аббата и метнулся к центральному окну. Миг – и он вскочил на подоконник, пинком распахнул рамы и с криком: «Лучше сдохну!» – сиганул вниз с высоты второго этажа.
- Ой, убьётся! – фальшиво-истерично взвизгнула Опа Вейовис, внутренне потешаясь над Аурой.
Невеста ахнула и рухнула без чувств прямо на руки перепуганной мамочке, которая под её весом сама едва не рухнула на пол.
Гости остолбенели.
Вейовис-старший стряхнул оторопь и побагровел, как ряса аббата.
- Охрана! - гаркнул он, да так зычно, что у присутствующих заложило уши.
В Храм ворвались несколько сотрудников службы безопасности.
- Догнать мерзавца и привести сюда! – кратко распорядился протектор.
Безопасники кивнули и молча выбежали на улицу.
Толпа снаружи начала проявлять нездоровый интерес к происходящему внутри Храма, но по велению аббата храмовые служки захлопнули ворота и положили сверху тяжёлый засов.
Ромул Вейовис обернулся к ошарашенному Поллуксу, и тот увидел, насколько разъярён протектор.
- Обещаю, что я улажу проблемы с этим несносным мальчишкой. Сейчас его приведут, и мы завершим обряд.
В голосе протектора несостоявшийся «родственник» прочёл смертный приговор шалопаю-сыну.
Конс Вейовис заботливо дул на бесчувственную невесту и его лицо выражало полный и несравненный восторг.
- Пап, а может, ну его в задницу, этого балбеса, давайте, я женюсь на Ауре?
- Заткнись, кретин! – резко оборвал его отец.

Улей Терции. Наши дни.

В следующий свой визит Зенек выглядел совсем больным и квёлым. Весь как-то сгорбился, побледнел. Его колотила такая крупная дрожь, что зубы ритмично постукивали друг о друга. Дыхание было хриплым, свистящим. Пот лил с него градом. Нет-нет, конечно Терцию никоим образом не должно было волновать состояние почитателя! Но она ни разу не видела его таким плохим. Может, он заболел? Терция знала, что такое простуда, потому что в детском возрасте организм рейфов был так же подвержен воздействию вирусов, как и организм людей. Лишь с началом процесса кормления людьми рейфы приобретали стойкий иммунитет к всевозможной природной заразе. Хотя… доходила информация, что атлантийцы создали биологическое оружие, против которого рейфы были бессильны. И что оно даже прошло успешное испытание. Наверное, в этом заключалось главное отличие Древних от тех пришельцев, которые нагло присвоили их крепость. Древние никогда не применяли тактику выжженной земли.
- Что с тобой? - недовольно спросила Терция, когда Зенек едва не уронил кружку.
- Ни… ничего, - прошептал тот и вдруг начал оседать на пол.
В последний момент Терция успела подхватить его. Исключительно, как она себя уверила, вследствие беспокойства за еду, которую Зенек мог свалить вслед за собой.
Парень отключился. Он был одного с Терцией роста и довольно-таки тяжёл, но принцесса дотащила его до кушетки и устроила на краю. Скверная ситуация, очень скверная. Если Зенек болен и болен чем-то заразным, то и она может заболеть вместе с ним, ведь она не кормится, как рейф, у неё ослаблен иммунитет. Терция не знала, как следует вести себя в подобных ситуациях и протянула ментальную ниточку своему биологическому отцу.
«Что случилось?» - немедленно отозвался тот.
«Смотри сам. - Терция показала ему лежащего на кушетке Зенека, которого даже в бессознательном состоянии продолжал терзать колотун. - Можешь выяснить, что с ним?»
«Сейчас приду», - ответил Учёный.
Терция села на край кушетки, отодвинув ноги почитателя к стене. Зенек застонал сквозь зубы, пошевелился и зябко обхватил себя руками за плечи.
- Ты болен? - спросила Терция, стараясь говорить ровным холодным тоном. Не хватало только показать собственную слабость, продемонстрировав сочувствие!
- Мне… нужен… фермент, - выдохнул парень сквозь стиснутые зубы. Пальцы его судорожно смяли фуфайку на груди, ноги поджались к животу.
Фермент… Конечно. Загадочная субстанция, которую вырабатывали железы, расположенные в кормовой щели рейфа. Некоторые почитатели подсаживались на него, как на наркотик. В разумных дозах фермент продлевал молодость и жизнь, а процесс обратного кормления был приятен и дарил незабываемые ощущения, сродни оргазму. Но в то же время он вызывал болезненное привыкание. Неудивительно, что наиболее слабые человеческие особи становились ферментозависимыми и без регулярной подпитки испытывали ломку.
Вопрос только: Зенек добровольно употребляет фермент или его подсадили насильно?
Разумнее всего было дать человеку то, в чём он сейчас нуждался. Но Терция не питалась как рейф, поэтому её пищеварительная система не вырабатывала фермент.
- Я не могу дать тебе фермент, - сказала Терция. - Но сейчас придёт тот, кто тебе его даст.
Ответная реакция Зенека очень удивила её. Глаза его расширились до размера бортовых иллюминаторов, зрачки почти полностью заполнили радужку, на лице появилось выражение ужаса.
- Нет! Не надо!
- Почему? - спросила Терция, низко наклоняясь к нему.
- Я не… не хочу окончательно превратиться в торчка, живущего от дозы до дозы. - Зенек задыхался, его ломало и корёжило, словно невидимые демоны выкручивали ему мышцы и кости. Рука парня судорожно шарила по кожистой поверхности кушетки и, найдя ладонь Терции, вцепилась в неё так, что принцесса поморщилась и показала клыки. Но не попыталась высвободиться.
- Тебя подсадили на фермент?
Зенек кивнул так энергично, что стукнулся затылком о кушетку.
- Да…
В этот момент дверь втянулась в переборку. На пороге стоял Учёный с двумя лаборантами, которые несли сумки с медикаментами и набором инструментов.
- Он же и подсадил… - простонал Зенек и закрыл глаза свободной рукой. - Пожалуйста, не отдавайте меня ему…
Лица Учёного и лаборантов выражали одинаковое недоумение.
«Я установила причину проблемы, - сообщила Терция. - Думаю, что он пока не нуждается в вашей помощи. Я позову вас, если его состояние ухудшится».
«Я понял, - ответил Учёный. - Хотите возиться с ним - ваше право. Покой, обильное питьё - вот всё, что ему нужно. Через пару-тройку дней встанет на ноги».
Терция не сомневалась, что об инциденте будет немедленно доложено Королеве-Матери. И та наверняка посетует, что улей союзников не торопится на встречу. Терция, в отличие от сестёр, не доставляла Матери хлопот и не грозилась со временем превратиться в опасную соперницу. Просто надо было побыстрее закрыть вопрос с третьей дочерью и заняться судьбой четвёртой.
Завтрак, конечно, остыл. Терция ковыряла вилкой слипшийся рис и пыталась унять злость на Учёного. На ближайшие 2-3 дня он оставил её без пищи и без весёлых историй. И что делать с Зенеком? Отправлять его в отсек почитателей нельзя, потому что там никто за ним ухаживать не будет. Без санкции Королевы никто не станет выполнять приказы Терции, а Королева вряд ли пойдёт ей навстречу. Оставить парня здесь? Не слишком ли много чести для простого почитателя? Неприятное, гложущее чувство охватило Терцию, волнами прокатилось по позвоночнику, вызвало тягучий спазм в желудке и заставило передёрнуть плечами.
Что с ней опять не так? Почему она вцепилась в этого человечка, как иратус в шею жертвы?
«Потому что для рейфов ты навсегда останешься вторым сортом и в лучшем случае они будут смотреть на тебя, как на диковинный экспонат. В худшем же - просто съедят. Люди - твой естественный круг общения. Смирись с этим».
Терция с ненавистью уставилась на свою нераскрывшуюся кормовую щель. Больше всего сейчас ей хотелось вонзить в неё нож и несколько раз повернуть. Может хоть такой радикальный метод поможет?
Между тем Зенек чересчур расшумелся. Он метался, выл, ругался на непонятном языке, бился головой и корчился в непереносимых муках. Лицо его исказилось в жуткой гримасе. Процесс ломки выглядел крайне неприглядно, а что при этом испытывал сам пациент - оставалось лишь догадываться.
Терция вновь обратилась к Учёному, показав ему бьющегося в конвульсиях Зенека:
«Это можно как-нибудь прекратить?»
«Только ударной дозой седативных препаратов, но его сердце может не выдержать».
А что, если? Терция встала, подошла в тумбе и вытащила с нижней полки станнер.
«Не советую, - сказал Учёный. - Его мозг сейчас испытывает критическую нагрузку. Удар парализующим лучом запросто превратит его в овощ».
«Так что же делать, пока он всё тут не разнёс?» - Терция теряла терпение.
«Связать. И всунуть что-нибудь между зубов, чтоб язык не откусил».
«Что всунуть?»
«Ложку, например». - Учёный мысленно показал, как.
Если с ложкой Терция управилась быстро, то со связыванием возникли проблемы. Верёвки у неё не было. Плести паутину было долго и хлопотно. Принцесса порылась в верхнем ящике тумбы и вытащила несколько лент, которые иногда заплетала в свои роскошные волосы. Естественно, ленты оказались никуда не годным подспорьем в успокоении буйных сумасшедших. Зенек порвал их со второй попытки и даже не заметил, как порвал. Терция мысленно выругалась, заплела волосы в косу, скинула туфли и верхнее платье и забралась на кушетку. После непродолжительной борьбы ей удалось перехватить руки Зенека, подтянуть его спиной к себе и крепко прижать, парализуя движения. Для верности Терция обхватила его ноги ногами. Чтоб гарантированно не удрал.
Следующие несколько часов превратились в перманентный кошмар. Судороги Зенека не ослабевали, он отчаянно вырывался и орал так, что у Терции уши в трубку заворачивались. Несколько раз он пытался ударить её затылком в нос, но Терция была начеку и успевала отдёрнуть голову. Среди обрывочных фраз на неизвестном языке смутно угадывались имена - имена из истории о погибшем друге. Только почему-то о себе Зенек тоже говорил в третьем лице и сам у себя просил прощения. Не уточняя, впрочем, за что. Терция не особо вникала в этот бред, озабоченная лишь тем, чтобы удержать человека в неподвижном положении. Если бы не её сила рейфа - можно было бы даже не пытаться проделать нечто подобное, так как состояние аффекта и неконтролируемый выброс адреналина в кровь добавляли Зенеку сил и снижали чувствительность.
Чужой пот заливал Терции глаза, чужие мокрые волосы лезли в нос. Ей казалось, что она насквозь пропиталась человеческим запахом. Он не был неприятным, просто… просто он был подобен клейму, которое человек ставил на ней.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Суббота, 01.04.2017, 19:54 | Сообщение # 5
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Время и место не известны.
За два года до…


Фактор внезапности и наглость, с которой Квирин дезертировал посреди брачной церемонии, дали ему преимущество перед безопасниками. Пока те оббежали холм, потеряв время, он уже перемахнул через забор базы «Аргентум», где его ждал Зенек в челноке.
Люк челнока был призывно открыт. Квирин с наскоку запрыгнул внутрь и перевёл дух:
- Успел...
- Задраивай! – крикнул Зенек из-за штурвала, щёлкая тумблерами.
Квирин поспешно прихлопнул люк и сделал два оборота ручкой.
Корабль тряхнуло, пол под ногами колыхнулся. Беглец покачнулся, но, уцепившись за потолочный поручень, устоял. Поймав равновесие, он прошёл в небольшую двухместную кабину, где, бубня проклятия, колдовал ушлый Кочевник.
Челнок быстро набирал высоту. Военных кораблей не было видно. Протектор явно не успевал поднять по тревоге флот.
- Получилось! – удивлённо констатировал Зенек, когда он легли на орбиту Звёздных Врат.
- А ты что, сомневался?
- Н-ну... да нет...
- Так да или нет?
- Когти надо рвать, командир. Пристегнулись бы вы, сейчас уйдём во Врата.
Квирин рухнул в кресло второго пилота и прилип глазами к иллюминатору.
- Ты рассчитал адрес?
- Некогда считать, линять надо!
Зенек лихорадочно вводил в пульт дистанционного управления Звёздными Вратами координаты конечной точки маршрута. Прямо по курсу переливался жемчужно-серый круг «горизонта событий», заманивая путешественников в неизведанное…

Прокулис остался далеко позади.
«Бардак» вынырнул из Врат и перешёл в режим дрейфа. Зенек с облегчением утёр потный лоб и бросил озабоченный взгляд на Квирина. Тот расслабился, откинулся на спинку сиденья, прикрыл глаза. Вид у него был весьма самодовольный.
- Ну вот, ваша милость, теперь мы оба - вне закона.
- Оставим формальности, - ответил Вейовис-младший. – Зови меня просто Квирин.
- Замётано, Квирин. Так что делать дальше будем?
Квирин задумчиво почесал подбородок. Действительно, а дальше-то что?
- Надо выбрать нейтральный сектор и рвануть туда.
- Может, на Белкан? – тут же предложил Квальди. – Туда сбегаются все бездомные.
- Э, нет! – живо отозвался Квирин. – С Белканом у папы дипломатические отношения. Нас просто депортируют обратно - и песенке конец. По этой причине Дженая и Манара тоже отпадают.
- Да, но назови мне такой сектор, где будет безопасно! Кто-то разбудил рейфов и теперь они как с цепи сорвались.
- Может, к твоим рванём? Если придётся ради спасения своей шкуры стать пиратом, то я не побрезгую.
Настала очередь Кочевника чесать «табло».
- М-м-м-м... Как бы тебе сказать… Я поссорился с Ларрин. Деньги общаковские присвоил, так что, боюсь, она из принципа выдаст нас твоему отцу за соразмерное вознаграждение.
Квирин согласился, что доля разумного в его словах есть. Вдвоём они продолжали перебирать подходящие планеты.
- А где мы сейчас, кстати? - поинтересовался Вейовис-младший.
Зенек развернул на экране бортового компьютера атлас галактики.
- В системе Виш.
- В системе Виш обитаемых планет нет.
- Минутку, вот это интересно. Новый Атос.
- Нет, спасибо. Помимо атозианцев там ещё живут Бола-Каи, которые ненавидят человечество. Лучше не искушать судьбу.
- Олезия?
- Олезианцы не любят чужаков. Могут легко и просто по надуманным основаниям упечь в каталажку.
- А может, рванём до Хоффа? Хотя нет, оставить. Там гуляет какой-то неизвестный вирус. Как бы нам за компанию не гробануться.
- Слушай, прямо какой-то замкнутый круг получается...
- Надо быстрее определяться, - сказал Зенек. - Потому что кислород на этом корабле закончится, и мы умрём через одиннадцать стандартных часов. Так что надо быстрее думать, куда можно кинуть кости.
- Давай, я поговорю с Ларрин? - нерешительно предложил Квирин. - Объясню ситуацию. Долг отработаем. М?
Зенек сомкнул брови, ввёл в бортовой компьютер координаты базы Кочевников и почесал затылок.
- Так: чтобы добраться до наших, надо проскочить центральные системы, кишащие рейфами. Или пилить в обход, а это даже в гиперпространстве займёт около 10 стандартных суток. Не вариант.
- За одиннадцать часов не уложимся. Если рискнуть и заправиться в центральных системах, а, Зенек? Ты покупаешь кислород, я прячусь в трюме.
- А чем платить будем? У нас ни денег, ни ценностей для обмена.
- Тогда да. Придётся напрямую, - промычал Квирин. – Всё равно не успеваем. Четырнадцать часов, как минимум, прямо лететь.
- Тринадцать часов, сорок восемь минут, - уточнил Квальди по справочнику. – Можно рискнуть. Кислорода в кабине хватит на одиннадцать часов, а в баллонах – примерно часа на три.
- Придётся экономить.
- Риск – благородное дело! - пафосно провозгласил Зенек. - Так выпьем же за рисковых людей!
- Слышь - сплюнь! – буркнул Квирин. – И по дереву постучи.

Улей Терции. Наши дни.


…Зенек утих под утро, если, конечно, в открытом космосе существовало понятие о времени суток. Как легко догадаться, Терция вымоталась не меньше него, поэтому, едва приступ сошёл на нет, она моментально вырубилась, продолжая стискивать парня в объятиях.
«Какой позор, - прошипела Королева-Мать. - Впрочем… скоро я от этого позора избавлюсь».
Улей «сватов» наконец вышел на связь. Не прошло, как говорится, и года. Лидер долго и витиевато извинялся, объясняя задержку конфликтом за кормовые угодья с конкурирующей фракцией. Обычная история. Ресурсная база неуклонно сокращалась, галактика Пегас не могла прокормить всех рейфов.

…Зенек проснулся, как от толчка. Кто-то нежно, но очень крепко обнимал его, надёжно фиксируя конечности. Он почти не помнил, что случилось накануне. Помнил только, что его свалил приступ наркотической ломки. А дальше перед глазами стояло одно красное марево, в котором периодически расходились зелёные и фиолетовые круги. Он помнил, что кричал и звал кого-то на родном языке, но не помнил, что именно кричал и кого звал. Значит, сейчас ему будет очень, очень стыдно…
Однако кто, гром и молния, его держит?
Повернув голову (шейные позвонки вызывающе захрустели), он увидел, что обнимает его Терция. И что она, кажется, спит. Спит безмятежно, как младенец. Её дыхание было ровным и спокойным. Она казалась такой умиротворённой и безобидной в этот момент…
«Спящая красавица», - с внезапным умилением подумал Зенек, любуясь принцессой.
Рейфы были его врагами, он ненавидел их, но именно к данной конкретной особи никакой ненависти не испытывал. Более того, организм, несмотря на крайне плачевное состояние, весьма недвусмысленно реагировал на крепкие объятия и горячее дыхание возле уха. Недвусмысленно, но так не вовремя!
Зенек осторожно вывернулся из кольца чужих рук и сполз на пол.
Судя по всему, Терция не притронулась к вчерашней пище. Зенека штормило. Аппетита не было, но очень хотелось пить. Он залпом проглотил остывший травяной чай из кружки и, почувствовав внезапную слабость в ногах, вернулся в постель. Лёг рядом с принцессой, лицом к лицу.
«Сколько же длился приступ? И она всё это время меня удерживала? Бедняжка… Она странная. Она не такая, как остальные. В будущем ей будет… тяжело».
От те на! Он что, жалеет рейфа?
Нет, хуже. Он испытывает чувство признательности к рейфу… рейфийке. Очень симпатичной рейфийке. У неё такая гладкая, точно прорезиненная кожа зеленоватого цвета и бледно-синими ниточками сосудов, переплетающимися замысловатой вязью. Роскошная грива белоснежных волос. Блестящие и жёлтые, как золотые монеты, глаза с узкими прорезями зрачков. Почему при первой встрече он счёл её омерзительной?
Выбившаяся из косы прядь упала принцессе на глаза. Зенек аккуратно заправил её за ухо и осторожно прикоснулся губами к виску…

Время и место не известны.
За два года до…


Космическое сообщение у ядра галактики было весьма оживлённым, и пилоту, вздумавшему тихой сапой проскочить этот участок, требовались максимум осторожности и сноровки, чтобы правильно рассчитать траекторию полёта в гиперпространстве и не продырявить по дороге какой-нибудь космолёт или планету. Для этого нужно было изучить графики движения космических тел, а вот графика перемещения рейфов не существовало в принципе, поэтому гиперскачки через центр были чистой воды лотереей: повезёт - не повезёт. Два беглеца сильно рисковали, решаясь лететь наобум. Но иного выхода у них не было, кроме как пойти на такой риск. Или получить шанс благополучно добраться до безопасной зоны, или верная крышка обоим, когда в кабине шаттла кончится кислород.
Не теряя драгоценного времени, цена коему – жизнь, Квирин и Зенек начали подготовку к изменению траектории полёта. Рассчитывать приходилось вручную. В бортовом компьютере отсутствовала информация о движении в секторе ядра. Кривую полёта чертили, ориентируясь на атлас, который морально устарел. Оставалось лишь надеяться, что гипертрассы за последние пять лет не изменились.
На расчёт ушло около одного стандартного часа. Но результатом парни остались довольны: кривая полёта выглядела безупречно.
Зенек переместился к бортовому компьютеру и начал вводить команду с клавиатуры. Тем временем Квирин, нервно поглядывая на хронометр, приволок в кабину два последних баллона с кислородом, приготовил маски и пристегнулся ремнями к креслу второго пилота.
- Страшно? – спросил Зенек, покосившись на него.
- Страшно.
- Мне тоже страшно.
Он завершил ввод данных, последний раз перепроверил, нет ли ошибок.
Компьютер загудел, обрабатывая информацию. На мониторе отразилась схема маршрута – «легенда» трассы. Красным крестом была помечена точка старта – начало движения. Голубым – конец пути – база Кочевников.
Квирин надеялся безболезненно затесаться в банду Кочевников под каким-нибудь левым псевдонимом. Зенек, правда, сомневался в том, что они смогут убедить Ларрин в своём искреннем раскаянии. Дама она была суровая и на расправу быстрая.
- Слушай, если у нас не получится, я бы хотел сказать, что не жалею, - произнёс Квирин.
- Выше нос! – ободрил Зенек. – Поехали!
Он перевёл системы в режим готовности. Таймер бортового компьютера ожил и начал обратный отсчёт.
- ...три, два, один, ноль... Старт!
Перегрузками мягко вжало в спинки сидений. Но это состояние длилось секунду, не больше. Пространство за бортом исказилось. Ребята инстинктивно зажмурились, но тут же открыли глаза. Если остались живы в первые мгновенья, значит, всё хорошо.
«Теперь остаётся только ждать», - подумал Квирин.

Тикал хронометр.
За бортом мелькали размытые пятна звёзд.
Зенек Квальди нервничал: прошло около десяти часов. Дышать в кабине становилось трудновато. Он пытался набрать в грудь воздуха, но воздух был какой-то густой… слишком много углекислого газа и мало кислорода... У Зенека ломило виски, неудержимо клонило в сон. Датчик воздуха на приборной панели показывал, что концентрация двуокиси углерода приближается к опасной черте. Только вид двух кислородных баллонов у ног немного обнадёживал.
Кочевник покосился на Вейовиса-младшего.
Квирин спал. Точнее, он впал в транс, схожий с летаргией, чтобы минимизировать потребление воздуха. Эту полезную способность он унаследовал от своих предков Древних. Просто сидел с закрытыми глазами, похолодевший и застывший. Если бы Зенек не знал его хорошо, он бы забился в истерике, вообразив, что приятель скончался. Но Квирин и не думал помирать. Каждые полчаса он делал короткий выдох и вдох, и снова замирал. За время полёта он не произнёс ни слова, даже не пошевелился. Смотреть на него было страшно.
Зенек поёжился и взглянул на хронометр. Ещё три стандартных часа и сорок восемь стандартных минут. Надо продержаться. Он вселял в себя оптимизм. Но в груди уже назревал неприятный холодок: а вдруг накосячили с курсом, и их вынесет в какой-нибудь необитаемый сектор?
Да нет. Космос не может измениться за пять лет. Слишком короткий срок в космическом измерении. Единственное, что им угрожает – это неверный расчёт местоположения Кочевников, которые могли оказаться на другой стороне базовой планеты. Но эту ошибочку легко поправить. Это так, ерундистика.
Датчик воздуха громко и назойливо запищал. Концентрация углекислого газа достигла 3%. Зенек вскинулся и, надев маску, открутил вентиль баллона. Надел маску на Квирина. Тот даже не пошевелился.
Уставшие лёгкие заработали, как мехи.
Зенек смачно зевнул.
Веки его закрылись сами собой, голова упала на грудь и парень поплыл...

…От удара Зенек едва не скатился с кресла. Спасибо ремням – удержали. Ничего не понимая, он протёр глаза и вперился в лобовое стекло.
Звёзды - маленькие, точечные - сигнализировали о том, что корабль вышел в обычное пространство.
- Что, уже прилетели? – подал голос Квирин, очнувшись от спячки.
Зенек взглянул на хронометр и похолодел: до завершения скачка оставался почти час. Спал он недолго. Удивлённый, он посмотрел на показания приборов. Вроде все исправны.
В своём кресле Квирин внезапно резко схватился за штурвал. Он повернул к Зенеку лицо, на котором отражался суеверный ужас, губы его что-то беззвучно произнесли. Зенек догадался, что это: «Смотри!»
Он выглянул в иллюминатор и волосы на его голове зашевелились: корабль летел прямиком на какой-то планетоид, и скорость его не снижалась. Похоже, их затягивало гравитацией. То, что это не база Кочевников, Зенек понял сразу.
Квирин изо всех сил выкручивал штурвал, уводя шаттл от планеты, и Зенек присоединился к нему. Несколько долгих секунд они боролись с притяжением, и всё это время им казалось, что они влипли намертво. Наконец «Бардак» медленно, словно нехотя, отвернул в сторону.
У Зенека и Квирина вырвались согласованные вздохи облегчения. Пронесло. Планета осталась по левому борту.
- Что это было? – недоумевая, произнёс Зенек.
Квирин впился глазами в навигатор. Ничего не понял. Поспешно схватил атлас с полки, пролистал нужный сектор и обернулся к спутнику.
- Это не та система! Это не база Кочевников!
- Я уже понял, - мрачно ответил Зенек. – Так если это не база Кочевников, то где мы, громы и молнии?!
- Я не знаю!
Квирин быстро отстучал на клавиатуре бортового компьютера запрос:
«Местоположение?»
Через долю секунды экран мигнул и высветил координаты и ответ:
«Балар».
- Приехали! – констатировал Квирин, уронил атлас на пол и бессильно откинулся на спинку кресла.
- Балар совсем не по пути! – лязгнув зубами, пробормотал Зенек и схватился за голову. – Ой, братан, кажись, мы с расчётами накосячили. Забрали сильно вправо.
- В космосе нет ни право, ни лево, - ответил Квирин. – Я знаю только одно: мы с тобой - раздолбаи первой статьи.
Внезапно корабль дрогнул.
Зенек и Квирин поспешно вцепились в кресла.
Благополучно уклонившись от планеты, «Бардак» врубился прямо в кольцо астероидов - видимо, остатки другого большого космического тела, которые растянулись по орбите вокруг звезды.
- О, боги Пегаса, спаси и сохрани! – вырвалось у Квирина.
- Мамочка! – пролепетал Зенек и обеими руками вцепился в штурвал. – Квирин! Энергию на лобовые отражатели!
Астероиды летели кучно. Среди них попадались как огромные, диаметром в лигу, так и маленькие, с булыжник. От крупных астероидов Зенек довольно удачно уворачивался, но было слышно, как мелкие камни барабанят по корпусу корабля. Впрыск адреналина творил с Зенеком чудеса, обостряя реакцию и сообразительность. Он искал выход из роя, но не мог его найти.
Никогда заранее не знаешь, куда в безвоздушном пространстве завернёт метеорит. Но каким-то непостижимым образом Зенек это чувствовал и успевал избежать столкновений. Правда, не всех.
Один удар был ощутимо сильнее. Корабль так тряхнуло, что у ребят лязгнули зубы.
- Пробоина! - воскликнул Зенек.
Приборы на пульте управления полностью с ним согласились. Громко взревела аварийная сигнализация, установленный в рубке синий проблесковый маячок вспыхнул и начал вращение.
- Сдохнем оба! – Зенек сжал челюсти.
- Отставить панику! – рявкнул Квирин. – Я залатаю дыру!
Квальди, вцепившись в штурвал так, что пальцы посинели, лавировал между камнями, пытаясь вырваться из гибельного роя. Квирин, путаясь в ремнях, поспешно отстегнулся от кресла и, определив, что пробита двойная переборка в верхнем отсеке, побежал ликвидировать аварию.
Корабль немилосердно болтало, поэтому Квирин добрался до хозпомещения исключительно по поручням. Схватив чемоданчик с инструментами, прицепил его к поясу. Взглянул на скафандры для выхода в безвоздушное пространство, аккуратной шеренгой висевшие в стальном шкафчике отсека. Но решил, что облачение в скафандр – только лишняя трата времени, плюнул и полез по металлической лесенке в верхний отсек, где находились бытовые помещения. Откинув последний внутренний люк, он сразу увидел небольшую трещину. Но и её с лихвой хватило бы, чтобы уничтожить экипаж.
- Сейчас, сейчас, - бормотал Квирин, трясущимися руками открывая чемоданчик. – Сейчас, Зенек.
В пробоину с тонким свистом выходил воздух.
Корабль опять тряхнуло. Квирин выронил из чемодана несколько инструментов, в том числе портативный сварочный аппарат, и громко выругался. Инструменты высыпались в люк и загрохотали где-то внизу.
Вейовис-младший съехал по лестнице обратно в хозотсек, поискал глазами сварочный аппарат и нахмурился: тот закатился под систему очистки воздуха. Он лёг на пол около очистителя и запустил под него руку, пытаясь кончиками пальцев подцепить аппарат и подтянуть к себе. Смешно, но ему не хватило всего ничего. Квирин поднатужился. Ему показалось, что рука сейчас выскочит из сустава. Неизвестно, чем закончились бы его потуги, если бы не болтанка. Во время очередного толчка аппарат сдвинулся с места и аккуратно лёг в его ладонь. Квирин тут же вцепился в него и выволок из-под очистителя.
Далее следовало интенсивно шевелить поршнями. Квирин взобрался обратно в бытовой отсек, вытащил из чемоданчика стальную заплату, приложил к дыре и приварил её намертво.
Противный свист прекратился.
- Ха-ха! Вот так-то!
В этот момент ему показалось, что прогремел небольшой взрыв. Корабль дёрнулся, да так хорошо, что Квирин не устоял на ногах и вывалился из люка в нижний отсек. От неожиданности он не успел сгруппироваться. С размаху впечатавшись в металлический пол, он на мгновение ослеп от боли и несколько секунд приходил в себя.
- Что?!
Он почувствовал, что скорость корабля упала, пол завертелся. Квирина начало швырять из стороны в сторону, точно шарик в погремушке. Удары астероидов посыпались часто, как град. Он понял: что-то стряслось. Температура резко упала, сигнализация словно взбесилась, заработала голосовая система оповещения:
- Внимание! Полная разгерметизация кабины. Повреждение двух передних отсеков. Даю сигнал бедствия на всех частотах...
Не дослушав, Квирин ухватился за поручень и прополз к пилотской кабине. Автоматика наглухо задраила вход в неё, но сквозь дверной глазок можно было оценить масштаб катастрофы, и увиденное пригвоздило Квирина к месту.
Лобовой иллюминатор был выбит напрочь. Ремни кресла командира разорваны. А Зенека нигде не было!.. Оторванный шланг кислородного баллона болтался под потолком, зацепившись за рычаг верхнего аварийного люка.
- Зенек!!! – в ужасе заорал Квирин, понимая, что ответа не будет.
Зенек погиб. Это факт. Его выбросило в вакуум. Видимо, проклятый астероид влетел прямо в кабину. Об этом свидетельствовали скомканные переборки, рваные полосы на потолке. Приборная панель разворочена, только синий проблесковый маячок сигнализации ещё работает. Всё, что не было привинчено к обшивке, унесло в открытый космос.
Воздуха нет. Кислорода в баллоне надолго не хватит. Челнок неуправляем. Зенек погиб. «Бардак» находится непонятно, где, но что на территории рейфов - однозначно. Рация сломана, одна лишь стоечка возвышается рядом со штурвалом. Астероиды продолжают бомбить, и от этих ударов Квирина бросает из стороны в сторону.
«Лучше бы я на Ауре женился!»
Квирин понимал, что это запоздалое прозрение. Мозги решительно отказывались варить.
«Скафандр! – вдруг осенило Квирина. – Надо надеть скафандр. Он защитит от холода... И там должен быть воздух...»
Дрожа и судорожно цепляясь за поручень, он пошёл обратно. Тело коченело с каждым мгновеньем. Руки и ноги отказывались повиноваться. Квирин с трудом пробирался к бытовке, где висели скафандры. Он чувствовал, что замерзает. Организм ещё сопротивлялся, но его силы были на исходе.
Удар. Ещё удар.
Отчаянно цепляясь за элементы конструкций, Квирин из последних сил полз к бытовке…

Улей Терции. За два года до...


«Лидер, на радаре виден посторонний объект, напоминающий космический корабль неизвестной модели», - доложил Штурман корабля-улья, который патрулировал границы системы Балар.
«Вы пробовали связаться с ним?»
«Так точно, - сообщил Связист. – Корабль не отвечает не запросы и не называет себя. Видимо, это просто космический мусор».
Лидер нахмурился и внимательно изучил контур тупоносого челнока, медленно и беспорядочно вращающегося на орбите небольшого планетоида.
«Увеличьте изображение, - скомандовал он. - Мне не нравится этот корабль. Он похож на транспорт альтеран».
Высланные на разведку «стрелы» совершили облёт корабля и передали в рубку его увеличенное изображение: дыры, дыры, дыры – решето, а не машина. На борту виднелась надпись на незнакомом языке.
«Похоже, «Чёрный странник» , - констатировал Лидер. – Да, этот корабль мёртв. Но он явно сошёл с альтеранской верфи. Пилот».
«Да, командир?»
«Курс на сближение. Старший помощник. Приготовьтесь захватить корабль лучом и доставить в грузовой отсек. Надо его осмотреть. Возьмите оружие, радиационный и дегазационный наборы. Пока не удостоверимся, что он безопасен - объявляю в грузовом отсеке зону карантина».
Когда улей проплывал над челноком, створки грузового шлюза на его брюхе распахнулись, последовала короткая световая вспышка, и подозрительный объект был захвачен телепортационным лучом.
Едва «Чёрный странник» материализовали в грузовом отсеке, рейфы-солдаты, возглавляемые Старпомом и Ведущим Учёным, отправились штурмовать редуты вероятного противника.
Над напором лазерного резака упала крышка входного люка.
Первым в салон прошёл Старший помощник в защитном комбинезоне. В корабле было темно, а разор и разгром наглядно свидетельствовали о пережитом экипажем потрясении. В буквальном смысле слова. Рейф запнулся о какой-то булыжник, поднял его и понял, что перед ним небольшой метеорит.
«Командир».
«На связи».
«Мы на борту. Похоже, корабль попал в метеоритный рой. Вряд ли здесь есть выжившие», - отрапортовал Старпом.
«Проверьте всё. Ищите бортовые журналы», - последовал ответ.
«Вас понял».
Старпом аккуратно, огибая разорванные металлические конструкции, битые камни и стекло, прошёл по коридору в кабину пилотов.
Дверца в рубку была заблокирована, поэтому снова пришлось использовать резак, чтобы её вскрыть. Стёкла в кабине отсутствовали. Приборная панель была сильно искорёжена. Под потолком беззвучно вращался синий проблесковый маячок аварийной сигнализации, лампочка его горела тускло, на последнем издыхании. Кресла пилотов пустовали.
Хрустя всевозможными обломками под стопами, Старпом двинулся в сторону грузового отсека. А вот там нашлось кое-что интересное. В один из скафандров в бытовке было упаковано тело. Рейф внимательно присмотрелся к нему и понял, что перед ним - молодой мужчина человеческой расы. Лицо мёртвенно-бледное, с синюшным оттенком, губы синие, глаза закрыты. Мертвец?
«Командир. Здесь человеческий самец на вид около двадцати стандартных лет. Он не похож на аборигена. Скорее, - Старпом помедлил и не совсем уверенно завершил, - он смахивает на альтеранина».
«Доставьте его в лабораторию, - немедленно распорядился Лидер. – Там разберутся».
Старпом отдал солдатам приказ доставить тело в скафандре в лабораторию Учёного. А сам вернулся в рубку, чтобы поискать бортовые журналы и самописец, которые могли дать ответы на вопросы: чей это корабль, откуда и куда летит, кто члены экипажа и какова причина катастрофы.

Улей Терции. Наши дни.


- Что ты делаешь?
Квирин и не заметил, что Терция проснулась и смотрит на него.
Он вскинул руки в жесте капитуляции.
- Всё, я ухожу. Меня здесь уже нет!
Но доковылять получилось только до двери, где парень и слёг пластом. Он не оправился до конца после приступа. Терции пришлось опять втащить его на кушетку и перекатить ближе к переборке. Теперь она уже злилась на себя. Заигралась, позволила мелкому засранцу слишком много.
- Воды… - пробормотал почитатель, не открывая глаз.
Воды в каюте не было. Учитывая, что во время лихорадки человек выпарил из себя, наверное, треть собственной жидкости, воды ему требовалось много. Взять её можно было либо на камбузе почитателей, либо в лаборатории Учёного. Терция прикинула, как лучше поступить: приказать подать воду прямо в апартаменты или наведаться к Учёному самой? Оба варианта её не устраивали. Во-первых, она насквозь провоняла человеком, во-вторых, очень не хотелось демонстрировать широкому кругу лиц погром, который они здесь учинили. В итоге Терция всё-таки склонилась к варианту «Б» и нащупала сознание Учёного в общей телепатической сети.
«А, наш страдалец очнулся? - почему-то обрадовался тот. - Сейчас кого-нибудь пришлю с бурдюком».
«Пусть несут сразу два».
«Два, так два. И ещё у меня для вас есть новости. Одна - хорошая, другая, наверное, не очень... Какую сперва?»
«Давай плохую».
«Улей союзников прибудет завтра».
Терция стиснула руки на коленях, титаническим усилием воли подавляя недостойную будущей Королевы панику. Наконец момент, которого она так боялась, наступил. Сватовство не могло откладываться вечно и по большому счёту не известно, что хуже: остаться в материнском улье или уйти в собственный. С её дефектом она ни здесь, ни там никому не нужна.
«А хорошая в чём заключается?»
«Я подумал над вашей проблемой. Вы что-нибудь слышали о терапии последней надежды?»
«Нет».
«Сейчас об этом мало кто помнит, но сотни тысяч лет назад рейфы не обладали способностью исцелять себя от любой болезни. Однако был один способ... слишком опасный, с минимальными шансами на успех. Смертельно больные рейфы позволяли жуку-иратусу, причём именно королеве, питаться ими. Иногда это действительно помогало излечиться. Но в подавляющем большинстве случаев рейфы погибали».
«Как интересно. Этот метод практикуется до сих пор?»
«Нет. Он даже недостаточно изучен и не признан официальной наукой».
«Если тебе нужен подопытный - так и скажи», - ядовито ухмыльнулась Терция.
«Моё дело - проинформировать, а ваше дело - обработка информации и принятие решений, - галантно ответил «папаша». - Я ни в коем случае не настаиваю, просто довожу до вас факты».
За дверью наклюнулись признаки жизни. Терция приказала ей открыться. На пороге стояли два юных лаборанта с круглыми-круглыми от удивления глазами. Каждый держал бурдюк с водой. Терция жестом указала им, куда поставить ношу и велела немедленно проваливать. Лаборанты быстро выполнили приказ и поспешили исчезнуть.
Терция налила в кружку воду из бурдюка, сделала несколько глотков и некоторое время выжидала. Учёный - тот ещё жук. Убедившись, что в воду ничего не подмешано, она вернулась к кушетке.
Почитатель лежал молча, с закрытыми глазами. Терция встала одним коленом на кушетку и низко склонилась над ним, внимательно вслушиваясь в его дыхание. Оно было еле уловимым.
- Ты живой?
Парень медленно кивнул. Терция подложила ладонь под его затылок и помогла приподняться. Удерживая одной рукой голову парня, второй поднесла кружку с водой к его губам.
Тот пил долго и жадно, пока не осушил посуду до дна.
- Ещё?
Человек отрицательно помотал головой, и Терция уложила его обратно. Тёмно-карие глаза открылись и посмотрели на неё с каким-то странным выражением.
- Почему вы делаете это? - спросил почитатель.
- Что конкретно? - Терция вздёрнула несуществующую бровь.
- Вы могли меня просто выкинуть, как мусор, когда меня свалил приступ. Но вместо этого мужественно барахтались со мной почти сутки.
Терция усмехнулась, прищурившись:
- А ты о чём подумал? Что я оказываю тебе знаки внимания? Зенек Квальди, ты - идиот.
- Я не Зенек Квальди, - серьёзно сказал почитатель. - Зенек Квальди погиб два года назад. Я - Квирин Вейовис.
- Что? - вскинулась Терция. - Ах ты, сво…
Квирин схватил принцессу за плечи и дёрнул вперёд, заваливая на себя и затыкая ей рот поцелуем. На это он потратил остаток сил, поэтому Терции, если б она захотела, не составило бы труда вырваться. Но рейфийка неожиданно расслабилась, прислушиваясь к новым, неизведанным ощущениям, а затем и вовсе довольно заурчала, запустив пальцы в жёсткие чёрные волосы почитателя.
А коготки-то у неё острые… Так и скальп недолго снять …
Терция не понимала, что на неё нашло. Очевидно, дефектная природа дефектного экземпляра брала своё, потому что о недавнем разговоре с Учёным в этот момент она не вспомнила. Квирин тоже не понимал, что на него накатило. Он гладил мягкие, шелковистые волосы, накрывшие его белой занавесью, исследовал языком горячий рот рейфийки и явно уже порывался идти дальше, когда Терция изловчилась вставить реплику:
- Завтра я убываю в свой новый улей.
Квирин замер и отстранил её ладонью, глядя с недоумением и обидой:
- Что?
- Завтра я убываю в свой новый улей, - повторила Терция. - Я стану Королевой. Мать позволила мне взять тебя с собой в качестве приданого.
Парень резко сел и нервным жестом взъерошил волосы.
- Вы выходите замуж?
- Куда выхожу? - не поняла принцесса.
- Замуж… Ну это… как бы сказать… Когда мужчина и женщина… то есть самец и самка начинают жить вместе. Вести общее хозяйство. Рожать детей.
- Угу, - кивнула Терция. - Значит, вот оно как у вас, у людей называется…
- А то, что вы не кормитесь, - Квирин пристально смотрел в глаза принцессе, - это никак не угрожает вашей жизни?
Терция - вот незадача-то! - смутилась. На её скулах появились тёмно-зелёные пятна. Квирин впервые увидел, как «краснеют» рейфы.
- Может быть, угрожает, - неохотно признала она. - Я не знаю.
- Вы не хотите туда лететь. - Человек не спрашивал, человек утверждал.
- Разумеется, я туда полечу, - отрубила Терция, досадливо скалясь. - Помимо «хочу» и «не хочу» есть слово «надо». Не я выбираю улей, а улей выбирает меня.
- Понимаю, - тихо произнёс Квирин. - Я уважаю ваш выбор, но если с вами что-то случится…
Терция уставилась на него исподлобья. Почему этот парень так усердно за неё волнуется, причём уже не первый раз? Посмел её жалеть? Если да, то сейчас она устроит ему такую трёпку, что он забудет, как его звать-величать. Тем более что при задержании он представился чужим именем. Уже за одно это следует сдать его Учёному на опыты… наверное.
«Ошибаетесь, - ответил голос в её голове. - Я вас не жалею. Я думаю… нет, я уверен, что я… я вас люблю».
Терция моргнула от неожиданности.
«Кто это сказал? Ты?»
Квирин кивнул.
«Я же потомок Древних. Кое-какие способности к телепатии у меня имеются».
«Тааак… И ты всё время подслушивал наши разговоры?»
Квирин опять кивнул.
«Так ты знаешь все наши секреты?»
«Все - не все, но кое-что…»
«Ты понимаешь, что заслуживаешь смерти?»
Квирин улыбнулся:
«Но ведь об этом никто не знает, кроме вас. Как видите, я перед вами полностью открыт! - Он широко развёл руками, словно демонстрируя, что у него нет никакого оружия. - Теперь вам известно обо мне всё».
«Какого иратуса ты всё это мне рассказал?! - мысленно взвыла Терция. - Теперь мне придётся либо сдать тебя, либо стать твоей соучастницей».
- Можете сдать, - тихо произнёс Вейовис-младший, положив руку ей на талию и тихонько привлекая к себе. - Это уже не имеет значения.
- А что имеет значение? - уточнила Терция свистящим шёпотом, не делая, впрочем, попыток встать и выгнать его из каюты. Потому что прикосновения почитателя были приятны и доставляли удовольствие.
- Только это мгновение…
Квирин приложил указательный палец ко рту принцессы, провёл им по губам, слегка надавливая и заставляя её открыть рот. Терция явно забавлялась. Когда нажатие усилилось, она изловчилась и тяпнула почитателя за наглый палец. В четверть силы, но парень всё равно ойкнул и помахал в воздухе укушенной конечностью.
- Больно же!
Громкое фырканье Терции должно было означать смех, но оно оборвалось, едва Квирин перевернул её на спину и подмял под себя, оглаживая прохладную кожу, стискивая в объятиях, жадно, исступлённо целуя. Его поведение было странным; Терции никто не объяснял, что сие означает. Но ей нравилось то, что он делал. И она тоже была бы непрочь прикоснуться к нему, но мешала одежда.
- Что? - шептал Квирин в перерыве между поцелуями. - Мне остановиться или вы готовы идти до конца?
Ответить Терция не успела, потому что внезапно глаза парня закатились, и он рухнул на неё, придавив своим весом к койке.
Время, казалось, замерло…
Квирин не шевелился. Терция сдвинула его в сторону и села. Пощупала пульс на его шее, приподняла веко, внимательно изучив зрачок.
Похоже, он просто уснул.
«Ничего не понимаю», - сердито подумала принцесса.
В этот момент её повело в сторону, перед глазами поплыло, стены завертелись, и Терция растянулась на спине в позе морской звезды. Последней мыслью было: «Всё-таки что-то подмешали…»
«Есть, - констатировал Учёный. - А теперь за работу, малята. У нас на всё про всё в запасе - не более полутора часов».


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
симаДата: Суббота, 08.04.2017, 08:29 | Сообщение # 6
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Репутация: 11
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Доброго Вам времени суток!Спасибо за прекрасную историю,такую чуткую и живую.А продолжение будет?Что-то мне романтики захотелось,это всё весна.Вдохновения Вам и всех благ, и как можно больше столь прекрасных творческих работ!
 
РианДата: Суббота, 08.04.2017, 16:32 | Сообщение # 7
Пол:
Группа: Друзья
Сообщений: 197
Репутация: 15
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Какая захватывающая история, очень надеюсь на продолжение!
 
investigatorДата: Среда, 03.05.2017, 16:54 | Сообщение # 8
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
сима, Риан, спасибо за отзывы! И прошу прощения: я затупил и не заметил, что весь текст не поместился в последний пост. Сейчас я эту ошибку исправлю и концовку выложу. Кстати, эта работа готовилась для Зимней фандомной битвы на дайри и к ней поступил комментарий, что концовка скомкана, не показано развитие взаимоотношений главных героев. Я обоснованность претензий признал и готов, если что, написать дополнительный фанфик о том, как Терция и Квирин постепенно притирались друг к другу. )


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Среда, 03.05.2017, 16:57 | Сообщение # 9
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Окончание:

…Сознание возвращалось медленно, но относительно верно. Голова гудела, а отходняки были такими тяжёлыми, как будто принцесса приходила в себя после удара лучом станнера. Перед глазами кружился потолок, но потолок, подозрительно схожий внешним видом с «фонарём» «стрелы». Помещение было слишком тесным для её каюты в корабле-улье…
Стоп!
Терция проморгалась и, поведя головой из стороны в сторону, усилием воли привела мысли и чувства в полную боеготовность.
Она действительно находилась в кокпите «стрелы», а прямо на ней лежал пребывавший в беспамятстве Квирин. «Стрела» двигалась на автопилоте и, судя по показаниям приборов, держала курс на планету иратусов.
А главное, Терция не имела ни малейшего понятия, как они вдвоём сюда попали?
«Где я… мы? Куда мы летим? Как мы очутились в «стреле»?»
В её руку была вложена записка: «Когда проснётесь, прочтите бортовой журнал». Почерк был знакомым. Каллиграфический, ровный, уверенный почерк Учёного.
Терция сдвинулась на свою половину пилотского кресла, в другую сдвинула спящего Квирина и провела ладонью над сенсором бортового журнала. В воздухе над приборной панелью соткался голографический экран, на котором после ряда помех появилось лицо её биологического отца.
- Я извиняюсь за столь, может быть, неприятный сюрприз, - сказал Учёный. - Но я счёл за лучшее отправить вас из улья подальше. Вам там не место. По крайней мере, до той поры, пока не откроется ваша кормовая щель. А я действительно не знаю, откроется ли она когда-нибудь. Передавать вас в улей союзника, однозначно, глупо, потому что когда союзник узнает о вашей проблеме, он подумает, что его кинули. И тогда мне тоже предстоит объясняться с вашей Матерью, а я бы этого не хотел. Так что сейчас всем, в том числе Королеве, я скормил легенду, что ваш почитатель, обезумевший от противоестественной привязанности к вам, похитил вас, угнал «стрелу» и скрылся в неизвестном направлении. Можете не беспокоиться. Искать вас не будут. Союзнику отдадут вашу сестру, и инцидент будет исчерпан. Автопилот «стрелы» приведёт её на планету иратусов, где вы можете сделать выбор: испробовать терапию последней надежды или нет. Но имейте в виду. На планете иратусов ваш почитатель быстро станет жертвой.
Квирин пошевелился, глубоко вздохнул и во сне обнял Терцию за шею, уткнувшись лицом ей в плечо. «Гнида, - мстительно подумала Терция. (Про Учёного, разумеется…) - Мог бы сказать мне в лицо, что задумал. Хотя… Хватило бы мне духу бежать?»
…Она не помнила, сколько минут/часов/других временных отрезков сидела, задумчиво созерцая звёзды за бортом истребителя, прижимая к себе горячее тело почитателя и взвешивая все «за» и «против». А когда взвесила, ухарски тряхнула головой и начала вводить в бортовой компьютер новый адрес. Поскольку она никогда раньше этого не делала, процедура обещала быть долгой…

Полгода спустя.
Время и место не известны.


- Дай угадаю, что это?
- Поваренная книга. Выменял вчера у олезианцев на чучело королевы иратусов. Не думал, что такое их интересует… Картинки шедевральны, просто слюни текут.
Действительно…
Тонкие пальцы Терции сладострастно перебирали глянцевые страницы буклета. Фотографии блюд и впрямь вызывали повышенное слюноотделение. Их создатель был кудесник, однозначно.
- Выглядит неплохо, - признала Терция и смущённо потупилась.
Если Квирин верно интерпретировал смущение жены, то её смущение - невысказанное продолжение темы: «Я тоже хочу так уметь».
- У меня есть определённый опыт. Могу научить. Есть желание?
Терция кивнула.

- Смотри, вот сейчас берёшь яйцо крифа и разбиваешь его ножом ровно посередине. Хочешь, покажу?
Квирин встал за спиной Терции, правой рукой перехватил за кисть её правую руку с ножом, а левой - её левую с яйцом.
- Вот так. А теперь лёгким движением руки…
Удар ножом - скорлупа разломилась, содержимое яйца стекло на сковородку и вызывающе зашкворчало.
- Впечатляет, не правда ли?
Руки человека всё ещё сжимали её запястья.
- Впечатляет, не правда ли? - вкрадчивым шёпотом повторил Квирин и, уткнувшись носом в волосы Терции, втянул их волшебный аромат.
- Я не против, шалунишка, только давай хотя бы сковородку с огня снимем. А то опять получится, как в прошлый раз…


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
РианДата: Четверг, 04.05.2017, 00:01 | Сообщение # 10
Пол:
Группа: Друзья
Сообщений: 197
Репутация: 15
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Мдяя... Концовка действительно не очень, я думала они полетят на встречу приключениям, а тут все слишком шаблонно, брак быт, вы бы им еще деток дописали. Сори если что, просто у такого великолепного рассказа должна быть необычная концовка, уж лучше бы вы их убили, красиво убили.

investigator, вы можете лучше я это знаю!
 
симаДата: Четверг, 04.05.2017, 13:53 | Сообщение # 11
Пол:
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Репутация: 11
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Отличная работа!Спасибо за весну ,тело и мир!!!Всех благ и вдохновения.
 
RiaiДата: Вторник, 23.05.2017, 21:58 | Сообщение # 12
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 195
Репутация: 44
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Было так динамично и с таким большим намеком на продолжение и... Все. Конечная, как будто мешком пыльным из-за угла ударили.

Но фанфик мне все равно понравился!
 
investigatorДата: Пятница, 02.06.2017, 17:05 | Сообщение # 13
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
сима, спасибо. )
Риан, Riai, ну, ребят, а вы чего хотели за три-то дня? )) Что смог, то смог, учитывая сроки и ограничения по размеру. Но я на следующую фандомную битву, если команда будет жива, я напишу продолжение, чтобы заполнить лакуну.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Форум » Рейфоманский полигон » Наши фанфики по вселенной "Звёздных Врат" » Два дефектных экземпляра. (Работа на ЗФБ-2017)
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017