Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Darth_Ellia, tatyankaWraith, investigator 
Форум » Рейфоманский полигон » Наши фанфики по вселенной "Звёздных Врат" » Далеко от Нуменора до Атлантиса?
Далеко от Нуменора до Атлантиса?
ElennaДата: Суббота, 22.11.2014, 17:24 | Сообщение # 1
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Название: "Далеко ли от Нуменора и Атлантиды?"
Автор: Elenna/Kitten
Рейтинг: РG
Жанр: AU
Диклеймер: что не моё, то принадлежит своим авторам.
Размер: повесть
Аннотация: вариант событий (явно более оптимистичный) в альтернативном мире с участием наших с Kitten "друзей" из Братства Дунаданов и межпространственной станции "Сфера". Исходная точка - события серии "Возвращение" (предыстория изложена в "Двух физиках").

Глава 1
— Не понимаю, зачем вы вообще позвали их на помощь? Ладно бы слайдеры, но эти...- МакКей заметно нервничал.
— ... эти провели нас к джамперу так, что никто этого не заметил, и телепортировали прямо из шайенского комплекса на Новый Атос. Ты, Родни, пока ещё до такого не додумался.
— Не спорю, эти ребята — Алекс и Руслан — довольно умны... но зачем они здесь?
— Они обещали отвлечь репликаторов и попытаться вывезти О'Нилла и Вулси, пока мы реализуем наш план.
— И всё-таки я бы на них не полагался. Особенно на неё, — Родни кивнул в сторону сестры Елены, о чём-то негромко беседовавшей с Элизабет. — Вы знаете, что она мне сказала, когда я вводил их в курс дела? "Значит, он вас спас — и вы выкинули его в космос"!
— Тише, не забывай, что у неё тонкий слух.
Родни проигнорировал столь разумное замечание Шеппарда.
— А вы слышали, как они меня называют?! - продолжал возмущаться гений «Атлантиса». - Мередит Родневич!
— Это они так выражают своё почтение, — примирительно объяснила Тейла. — Меня они тоже Тейлой Торреновной зовут — я же не обижаюсь.
— И всё-таки я не понимаю, зачем они оставили её у нас в джампере?
— Ты же прекрасно знаешь, что она нужна для телепатической связи с другими дунаданами.
— Шеппард, — вмешалась Элизабет. — Вы нашли его?
— Да, вот он — там, где мы его бросили.

***
— Эй, это ты, что ли, воевода Джек О'Нилл?
Ответом незнакомцу стал выстрел.
— Это репликатор?
— А вы как думаете, Вулси? Видите, пули не причинили ему вреда!
— Ну, ты, воевода, уж совсем! — произнёс вдруг предполагаемый репликатор на чистейшем русском языке и тут же снова перешёл на английский. — Не зря меня Владычица цветочек-то взять заставила.
— Какой цветочек?
— Да защитный — чтоб пули отскакивали.
— Индивидуальный щит Древних?
— Нет... скорее — щит сидов.
— О'Нилл, как вы думаете, репликаторы могут знать русский язык?
— Сопромат вашу технологию — чего заладили: репликатор, репликатор! Да будь я репликатором — я б вас уже порешил!
— А кто вы, в таком случае?
— Брат Александр Тар-Феанор, Владыка Возрождённого Нуменора. Ваши нас к вам на выручку прислали.
— Ваши "наши" и наши — это точно одно и то же??
— Знамо дело — Джон Шеппард, Элизабет Вейр...
— Значит, они говорили о вас...
— А то о ком же!
— И они не придумали ничего лучше, как привести сюда русских!
— Кого нашли — тех и привели! Ежели тебе с репликаторами поручкаться любо — воля твоя, воевода, да только я кметю твоему обещал, что тебя отсюда выведу — и выведу!
— Может, стоит им поверить? — вмешался Вулси.
— Да уж придётся! Пошли к леталке — Сестра Ксения, Владычица там ждёт...
— И конечно, репликаторы вот так просто позволят нам прогуливаться по городу?
— Репликаторам сейчас не до вас — они за Николкой бегают.
— Каким Николкой?
— А таким! Он им тут весёлую жизнь устроил, так что никому мало не покажется — а теперь в салочки играет! Половина за ним бегает, другая половина — чинит то, что он попинал да на чём повисел...
– Если я не ошибаюсь, вашего Николку уже давно либо просканировали, либо порешили, – сдержанно заметил О'Нилл.
– Многие бы хотели, да вот до сих пор его никто не мог догнать. Ну, пошли, что ли! Если и нарвёмся — так Галина Афанасьевна им глаза отведёт.
— Ещё одна русская?
— Ну да, ведьма наша. Ни разу ещё не подводила.
Из темноты выступил светловолосый человек интеллигентного вида.
– Я вижу, Владыка, ты нашёл их?
— Да, нашёл, только вот не доходит до них... давай, брат Руслан, ты одного за шкирку, я — другого.
— Нет-нет, не надо! — поспешно произнёс Вулси. — Мы идём с вами.
Вулси и генерал скоро убедились в правоте своего спутника — репликаторы попались им навстречу только раз — и прошли мимо, как будто не видя их.
— Ведьма она или не ведьма — сработано неплохо, — заметил Джек. — Нам бы такую ведьму.

***
— Отойдите от него немедленно! — рявкнул Шеппард на Хранительницу, сразу же принявшуюся растирать руки неподвижно лежавшего репликатора.
— Но он же весь замёрз...
— Он и нужен нам слегка "замороженным", — начал объяснять Родни. — Если очнётся раньше времени — всех тут поубивает.
— Не убил же он вас в Асурасе.
— Да, но с тех пор ему поменяли программу.
— Вы всё-таки отойдите от него, — посоветовала Тейла. — Он действительно может быть опасен.
Елена нехотя подчинилась — но всё же сняла с себя плащ и прикрыла им Ниама.
— Несчастный... Оберот отнял у него даже душу...
— Не знаю, есть ли душа у человека, но у репликаторов её точно нет, — заметил Родни, набирая что-то на планшете.
— Без души они бы такими не были... они — как гномы.
— На кого они меньше всего похожи, так это на гномов, - на миг отвлекшись от планшетки, гений кинул недоуменный взгляд на русскую женщину.
— Как гномы, — повторила Елена, — Аулэ сотворил их без ведома Илуватара — как Древние сотворили репликаторов, и потому душу дать не мог, но Творец сам дал им душу... душу поменять нельзя. Её можно подавить, переломать — но не поменять!
Впрочем, Елену уже никто не слушал. И хоть никто кроме Родни не высказывал вслух своё сомнение в адрес так называемых нуменорцев, вместе с командой неожиданно вызвавшихся отправиться в захваченный репликаторами Атлантис, но, видимо, сомнение было у всех — и немалое. Так что атлантийцы, подобрав груз, спешили в город — выручать Вулси и О'Нилла, пока репликаторы не успели их схватить и просканировать.


 
ElennaДата: Воскресенье, 23.11.2014, 07:28 | Сообщение # 2
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 2

Если бы кто-нибудь захотел его выслушать, МакКей непременно высказал бы вслух всё, что думал. Ситуация — хуже не придумаешь: его оставили один на один с репликатором — да ешё с этой эксцентричной русской дамочкой, которая, похоже, склонна жалеть всех, даже репликатора. Интересно, если Ниам вдруг очнётся — с кого он начнёт: с него или с неё?
Когда остальные покинули джампер, Родни подумал было дать ей АРП на случай, если это произойдёт и оставить на стреме приглядывать за репликатором—хоть какая-то польза от неё будет! — да передумал: при таком раскладе вряд ли можно рассчитывать, что она сможет выстрелить. И вообще, он уже начинал бояться дунаданов, как зачастую называли себя эти донельзя странные нуменорцы, едва ли не больше, чем репликаторов: у них есть технологии, каких не было даже у Древних! Вот, Древние запретили Янусу использовать машину времени — а эти пользуются, и, кажется, ничего ужасного при этом не происходит... а их леталки? За секунды можно телепортироваться в любую точку Вселенной! Интересно, они поделятся этими технологиями с «Атлантисом»? Они их даже от своего правительства скрывают... А ещё они телепаты... только б этот репликатор не очнулся раньше времени!

***
Но, как известно, случается всегда именно то, чего мы боимся. Именно в тот момент, когда Родни собрался запустить программу и сообщил по рации Шеппарду и прочим, чтоб были готовы начать расстрел "замороженных" репликаторов — Ниам поднялся и двинулся на него. МакКею ничего не оставалось, как только попытаться уничтожить его с помощью АРП.
Но выстрелить Родни не успел. Внезапно испытав на себе Нуменорскую Силу, он отлетел к стенке. Почти одновременно Ниам отлетел в противоположную сторону (оказывается, эти дунаданы тоже на что-то годятся!), а Родни увидел над собой лицо Елены, пылающее праведным гневом:
— Нешто он тебя тогда на свою погибель спас?!
Родни понял, что с ними двумя ему не справиться. Тем временем Ниам, оправившись от энергетического удара, поднялся на ноги и опять двинулся в их сторону. МакКей снова вскинул оружие — но русская и на этот раз оказалась проворнее его — подскочив к репликатору, взяла его за виски и спокойно произнесла:
— Ниам, остановись.
Асуранин мгновенно опустил руки и осел на пол. Родни, несмотря на свой страх, заметил, что лицо его изменилось: теперь он снова был похож на того... чуть не сказал — человека, который встретил их в Асурасе.
— Ну что смотришь! Программируй, давай — я его так долго не удержу!
Родни принялся за работу. Но только он приступил — как Ниам начал стряхивать с себя руки Хранительницы... впрочем, это оказалось непросто: новый импульс Силы заставил его снова затихнуть.
Родни снова принялся за программирование... пожалуй, у него получилось бы, если б только не приходилось выслушивать болтовню этой русской... надо ж так разговаривать с репликатором:
— Держись, миленький! Я знаю, что тебе больно — но сейчас надо потерпеть... Ты же всегда хотел стать как человек — людям иногда приходится терпеть боль... без этого человеком не станешь.
Родни воскликнул с отчаянием, чуть было не отшвырнув планшет:
— Я не могу перепрограммировать! Они постоянно загружают свою программу — с этим даже я не могу справиться!
Репликатор снова забился в руках Хранительницы. Обстановка явно накалялась. Родни уже прикидывал, что с ним сделает эта женщина, если он пристрелит Ниама — но ничего предпринять он не успел.
Хранительница заговорила.
Родни не понимал её слов — не мог понимать. То была Иная Речь - орудие Творения, исполненная Силы. Любой из человеческих языков — даже под пером великого писателя — лишь осколки этой совершенной красоты — и потому живому человеку так трудно её выдержать. Но тот, кто слышал это и остался жив — тот не забудет никогда. Движение звёзд и планет вдруг стало почти физически ощутимым, и задрожала не только подпространственная связь репликаторов — но и все связи мироздания...
Доктор МакКей остался жив и даже не лишился рассудка — быть может, потому, что длилось это не более минуты. Когда же всё закончилось, он вдруг обнаружил, что Ниам застыл на полу, а кода агрессии, упорно возвращаемого репликаторами, больше нет. Он спокойно завершил свою работу — и удовлетворённо воскликнул:
— Есть!
Елена, бросив на астрофизика мутный взгляд, с трудом проговорила:
— Дайте ему святой воды, — и внезапно без чувств осела на пол рядом с репликатором.
Возможно, дать воды стоило ей, или расстегнуть одежду, или что там ещё нужно делать при потере сознания... но Родни даже сейчас боялся приближаться к асуранину. И потому он предпочёл сообщить обо всём Шеппарду: пусть себе расстреливают замороженных репликаторов — а к Елене пусть пришлют доктора Беккета... в конце концов, он лучше разберётся!

***
Единственное, что понял Джон из сообщения Родни — это то, что репликаторы успешно "заморожены" (впрочем, это он и сам видел), и что требуется помощь доктора Беккета — и на всякий случай отправился в джампер вместе с Карсоном, предоставив остальным расстрел обездвиженных репликаторов. Да ещё Вулси зачем-то увязался вместе с ними...
Войдя в джампер, Карсон сразу занялся Еленой, а Джон поднял АРП, но Родни дико заорал:
— Нет!!! — и вцепился в его руку.
— В чём дело, Родни? – не понял Джон. Но оружие опустил…пока.
— Она его перепрограммировала!
— Ты же знаешь, что это ненадолго.
— Да нет! Репликаторы постоянно меня блокировали и восстанавливали ему код агрессии, и я не смог его удалить — а она удалила! Понимаешь?! — что это значило для МакКея, Джон понимал слишком хорошо. Достаточно было взглянуть на лицо ученого и его круглые лихорадочно блестевшие глаза. — Необходимо узнать, как она это сделала.
— Хочешь оставить его в качестве подопытного кролика?
— Не знаю... но только если мы его уничтожим, она точно с нами разговаривать не будет. Это как минимум.
— Ладно, пусть пока живёт, - снисходительно ответил Джон, решив не выяснять, что в таком случае означает максимум. И вообще, как слайдеры ладят с этими людьми? Ведь именно через них атлантийцы впервые познакомились с дунаданами. И опять по инициативе МакКея. Уж очень его заинтересовали при первой встрече упомянутые дунаданами технологии и загадочная межвременная леталка Владыки Александра в том числе.
— Но имейте в виду — я за последствия не отвечаю! — вставил Вулси, которого, вообще-то, никто не спрашивал.
— Что с ней, доктор Беккет? – меж тем осведомился у доктора МакКей.
— Очень слабая сердечная деятельность, больше ничего пока сказать не могу.
— Ладно, транспортируем сейчас её — в лазарет, его — в камеру, потом разберёмся.

***
От участия в расстреле репликаторов брат Александр уклонился — сказал, что должен помочь Владычице и Галине Афанасьевне лечить Елену, вскользь бросив что-то про "руки короля — руки целителя". На самом деле он попросту не мог заставить себя стрелять в обездвиженных врагов. Вот если бы в открытом бою, когда и тебя могут убить — тогда иное дело, а так... И вообще, он уже начинал сомневаться — стоило ли помогать этим людям? Нет, когда он встречался с ними на территории друзей - межпространственной станции «Сфера», они показались весьма симпатичными и где-то немного забавными. В частности, тот ученый-колобок, выспрашивающий на счет технологий. Да и сейчас он ещё чувствовал к ним расположение, и всё же... вся эта история о том, как репликатор спас им жизнь, а они даже не попытались спасти его, производила, мягко говоря, не самое приятное впечатление... нет, пожалуй, схему леталки он им не даст!

***
Елена пролежала без сознания довольно долго — и это избавило её от "почётной миссии" рассказывать Ниаму о том, что здесь произошло — и, очнувшись, Ниам увидел возле решётки Ронона.
Если опустить чисто эмоциональную лексику, суть речей сатедианца сводилась к следующему: соплеменники Ниама захватили «Атлантис», убив экипаж Древних, незадолго до этого подобранный атлантийцами в космосе - за это его соплеменников пришибли, как тараканов. И с Ниамом следовало бы поступить также, да вот одна несознательная женщина с Земли невесть почему за него заступается, а остальные тоже непонятно почему её слушают. Ну ничего, как только те земляне отсюда уберутся, тогда он — Ронон — собственноручно исправит эту ошибку... если доктор МакКей прежде не разберёт Ниама на наниты для опытов.
Ниам с трудом воспринимал объяснения атлантийца, пытаясь восстановить в памяти, что произошло после бегства из Асураса. Последнее, что он помнил — это взрыв города-корабля, когда он перестал "слышать" всех, кто был там (Ниам мог бы назвать по именам тех из них, на чьё воссоздание Оберот не даст санкции!) — а потом была только боль... такая боль бывает при насильственном перепрограммировании — Ниам знал это — и потому успел осознать, что происходит, прежде чем боль погасила сознание... что ж, вот это и случилось — его защиту взломали!

К камере подошёл другой человек... это не был один из тех, кто посещал Асурас. Он чем-то неуловимо напоминал доктора МакКея — только взгляд казался более строгим и печальным. Ронон бросил на него молчаливый косой взгляд.
— Ну, здравствуй, Ниам, - незнакомец как будто не заметил взгляда сатедианца, обращаясь непосредственно к пленнику. - Меня зовут Руслан... к сожалению, мы не распоряжаемся здесь, но я постараюсь уговорить этих людей обращаться с тобой не так жестоко.
Репликатор не ответил... у него не было сил ответить, тело ещё плохо слушалось, но он попытался подняться навстречу незнакомцу — и, потеряв равновесие, ударился о решётку. Сверкнуло защитное поле — и репликатор упал, вздрогнув от внезапной боли.
Руслан нахмурился:
— Как это работает... неужели... о нет! Я должен поговорить с Воеводой!


 
ElennaДата: Понедельник, 24.11.2014, 11:44 | Сообщение # 3
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 3

Когда Елена очнулась, у её постели собрались все — кроме Родни: как всегда, великий гений был слишком занят.
— Как Вы себя чувствуете? — участливо поинтересовалась Тейла.
— Ничего... мне это не впервой... где Ниам?
— Не волнуйтесь, он жив и уже очнулся. Мы поместили его в камеру.
— Я должна его видеть! Пожалуйста, помогите встать.
— Нет-нет, лежите, — остановила её Элизабет. — Его сейчас приведут.
Через минуту Джон и Ронон действительно привели Ниама к постели Елены — привели под конвоем, тыча в спину антирепликаторным оружием. Ронон предупредил, что выстрелит, если он "куда-нибудь руки ей засунет". Ниам выглядел измождённым — если только так можно сказать о роботе. Подойти особенно близко к женщине он не решился — видимо, опасаясь выстрела в спину.
Елена улыбнулась ему — и вдруг сказала:
— Ниам, прости меня!
Такой поворот удивил даже репликатора:
— За что вы просите прощения?
И она ответила:
— У нас на Земле от века так было: кровь священна, род нерушим. Сделал добро — всему роду честь, а за злое дело весь род в ответе. Говорят, я в отдалённом родстве с теми извергами рода человеческого, которые, создав тебя и твоих братьев, вложили в ваши сердца ожесточение — а потом обрушили на вас оружие, и с этими людьми, которым ты жизнь спас, а они тебя... в космос... а теперь держат в клетке — я тоже и рода одного, и веры одной. Виноваты они перед тобой — значит и я виновата! Прости меня, если можешь, — и она протянула ему руку.
Ниам с опаской оглянулся на стоящих за спиной Джона и Ронона — как будто хотел сказать: "Не убивайте меня — я не сделаю ей зла!" — и осторожно прикоснулся к её руке.
Некоторую торжественность момента разрушил Родни, ворвавшись и едва не сбив с ног половину присутствующих:
— Она очнулась?! Пустите! Я должен с ней поговорить!
— Доктор МакКей, — вешался молчавший до сих пор Карсон. — Может, вы дадите ей отдохнуть?
Но Родни ничего не слушал:
— Елена, вы должны... я вас прошу объяснить! Как вы это сделали?!
— Что сделала?
— Как вы перепрограммировали его?! Они уже несколько раз пытались восстановить ему код агрессии — но им не удалось, хотя я даже не пытался блокировать!
Может, и не вполне деликатно было обсуждать эту тему в присутствии Ниама — но когда это доктор МакКей думал о деликатности! Тем паче по отношению к машине, пусть и человекоподобной. А вот Елена выглядела смущённой:
— Я даже не знаю... то, что происходило с Ниамом, было очень похоже на бесоодержимость — то же подавление собственной личности, то же навязывание агрессии — вот я и делала всё так же, как обычно делаю, когда изгоняю бесов. Я даже не знала, получится или нет. Но вот — получилось.
— То есть как, вы...что? Вы даже не программировали? – у Родни невольно округлились глаза. Он пытался осознать то, что услышал и не мог. Не укладывались в голове гения такие вещи, как бесоодержимость.
— Что Вы, Мередит Родневич, я и не умею... скажите, а держать Ниама в клетке — это обязательно?
— Вы забываете, что он не человек! — отрезал О'Нилл.
— Вот именно — не человек, — согласился брат Руслан. — И защитное поле действует на него не так, как на нас с вами — оно для него куда опаснее.
— Я его под покровительство взяла — и я отвечу за всё! — поддержала Елена
— Сомневаюсь, что такой аргумент убедит Командование Звёздных врат...
— Кабы ты, воевода, знал, откуда она как-то раз вытаскивала взятого под покровительство — ты бы её своей конторой не пугал! — заметила Ксения
— А если его снова перепрограммируют? Вы же слышали — они пытались восстановить ему код агрессии!
— Но ведь не восстановили же! – возразил Руслан.
— Вряд ли они прекратят попытки — и неизвестно, сколько это будет продолжаться.
— А пока не надоест! Дойдёт, что ничего не выходит — и отстанут! — предположил Николка.
Ниам наконец счёл возможным вмешаться в это обсуждение собственной судьбы:
— Полагаю, тогда они меня уничтожат.
Елена вскинулась:
— Они могут сделать это на расстоянии?
— Физически — нет. Но программу уничтожить можно.
— Прямо электронная мафия какая-то, — заметил Руслан
Елена осторожно взяла Ниама за руку:
— А если... если ты отсоединишься от этой связи, ты сможешь жить?
— Это невозможно! — перебил Родни. — Я полдня пытался...
Ниам весьма интеллигентно поставил его на место:
— Вы не спрашивали, смогу ли я после этого жить.
— Теперь понятно, почему ты еле на ногах держишься, — заметила Елена.
— Такое перекрёстное программирование добьёт кого угодно! — согласился брат Александр.
Сестра Елена повторила:
— Так ты... сможешь жить?
— Такая вероятность есть.
Родни поинтересовался:
— И какова вероятность?
— Думаешь, ему будет легче, если он — умирая — попадёт в пять процентов? — оборвала его Ксения. Родни покосился на неё. Эта молодая русская дунаданка невольно напомнила гению некую малолетнюю принцессу, которую они с Джоном как-то провожали на свершение ритуала. Ту самую, что слопала ванильный батончик Джона а потом сказала, что это сделал Родни. И зачем он тогда только забрал у неё из рук фантик?!
На это возразить было нечего. Елена сказала:
— Ниам, ты понимаешь, что теперь без твоего желания никто этого делать не станет.
— Я согласен. В худшем случае умру от вашей руки, доктор МакКей, а не от руки Оберота. Так будет лучше.
Но Родни продолжал настаивать:
— Да говорю же вам — отсоединить невозможно! Там защитный код — и я не могу его взломать!
Тогда Тар-Телконтари сказала:
— Ну, вот что! Может, у них и подпространственная связь — а мы тоже не лыком шиты! Вы, Галина Афанасьевна, найдите подходящее место и замыкайте круг: раз всё остальное сработало — и это сработать должно! А я призову того, кто код взломает — раз уж здешние мастера этого не могут!
Джон, до сих пор державший Ниама под прицелом, попытался возразить:
— Вы не можете вызвать сюда неизвестно кого!
Но Ксюша с обезоруживающей наглостью ответила:
— Зачем неизвестно кого? Брата Всеволода из Новгорода — первого нашего компьютерщика! Сейчас приедет — я его и тебе, и воеводе, и княгине представлю! Какой же он после этого неизвестно кто?
Александр попросил его "выйти на пару слов". О чём они говорили — так и осталось неизвестным, но звуков мордобития слышно не было — и вернувшийся в помещение Джон больше не возражал.
— Делайте, что хотите! — мрачно махнул рукой Джек, уже не пытавшийся вставить слово в эту дискуссию. Эх, не зря, видимо, у него в своё время было сомнение на счет участия русских в проекте Звездных Врат. Встреча и знакомство со слайдерами это сомнение несколько развеяло, но с появлением дунаданов оно возникло вновь. Вот ведь что странно – и те, и другие – русские, а до чего ж разные. Слайдеры исполняя договор взаимосотрудничества, не лезли в дела «Атлантиса» и не пытались командовать на чужой территории.
— Но учтите, я снимаю с себя всякую ответственность! — добавил Вулси... да, этот товарищ Огурцов американского разлива был верен себе!
Ксения связалась с братом Всеволодом, передала координаты и велела приезжать немедленно, когда брат Николай довольно бесцеремонно по отношению к Владычице вырвал у неё рацию и сказал: "Братец! Раз уж ты всё равно через время пойдешь — прихвати что-нибудь перекусить! На 13 человек — ты 14-й!"

***
Галина Афанасьевна и впрямь замкнула круг — но долго держать не пришлось: брат Всеволод пожаловал — с ноутбуком в одной руке и сумкой, набитой продуктами, в другой. Тар-Телконтари — как и обещала — представила его доктору Вейр, генералу О'Ниллу и всем прочим. Программист, поклонившись им по-русски, в пояс, спросил:
— Ну что, кого тут ломать-то надо? — и, разобравшись в ситуации, незамедлительно приступил к делу.
— Детский сад "Ромашка" — группа "Василёк"! — спустя какое-то время насмешливо прокомментировал он. — Ты что, Мередит Родневич, DVD никогда не взламывал?
— Нет, — честно ответил Родни.
Всеволод что-то набрал на клавиатуре своего ноута и сказал:
— Оно и видно... Ну, вот всё и взломано. Отсоединяй!
С этим Родни в два счёта справился. Ниам опрокинулся сразу. Брат Всеволод даже испугался:
— Эй, браток, я тебя что — форматнул, что ли?
Елена положила руку на голову репликатора и как будто прислушалась, а потом сказала:
— Живой он.
— В перезагрузку ушёл!— съязвил Николка. – Скоро очухается…
Елена повторила:
— Живой, но обессилен.
Ксения (которая тоже провела "диагностику" руками) сказала :
— Да, усиленное питание не помешает!
— Какое усиленное! — воскликнул Родни. — У нас нет столько МНТ!
— Значит, я сама ему это обеспечу, — заверила сестра Елена.
— Не вздумай в одиночку! — возразила Ксения.
— Не волнуйся, я помогу, — успокоила её Галина Афанасьевна.
Поскольку Ниам был в отключке — на клетке настаивать никто не стал, Александр поднял его и отнёс в одну из комнат, Елена осталась при нём — обеспечивать "усиленное питание".
А тем временем Николка сказал:
— Может, тут кто-то и от МНТ питается — но я есть хочу!
После этого не оставалось ничего, как только распотрошить сумку Всеволода. Апельсинов там, к счастью, не было, зато нашёлся хлеб, колбаса, йогурт с весьма сомнительным сроком годности, бутылка не слишком дорогого вина, кофе, а также шоколад, тут же прихватизированный МакКеем — словом, то, чего удалось нахватать в круглосуточном магазинчике рядом с домом брата Всеволода. Йогурт есть не рискнули, а из хлеба и колбасы наделали бутербродов — и приступили к трапезе.
— Ну, братия, за победу, что ли! — провозгласил Владыка, поднимая бокал.
— Эх, не те нынче времена в Возрожденном Нуменоре! — принялся комментировать Николка. — Вот раньше-то как — Владыка наш сам бы бутылочку привёз... да что там бутылочку — он тогда ящиками возил, да не этот перебродивший сок, а напиток для настоящих мужчин!
– Это какой напиток? – осведомился генерал О'Нилл, с некоторым недоверием вертя в руках бутерброд с русской колбасой неизвестного приготовления.
— Спирт, конечно! Чистый, на 96 градусов!
— Это же невозможно пить! — удивилась Элизабет.
— Это пьют только в подворотне, — поморщился Вулси.
— Ну, кто в подворотне пьёт, а кто и в сарае леталки собирает! — сообщил Николка, с удовольствием наблюдая за выражением лица МакКея.
— У вас что, правда лаборатория в сарае? – гений не в силах был скрыть изумления, да и не собирался. Он, конечно, слышал про таинственный сарай брата Александра еще при первом знакомстве, но считал, что это типа – русская шутка.
— Скорее, мастерская... но, может и лаборатория... мы там с братом Русланом много чего провернули.
— Послушай-ка, братец, — сказала вдруг Ксения. — А вот та бутылка, которую вы с Русланом делали — это случайно не по тому принципу, что у них МНТ?
— Это где энергия из подпространства-времени, что ли? — ответил Владыка, жуя бутерброд. — Ну да, было что-то такое... брат Руслан, ты помнишь?
— Да, по всей видимости, этот источник энергии, работающий по тому же принципу, что и ваши, — подтвердил Руслан, обращаясь к МакКею. — Мы тогда искали подходящий источник энергии для леталок, вот и попробовали.
— Но, в конце концов, мы на антиграве остановились, а этот не пригодился, — добавил Александр.
— Что?! Вы сделали МНТ — и просто выбросили? – Родни не верил своим ушам, начисто забыв про бутерброд.
— Зачем выбросили? Он до сих пор у меня в сарае где-то валяется. Хочешь — слетаю за ним!
— Да ладно, Владыка, давай я сам слетаю, — предложил Всеволод.
— Ну, давай, лети... держи ключ.
Глаза МакКея из круглых постепенно приобретали квадратную форму... Да, он и прежде знал, что эти люди вот так запросто могут летать на своих леталках туда-сюда! И всё равно каждый раз он испытывал при этом чувство, сходное с чувством голодного кота, которому показывают банку сметаны с трёхметрового расстояния... а теперь ещё и выясняется, что у них где-то в сарае, возможно, завалялся русский, а точнее – нуменорский аналог МНТ!


 
ElennaДата: Вторник, 25.11.2014, 12:08 | Сообщение # 4
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 4

Проводив Всеволода, все присутствующие вспомнили, что Елене тоже надо бы поесть.
Галина Афанасьевна хотела было сходить за ней, но Тейла, видимо, из уважения к её возрасту, её остановила:
— Сидите, я сама её позову.
Элизабет, подумав, пошла вместе с ней — очевидно, проверить, всё ли порядке; Ниаму она по-прежнему не доверяла.
Но никаких эксцессов на месте не обнаружилась: Елена сидела возле асуранина, держа его за руки (трансформировать энергию ей всё-таки удалось).
Тейла спросила:
— Как вы себя чувствуете?
— Да что мне сделается? Вот ему сейчас тяжко.
— Вы тоже пострадали, вам надо отдохнуть и поесть — я могу заменить вас.
— Ты умеешь передавать жизненную силу?
Но этого Тейла не умела.
— Уверяю вас, в этом нет необходимости! — убеждала её Элизабет. — В Асурасе от двадцати МНТ питаются миллионы таких как он — а у нас сейчас три МНТ! Ему хватит!
— В МНТ энергия неживая, а это — как кровь, — объяснила Елена. — Кровь вбирает в себя часть человеческой души. Донорская кровь заряжена любовью и состраданием — и потому она исцеляет!
Тейла поняла, о чём речь:
— Значит, то, что вы делаете сейчас — это не питание, а лечение?
— Можно сказать и так...
Но Элизабет не успокоилась:
— Елена, вы отдаёте себе отчёт, с кем имеете дело? Это не человек — это машина, и очень опасная!
Елена обернулась к ней — резко как-то обернулась, казалось, она сейчас отхлещет Вейр по щекам — но Елена, разумеется, этого не сделала, а только сказала:
— Послушай, княгиня, я не знаю, будет ли ему больно, если его ударить ножом — проверять не стану и вам не дам! — но там, в джампере, когда мы с Родни освобождали его, он терпел страшную боль! То, что происходит с ним сейчас — сопоставимо с болезнью, а душевные раны, нанесённые Древними, кровоточат до сих пор! Какая разница, из чего состоит его тело!
Элизабет поняла, что с Еленой спорить бесполезно... а Тейла сказала почему-то:
— Жаль, что он не человек — и его не может лечить доктор Беккет.
Тут всё-таки Галина Афанасьевна, отчаявшись дождаться, подошла сама:
— Еленушка, ты бы отдохнула, я за ним присмотрю.
Ведьме Елена без колебаний доверила дежурство — и вместе с атлантийскими дамами отправилась к общему столу.
— Не волнуйтесь, он поправится, — говорила ей Тейла.

***
Тем временем у стола брат Александр общался по рации с братом Всеволодом, уже достигшим заветного сарая — и счастье, что из атлантийцев понять их беседу мог только Родни:
— Где она у тебя?
— В углу посмотри — направо от входа!
— Да у тебя тут в углу всего полно!
— Да ты поройся — это ж давно было, где-нибудь там валяется!
— Сейчас пороюсь... Владыка, ты хоть иногда паутину тут убираешь?
— Ты не рассуждай, а бутылку ищи!
— Какую бутылку?
— Из-под пива. Мы с братом Русланом это в пивную бутылку запихали!
— О, нашёл! Подожди, у тебя тут две... не пойму, в которой.
— Говорю же — из-под пива!
— Да они обе из-под пива! "Жигулёвское" и "Викинг"
— Брат Руслан, ты не помнишь, какая была бутылка — из-под "Викинга" или из-под "Жигулёвского"?
Но брат Руслан не помнил — так что Владыка велел Всеволоду тащить обе бутылки.
В это время Элизабет с Тейлой привели Елену.
— Садись, сестрёнка! Бери вот — колбасу, шоколад... — Ксения осеклась: последнюю — восьмую — плитку шоколада доедал Родни. — То есть хлеб...
О'Нилл начал с места в карьер:
— Что вы намерены делать с этим репликатором?
Вулси вставил:
— Пусть делают, что хотят — а чтоб здесь его не было!
— Я предложу ему уехать с нами в Россию.
— Вы не боитесь?
— А чего бояться-то?! — воскликнула Ксения. — Ты, сестра Елена, хотела себе в оркестр компьютерщика — вот и бери! Думаю, в технике он разбирается.
— И то верно! — ответила Елена. — Пожалуй, это я ему и предложу.
Родни поперхнулся кофе:
— И стоило ради этого... в смысле — с такой работой справится любой студент!
— Может, и возьму студента, когда Ниам у нас приживётся и сможет работу по себе найти. А пока что пусть под моим крылом побудет.
— Правильно, сестрёнка, — согласился Александр. — Народ у тебя в оркестре добрый, не обидят.
— Он сам кого хочешь обидит, — весьма мрачно заметил Ронон. Идея с прирученным репликатором сатедианцу нравилась еще меньше, нежели интерес некоторых безбашенных слайдеров к рейфам.
— Без кода агрессии? — усомнилась Елена. — Он теперь хоть за себя-то постоять сможет ли?
Неизвестно, к чему привёл бы этот разговор — но вовремя вернулся брат Всеволод... с двумя бутылками.

— Братец, ты бы их хоть тряпочкой протёр! — упрекнула его Ксения.
— Я вам что — ещё тряпочку должен был искать? — огрызнулся Всеволод. — Да у Владыки там в сарае Моргот ногу сломит!

***
Аналог МНТ оказался в бутылке из-под "Жигулёвского". Родни тряпочкой протирать не стал — сразу потащил в лабораторию. Оказалось — действительно МНТ. Даже попробовали его вставить — но по форме бутылка в конструкцию не вписалась.
Но это уже было дело техники — Александр заверил, что нужной формы теперь сделает, измерил всё досконально со всех сторон.
Родни изъявил желание присутствовать при изготовлении, но Александр — видимо, наслышанный о "подвигах" Родни — ответил:
— Вот уж нет! Ты свои планетные системы взрывай — а мой сарай не тронь! Это святое…
Но общими усилиями его уломали — и он согласился, при условии, что вместе с Родни " разумного мужика пришлют — и пусть его пасёт". Элизабет пообещала прислать Радека. Родни тот час покрылся пунцовыми пятнами и хотел что-то сказать, но не нашел подходящих эпитетов. Эти дунаданы хотят, чтобы за ним приглядывал Зеленка! Точнее, Элизабет выбрала Зеленку. Хотя кого еще ей было выбрать? После него – МакКея - разве что Зеленка может разобраться в том, что начудили русские в своём чудо-сарае.
Родни бутылочку хотел зачем-то прикарманить ... но Ксения заявила, что она им самим пригодится.
— Зачем, сестрёнка? — удивился Александр
— Как это — зачем? А Ниама ты чем кормить собираешься — котлетами?
— Нешто ему с бутылкой ходить! Я ему что поудобнее сделаю!
— Вот когда сделаешь — тогда и будет. А пока пусть от бутылки вашей питается.
Елена сразу же и отнесла ему бутылку — так сказать, для усиленного питания. Галина Афанасьевна сидела рядом с ним, шепча заговор...

***
Нуменорцы не сразу покинули Атлантис.
Александр и Руслан вместе с Родни чинили то, что репликаторы не успели исправить после Николкиных игр в салочки — а Елена имела разговор с очнувшимся Ниамом. Он уже вполне оправился — по крайней мере физически — и, к радости Хранительницы, склонен был винить в случившемся скорее Оберота, чем людей.
— Сейчас нам надо подумать о твоём будущем, Ниам. Назад в Асурас тебе нельзя, здесь тебя тоже видеть не желают. Ты можешь уехать с нами на Землю, в наш мир — и жить среди людей. Не говорю, что будет легко — люди бывают разные, некоторые из них жестоки и высокомерны, совсем как эти ваши Древние. Кто-то может ненавидеть тебя из-за того, что ты другой, или даже попытаться использовать для преступлений — поэтому твою физическую природу будет необходимо скрывать... тебе придётся каждые 10-15 лет переезжать в другой город, чтобы никто не замечал, что ты не стареешь, раз за разом переживать смерть тех, кого ты полюбишь... но одно я тебе обещаю: пока мы с братьями живы — мы тебя не бросим! Так как, согласен?
Он лишь ответил:
— У меня нет выбора.
— Держись, Ниамушка! Всё в жизни бывает — особенно у людей. Вместе и через это перекатимся. Ты живой, это главное — а со всем остальным мы справимся. Конечно, тех — из Асураса — мы тебе не заменим, но... братья у меня добрые, как родного примут, — говорила Хранительница, обнимая и гладя асуранина. Он её не отталкивал... вообще никак не реагировал (может быть, он просто не знал, как на такое реагировать — поскольку за 10 000 лет никто с ним так не обращался).
Оставшаяся часть дня прошла без происшествий, не считая того, что Ронон чуть не пристрелил Ниама, застав его за сканированием мозга Ксении — но та вовремя объяснила, что это он учит русский язык.

Ещё до исхода этого дня дунаданы покинули Атлантис — а с ними отправился на Землю и Ниам.


 
ElennaДата: Среда, 26.11.2014, 10:04 | Сообщение # 5
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 5
Нуменорские леталки и впрямь были хороши: совсем немного времени прошло после отбытия из Атлантиса — а сестра Елена уже пила чай в роскошной гостиной брата Виктора. Гостеприимный хозяин, чей облик ассоциировался скорее с купечеством былых времён, чем с современной "акулой бизнеса", казалось, совсем не был раздражён тем, что его подняли с постели в столь ранний час.
— Ну, как тут Марьюшка без меня?
— Резвилась — как всегда.
— А тётя Роза — как всегда — пила валерьянку?
— В конце концов, я же ей за это плачу... и можно подумать — её собственная внучка лучше!
— Вряд ли её собственная внучка в полнолуние превращается в волчонка... вчера-то как — вовремя перекинулась?
— В пределах нормы. Даже не успел ей Монику дать.
— Какую Монику?
— А вот какую! — брат Виктор с гордостью продемонстрировал гостье весьма внушительную куклу со зловеще-бордовыми губами и хищно отманикюренными ногтями.
— Братец! С каких это пор ты стал затовариваться в секс-шопе?!
— Зачем в секс-шопе? В "Доме игрушки". Модная новинка — сейчас вся Европа и Америка такими играют.
— Положим, в Америке не только такими Мониками умеют играть... и сколько ж это непотребство стоит?
— Совсем недорого — всего 25 тысяч.
— 25 тысяч за куклу — рехнуться можно!
— Так у неё же ещё дистанционное управление, — Виктор выглядел провинившимся школьником. — Разговаривает, поёт, танцует...
— Силы Небесные... братец, ну зачем двухлетнему ребёнку игрушка с дистанционным управлением? Надоест дня через два, если раньше не сломает — только зря деньги выложил!
— Пока моя фирма не разорилась — почему бы мне не побаловать твоего ребёнка?
— Тебе своего баловать пора!
— Да что ты, сестрёнка... кто ж за меня пойдёт!
— Ну-ну, не скромничай... Ты у нас завидный жених! Или всё боишься, что девка не за тебя пойдёт, а за деньги?
Брат Виктор поспешил перевести разговор на другое:
— Я вот что подумал... насчёт Ниама. Я, конечно, ничего не хочу сказать плохого про ваш с Мануйло дом, но...
— ... но после того, к чему он привык в Асурасе, наша избушка в лесу может его шокировать?
— Да-да, я именно это хотел сказать! Может, лучше ему первое время пожить у меня?
— По правде сказать, я и сама собиралась тебя об этом попросить — нельзя сразу обрушивать на него слишком много. И ещё — относительно специалиста-техника для моего оркестра...
Виктор схватился за голову:
— Ой, прости, пожалуйста! Вчера, понимаешь ли, совсем закрутился — забыл позвонить...
— И не надо. Пока что мы обойдёмся, а через месяц-другой, когда Ниам пообвыкнется, возьмём его.
— Сестрёнка, ты уверена?
— А почему нет? Думаю, в компьютерах и электронике он точно разбирается.
— Так-то оно так, но, по-моему — лучше бы ему индивидуально... ну там — объявление в газете, с выходом на заказы...
— Думаю, в коллективе ему будет лучше — он так привык.
— Тут дело не в том, к чему он привык... понимаешь, частник приходит и уходит, с ним общаются только на тему заказа — всё остальное не существует, а тут — постоянное общение, гастроли, эти ваши оркестровые вечеринки... не могут же в оркестре не заметить, что он не ест, не пьёт, не спит, что он вообще какой-то не такой!
— Что-нибудь придумаем... например, можно сказать, что у него редкое врождённое заболевание, и поэтому он питается только через инъекции...
— Верно! И что из-за этого заболевания он много лет провёл в изоляции, и только теперь — после операции...
–... которую оплатил ты...
–... он может жить нормальной жизнью.
— Да, это объяснит некоторые странности... значит, так мы и сделаем — возьмём его в оркестр.
— А он-то согласен?
— Да, я уже говорила с ним, Ниам не против, — Елена встала из-за стола. — Пойду-ка я погляжу, как они оба там.

***
Когда Елена вошла в комнату, Ниам сосредоточенно изучал книгу в кожаном переплёте с золотым тиснением.
— Это не русский язык... но похож.
— Церковно-славянский, — уточнила Хранительница. — Древний язык. У нас принято говорить на нём, когда мы обращаемся к Богу... к Творцу Вселенной.
— У Вселенной есть Творец?
— А как же? Конечно, есть! Иначе откуда бы она взялась...
— Мы всегда полагали, что она возникла в силу естественных причин.
— Естественные законы Бытия тоже кто-то должен был установить.
— И Он слышит вас, когда вы обращаетесь к Нему?
— Ему ведомо всё, что происходит во Вселенной... значит, и нас Он слышит, когда мы с Ним говорим. Мы называем это молитвой.
— Почему для этого нужен древний язык?
— На этом языке молились задолго до нас... таким образом мы чувствуем единение с теми, кто уже покинул мир живых.
— У вас тоже есть единая сеть!
Елена улыбнулась:
— Можно сказать и так... мы зовём это — святая Церковь.
Ниам снова задержал взгляд на странице книги:
— Молитва к Божьей Матери... если Он изначален, почему у Него есть мать?
— Дело в том, что однажды Бог жил на Земле как человек...
— Как это возможно?
— Для Него возможно всё... когда-то — в начале времён — наши прародители поставили свою волю выше Его воли. Естественная структура мироздания была нарушена, человек оказался беззащитен перед силами зла — и на наш род легла печать, изуродовавшая нашу природу и поработившая волю.
— Как наш код агрессии?
— Что-то вроде того... и точно так же — люди не могли исправить это самостоятельно, даже лучшие из них неминуемо действовали по той "программе", которую вкладывал в них Враг Бога и рода человеческого... нейтрализовать это мог только абсолютно чистый, совершенный человек — но такого уже не могло быть среди людей. И тогда Творец Сам стал таким человеком... он родился от земной женщины, как человек, и жил на Земле 33 года — а потом погиб очень страшной смертью... только этим человечество могло было быть спасено — только так ту "программу" можно было удалить.
Ниам опустил глаза:
— Почему наши создатели не относились к нам так?
Елена вздохнула:
— Они были всего лишь люди... гордые, несчастные люди...
— На них тоже действовала та программа?
— Да, вероятно... и, боюсь, они толком и не пытались с ней бороться.
Ниам перевёл взгляд на волчонка, уютно свернувшегося на диване:
— Для чего вы держите это животное в доме?
— Это моя дочь. Её зовут Мария... Марьюшка.
— Почему твоя дочь принадлежит к другому биологическому виду?
— Это не другой вид... это называется — "оборотень". Обычно она человек, но по ночам в полнолуние принимает облик волка.
— Все люди так могут?
— Нет, это очень редкая аномалия — настолько редкая, что многие не верят. Пойдём-ка отсюда: скоро у неё трансформация начнётся, при этом лучше не присутствовать.

***
Две недели спустя брат Александр в Рыбинске принимал у себя гостей из Атлантиса. Элизабет сдержала обещание: Родни МакКей прибыл в сопровождении доктора Зеленки. Чех нуменорцу понравился — и он рискнул привести обоих в заветный сарай — и чуть не пожалел об этом, когда многоуважаемый доктор МакКей споткнулся о деревянный ящик и приземлился в "заросли" паутины... нет, он не пострадал — но хозяину сарая пришлось выслушивать его гневные речи:
— Как можно делать открытия в такой обстановке! Это же не лаборатория, а свалка какая-то! У меня тоже когда-то был сарай, но я же…
— Если что не устраивает, — оборвал его Александр. — Вон там в углу швабра и ведро, можешь приступать.
Претензий по поводу обстановки у Родни больше не было. Радек наблюдал сию сцену с исключительным спокойствием — видимо, он своего коллегу знал слишком хорошо.
Александр сдёрнул мешковину с весьма внушительного агрегата, с удовольствием наблюдая, как меняется выражение лица астрофизика (МакКей явно не ожидал увидеть нечто подобное в этом сарае):
— Ну, мужики, смотрите внимательно! Второй раз показывать не стану. Значится, так: сперва заряжаем сию бандуру и крутим вот эту колдобину, покуда по экрану не полезут такие вот загогулины...

***
Сказать, что доктор МакКей был счастлив — значит, ничего не сказать:
— Мы получили технологию! Всё-таки нам эту удалось!
— Не думаю, что это можно считать нашей с Вами заслугой, — заметил Зеленка.
— Вашей, пожалуй, нельзя, но моей — определённо! Я всё-таки уговорил Алекса.
Радек имел на этот счёт несколько иные сведения, но предпочёл промолчать.
— И кто бы мог подумать, что с этим аналогом МНТ всё так просто! Как это там... что-то я забыл начало... напомните, Зеленка!
После примерно трёхминутного напряжения памяти доктор Зеленка сказал:
— Кажется, там упоминалась какая-то колдобина.

***
В кабинете доктора Вейр Родни с видом коллекционера, заполучившего, по меньшей мере, Венеру Милосскую, демонстрировал привезённый из России МНТ.
— Теперь нам хватит энергии на всё: и на щиты, и на...
— И на Ваши эксперименты, — осадила его Элизабет. — Вы, кажется, собирались выяснить у нуменорцев технологию изготовления МНТ?
— Да, технология... представляете, эти телепаты хотели нас провести! Они стёрли нам память. Но ничего страшного — доктор Зеленка заснял всё на видеокамеру — а Алекс даже не заметил этого!
В кабинет заглянула Тейла:
— Извините, пожалуйста, доктор Вейр... Доктор Зеленка просил вас срочно зайти к нему в лабораторию.
— Зеленка просил меня зайти? — удивилась Вейр. — А почему он не связался со мной сам?
— Не знаю... но он выглядел подавленным.

***
Увидев Радека, Элизабет поняла, что Тейла не преувеличивала, а преуменьшала, говоря о его подавленности.
— Что случилось, доктор Зеленка?
— Доктор Вейр... Вы не могли бы сказать об этом доктору МакКею? Если я скажу ему сам, я не знаю, что он со мной сделает.
— О чём сказать? Я что-то ничего не понимаю.
— Я тоже не понимаю... тот русский изобретатель продемонстрировал нам технологию изготовления аналога МНТ...
— Да, доктор МакКей мне рассказал — у вас стёрли её из памяти, но Вам ведь удалось всё заснять, не так ли?
— В этом-то всё и дело... вот, полюбуйтесь!
Радек открыл файл. На мониторе появилось изображение концертного зала. Знакомая атлантийцам молодая женщина в платье из чёрного бархата дирижировала оркестром, состоящим не из привычных скрипок и виолончелей, а из экзотических инструментов с круглыми и треугольными корпусами. Представительный мужчина во фраке пел приятным баритоном:
Я помню вальса звук прелестный
Весенней ночью в поздний час…
— Откуда эта запись? — удивилась Элизабет.
— Она была в моей камере — вместо того, что я снимал в Рыбинске. Понятия не имею, когда они успели это сделать...
— Ну что ж, значит, нам придётся с ними ладить.
— Безусловно, придётся, если мы хотим получить ещё аналог МНТ.
— Боюсь, что это будет нелегко — они так непредсказуемы.
— Может, у них были свои причины скрывать от нас технологию?
— Но нам их не понять... Радек, не могли бы Вы включить ещё раз эту песню?
— Если хотите, могу включить с самого начала — тут концерт на полтора часа.


 
ElennaДата: Четверг, 27.11.2014, 10:13 | Сообщение # 6
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 6

Разбираться в новом для него мире Ниам начал даже быстрей, чем рассчитывала Елена. В немалой степени этому способствовало то, что нуменорцы, составлявшие теперь его окружение, великодушно позволяли ему сканировать их — и, в конце концов, он научился делать это так, что людям не было больно. Вот только Марьюшку ему сканировать не разрешали: как-то это подействует на формирующийся детский мозг? Но соблазн был велик — особенно когда это резвое существо забиралось к нему на руки...

Столь же сильным было искушение "загрузить" наниты в людей, окружавших его — слишком уж слабыми и хрупкими выглядели эти существа: царапины на них заживали несколько дней, любой случайный микроорганизм мог вывести их из строя на неделю (о том, что через каких-нибудь 30-40 лет — по меркам асуранина, совсем скоро — их не станет, Ниам предпочитал не думать)... но он уже знал, что люди таких усовершенствований не любят.
Смущала поначалу и их манера бурно выражать эмоции, но со временем Ниам привык... в конце концов, различия между людьми и его соплеменниками оказались не столь разительными, как можно было ожидать. Вечерние трапезы в доме брата Виктора, куда собирались все дунаданы, жившие в Москве или находящиеся там по делам, чем-то напоминали ежедневный обмен информацией в Асурасе — а ещё больше походили на это богослужения в храме, когда земляне соединялись не только друг с другом, но и с Творцом Вселенной (во всяком случае, они так утверждали)...

В конце концов, Елена решила, что инопланетянину пора выходить "в большой мир".

***
Рано утром брат Виктор по дороге в офис подвозил Елену и Ниама в оркестр.
— Ты наших ребят не бойся, им только нельзя говорить, кто ты на самом деле, из Братства там только я и брат Олег... а так — все нормальные. Главное...
Но что "главное", Ниам узнать не успел: Виктор резко свернул в сторону, машину занесло...
Прежде, чем оба успели осознать, что случилось, Виктор уже втащил на сидение виновницу происшествия — упирающуюся девочку-подростка.
— Отпустите!
— И зачем я должен тебя отпустить? Чтобы ты кинулась под следующую машину?
Но девчонка уже рыдала, выкрикивая сквозь слёзы:
— Я проститутка... проститутка!
Елена принялась вытирать ей слёзы:
— Раз ты плачешь об этом — значит, ты определённо не проститутка... выкладывай, что случилось?
Немного успокоившись, девочка рассказала всё. История оказалось до ужаса простой — и столь же отвратительной.
После смерти отца Кристины (так звали девочку) её мать начала пить и покатилась по наклонной плоскости, затем вышла замуж за такого же, как она, алкоголика. Пока мать была жива, ещё можно было терпеть, но после смерти матери отчим превратил жизнь девочки в ад — а этой ночью, в довершение всего, с побоями и угрозами заставил "обслуживать" своих пьяных дружков.
Дунаданы ошарашено и возмущенно переглянулись.
— Что будем делать? — спросил брат Виктор.
— Домой не пойду! — шмыгнув носом, категорично заявила Кристина.
— А мы тебя домой и не пустим, — заверила Елена. — Сейчас поедем к врачу, потом — в милицию, потом...
— Можно отвезти пока к Галине Афанасьевне, — предложил Виктор.
— Да, кажется, у неё нет занятий с утра...
— А она кто? — поинтересовалась девочка.
— Музыковедьма, — улыбнулась Елена. — Она тебе понравится.
— Вот что, сестрёнка, — вмешался Виктор. — Давай-ка я сам всё сделаю. У меня в офисе уже привыкли, что я всегда задерживаюсь, а тебя оркестр ждать не может, да и Ниаму ни к чему начинать работу с опоздания.
— Пожалуй, ты прав... езжайте. Тут уже недалеко — дойдём.

Как только машина бизнесмена скрылась за поворотом, Ниам, до сих пор молча наблюдавший за этой сценой, поинтересовался:
— Что произошло с этим ребёнком?
Елена на миг замешкалась — как объяснить репликатору, что такое изнасилование? — а затем сказала:
— У неё отняли самое ценное, что даётся каждой женщине от рождения — и на что имеет право только её будущий муж, которого она сама изберёт... Но теперь извергу, который это сделал, придётся ответить за всё. А о девочке мы позаботимся. Кто-нибудь из наших её удочерит...
— Что значит — удочерит?
— Удочерить... или усыновить — это значит сделать своим сыном или дочерью... если настоящие родители умерли, или не заботятся о ребёнке — его берёт в свою семью кто-то другой... и этих людей он будет звать отцом и матерью.
— Значит, и ты меня усыновила?
Да, в логичности выводов ему не откажешь...
Елена положила руку на плечо асуранина:
— Конечно... сынок!
Да и можно ли было тут ответить иначе этому существу, которое никогда не любили его создатели?
Но теперь тянуть больше нельзя — придётся сегодня же всё рассказать мужу.

***
— ... настройка микрофонов, видеосъёмка и запись концертов, обработка записи — это всё тоже будет на Вас. Всё понятно?
— Да.
— Вот и отлично. Можете приступать.
Оркестровая администраторша направилась в свой кабинет, оставив Ниама наедине с молоденькой библиотекаршей — и вверенной ему техникой. Составить мнение о библиотекарше он пока не успел (не научился ещё "диагностировать" людей без сканирования мозга) — а вот техника оказалось весьма примитивной. Впрочем, Ниам уже понял, что на этой планете мало стоящей техники — вот разве только нуменорская... Хотя, если над этим компьютером, например, немного поработать — может получиться что-то более или менее приличное... не как в Асурасе, конечно, но работать будет можно.

***
Когда Ниам уже заканчивал собирать заново системный блок, в проёме открывшейся библиотечной двери показалась рыжая голова баяниста Гены — не то, чтобы ему что-то было там нужно, а так — вздумалось поглядеть в перерыве на нового коллегу.
— Эй, ты что это с нашим компом делаешь?
— Он слишком медленно работал. Я его немного усовершенствовал.
— Ну, давай, давай... не забудь Сонечку усовершенствовать — а то она и так-то в компе ни в зуб ногой, а уж теперь...
Закончить фразу Гена не успел. Но смог понять одно: Ниам то ли не оценил его шутки, то ли воспринял буквально: направился к библиотекарше, самозабвенно изучавшей в углу глянцевый журнал — и, прежде чем кто-либо успел что-то предпринять... погрузил палец ей в лоб. Вынув палец через несколько секунд, он повернулся к баянисту — и абсолютно серьёзно сказал:
— Это невозможно усовершенствовать: слишком примитивный разум.
— Ой, а что это было? — похлопав ресницами, прощебетала Сонечка нежным голоском.
Но Гена этого не услышал: он уже мчался на всех парах в направлении репетиционного зала.
В коридоре он едва не сбил с ног концертмейстера домровой группы.
— Куда торопишься? До начала ещё пять минут.
— Слушай, Олег... похоже, мне пора завязывать!
С чем пора завязывать Гене, хорошо знал весь оркестр.
— Давно пора! Надоело уже совать тебя под кран на каждых гастролях!
— Да уж... такое мерещиться начало!
— Что, зелёные чёртики?
— Нет, хуже! Представляешь, сейчас видел, как наш новый техник Соньке руку в голову засунул!
— Да, Гена, это уже серьёзно...
Олег — единственный, кроме Елены, нуменорец в оркестре — нахмурился: пожалуй, придётся поговорить с Ниамом... этак недолго и «засветиться»! Проблем потом не оберешься…

А пить Гена действительно бросил. И не пил целых три недели!

***
Весь день — до самой телепортации из Москвы в "медвежий угол" на Пинеге — Елена размышляла, как лучше начать разговор с мужем... но так и не придумала ничего стоящего — а потому предпочла действовать «с места в карьер», прямо с порога сообщив:
— Мануйло, у нас с тобой теперь есть приёмный сын!
За четыре года брака с этой женщиной оборотень привык не удивляться ничему. И теперь, не прекращая чистить ружьё, поинтересовался спокойно:
— Сколько лет парню?
— Десять тысяч... может, на век-другой больше, я точно не знаю.
— Эльф, что ли?
— Нет, не совсем эльф... точнее, совсем не эльф. Помнишь, мы с братьями в прошлом месяце ездили в другую галактику? Так вот...
— Хлебнул горя лаптем этот твой Ниам, как я погляжу, – заключил Мануйло, выслушав рассказ супруги. – Ладно, привози его сюда, там поглядим.
— Да он уже здесь... во дворе ждёт.
— А что ж во дворе-то, как неродной?
Через минуту Ниам уже стоял посреди избы под пристальным взглядом новообретённого «отца».
— Так вот, стало быть, ты какой... инопланетянин! Ты хоть топор-то держать умеешь?
— Я буду уметь всё, чему вы меня научите, — невозмутимо ответил асуранин.
— Ты мне тут ещё выкать будешь!
Елена облегчённо вздохнула: мужу определённо нравился новый член семьи.
Да и Мануйло производил весьма приятное впечатление на Ниама: оборотень не был склонен к выражению эмоций — и тем походил на его соплеменников-репликаторов.

***
Нельзя сказать, что адаптация репликатора к земным условиям проходила совсем уж без проблем. Он даже успел «заработать» привод в милицию за рукоприкладство в общественном месте — когда в метро приподнял за горло пьяного хулигана и сказал: «Вас никто целенаправленно не программировал на агрессию — почему Вы так себя ведёте?» Ниаму повезло отделаться штрафом — и именно в тот день он узнал, что означает словосочетание «гнилой интеллигент».

И всё-таки жизнь асуранина на планете Земля потекла ровно. Он уже привык к тому, что у него есть документы, где он значился как Ниам Александрович Асуров, куда были вписаны его несуществующие родители (признать его официально сыном Елены и Мануйло всё-таки было невозможно).
Вопреки опасениям приёмного отца, он довольно быстро выучился держать и топор, и пилу, и многое другое. Мануйло был доволен: всё-таки не каждому удаётся на 5-м году брака получить взрослого сына – помощника в хозяйстве!

Прижился Ниам и в оркестре. Скоро он уже знал, что администратор Ася Николаевна не умеет обращаться с принтером-сканером-копиром, но делает вид, что умеет — и потому наедине с сим агрегатом её оставлять нельзя; что баритон Матвей Васильевич всегда приходит на полчаса раньше, чем надо, и за это время успевает вывести из строя кофеварку — поэтому лучше приготовить ему кофе самому, улучив момент, пока этот «герой-любовник» предаётся воспоминаниям о бурных романах своей молодости; что библиотекаршу Сонечку лучше вообще не подпускать к технике... ни к какой. Но отчасти благодаря этому изящному малоинтеллектуальному созданию Ниам стал незаменимым человеком в оркестре. Когда она в очередной раз что-нибудь теряла, Ниам попросту отводил её за угол, погружал палец ей в мозги и, основательно там порывшись, говорил: «Ключи от гримёрной № 27 лежат на подоконнике в дамской комнате, пойди и возьми их там».

Впрочем, Ниаму удалось поладить не только с техникой... Ему не хватало асуранских друзей, однако и нуменорцы, и оркестранты оказались по сути почти такими же коллективистами, как они. Для полного счастья здесь не доставало только подпространственной связи... с другой стороны — можно было не опасаться, что каждую минуту тебя могут перепрограммировать.

Нравились ему и звуковые структуры, с которыми работали эти люди. В структурах этих было всё — сложнейшие математические построения и развёртывание Вселенной из точки Большого взрыва, движение электронов и вращение галактик... они являли собой сущий пир интеллекта. Люди ещё и считывали из них какую-то эмоциональную информацию — Ниам этого не умел, но у людей, похоже, всё происходило автоматически: он иногда видел на концертах, как некоторые из слушателей утирали слёзы... но если они и страдали — им такое страдание явно нравилось.

Так прошёл год.
И однажды...


 
ElennaДата: Четверг, 27.11.2014, 22:38 | Сообщение # 7
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 7
— Соня, пойди в зал, проверь, у всех ли есть «Сказ о Байкале».
— Я уже проверила.
— Ещё раз проверь!
— Когда ты, наконец, перестанешь спорить с дирижёром! - поддержал Елену Олег.
Библиотекарша удалилась с видом оскорблённого достоинства.

Ниам начинал кое о чём догадываться — и это кое-что ему не нравилось... эти настойчивые попытки Елены при поддержке Олега спровадить Соню свидетельствовали о желании поговорить без свидетелей... почему так срочно? И почему они избегают смотреть ему в глаза? Раньше такого не было...

Начало и впрямь не предвещало ничего хорошего:
— Ниам, нам надо поговорить...
— В чём дело? Ты недовольна моей работой?
— Нет, что ты, всё хорошо... не об этом. Звонил брат Фёдор из Рыбинска — ты же знаешь, брат Александр уехал в Монсальват, на встречу с союзниками, поэтому Радек приезжал за аналогом МНТ к Фёдору, так вот, Радек рассказал, что... в общем...
— Асураса больше нет, — без всякого выражения сообщил Олег то, что Елена сказать не решалась. — Атлантийцы взорвали его.

Древние не предполагали, что у этой расы будут эмоции — и не предусмотрели никаких защитных механизмов. Ниам не мог не закричать, ни выплеснуться в слезах... он просто стоял неподвижно, упершись руками в стол, возле которого его застала эта новость, и как издалека слышал слова Олега:
— После того, как Родни подкорректировал что-то в общих программных установках репликаторов на Ядре, Оберот взялся воевать с рейфами. Сначала просто воевал, а потом решил заморить голодом, истребляя основной источник питания – людские планеты по всей галактике... это я не в том смысле... я их не оправдываю... но ты должен знать.
— Ниамушка, ты... – Елена осеклась, обняв асуранина за плечи:
Они всегда так делают, когда не могут помочь... когда помочь уже нельзя.

Баянист Боря, уступавший в бесцеремонности разве что своему брату-близнецу Геннадию, с шумом влетел в библиотеку:
— Ну, прикол! Сейчас Наташка учит соло, а Юрка...
Елена резко обернулась к нему:
— Боря, я тебя умоляю — не сейчас!
— Эй, вы чего? — до Бориса медленно, но верно доходило, что он вклинился не вовремя. —Что, кто-то умер, да?
— Все родственники Ниама погибли при террористическом акте.
Елена была благодарна Олегу: она сама никогда бы не додумалась... и без лишних подробностей, и — в общем-то — соответствует действительности.
— А... это где был теракт? Я сегодня новости не смотрел.
— Не обо всех терактах сообщают по телевидению, — многозначительно заметил концертмейстер.

Вот в таком «адаптированном» варианте печальная весть и разнеслась по оркестру. Народники подходили со словами утешения — но Ниам не мог им отвечать: слишком уж всё было безнадёжно.

Оркестровый администратор Ася Николаевна пыталась держаться официально — но это ей плохо удавалось:
— Ниам, мне уже рассказали... мои соболезнования... наверное, тебе лучше пойти домой?
— Нет. Я способен работать.
— Ладно, если тебе так легче...

Перед тем, как начать репетицию, Елена попросила Асю и Соню:
— Девочки, вы тут его одного не оставляйте. Мало ли что...
«Девочки» пообещали ей присмотреть — и так же легко забыли об обещании. Асе пришлось отойти в свой кабинет к телефону, куда и зачем смоталась из библиотеки Сонечка — так и осталось тайной...

Но теперь Ниам мог спокойной заняться техникой. Кофеварка, пожалуй, лишняя, а вот компьютер, принтер, музыкальный центр, DVD-проигрыватель... всё это он давно знал, как свои пять пальцев — и теперь не составило труда собрать из них нечто вполне оригинальное, и запрограммировать — тоже. Так, теперь всё готово... мощности должно хватить...

***
— Елена Анатольевна!
Елена остановила оркестр, собираясь отчитать Соню — это ж надо, врываться в репетиционный зал во время звучания, перекрикивать оркестр! — но не стала: в глазах библиотекарши стояли слёзы. Елена поняла всё... впрочем, не только она.
— Олег Михайлович, становитесь к пульту.
Олег подчёркнуто спокойно поднялся на подиум:
— Ещё раз с третьей цифры — более сдержанно...

***
Ниам ошибся в расчетах: электромагнитный импульс, сгенерированный той немыслимой конструкцией, которую он собрал, оказался недостаточно мощным, чтобы убить репликатора — или хотя бы всерьёз вывести из строя... Когда Елена вошла в библиотеку, Ниам лежал на полу, судорожно вздрагивая и повторяя, как в бреду:
— Последний... последний...
В кои-то веки раз сонечкина недоинтеллектуальность принесла пользу: у неё, конечно же, не хватило ума вызвать «Скорую». Страшно представить, что могло произойти, попади он в больницу.
— Соня, я сама отвезу его, куда нужно. Скажи Олегу Михайловичу, что второй час он сегодня тоже будет вести.

***
Мануйло сидел на лавке рядом со своим приёмным сыном, обнимая его да плечи.
— Мне тогда пятнадцать лет было, — говорил оборотень. — У нас ведь вся семья перекидывалась. Отец с матерью потому и поженились — кто б её ещё такую-то за себя взял? Да и за отца бы никакая другая девка не пошла... Так вот, нас и так-то за нехристей держали, а тут — неурожай третий год... ну вот, надумали, что мы порчу наводим... Я тогда из всей семьи один и выжил — в лес убежать успел. С тех в деревне больше и не жил...

Асуранин выслушивал всё это с подавленно-отсутствующим видом.
— Ниам, — осторожно начала Елена. — Если хочешь, я могу поговорить с Владыкой... одно твоё слово — и больше они МНТ не получат.
— Не надо, …мама. Ты сама говорила, что вы одного рода с теми людьми. А у меня теперь нет рода, кроме вас.
— Хорошо, я не стану.
— Ты можешь деактивировать меня?
— Что?!
— Не бойся, я не умру. Через сутки ты снова меня активируешь. Я объясню тебе, что нужно сделать сейчас, и что — тогда. Это несложно.
— И то верно, — поддержал Мануйло. — Пусть поспит.

***
Елена напрасно боялась — ей благополучно удалось и деактивировать Ниама, и активировать его на другой день — как только вернулась с репетиции. Он казался более или менее спокойным — острота первой боли прошла, теперь — заново учиться жить... по крайней мере, теперь с ним можно было разговаривать о чём-то ещё.

— У нас все за тебя волнуются. Как узнали, что ты... в общем... сразу стали допытываться, в какой ты больнице. Пришлось сказать, что тебя беспокоить нельзя. Тогда они тебе записку передать решили. Держи вот...

Ниам всматривался в листок бумаги для принтера: несколько строчек — и пятьдесят подписей. Вот всё, что ему теперь осталось... но этого не отнимет никто!
Елена села с ним рядом.
— Надо жить, сынок... надо жить.
Он поднял голову, перестав рассматривать записку:
— Где отец?
— Во дворе, колет дрова.
— Ему не следует этого делать. У него опять будет болеть спина, — Ниам встал с лавки и решительно направился во двор.

***
Со временем стало ясно, что жить всё-таки можно — смотреть, как растёт названная сестра, помогать отцу, заботиться о матери (он уже не мог иначе воспринимать этих двоих), работать... Своё единение с людьми он теперь ощущал ещё острее — ведь больше было не с кем. Ниам знал, что после уничтожения Асураса они страдали вместе с ним — и оркестранты, и дунаданы (Владыка — хоть никто его об этом и не просил — сам стукнул кулаком по столу и заявил, что не подряжался обслуживать террористов и что никаких им больше МНТ).

И всё-таки с дунаданами он чувствовал себя свободнее. С ними он мог не задаваться вопросом, который то и дело возникал в отношении оркестрантов: а как бы они его принимали, если б знали, кто он на самом деле? Нуменорцы же знали его истинную природу — и она их не смущала.

То, что эти люди отличаются от прочих землян, Ниам понял уже давно — пожалуй, они возвышались над соплеменниками не меньше, чем Древние над прочими человеческими расами... нет, не возвышались! Это слово не подходило к ним — поскольку они себя более «высокими» не считали — хотя имели на это полное право.

А были на этой планете и ещё более «продвинутые» люди — которые, покинув мир живых, непосредственно приблизились к Творцу Вселенной... Ниам видел их изображения и в домах своих нынешних друзей, и в храме — но так и не понял толком, сопоставимо их нынешнее состояние с вознесением Древних или нет. Наверное, это всё-таки что-то иное: у вознёсшихся Древних действовал запрет на помощь людям — эти же помогали оставшимся на Земле... и их даже можно было об этом просить.

И всё чаще стучалась в разум мысль, которая начала его тревожить почти сразу после переселения на Землю, и которой прежде — пока живы были друзья, стремившиеся к вознесению — он боялся: а стоили ли их создатели того, чтобы идти по их стопам?

Вот так Ниам и жил — не подозревая, какой драме суждено разыграться в Атлантисе.

Драма разыгралась примерно через год после взрыва Асураса.

***
Ричард Вулси был близок к отчаянию: переговоры с бестелесными репликаторами, захватившими компьютеры Атлантиса, зашли в тупик, а доктор Вейр (или то, что выдавало себя за неё) не спешила ничего предлагать.

— Не знаю, как ещё с ними разговаривать! Они не идут ни на какие уступки, подавай им тела — и всё тут! Может, вы попробуете, доктор МакКей?
— Почему как что, так сразу доктор МакКей?! – капризно, в привычной манере заныл лучший ум двух галактик.
– Почему вы думаете, что у меня это получится лучше?
— Но вы же всё время с компьютерами, а они тоже в некотором роде компьютеры — наверное, вы с ними лучше договоритесь.
— Хотел бы я знать, кто вообще способен договорится с репликаторами!
— Может быть, их лидер?

Это предположение Шеппарда было воспринято как неудачная шутка.

— Ты говорите об Обероте? Уверяю тебя, если б он и был сейчас жив — он последний, кого я хотел бы здесь видеть! – проворчал ошарашено МакКей. Вот только Оберота еще в «Атлантисе» не доставало.
— Я говорю о Ниаме. Элизабет, они знают, что он жив?
— Нет, я скрывала от них — боялась, что если они узнают, то захотят тоже отправиться на Землю.
— Отлично! Тогда обрадуем их! – воспрял духом МакКей, в душе радуясь тому, что отыскался-таки крайний. И хотя Ниам тоже репликатор, но как говорится – из двух зол обычно выбирают меньшее.
— И они на радостях оставят в покое наши компьютеры? — скептически усмехнулся Ронон. В последнее время, после контакта с дунаданами сатедианец вообще скептически относился ко всему происходящему. На его бесхитростный взгляд вояки, шашни атлантийцев со «слайдерами» были еще цветочками. Дунаданы своей эксцентричностью в разы переплюнули «людей в черном», как за цвет формы за глаза прозвали «слайдеров» жители некоторых планет Пегаса, коим довелось лично пообщаться с загадочными пришельцами.
— Если так скажет их лидер — может быть, и оставят.
— Не думаю, что Ниам захочет нам помогать, — усомнилась Тейла. — Если вспомнить, как он отсюда уходил...
— Ещё как захочет, если его попросят ребята из Братства Дунаданов! — возразил Джон. — Кажись, им удалось его как-то приручить…
— Да, пожалуй, — согласился Зеленка. — Особенно если это сделает Елена, он ведь считает её своей матерью.
— Матерью…хм… – произнес Шеппард, не зная, как воспринимать данный факт. В его понимании репликаторы были всего лишь машины. Пусть чрезвычайно продвинутые, но – МАШИНЫ.
— После уничтожения Асураса они не очень-то были расположены с нами сотрудничать, — напомнила Тейла.
— Не очень?! — в отчаянии воскликнул Родни, поскольку шанс заполучить от Владыки Александра вожделенный аналог МНТ был готов накрыться медным тазиком. — Да они вообще разговаривать с нами не хотели!
— И всё же попробовать стоит, — подытожил Вулси, сознавая, что, возможно, это – единственный реальный шанс договориться с непрошеными гостьями. — Передатчик для связи с ними цел?
— Передатчик в порядке, — заверил Родни.
— Отлично! Доктор Зеленка, Тейла, разговаривать будете вы — у вас всегда лучше всех получалось с ними ладить.

Радек направился к передатчику.


 
ElennaДата: Пятница, 28.11.2014, 11:01 | Сообщение # 8
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 8

Около года назад, когда весть об уничтожении Асураса дошла до брата Александра, он под горячую руку чуть было не шарахнул топором по межпространственному передатчику, но Владычице удалось сохранить технику. И вот теперь передатчик ожил, заставив сестру Ксению оторваться от гамм.
— Тар-Телконтари, — официально начал Радек. не без труда припомнив нуменорское имя юной Владычицы. — Наши союзники из «Сферы» говорили, что вы никому не отказываете в помощи…
— В помощи — не отказываем, — ответила Владычица, подразумевая: "Если это именно помощь, а не пособничество в преступлении". — Вот только помощь наша не всегда и не всем нравится.

Радек вкратце изложил ситуацию.
— И в чём же дело? — спросила Ксения, выслушав атлантийца. — Или машина та репликаторная у вас не работает? Хотите, чтоб Владыка её починил?
— Нет-нет, машина в порядке, — заверил её Радек.
— А что же тогда? Если им нужны тела — почему бы им их не дать?
— Но они будут слишком опасны, даже при таких ограничениях!
— Опасны? И кто же это говорит — Ричард Вулси, что ли? — Ксения снисходительно рассмеялась. — Как же ваш вождь врагов встречает, коли просителей испугался?
— Видели бы вы, что эти просители здесь натворили! Они чуть не потопили город!
— Ну что ж, люди в отчаянии тоже иногда ломают всё, что под руку попадётся. А успокоить их вы не пробовали?
— Именно этого мы и хотим! — вступила в разговор Тейла. — Нам кажется, что Ниам мог бы...
— Ах, Ниам! — перебила Владычица. — Стало быть, и в космос — Ниама, и в клетку — Ниама, и чуть что — стрелять в Ниама, а как нервных репликаторов утихомиривать — так тоже Ниам! А что ж вы к нашим друзьям из «Сферы» не обратитесь?
— Наши друзья из «Сферы» ничего не знают о репликаторах, – ответила Тейла. – Кроме того, что слышали от нас.
«Могу себе представить, что вы им порассказали», - мысленно хмыкнула молодая Владычица
— Так значит, вы их в ваши дела не посвящаете, - вслух резюмировала она
— У нас изначальная договоренность не лезть в дела друг друга, - пояснил Радек. – Только на этом условии МНК при КЗВ дала своё согласие на сотрудничество. И «слайдеры» выполняют свою часть договора, а мы свою – предоставляем им возможность исследовать Пегас, приглашая участвовать в экспедициях вместе с нашими командами. …Хотя, учитывая слухи, которые ходят по Пегасу о «людях в черном», они неплохо справляются и сами…
— Мы понимаем, что у Ниама нет причин нам помогать, — вновь встряла Тейла. - Но вам удалось найти с ним общий язык, и если вы попросите...
— Попросим! — отрезала сестра Ксения. — И не подумайте, что ради вас!
— Пожалуйста, скорее! — вклинился Родни. — У нас тут полно буйных бестелесных репликаторов!
— А вы за них помолитесь, — посоветовала Владычица. — Иногда помогает…

***
Отложив разучивание гамм на потом, Тар-Телконтари немедленно отправилась в Москву и собрала всех, кто был там, да ещё брату Всеволоду из Новгорода велела немедленно садиться в леталку и отправляться в столицу. Ей хотелось, чтобы в первую очередь присутствовали те, кто был в Атлантисе в прошлый раз, но Владыка как раз перед тем отправился с визитом в Замок св. Грааля, брат Николай был на деле... но все прочие собрались у брата Виктора.
Владычица начала так:
— Братья мои, у меня две новости — хорошая и плохая. Начну с хорошей. Ниам, некоторые из твоих собратьев живы.
Ниам встрепенулся, если конечно это определение применимо к репликатору:
— Живы? Кто именно?
— Не знаю точно. Радек сказал только, что их восемь и одного из них зовут Корасен.
— Корасен... надеюсь, он не натворил никаких глупостей?
— Боюсь, что натворил.
— Это и есть плохая новость? — спросил Виктор.
— Да, — ответила Ксения и пересказала всё, что слышала от Радека.
— Значит, они хотят, чтобы я уговорил наших покинуть компьютеры Атлантиса? — уточнил Ниам, выслушав сказанное сестрой Ксенией.
— Да, именно этого они хотят. Но нам тоже незачем своё упускать! Давайте посмотрим, что у нас есть!
— Как я понял, асуране их там основательно прижали к стенке! — заметил Всеволод
— Это хорошо, — согласилась Ксения.
— И от аналогов МНТ они по-прежнему не откажутся, а кроме нас никто им их не предоставит в неограниченном количестве, — добавил Руслан.
— Это ещё лучше, — ответила Ксения. — Значит, мы можем диктовать условия. А что мы будем диктовать? Ниам, подумай, что мы потребуем?
— Я уже подумал. Незадолго до того, как... всё это случилось со мной, мы обследовали одну планету... я помню её адрес. Там есть нейтроний — не меньше, чем на Асурасе. Если им сделают тела, мы могли бы уйти через Врата на эту планету и возродить нашу расу. Естественно без Оберота.
— Что ж, лучшего нельзя было и придумать, — согласилась Ксения. — Как бы только переговорить об этом с вашими — без посредничества атлантийцев?
Ниам обратился к программисту:
— Всеволод, ты сможешь восстановить мне подпространственную связь?
— Да запросто! — отозвался тот — Я ж всё тогда запомнил!
— А ты не боишься, Ниам?
— Чего мне бояться! Оберота больше нет, а тем, кто остался, я доверяю, как себе. Если б я знал, что они живы — давно попросил бы об этом.
«Операция» восстановления связи заняла некоторое время.
Ниам, молчал, прикрыв глаза, а потом сказал:
— Я их слышу.
После этого никто не решался ему мешать — все понимали, что им надо поговорить, так что не трогали его, пока он не открыл глаза.
— Ну, что? — спросила Елена.
— Они рады мне, — ответил Ниам. — Они тоже думали, что я умер.
— Как они?
— Очень страдают. Существовать в подпространстве мучительно.
— Ты изложил им план?
— Ещё нет. Я не решился излагать сразу.
— А они-то как вообще настроены?
— По-разному. Кое-кто не теряет надежды на вознесение, иные склоняются к мысли создать человеческие тела, но по большей части — они уже не знают, чего желать и чего ждать от будущего. Они сломлены.
— Можно, я тоже с ними поговорю? — вдруг предложила Елена.
— Говори, — согласился Ниам. — Я передам.
Елена заговорила не сразу — видимо, думала, как начать. Почти одновременно снова вышел на связь Атлантис:
— Вы можете что-то сказать? — спросил Радек. – Ниам согласен нам помочь?
— Мы сами наладили с ними связь, — ответила Ксения.
— То-то они притихли!
— Да, разговариваем с ними. Ниам уже поговорил, сейчас вот — сестра Елена...
— А можно услышать, что она им говорит?
— Да, пожалуйста! — Ксения приблизила к ней микрофон. Радек у себя там зачем-то включил громкую связь — так что речь сестры Елены, обращённую к последним репликаторам, почти с самого начала услышал весь Атлантис.

— Дорогие мои... здравствуйте! Вы не знаете меня, а я не знаю вас, но вы — друзья моего приёмного сына, а значит — и мои. Ну что вам сказать... конечно, мне очень стыдно перед вами за моих соплеменников, вы пришли к ним с верой в их живые человеческие сердца, которые трепещут от чужой боли, а они... Но не об этом я сейчас должна говорить с вами! Мой долг – предостеречь вас от ошибки. За человеческой природой не гонитесь. Поверьте, многие люди с радостью поменялись бы с вами судьбой: люди страдают от болезней, слабеют от старости, многие вынуждены жить без рук, без ног, без глаз — вам это всё не грозит, у вас погибшего можно воссоздать — мы теряем наших любимых безвозвратно... Ваша природа — это не проклятие, это дар — это ваша доля, ваша судьба — и не надо менять свою судьбу на чужую! А вознесение... мы не знаем, что оно дало Древним — скорее всего, ничего хорошего. Они наизобретали машин — и решили, что им больше нечего желать, они многое узнали о мире — и играли живыми существами, как игрушками, они научились читать мысли и исцелять наложением рук — а какой во всём этом прок, если это никому не поможет? Что они могли взять с собой, вознесясь — машины, которыми питалась их гордость, туда не возьмёшь... Они думали, что эволюционируют, что идут вперёд — а куда может идти тот, кто не видит ничего и никого, кроме себя? Они замкнулись на собственном совершенствовании — а в галактике было полно людей, которые нуждались в их помощи... и сейчас полно тех, кому вы можете чем-то помочь, что-то предложить — да хотя бы защиту от рейфов — и это будет вашим восхождением, вашей эволюцией! Вы проследуете в вечность в окружении благодарных вам людей, а не зависнете сгустками бессмысленной гордости в вечной пустоте, проклинаемые всеми, как ваши создатели! Вы хотели сравняться со своими создателями... при желании вы можете стать выше их! И если бывает месть, имеющая смысл — то только такая! Если бы Оберот в своё время это понял — судьба вашего народа могла бы быть счастливее... прошлого не изменить — но сейчас всё может сложиться иначе для вас! А те люди в Атлантисе... да вам впору их пожалеть! Они овладели машинами, которых даже не создавали, к которым даже источник питания сами сделать не могут — и захлебнулись собственной гордостью, совсем как Древние, они открыли свой разум Врагу рода человеческого, и он ведёт их от страха к страху — смотрите, они же боятся вас! Если человек боится того, кто умоляет его о помощи — это уже серьёзная болезнь... Будьте снисходительны — хотя бы потому, что они молоды в сравнении с вами и не пережили того, что выпало на вашу долю — а мы сумеем защитить вас от их страха!

Ксения отключила связь с Атлантисом — и так уже слишком много услышали.

Потом она спросила Ниама:
— И что они тебе ответили?
— Они задумались.
— У них программа-то не зависнет? — поинтересовался Всеволод
— Не думаю. Сейчас самое время познакомить их с планом.
— Ну, так знакомь!
Ниам снова закрыл глаза и через некоторое время сообщил:
— Все находят такое решение разумным.
— Значит, звоним в Атлантис! — подытожила сестра Ксения. Она вышла на связь и сказала, что хочет говорить с Вулси. Начальника позвали к аппарату. За спиной у него встал Джон.
— Мы обо всё договорились, княже. Асуране согласны покинуть Атлантис.
Мы знали, что у вас получится! — Вулси был несказанно рад столь скорому решению проблемы. Он, как и все, слышал выступление Елены, и нельзя сказать, что бы в восторге от того, что о них думают дунаданы. Впрочем, чтобы они ни думали, важен итог – бестелесные неведомо как уцелевшие осколки асуранской расы оставят Атлантис в покое.
— Они готовы покинуть Атлантис на определённых условиях.
— Назовите условия, – Вулси было не привыкать к подобному ходу переговоров.
— Вы уберёте из программы репликаторской машины все ограничения, сделаете им полноценные тела и через Врата отправите их на планету, которую укажет Ниам — он сам наберёт адрес.
— Это что — ультиматум?!
— Зачем ультиматум? Вы хотели, чтоб они ушли — они уйдут. Со своей стороны они обязуются не причинять зла ни вам, ни прочим людям в галактике. Мы ручаемся за них.
— И какие гарантии вы можете дать под ваше поручительство?
— Слово дунадана, — отвечала Тар-Телконтари. – Если вам этого мало — могу на святом Евангелии поклясться.
— Стало быть, гарантий у вас нет, — заключил Вулси.
— Сколько времени вам нужно, чтобы убедиться в их мирных намерениях — месяц, два? Всё это время любой из нас готов провести в Атлантисе в качестве заложника — и мы признаем за вами право убить нашего человека, если асуране на кого-нибудь нападут.
— Ясно, — усмехнулся Джон. — Месяц-другой они посидят тихо, а как только заложник покинет Атлантис — вновь пустятся во все тяжкие!
— Мы не террористы, и брать заложников, а тем более — убивать их не будем, — возразил Вулси. — Но вы не можете дать нам гарантий, а мы не можем принять такие условия.
— Ну что ж, мне жаль, что мы не смогли договориться, — ответила Ксения. — Ниам сейчас передаст им, что вы не согласны — а дальше вы уж как-нибудь сами. Конец связи.
— Постойте!!!
— Что-нибудь не так, княже? Что ещё сказать хотел — опять, что ли, МНТ нужен? — спросила Владычица, многозначительно улыбаясь.
— Мы согласны, — почти обречённо произнёс Вулси, подумав, что глупо терять последнюю надежду. Дунаданы выставили Атлантису условие. «Слайдеры» никогда не позволяли себе подобное. …
— Вот и прекрасно. Дайте им тела, мы выезжаем.
— Это всё?
— Нет, ещё личное сообщение для доктора МакКея. Если только он с программой что-нибудь напортачит, если только они почувствуют, что с их телами что-нибудь не так, я его в любой точке Вселенной найду, килограмм лимонов в глотку затолкаю и два литра апельсинового сока залью. Теперь всё, — Ксения отключила связь.


 
ElennaДата: Суббота, 29.11.2014, 09:26 | Сообщение # 9
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 9

— Ну, чья была идея связываться с этими русскими? - сдержанно проворчал Джон Шеппард, несколько ошеломленный процессом переговоров и выставленными им дунаданами условиями.
— Ваша, подполковник! – едко усмехнулся Вулси.
Джон смутился было — но ненадолго:
— Так откуда ж было знать?! «Слайдеры» ведь тоже – русские…
— По-вашему, мистер Вулси, идея принять такие условия — лучше? – осведомился МакКей, в свою очередь шокированный последними словами юной Владычицы, смахивающими на угрозу в адрес его гениальной личности.
— Пока надо соглашаться на всё и выполнять все условия, – рассудил Вулси. – Чтобы добраться сюда, им понадобится время, а мы успеем что-нибудь придумать.
— У меня была идея – уговорить их на создание человеческих тел, — сказала Элизабет. — Но после всего, что Елена им наговорила, вряд ли они согласятся.
— Она много чего наговорила — я такого даже от свидетелей Иеговы не слышал! Ну, так как — будут идеи?
— Есть ещё одна, — ответила Вейр. – Доктор МакКей, Вы при необходимости сможете перепрограммировать Врата в сжатые сроки?
— Конечно! Разве это проблема для такого гения, как я!
— Тогда нам надо сделать вот что…

***
Тем временем дунаданы тоже обсуждали ситуацию.
— Что-то он подозрительно быстро согласился, — заметил Руслан.
— Да, верно, — кивнул Виктор. — Сдаётся мне, у него какая-то карта в рукаве.
— Не сомневаюсь, что пока мы летим, они что-нибудь измыслят, — сказала Ксения. — Ну да нам мысли просвечивать не впервой! А что до карты в рукаве — так и мы таковой обзаведёмся! Позовём-ка мы на помощь слайдеров!
— Думаешь, согласятся? Мне казалось, они асуран недолюбливают.
— Они их просто не знают, – возразила Ксения. – А в свете того, что им могли наговорить в своё время в «Атлантисе»…
— И всё же стоит попробовать – нам-то они доверяют.
— Сначала надо решить, кто из нас поедет.
— Мы едем не на битву с врагами, а к людям, с которыми однажды сражались бок о бок, и которых ещё не поздно назвать друзьями, – сказала Владычица. – А потому, большое войско ни к чему. Сестра Елена, брат Руслан, брат Всеволод и я — думаю, четырех сопровождающих Ниаму будет достаточно. Ниам, ты не против?
— Не против.
— Во имя Света!
— А кто такие слайдеры? – поинтересовался у Ксении Ниам. Он уже несколько раз слышал произносимое дунаданами слово, относящееся к неким людям, которых его новая семья считала своими друзьями. Вот и сейчас их планировали позвать на помощь. Но насколько можно им доверять, коли они одновременно являются союзниками атлантийцев?
— Это наши давние друзья из альтернативного мира, – ответила Ксения. В нескольких словах она посвятила Ниама в историю контакта дунаданов с людьми, именующими себя «Слайдерами». То есть «скользящими», занимающимися открытием и исследованием альтернативных и параллельных миров.
— И вы считаете, им можно доверять? – спросил Ниам.
— Вполне, – заверила его Владычица.
— Даже если они знают о нас только по рассказам атлантийцам…
— Думаю, после знакомства с тобой и твоими братьями и сестрами слайдеры переменят отношение к вам, – заверила его Ксения.

Оставалось только заручиться поддержкой слайдеров. Ксения вышла на связь со «Сферой», надеясь переговорить с Кэт, но «безбашенного слайдера» на месте не оказалось.
«Ну да, слайдеры не сидят подолгу на месте», – припомнила Ксения. Возможно, Кэт сейчас где-нибудь в одной из альтернативных реальностей. Владычица была уверена, что где бы ни была «безбашенный слайдер», ей передадут весь о том, что её друзья – дунаданы нуждаются в поддержке.
Впрочем, она могла с тем же успехом говорить с любым из «Сферы». Если вопрос касался жизни и смерти разумных существ, «слайдеры» не станут отказывать в поддержке. Единственно, Ксения не знала, что им, собственно, успели наговорить о репликаторах, и какого мнения о них коллеги Кэт. Единственным козырем в данном случае было упоминание о докторе Вейр. Насколько ей было ведомо, Элизабет Вейр пользовалась среди слайдером уважением, учитывая тот факт, что под её начальством состоялось знакомство и контакт Атлантиса со «Сферой».
Раскрутить слайдеров на участие в спасательной операции оказалось несложно. Хотя пришлось потратить несколько драгоценных минут на то, чтобы вкратце посвятить коллег Кэт в происходящее в «Атлантисе»: захват репликаторами Оберота «Атлантиса», уничтожение Асураса и нежданный визит в «Атлантис» бестелесных сущностей репликаторов, предпринявших попытку вознестись. Пришлось так же вскользь упомянуть и о Ниаме. Рассказ о том, как дунаданам удалось приручить репликатора, вызвал у слайдеров неподдельный интерес.
— Ну, если Елена решила даже его усыновить, стало быть оно того стоило, – благожелательно заметил Артемий. – Что, друзья, у нас есть шанс лично познакомиться с расой электроников.
— Стало быть, вы согласны? – осведомилась Владычица.
— Если вам понадобится помощь, мы завсегда готовы. В чем должна заключаться наша помощь?
— У вас есть корабль или катер, способный выходить в открытый космос? – осведомилась Владычица.
— Зачем? Для прогулок между мирами нам не нужны корабли…, - сообщил коллега Артемия - Анатоль.
— Даже когда точка выхода находится вне планеты? – осведомилась Ксения.
— Перед тем как отправить команду, мы отправляем автозонд в точку предстоящего исследования, – пояснил Артемий. – Насколько я понимаю, наша помощь потребуется в космосе?
— Возможно, – уклончиво ответила Ксения. – Если ситуация сложится не совсем так, как мы планируем. От атлантийцев можно ожидать всего, уж слишком быстро их князь согласился на наши условия. Это подозрительно.
— А вы им условия выставили? – хмыкнул парень, которого Ксения знала под именем Жоржа Станиславовича или просто – Жорика. – Атлантийцы этого не любят.
— Ничего, переживут, - ответила Владычица. – Мы только опасаемся, что они могут замыслить какой-нибудь подвох в отношении тех, кого мы пытаемся спасти. А в прошлый раз они расправились с асуранином, именно выкинув его в космос.
— Что ж, тогда задействуем наш межпространственный бот, – сказал Анатоль. – Пора ему «тряхнуть стариной».
— А в нем много места? – поинтересовалась Владычица.
— Достаточно, – заверил её Анатоль. – От вас нам необходимы будут координаты точки выхода….
— Если понадобиться помощь, координаты будут, – пообещала Ксения.

***
Ниам и нуменорцы прибыли в Атлантис как нельзя более вовремя – там царил переполох в связи с бегством Кораcена из лаборатории. Морпехи по приказу Шеппарда чуть не расстреляли всех прочих асуран, а Элизабет рванулась, было, на поиски беглеца, но Ниам остановил её:
– Постойте! Я сам его разыщу.
Елена отправилась на поиски Корасена вместе с ним.
Отыскали они его довольно быстро – но ещё раньше его нашли двое солдат, и теперь разделывались с ним по методу, рекомендованному Шеппардом: «стрелять безостановочно – рано или поздно сдохнет». Человек от такого количества пуль скончался бы сразу, но репликатор ещё дёргался. Это дело пришлось пресечь, приложив об стенку обоих солдат. Ниам бросился к лежащему на полу Корасену, а Елена обратилась к подбежавшему Шеппарду:
— Джон Патрикович, да что ж это у вас делается-то?! Я такое только в фильмах про нацистов видела!
— Вы по-прежнему не можете понять, что они опасны! – сдержанно парировал Шеппард. Эта эксцентричная русская начинала его потихоньку доставать.
— Пока я вижу, что вы для них опасны!
— А с какой целью, по-вашему, он сбежал из лаборатории!
— Да какие цели! Испугался — вот и сбежал, у него тоже нервы не железные! Разве можно так с людьми обращаться!
Шеппард усмехнулся.
— Они не люди, они — машины, изначально созданные для войны!
— Хорошо, они машины... А вы тогда КТО?!
Джон хотел ещё что-то сказать — но раздумал: махнул рукой, дескать, что с ней разговаривать, и — прихватив очнувшихся морпехов — удалился.
Елена тоже склонилась над Корасеном:
— Он что же... умирает?
— Нет, — ответил Ниам. — Повреждений много, и наносили их слишком быстро, он не успевал восстанавливаться, но сейчас восстановится. Помоги ему.
Елена взяла его за руки и стала передавать энергию. Теперь, когда ему не мешали, он действительно восстанавливался быстро — как все репликаторы. Раны затянулись, он открыл глаза и задержал взгляд на лице Елены, когда она позвала его по имени:
— Корасен... не волнуйся. Я понимаю, что тебе здесь страшно, но скоро это всё закончится, вы будете на другой планете, далеко от этих жестоких людей — и всё будет хорошо...

***
Тем временем брат Всеволод и брат Руслан пытались общаться через стекло с остальными асуранами, ибо войти к ним в лабораторию им не позволили, а сестра Ксения беседовала с Вулси — и попутно просвечивала и его, и всех, кто крутился поблизости, в частности, Родни.
— Они нашли Корасена. В него стреляли, сейчас он восстанавливается, как только сможет ходить — придут, – сообщила она.
— И сколько ему нужно на это времени? – настороженно поинтересовался Ричард Вулси. Откровенно говоря, его больше устроил бы вариант, при котором Корасен был бы уничтожен как опасный индивид.
— Ровно столько же, сколько потребовалось бы тебе, будь ты репликатором.
Вулси выглядел недовольным:
— Угораздило же меня связаться с вами!
«Ну почему русские все настолько разные?! И хотя «слайдеры» порой тоже бывают не подарок, все же с ними намного проще. Во внутренние дела «Атлантиса» не лезут, продуктами, техникой и всем необходимым снабжают экспедицию регулярно по договору. А то, что некоторые «безбашенные» личности симпатизируют некоторым рейфам, так по сравнению с репликаторской вознёй дунадан это просто сущие мелочи».
— Я, княже, предупреждала, что наша помощь не всем нравится.
— Помощь?! Да вы вместе с этими репликаторами взяли нас в тиски!
— Что ж, иногда полезно взять человека в тиски, чтобы он сделал доброе дело — а вдруг ему понравится!
— Чем издеваться, лучше посоветуйте, что мне теперь докладывать?
— А я бы на твоём месте вообще про это дело не докладывала... пока! А через годик-полтора, когда будет, о чём — можно и доложить! Там и мысли придут дельные…
— На что вы намекаете?
— Да на то, что у вас под боком скоро возродится мощная цивилизация! Не будете дураками — получите надёжных и сильных союзников.
Тут подошёл Родни. Ксения не видела его, и он, пользуясь этим, сделал Вулси знак — «о'кей». Но тут Ксения оглянулась — и с милой улыбкой обратилась к нему:
— О, Мередит Родневич! У Вас такое лицо, словно вы сделали очередное великое открытие!
— Ну, в общем-то, у меня каждый день такое бывает! — с пафосом откликнулся МакКей, однако было заметно, что он нервничает.
— Я не сомневаюсь... что-то наши с Корасеном долго не идут — пойду, поищу их! — и она удалилась, видимо, узнав всё, что собралась узнать.

Нашла она их быстро — как раз когда Корасен пришёл в себя.
— А, вот вы где! Официально я вас ищу!
— Что значит официально? – не поняла Елена.
— А то, что мне надо связаться с нашими друзьями из «Сферы» и желательно без лишних свидетелей, – ответила Ксения, берясь за межпространственное связное устройство. – Я уже выходила с ними на связь, они согласились помочь и ждут моего сигнала.
— Что случилось? — заподозрив неладное, осведомилась Елена.
— Да то и случилось! Помнишь такое дело на Яндексе: какую ссылку ни нажми — попадёшь на речь министра здравоохранения?
— Ну, помню, а причём тут это?
— Притом, что наш дорогой гений, который Родни МакКей, провернул подобное с наборным устройством Врат! Какой адрес ни набирай — попадёшь на одни и те же Врата, висящие в открытом космосе!


 
ElennaДата: Суббота, 29.11.2014, 18:42 | Сообщение # 10
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
[b]Глава 10
[/b]

— Не может быть!– воскликнула Елена. – Они не способны...
— Ещё как способны! И Лизаветушка ихняя первой через Врата собралась идти — подвижницу из себя строит... ни дна б ей, ни покрышки! Они ей верят, а она...
— А как же подполковник Шеппард? – спросила с недоумением и некоторой растерянностью Елена. – Неужто он это допустит? Особенно тогда, когда Элизабет наконец-то нашлась…
— А что Шеппард? – пожала плечами Владычица, набирая на устройстве связующий код «Сферы»; брат Александр в своё время усовершенствовал прибор, так что для связи со «Сферой» не нужна была активация Врат. – Нынешняя Лиз для него – такой же репликатор. Она даже внешне ничем не напоминает доктора Вейр, чтобы ему было за что зацепиться. И вообще, он до конца так и не поверил, она ли это на самом деле? Так что ему все равно, куда и зачем она пойдет. Главное – она собирается увести за собой остальных репликаторов и тем самым кардинально решить проблему.

При нажатии клавиши «связь», с тонкой металлической «иглы» антенны, коей венчался прибор, беззвучно скользнула белая искра, раскрывшись в воздухе небольшим светящимся облаком Портала, внутри которого сформировалось нечто вроде круглого экрана.
«Слайдеры», как и обещались, были на связи.
— Приветствую! – обратилась к ним Ксения. Елена, Ниам и Корасен так же могли наблюдать в образовавшемся экране лицо молодого человека в черной, отделанной серебром форме, сидящего за каким-то пультом. Ниам сразу догадался, что это и есть один из ни раз упомянутых таинственных «слайдеров».
— И вам того же, Владычица! – откликнулся он. В тоне сказанного доброжелательность сочеталась с внешней официальностью, учитывая ранг, в котором прибывала собеседница. – судя по тому, что вы с нами связались, можно заключить, что без нашего вмешательства не обойдется…
— К сожалению – нет, – ответила Ксения. – Ловите координаты.
— Что собой представляет место, куда мы попадем? – осведомился «слайдер».
— Планета, на орбите которой установлены Звездные Врата. Через них атлантийцы планируют выкинуть в космос десятерых последних асуран, которых надо будет подобрать.
— Если надо – подберем, – заверил её собеседник на том конце межпространственной связи. Ксения обратила внимание, что он с интересом присматривается к чему-то за её спиной. Обернувшись, она увидела подошедших ближе Ниама и Корасена, который в свою очередь с неменьшим интересом наблюдали за происходящим.
— Когда нам отправляться? – осведомился собеседник.
— Чем раньше – тем лучше, – ответила Владычица. – Только не светитесь там. У вас ведь есть средства защиты…
— Не извольте беспокоиться, барышня, - улыбнулся собеседник. – На выходе поставим экран, нам не в первой.
— Ладно, тогда связь окончена, – Ксения отключила устройство, надеясь в душе, что приборы города не засекли факт открытия межпространственного портала, и что их не подслушали. Иначе МакКей изменит настройки и выкинет их где-нибудь еще. Упомянутая планета была не единственной, Врата которой находились на орбите.

***
— Ну что? – осведомился у коллеги Анатоль.
— Владычица вышла на связь. Передай Николаю, пусть готовит птичку к полету. Вылетаем согласно данных нам координат. …Да, не забудьте очистить грузовой отсек. Понадобится место для сверхценного груза…

***
— Ну вот, все в порядке, – нажатием кнопки стянув антенну внутрь прибора и спрятав сам прибор, сказала, обращаясь к Ниаму и Корасену Ксения. – Когда пройдёте через Врата, на той стороне вас подберут. Даже замёрзнуть не успеете! Ниам, предупреди остальных, только так, чтоб Элизабет не знала.
Корасен уже оправился настолько, что смог заговорить:
— И что с нами сделают в этом корабле?
— Отвезут в безопасное место, а потом...
— Потом нас уничтожат!
— Послушай, Корасен, слайдеры — наши друзья, у нас нет причин им не верить! Да ты и сам видел, с каким неподдельным интересом тот человек вас рассматривал.
— Как и атлантийцам, да?
Корасен попытался влезть в голову Ксении, но Ниам его удержал:
— Хотя бы мне ты веришь?
— Откуда я знаю, можно ли тебе верить — ты жил среди людей!
— Если бы нуменорцы и слайдеры желали нашей смерти, им проще было бы оставить нас в космосе, предоставив своей судьбе, – пытался втолковать ему Ниам.
Но никакие аргументы уже не действовали.
— Владычица, надо что-то делать, иначе он подобьёт остальных на что-нибудь такое, что мы потом не исправим! – обратилась к Ксении Елена.
— Да, — согласилась Ксения. — С их связью эффект заражения может быть сильнее, чем у людей... но как его унять?
— Я знаю, как! — сказала вдруг Елена, затем взяла Корасена за руку и подчёркнуто спокойно обратилась к нему. — Корасен, передай всем вашим, что я иду вместе с вами через Врата!
— Так же, как Элизабет? И что вы хотите этим доказать?
— А я ничего не доказываю, — спокойно ответила она, не обращая внимания на протесты Ксении и Ниама. — Преступления моего народа перед вашим слишком тяжелы, нужна искупительная жертва — для восстановления равновесия.
— Где вы хотите восстановить равновесие!
— Да хотя бы в твоей душе. Медитация тут точно не поможет, — и она пошла в обратную сторону по коридору, видимо, не желая выслушивать всё то, что могут сказать Ксения и Ниам. Корасен, как ни странно, успокоился и пошёл следом.
— Ты можешь запретить ей?! – некоторое время спустя, когда до него дошел смысл сказанного Еленой, обратился к Ксении Ниам. – Она же человек! Она там сразу же умрет!
— Могла бы — запретила бы!
— Разве она не подчиняется тебе как Владычице?
Владычица вздохнула:
— Есть два рода дел, в которых я не властна над моими кметями — это Божий суд и Жертвоприношение. Заведя речь о жертве, она передала дело в высшие инстанции, и теперь мы ничего не можем предпринять, пока её смерть не станет свершившимся фактом.
— А что мы можем предпринять потом?
— Можем попросить наших друзей слайдеров отвезти её в Медцентр, где, насколько мне известно, имеется «воскреситель». Да только... после всего того, что она раньше перенесла, вряд ли её смогут оживить, — голос Ксении дрогнул, и затем она почти рявкнула. — Идём!!!

***
Они нагнали Елену и Корасена в коридоре.
Пока дошли до лаборатории, где держали остальных материализовавшихся репликаторов, Ниам всё-таки попытался отговорить Елену:
— Если ты сделала это для того, чтобы успокоить Корасена — то он уже спокоен, необходимости больше нет.
— Теперь поздно отступать. Ложь атлантийцев ранила его и без того истерзанную душу, если выяснится, что и я солгала — что ему останется? Да и не в нём уже дело...
— Жертвоприношение?
— Я вижу, Владычица тебе всё объяснила.
— Да... и о том, что у тебя мало шансов на реанимацию — тоже.
Она взяла его за руки и посмотрела в глаза:
— Ниамушка, я всё понимаю, но... знаешь, это нормально, когда сын хоронит мать. Страшно, когда наоборот.
Он промолчал... а что он мог сказать?
— Если ещё будешь на Земле, — добавила Елена. — Скажи отцу, что... а впрочем, ничего не говори — он и так всё знает!
Наконец, они подошли к дверям лаборатории. Когда приговоренных вывели оттуда — Ксения первой шагнула им навстречу и пожала руку кому-то из мужчин, Елена последовала её примеру, брат Всеволод и брат Руслан целовали руки женщинам — в противоположность атлантийцам, стоявшим с каменными лицами. И тогда — при всех — сестра Ксения объявила:
— Небольшое изменение в плане: моя Наставница отправляется на ту планету вместе с асуранами!
Двое мужчин-нуменорцев не были потрясены: Ксения не успела сообщить им о хитрости атлантийцев, а потом, когда Елена решила идти через Врата, не стала ставить их в известность. Зато неожиданно и весьма бурно отреагировал МакКей:
— Вы не можете! Вы же там умрёте!
Шеппард предупреждающе дёрнул его за рукав.
— То есть, я хотел сказать, что та планета безопасна для репликаторов, а что касается людей — мы же не знаем... Там могут быть опасные животные, и вообще...
Может, он бы наговорил ещё какой-нибудь ерунды — но Елена оборвала его:
— Со мной там будет сын, который обо мне позаботится.
— У кого ещё есть возражения? — осведомилась Владычица.
Возражений не было ни у кого.

***
К Вратам так и шли — нуменорцы рядом с асуранами, под вооружённой охраной морпехов. Но по дороге Радеку всё же удалось подойти к Елене:
— Постойте, я должен с Вами поговорить! – шепнул он.
Его деликатно оттеснили.
— Княже, о чём он хотел поговорить со мной?
— Не знаю, откуда я могу это знать!
Тейла действовала тоньше — изобразила нежное прощание расчувствовавшейся особы и, обняв Елену, шепнула ей на ухо:
— Не ходите, там будет открытый космос.
Елена шепнула в ответ:
— Я знаю. Молчи, умоляю тебя, — а вслух сказала ей. — Благослови тебя Господь, подруженька!
Тейла отошла, понимая, что аргументы тут бесполезны. Атозианка впервые встретилась с подобным типом людей и была растеряна, не зная, что предпринять. Они разительно отличались от «слайдеров», которых она знала, хотя и те своими поступками и мировоззрением порой ставили её в тупик.

Когда пришли в зал Врат, Ниам начал «тянуть время» — попросил разрешения посмотреть базу данных, якобы для того, чтобы точно вспомнить адрес той планеты. Ему это было позволено — ведь предполагалось, что он в очередной раз умрёт вместе с прочими репликаторами, а подвоха атлантийцы не заподозрили.
И он начал рыться в базе данных... напряжение было колоссальным — кажется, его испытывали все. Тишину уже невозможно было выносить – и Елена начала петь Agnus Dei... то ли пыталась таким образом отвлечь внимание от действий Ниама, то ли её просто «пробило» – но эта мелодия Ж.Бизе как нельзя более подходила к тому тихому исступлению, в котором она пребывала... и трудно сказать, кого она просила помиловать и кому даровать мир! Но оборвать её пение не посмел никто.
Она закончила как раз тогда, когда Ниам сказал:
— Я нашёл адрес. Мы готовы идти.

Элизабет и Елена вместе подошли к Вратам — первыми. Элизабет оглянулась на своих «прощальным взглядом». С её стороны это тоже была своего рода жертва. Жертва ради города, ради тех, кто долгое время жил и работал рядом с ней под его крышей. Ради того, кто сейчас смотрел на неё, неузнавающим взглядом. Она понимала и не винила его за это. Его Элизабет – та, которую он знал прежде – мертва вместе с Асурасом. А она – в теле Фрэн – не имела на него права. Её привычный мир умер тогда, МакКей вернул её, решившись активировать «дремлющие» в ней наниты. Она перестала быть той Элизабет Вейр, какой была до этого. Однако, пока она являлась руководителем экспедиции, на ней по-прежнему лежала ответственность за жизнь города и его обитателей. А потому она согласилась на участие в рискованной и авантюрной вылазке на планету репликаторов для того, чтобы помочь своим похитить МНТ, необходимый для спасения «Атлантиса». И ради них она с готовностью рискнула своей жизнью, кинув вызов Обероту, чтобы команда успела уйти. Что ж, еще одна жертва – и все счеты будут окончательно сведены.

Шедшая рядом с ней к Вратам женщина даже не оглянулась. Лишь осенила себя крестом.
В последний момент Ниам поступил совершенно неожиданно: быстро притянул Елену к себе и — засунул палец ей в голову. Морпехи вскинули оружие, но стрелять не решился никто – опасаясь, видимо, попасть в женщину, оседающую на руки репликатора.
— Она ни от чего не отказывалась и никому не лгала. Так решил я, — произнес он, обращаясь к окружающим. — Она очнётся через 15 минут, когда нас здесь уже не будет.
Ниам передал Елену подошедшему Руслану — и прошёл через Врата вслед за Элизабет.
За ними последовали Лия, Корасен и остальные асуране.
Владычица с прежней холодной вежливостью обратилась к Вулси:
— Ну, вот и всё, княже, как вы и хотели — их здесь нет.
— Да, их нет, — с облегчением ответил Вулси.
— Да и нам пора... нечего нам тут больше делать.
— Вы правы, – согласился Вулси, поправив на переносице очки.
Трудно было представить себе более вежливый «перелай»...

Владычица с Русланом, несущим на руках Елену, и Всеволодом отправились в ангар, пошли к леталке с единственным намерением немедленно убраться с Атлантиса.
Их ждали куда более важные дела…




Сообщение отредактировал Elenna - Суббота, 29.11.2014, 18:45
 
ElennaДата: Воскресенье, 30.11.2014, 10:57 | Сообщение # 11
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 11
- Внимание, Врата активируются!
- А вот и те, кого нам необходимо спасти от мало приятной перспективы провести вечность, болтаясь в открытом космосе.
- Бог мой, как они похожи на людей!
- Может, оно и к лучшему, что они машины. Люди бы давно уже окочурились, оказавшись в открытом космосе.
- Ладно, меньше слов – больше дела. Готовьте телепортационный луч.
- Пригодились-таки асгардские технологии.… Так, ценный груз захвачен, можем возвращаться. Надеюсь, нашим друзьям с «Атлантиса» не придет в голову проверить место выхода. То-то они удивятся, не обнаружив в космосе асуран.
- Космос большой. К тому же их могло отнести гравитационными потоками к планете, спалив в верхних слоях атмосферы.

***

«Сфера» стояла «на ушах»: только что первый и единственный межпространственный бот, сконструированный в своё время на основе подобранного много лет назад в Дальнем Космосе «Звездного Скитальца», доставил десятерых выловленных в открытом космическом пространстве альтернативной реальности репликаторов. Перемещение в заданную точку координат, предоставленных нуменорской Владычицей, и обратно прошло настолько быстро, что репликаторы не успели оттаять.

Их доставили из резервного Ангара перемещений в технический отдел (все-таки они не были людьми, чтобы отправлять их в лазарет), где поместили в специальные боксы. Главный инженер- техник Игорек объяснил это тем, что для столь сложных матриц, коими обладают репликаторы нужно постепенное оттаивание под наблюдением корректирующего компьютера, к коему были присоединены все десять боксов. На экране монитора в развернутой схеме поминутно меняющихся диаграмм отражалось состояние каждого из десяти спасенных репликаторов.

***
Выйдя из облака окна Портала в главный зал Ангара Перемещений, она ощутила, что в «Сфере» в её отсутствие что-то произошло…или происходит.
«Ну почему все всегда случается, когда тебя нет дома?!» – с затаенной досадой подумала девушка. Впрочем, это никак не повлияло на её настроение. По сложившейся уже привычке, отловив в коридоре проходящих мимо коллег, она узнала последние новости. Оказывается, пока она пребывала в очередной межпространственной командировке, её друзья - дунаданы из альтернативной реальности Земли - не только нехило развлеклись в «Атлантисе», но и скинули на плечи «слайдеров» жертв атлантийского террора – как это назвали сами дунаданы. И сейчас эти самые жертвы, перехваченные межпространственным ботом на выходе из Врат возле некой неизвестной ей планеты в Пегасе, оттаивают в техническом отделе.
- А дунаданы? – спросила она.
- Обещались быть, – оптимистично заверил один из коллег.

Что ж, она была не против встретиться со старыми друзьями и выслушать историю их атлантийских похождений. Майки это тоже, возможно, будет интересно. Местонахождение полурейфа в пределах «Сферы» для неё не было загадкой. Майкл мог быть только в одном месте – лаборатории. Вместе с клоном доктора Беккета и специалистами «Сферы» они продолжали работать над лекарством от последствий применения хоффанской вакцины, оказавшейся палкой о двух концах. В своё время ей удалось убедить Майки, что самая лучшая месть для недругов – это её ожидание. Впрочем, после его последнего несанкционированного визита в «Атлантис» с желанием поквитаться, когда он остался жив только благодаря вовремя раскрытому на пути его падения порталу, полурейф уже не помышлял о мести. Для атлантийцев он был мертв. Идея-фикс, за которую он цеплялся несколько прошедших лет одиночества и борьбы за выживание, наконец, отпустила его. К тому же теперь у него было, за что держаться – новый мир, принявший его с распростертыми объятиями, новый круг общения, в котором он был равный среди равных, интересная работа, в которую он погрузился с головой, и, наконец, - дом, который он всецело мог считать своим. Все это было настоящим, реальным. И все это он мог в одночасье потерять. Осознание совершенной ошибки пришло во время полета навстречу, казалось бы, неминуемой гибели. …
«Когда сыр во рту, каркать не хочется», - так, кажется, сказал потом один из коллег Кэт – долговязый слайдер с насмешливым взглядом карих глаз.

По-быстрому переодевшись и приведя себя в порядок, она сперва, использовав лифт, поднялась на этаж, где располагалась исследовательская лаборатория «Сферы». Что бы ни происходило на территории межпространственной станции, здесь всегда царили неизменные тишина и покой. Лаборатория, занимающая почти весь этаж, была поделена на сектора в зависимости от назначения. Оранжевый сектор был предназначен для медицинских исследований, зеленый и синий, соответственно, для биологических и исторических. В последнем работали с артефактами, привозимыми из иных миров. Так что Майкл и Беккет могли быть только в оранжевом.

Створки двери с едва слышным шипением пневматики разошлись в стороны, пропустив её в просторное и светлое помещение лаборатории, обставленной по последнему слову техники. Неудивительно, что в своё время доктор МакКей носился по станции с круглыми от изумления глазами, а затем проявил весьма бурную деятельность, подбивая доктора Вейр, полковника Картер, а через неё и генерала О’Нилла, на сотрудничество со «Сферой». Впрочем, «Атлантису» время от времени перепадало кое-что из технических новинок в обмен на некоторые технологии, которыми успели обзавестись альтернативные союзники «Сферы» за время действия программы Звездных Врат. Как говорится – баш на баш.

Кэт нашла их там, где и ожидала найти – за микроскопами, погруженных по уши в работу. Хоффанская вакцина на поверку оказалась той еще заразой. А за время свободного хождения по планетам Пегаса она успела порядочно мутировать, разительно отличаясь от тех образцов, штампы которых использовались в самом начале. Единственный плюс – вакцина не распространялась по воздуху. Её можно было заполучить лишь с водой либо подмешанной в еду или лекарство. Майкл, затаив обиду на людей и рейфов, тоже в свое время немало потрудился для её усовершенствования. А его агенты постарались распространить готовые штампы на как можно большем количестве планет, подливая вакцину в источники воды, либо выдавая за лекарство. Теперь оба ученых занимались тем, что изобретали новую вакцину, которая могла бы свести на нет пагубные последствия распространения хоффанки. Говорят, общее дело объединяет, особенно когда оно во благо. Да и две головы завсегда лучше одной. К тому же в их распоряжении были мозги сотрудников «Сферы», занимающихся этой проблемой с самого начала контакта с «Атлантисом» и всегда готовых помочь.

Впрочем, о её визите уже знали, у Майкла тонкий слух.
- С возвращением, - сказал полурейф, отвлекшись от микроскопа. Кэт знала, что Майки не в восторге от продолжения её межпространственных прогулок и старалась насколько возможно ограничить их число. Ну а полурейф мирился с этим из свойственного ему чувства справедливости. Как-никак, она была слайдером еще до их случайного знакомства, и не ему ломать привычные устои её жизни. К тому же у неё есть ментальный Хранитель, который ни при каких обстоятельствах не даст свою подопечную в обиду. Майкл успел с ним познакомиться за время гощения девушки на его базе, куда она попала совершенно случайно и не по своей воле. Но как говорят люди этого мира – «Что ни делается, все к лучшему». Нечаянная гостья и её ментальный друг неожиданно придали его жизни иное направление, воочию продемонстрировав, что люди могут быть совсем иными, открыв для него новый мир и позволив начать с чистого листа.
- Спасибо, - откликнулась Кэт. – Не помешала?
- Нет, - доброжелательно ответил полурейф. – Мы почти закончили на сегодня.
- Как командировка? – поинтересовался доктор Беккет.
- Нормально. Мы нашли, что искали. Теперь находкой будет заниматься в отделе артефактов. Кстати, я собиралась в инженерный сектор, - сообщила Кэт. - В моё отсутствие, оказывается, наши друзья-дунаданы в «Атлантисе» развили бурную деятельность по спасению группы репликаторов, чудом уцелевших после уничтожения Асураса .

При упоминании об «Атлантисе», доктор Бекетт оторвался от окуляра микроскопа, обратившись в слух. На его лице отразилась тревога. Майкл просто усмехнулся.
- Надеюсь, «Атлантис» уцелел после их визита? – несколько небрежно осведомился он. Полурейфу не раз доводилось слышать о нуменорцах из альтернативной реальности, но встречаться с ними не приходилось. В среде коллег Кэт о них говорили как об эксцентричных личностях, обладающих некой Силой, но с которыми в принципе можно договориться.
- Я тоже на это надеюсь, - ответила Кэт. Именно она в своё время познакомила дунаданов с атлантийцами. Вышло это совершенно случайно во время очередного редкого визита лучшего ума двух галактик в «Сферу», в то самое время, когда там находились представители Братства. Кто-то из них во время дружеского обеда возьми да обмолвись о чудесном сарайчике Владыки Александра и его удачных экспериментах по добыче энергии из вакуума смежных пространств – своего рода аналоге МНТ. Понятно, что за такую новость МакКей ухватился обеими руками и даже сманил дунадан с собой в «Атлантис», как когда-то слайдеров, спасших его команде жизнь. Поскольку дунаданы -друзья слайдеров, их в «Атлантисе» встретили радушно.
- Кстати, мне сказали, что они должны пожаловать с визитом, - добавила она.- Хочется узнать об их приключения из первых рук. К тому же, спасенные репликаторы уже здесь, размораживаются в инженерном отделе…
- Репликаторы здесь? – от неожиданности доктор Бекетт едва не выронил из рук пробирку. Майкл успел её во время перехватить и поставить в отведенный для пробирок держатель на столе.
- Доктор, кажется, вам действительно пора передохнуть, - покровительственным тоном заметил он. – Вы не можете работать столько, сколько я. Человеку это просто не по силам. К тому же вы сегодня даже не обедали.
- От мысли, что мы в своё время натворили, у меня начисто пропадает аппетит, - растерянно откликнулся доктор Бекетт. Хотя его растерянность относилась вовсе не к работе, а к сообщенной Кошкой новости на счет репликаторов. Слайдеры допустили репликаторов к себе. Это может быть очень и очень опасно.
- Говорят, они очень похожи на людей, - сказала Кошка, которой прежде не доводилось пересекаться с репликаторами.
- Но они – не люди, - заметил доктор Беккет, снимая белый халат и оставляя на спинке кресла. – В этом и проблема. Репликаторы – машины, созданные Древними для войны.
- И мне даже удалось узнать, что среди спасенных репликаторов хорошо известная нам всем личность – доктор Вейр, - как бы между прочим заметила Кэт.
- Доктор Вейр – репликатор? – Майкл был не в силах скрыть изумления.
- Один из репликаторов при бегстве с Асураса, внезапно напав в джампере на доктора Вейр, заразил её нанитами, прежде чем был выкинут в космос, - пояснил Бекетт. - Я, точнее – тот, другой я, сумел их деактивировать. Они были безопасны…
- Откуда ты знаешь? – осведомился полурейф. – Ты ведь клон…
- В «Атлантисе», я ознакомился с личным дневником доктора Бекетта, - ответил Бекетт-клон. – Код доступа к дневнику не был изменен.
- ...пока доктор МакКей не восстановил их активность, - заметила Кэт. – Разве этого не было в дневнике погибшего?
- Не-ет … Но зачем?! – изумился добрый доктор.
- Чтобы спасти доктору Элизабет жизнь, - ответила Кэт. - Разве вам в «Атлантисе» не рассказывали о том, как команда Джона в компании с полуреплом Элизабет почтили визитом Асурас, дабы раздобыть МНТ, столь необходимый для спасения всего города?
- Ничего подобного в записях доктора Бекетта я не нашел…
- А там этого и не может быть, учитывая, что это случилось уже после вашей, точнее, его трагической гибели, - заметила Кэт. – Стало быть, не рассказали,… возможно, к слову не пришлось.

В лифте они спустились на первый этаж, где располагались главный и резервный Ангары Перемещения, «гараж» для межпространственного бота, большая столовая, а так же инженерный отдел, где продолжалась кропотливая процедура по разморозке репликаторов.
На входе в операционную они встретились с дунаданами, которые только что прибыли на своей чудесной леталке.

***
Телепортировавшись из Атлантиса в «Сферу», Тар-Телконтари чувствовала себя так, словно выбралась с вражеской территории. Но отдохнуть не удавалось: Руслан и Всеволод, когда Владычица по дороге посвятила их в нюансы происшедшего, казалось, готовы были наброситься на неё, позабыв о субординации.

- Как ты могла от нас скрыть?!
- Почему ты нам не сказала?!
- И зачем, интересно, я должна была ставить вас в известность? Что вы могли бы сделать?
- Да мы были с ней, когда ты ещё и не знала о Возрождённом Нуменоре!
- Как бы то ни было, сейчас за Возрождённый Нуменор отвечаю я! И за вас - тоже. Вот вы мне сейчас того гляди в горло вцепитесь - а там могли бы вы спокойно стоять и смотреть, как она идёт умирать?
- Ниам тоже не смог.
- Да, не смог... и если это было испытание для него - мы тем более не имели права встревать.
Брат Всеволод перевёл обеспокоенный взгляд на Елену, лежащую без чувств на кушетке:
- Не повредил ли он ей там что-нибудь? Он же обещал 15 минут, а она уже больше часа так лежит - не меньше.
- Ниам никогда не сделал бы ей зла - ты это прекрасно знаешь.
- Мог и перестараться. Волнение, всё такое...
- Врач сказал, что всё в порядке... наверное, очнётся скоро.


 
ElennaДата: Понедельник, 01.12.2014, 10:05 | Сообщение # 12
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 12
По прибытию в резервный Ангар «Сферы», пришлось срочно вызывать медиков. Бесчувственную Елену доставили в медчасть, где доктор Лимонов незамедлительно провел диагностическое сканирование. Диагноз был оптимистичен – с Еленой все в порядке. Её состояние не более чем последствие глубокого шока на фоне заниженного энергопотенциала. Ксении пришлось пояснить, что Елена незадолго до этого выступила в роли добровольного энергодонора. Для кого – она говорить не стала, да от неё этого и не требовали.

- Интересно, асуран уже разморозили?
- Размораживают, - ответил доктор. – Это в инженерном отделе на первом этаже. Если поспешите, еще успеете до того, как они начнут приходить в себя. Её можете оставить. Ничего с ней не случится. Придет в себя и присоединится к вам.
- А сколько ей понадобиться времени? – осведомился Руслан.
- Все зависит от индивидуальных особенностей её организма, - авторитетно ответил доктор. – От пятнадцати минут до получаса. …Хотя некоторым необходимо куда больше времени, чтобы прийти в себя.
- Ладно, пошли, – скомандовала Ксения, бросив последний пытливый взгляд на Елену. – Сейчас мы все равно ничем ей помочь не можем. Надо убедиться, что с асуранами все в порядке…

Где находится инженерный отдел Руслан и Всеволод знали, поскольку прежде уже бывали в «Сфере», и в инженерном отделе в том числе.
Когда они подошли к двери, ведущий в технический отдел, встретились с Кэт в компании полурейфа и доктора Беккета. От излишнего волнения Всеволод даже забыл поздороваться. Это за них двоих сделал брат Руслан.

- Кэт! Ну, наконец-то! Уж и не надеялись тебя сегодня увидеть!
Руслан же - как всегда - держался с предельной интеллигентностью:
- Приветствую вас!
- Я только полчаса назад вернулась из очередной командировки. – пояснила Кэт, попутно представив дунаданам своих спутников.
- Значит, это и есть обладающие Силой нуменорцы, о которых мне не раз доводилось слышать, - пожав руку Руслану, заинтересованно произнес Майкл.

Внешне дунаданы не произвели на него большого впечатления – люди как люди. Однако его не могла не заинтриговать история с репликаторами. Майкл не считал репликаторов личными врагами, их дороги в Пегасе ни разу не пересекались. Однако, сами того не ведая, репликаторы, подчиняясь активации доктором МакКеем находящегося в их программе кода агрессии простив рейфов, сыграли на руку амбициям полурейфа, обиженного на своих бывших соплеменников, за то, что те от него отказались. Хотя свой вердикт вынесла всего лишь одна Королева, в дальнейшем охотились за ним как люди, так и рейфы. Ну и Майкл не оставался в долгу, усовершенствовав хоффанскую вакцину, что привело еще к большему обострению отношений меж враждующими рейфскими Семьями в гражданской войне за оставшиеся нетронутыми пищевые ресурсы: более сильные еще энергичней принялись истреблять слабых. Так что к репликаторам Майкл относился со сдержанным любопытством. Поскольку те не были биологическими объектами, в глазах полурейфа, они не представляли значимой ценности как объекты исследований.

Что же касается дунаданов, то если полурейф и вызвал у них какие-либо эмоции, они предпочли оставить это при себе, сохраняя дежурную вежливость, не выказывая ни симпатий, ни страха, ни предубеждений. Ну а посещая с визитом пределы «Сферы», дунаданы привыкли уже встречать представителей самых различных рас и миров, с которыми были в контакте их союзники.

- И вот такой сюрприз… - меж тем продолжала Кэт. - Надеюсь, «Атлантис» уцелел после вашего визита?
- «Атлантис» цел, что с ним сделается? - не скрывая иронии, подтвердил брат Всеволод. – И атлантийцы - тоже…
- Будь моя воля - было б там кое-кому за это дело - дело уголовное! Да только не достать их, - с холодком заметила Владычица.
- Это по какой же статье? – изумленно осведомилась Кэт.
- Не знаю точно, как это называется - истребление по расовому признаку, что ли? – ответил Руслан. – Как они сейчас?
- Кто? – не поняла Кэт.
- Асуране, конечно! Отогрелись уже?
- Мы как раз собирались выяснить это, - сказал доктор Бекетт. Что касается доброго доктора, то он пребывал в некотором ступоре, читавшемся на его лице. Учитывая темперамент дунаданов и зная характер своих друзей – атлантийцев, ему было даже представить страшно, что могло произойти в «Атлантисе». Со «слайдерами» подобных проблем не возникало.
- Тогда чего мы стоим, кого ждем? – Кэт сделала первый шаг к двери, створки которой тотчас разъехались в стороны при её приближении, открыв вход в операционный зал инженерно-технического отдела, где находились боксы с размораживаемыми репликаторами.
Из специалистов-техников в зале были всего двое – Игорек и Николай – первый пилот единственного в «Сфере» межпространственного бота, который вскоре сменила усовершенствованная технология Порталов, а Николай нашел себе занятие в инженерно-техническом отделе.

«Невероятно, - подумала Кэт, подойдя к ближайшему боксу и с минуту постояв возле, с любопытством рассматривая лежащего под прозрачной крышкой репликатора. – Они совершенно как мы… как же их могли сознательно отправить в открытый космос?»
Откровенно говоря, он представляла репликаторов более похожими на терминаторов. Впрочем, и те внешне выглядели как люди, но все же были машинами.

- Не помешаем? – поздоровавшись за всех с находящимися в операционной техниками, осведомился доктор Бекетт.
- Нет, конечно, проходите, - радушно ответил Николай, наблюдая за показаниями на главном мониторе. – Хотя разморозка еще не завершена. Это такой процесс, с которым спешить не стоит.
- Что это? - поинтересовался Майкл, кивнув на сменяющие одна другую кривые диаграмм.
- Компьютер отслеживает и выносит на экран отчет о ходе процесса разморозки каждого из подопечных. Судя по показаниям, пока все идет как надо. …Видите, разморозка объекта в третьем боксе подходит к завершению. Все рабочие функции стабилизированы. Еще две минуты, процесс будет автоматически завершен.
- Страшное дело - в космосе оказаться... - задумчиво проговорил Руслан, глядя сквозь прозрачную крышку одной из капсул. - А ведь сестра Елена могла быть там вместе с ними!
- Тогда Владыка бы нам всем мозги отформатировал! - сказал Всеволод.
- Елена? – уцепилась Кэт за оброненное слово. – Но она же не репликатор…
- Человек бы погиб сразу при выходе из Звездных Врат, - заметил Игорек.
- Но почему они оказались в космосе? – недоумевая, осведомился доктор Бекетт, в свою очередь с неменьшим интересом рассматривая репликаторов.
- Их обманули... выкинули, как мусор! - заявила Ксения.
- Ничего себе ...мусорок, - сдержанно хмыкнул один из операторов, не в силах отделаться от навязчивой мысли, что размораживаемые в боксах существа больше напоминают людей, чем машины.
- Вы уверены, то, что мы делаем - безопасно? – осторожно осведомился доктор Бекетт. Он насчитал десять особей. Не много ли на двух техников и шестерых гостей, даже если принять во внимание, что один из гостей – полурейф. – Раз один такой вот репликатор напал на доктора Вейр, заразив её нанитами… здесь их десять.
- Да что вы, сговорились все, что ли? - воскликнул брат Всеволод. - Ниам у нас два года жил - и ничего, пальцем никого не тронул!
- У вас жил репликатор?! – Кошка не в силах была скрыть изумления. Два года – это немалый срок. Странно, что ни разу при визитах в «Сферу» никто из дунадан не обмолвился об этом. К тому же ей было известно, что мир дунадан не слишком отличается от того, в котором она жила прежде, и не вполне подходящее место для репликатора.
- Да нормально жил, - сообщила Ксения. - У сестры Елены в оркестре техником работал, там его тоже все любили... Елену с Мануйло мамой и папой зовёт.
- Ух, ты! – невольно вырвалось у Игорька. – А почему в прошедшем времени? Он что, больше не живет у вас? Что с ним случилось?
- Ниам принял решение присоединиться к своим собратьям, - ответил сдержанно Руслан. – И последовал за ними сквозь Врата.
- То есть, хотите сказать, что сейчас ваш домашний репликатор здесь – один из десяти спасенных? – Игорек обвел взглядом все десять боксов.
- Да, - сдержанно ответила Владычица. – Как вы только что слышали, это было его решение…
- Невероятно, - пробормотал потрясенный до глубины души доктор Бекетт.

Между тем крышка одного из саркофагов бесшумно поднялась. Размороженный репликатор продолжал какое-то время лежать без движения. За тем едва заметно шевельнулся, подавая первые признаки жизни, открыл глаза и даже самостоятельно сел, обведя зал операторной недоумевающим вопросительным взглядом.

- Где я нахожусь? - к великому изумлению окружающих по-русски произнес он.
«Стало быть, он и есть Ниам, - догадалась Кэт. – Если, конечно, во время разморозки техники догадались ввести языковую программу в сознание всех десятерых спасенных, как это обычно делается с живыми существами во избежание языкового барьера».
Когда в поле его зрения попала группа гостей, в частности дунаданов, его взгляд неожиданно потеплел, если это было применимо к репликатору. Он даже попытался улыбнуться, но улыбка вышла какой-то натянутой.
Дунаданы, как дети, кинулись к нему гурьбой.

- Сестра Ксения, брат Всеволод, брат Руслан, - назвал он дунадан по именам. - Я рад вас снова видеть. …А кто остальные люди, и что случилось?
- Всё хорошо, Ниам, - поспешила с ответом Владычица. - Ты в «Сфере», у наших друзей. Твои собратья тоже здесь.

Ниам оглянулся на ряд закрытых боксов, под прозрачными крышками которого неподвижно покоились тела остальных девяти репликаторов.
- Что с ними? Они живы? – спросил он.
- Их разморозка еще не завершена, - ответил Николай, подойдя к репликатору. – Как вы себя чувствуете?
- Где моя мать? - вместо ответа спросил Ниам. - Я могу её видеть?
- Мать? – озадаченно переспросил Николай.
- Он имеет в виду Елену, - догадалась Кэт.
- Мы её оставили в лазарете «Сферы», - ответила Владычица. -Доктор Лимонов обещал о ней позаботиться. Ты обязательно её увидишь, когда мы закончим здесь…
- А почему она должна была оказаться в космосе? – спросила Кэт.
- Она сама так решила, - без всякого выражения сообщил брат Руслан
- Но почему? Разве она не знала, что в космосе она моментально умрет?
- Знала слишком хорошо, - Владычица опустила глаза. - Жертвоприношение...
- Я полагала, все жертвоприношения остались далеко в прошлом, - недоумевающе произнесла Кэт.
- Иногда прошлое возвращается... Жертвоприношение должно было искупить преступления рода человеческого перед асуранским народом... и успокоить Корасена.

В это время автоматически поднялись крышки еще двух боксов.
На этот раз очнувшимися были две молодые женщины. Одна из них, темненькая с короткими волосами, как и Ниам до этого, проявив признаки активности, села, озираясь. Вторая продолжала лежать с открытыми глазами, глядя перед собой в потолок.

- Что-то не так? – обеспокоилась Владычица.
- Да нет… согласно показаниям компьютера, разморозка прошла в штатном режиме.
- Кажется, она слишком потрясена, - предположил Руслан.
- Не удивительно, – откликнулся Игорек. – Ей нужно время, чтобы окончательно прийти в себя.
- Нам всем нужно время, - сказала Ксения, подойдя к изумленно озиравшейся по сторонам репликаторке. Увидев Ниама и дунадан, она слегка расслабилась. Ниам о чем-то вполголоса заговорил с нею, вводя в курс происходящего.

Боксы открывались один за другим. Лежащие в них репликаторы принимали вертикальное положение, озираясь по сторонам.
Кэт продолжала приглядываться к продолжавшей лежать без движения репликаторке. Наконец она едва заметно шевельнулась, слегка повернув голову и уставилась на Кэт.


 
ElennaДата: Вторник, 02.12.2014, 09:28 | Сообщение # 13
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 13
- Зачем? – чуть слышно безэмоционально произнесла репликаторка.
- Что? – Кэт наклонилась ниже.
- Зачем вы сделали это?
- Что именно? Вытащили вас из открытого космоса? Что в этом плохого?
- Это была плохая идея, - произнесла репликаторка.
- На мой взгляд, намного лучше перспективы болтаться в открытом космосе, - заметил подошедший к ним Игорёк.
- Репликаторы опасны, - ответила репликаторка, наконец, не спеша приняв вертикальное положение и оглядевшись. Кэт заметила, что остальные не спешили подойти к ней, держа определенную дистанцию. Да и сказанное было странно слышать из уст репликатора. К тому же Кэт поймала себя на том, что не видит среди спасенных доктора Вейр.
- Те, кто сейчас находится здесь, никогда не причиняли зла людям, - возразил Ниам. – И вам это должно быть известно.
- Однако в том, что я стала репликатором - ваша вина, - сухо парировала репликаторка.
- Он был перепрограммирован, и вы знаете это! - воскликнул Всеволод, по всему знавший уже, кем является репликаторка. - С таким же успехом можно винить человека в том, что он сделал под гипнозом!

До Кэт, наконец дошло. Оставался последний вопрос – почему реплоВейр не похожа на саму себя?
- Доктор Вейр …Элизабет? - приближаясь, осторожно, словно идя по скользкому льду, осведомился Бекетт. – Это вы?
- Да, Карсон, это я, - после небольшой паузы откликнулась реплоВейр.
- Но почему вы…
- Почему я не похожа на саму себя? Так получилось. В результате неудачного эксперимента по вознесению.
- Вы пытались вознестись?! – изумлению доктора Бекетта не было предела.
- Да. Но эксперимент не удался. Мы застряли на уровне между физическим миром и миром энергетическим. В попытке вернуться мы перебрали множество способов, пока я случайно не вошла в систему оказавшегося поблизости джампера, доставившего моё сознание в «Атлантис». Там я вошла в компьютеры города. За мной последовали остальные. Мы не собирались причинять городу вред, просто хотели вернуться. Но случилось так, что я не смогла принять прежний облик, пришлось довольствоваться тем, который обнаружился в базе данных «Атлантиса». Так выглядела репликатор, созданная доктором МакКеем для уничтожения Асураса.
- Доктор МакКей создал своего «электроника», – не удержался от замечания Игорек. – Потрясающе!

Тем временем прочие репликаторы, стояли, прикрыв глаза – это означало, что они общаются по подпространственной связи. Люди предпочли не мешать им.
- Как вы собираетесь поступить с ними дальше? – осведомился Майкл, кивнув на размороженных.
- Хороший вопрос, - заметил Николай.
- Сдается мне, что вы вряд ли сможете взять к себе в мир всех размороженных, - сказала, обращаясь к дунаданам, Кэт.
- Боюсь, что так, - согласилась сестра Ксения. – В случае с Ниамом мы более-менее с этим справлялись. Скрыть присутствие девятерых инопланетян сразу будет нелегко, а если кто посторонний узнает... я не могу поручиться, что мы сможем их защитить, несмотря на нашу Силу!
- А защищать их придется, - сказал Николай, кивнул на одного из размороженных, который потихоньку отходил к двери, намереваясь при случае дать деру. – И в том числе от самих себя…
- Корасен, - окликнула его Ксения. - Тебе всё ещё нужны доказательства?

Репликатор дернулся, будто сквозь него только что пропустили ток, остановился, прижавшись спиной к стене.
- О каких доказательствах идет речь? - поинтересовался Майкл, приблизившись к репликатору. Тот инстинктивно вжался в стену, с нескрываемым ужасом глядя на полурейфа.
- Человечество показало ему один из самых страшных своих ликов... теперь нам долго придётся доказывать ему, что есть и другие, - ответил Всеволод, вслед за полурейфом приблизившись к застывшему возле стены Корасену. Майкл кивнул, отлично понимая, о чем говорит дунадан, поскольку испытал это на собственном опыте.
- Понадобится время, чтобы он научился доверять людям, – сказала Кэт. – Вам лучше его оставить здесь. У нас в Адаптационном Центре ему не причинят вреда, а мы со своей стороны постараемся, чтобы адаптация среди людей прошла как можно глаже. Доверие придется заслужить, оно дорогого стоит.
- Корасен, - обратился к соплеменнику Ниам. - В Асурасе ты мне верил. Может, поверишь и сейчас?

***
«Ты семь раз переступишь порог, который дважды не переступают»… так говорила Тар-Сильмариэнь… и Елене было известно, как это следует понимать. Шесть раз уже было – трижды туда, трижды обратно… остался последний раз – туда… и она знала это, решившись на Жертвоприношение. Перед прочими смертными у неё, пожалуй, было единственное преимущество: трижды пройдя через смерть, Елена знала, как это бывает. Сейчас знакомых ощущений не было – это первое, что она поняла, когда появились хоть какие-то ощущения.

Нет, этого просто не могло быть! Она должна была умереть – сейчас, как никогда – слишком многое от этого зависело! Понять бы для начала, где она находится. Так, вроде похоже на больничную палату… дело рук атлантийцев? Что-то вкололи и сволокли в лазарет? Хоть на это у них совести хватило… нет, на атлантийский лазарет не похоже, ей уже довелось бывать в лазарете «Атлантиса»…

«Сфера»?! Иного, пожалуй, не остается, учитывая то, что Владычица Ксения просила помощи «слайдеров» в спасении собратьев Ниама. В «Сфере», кажется, даже есть «воскреситель» … но это невозможно! Никакая аппаратура не вернёт того, за кем Белая Леди уже являлась трижды!

Однако же она жива. Это требовало объяснения. Елена огляделась. В лазарете она была одна.
Впрочем, её одиночество длилось недолго. В лазарет вошел среднего роста плотного телосложения человек в накинутом на плечи белом халате, на ходу поправляя очки на переносице.

– День добрый. Вижу, вы уже проснулись, – поприветствовал её незнакомец.
– Я что, всё ещё жива?
– Могу вас обрадовать – вы живы и совершенно здоровы, – авторитетно заверил её доктор, приблизившись к кушетке, на которой она лежала. – Правда, некоторое время вы еще будете ощущать слабость, но это скоро пройдет.
– Нет... этого не может быть... мы должны были выйти в космос... почему я этого не помню?!
– Извините, чего не знаю, того не знаю, – обескуражено развел руками доктор Лимонов. – А для чего вы хотели выйти в космос?
– Жертва... где они все?
– Жертва? Какая жертва? – удивился доктор. – И кто они?
– Асуране... что с ними?
– Если вы о ваших коллегах, то они в порядке. И сейчас, должно быть, в инженерном отделе наблюдают за восстановлением жизненных функций спасенных репликаторов. Хотя, судя по времени, процесс уже, должно быть, подходит к концу…
– Я должна их видеть!
– Обязательно увидите, – заверил пациентку доктор. – Сейчас вам лучше выждать время, пока пройдет слабость. А пока позвольте полюбопытствовать – кто такие упомянутые вами асуране?
– Репликаторы... они с планеты Асурас.
– Вот оно как…
– Среди них мой сын!
– Ваш сын? – вскинув брови, удивленно переспросил доктор. – Он репликатор?
– Да, мой приёмный сын... постойте, это не его ли рук дело?
– Вы о чем? Полагаете, что он мог быть причастен к тому, асуране оказались в космосе?
– Доктор, вы можете точно сказать, что со мной было? Это было похоже на выход в космос без скафандра?
– К сожалению, я не знаю, что с вами было, – ответил доктор. – Могу лишь заверить, что в открытом космосе вы точно не бывали… Когда вас доставили в "Сферу", вы были без сознания... это единственно, что мне известно. Остальное, полагаю, вам расскажут ваши друзья. Я дам им знать, что вы очнулись.
– Они уже здесь?
– Как я вам и говорил давеча, – ответил доктор. – Прибыли вместе с вами минут за пятнадцать после доставки ценного груза, оставили вас в лазарете, а сами отправились в инженерный отдел. Отобедать не желаете? Могу заказать для вас обед с доставкой в постель.
– Раз уж я жива... наверное, стоит.
– Вот и правильно, – одобрительно кивнул доктор. Поднявшись с кресла возле кушетки, доктор направился к выходу, внезапно тормознув на пороге. – Извините, я не знаю ваших индивидуальных предпочтений …
– Не беспокойтесь, я способна съесть всё... во временных экспедициях к этому привыкаешь.
– Тогда, думаю, подойдет базовый набор… – сказал доктор перед тем, как покинуть лазарет, оставив Елену наедине с собственными мыслями и сомнениями.

Впрочем, одна она была недолго. Минут через десять полупрозрачная створка двери с легким шелестом откатилась вбок, пропуская в лазарет робота, являющегося прямым прототипом Пятого из американской комедии «Короткое замыкание», за которым следовал доктор. Приблизившись к кушетке, он нажатием кнопки в изголовье трансформировал её таким образом, чтобы пациентке было удобно принимать пищу; изголовье осторожно приподнялось, и Елена оказалась в полусидячем положении.

– Вам удобно? – осведомился доктор.
– Да, вполне… – только сейчас, когда её обоняние уловило запах пищи, Елена поняла, насколько она голодна. Взяв со столика-каталки поднос, доктор, перенес его на кушетку, предварительно нажатием кнопки с обратной стороны подноса активировав антиграв. Поднос завис в воздухе, встав на магнитный «якорь».
– Никак не привыкну к вашим чудесам… – несколько озадаченно произнесла Елена.
– Для кого чудеса, для кого – достижения науки… – улыбнулся доктор. – Приятного аппетита…

Обед состоял из трех блюд – овощного салата, супа и пюре с биточками. На десерт был компот. Еда на некоторое время отвлекла Хранительницу от мрачных мыслей. Но когда все было съедено и выпито, мрачные мысли вернулись вновь.

***
– Может, зря мы их там оставили?
– Ну надо же им без свидетелей пообщаться! Ниам их два года не видел!
– Какое там без свидетелей, если Лизавета с ними! Мне показалось, они на неё как-то не так смотрят.
– А как им на неё смотреть после того, что она с ними сделать хотела? Разумеется, они были бы не прочь её спровадить.
– Да уж я её сманивал-сманивал, а она ни в какую.
– Всё боится их без надзора оставлять... тоже мне – надзирательница!
– Кэт, а мы точно в ту сторону идём?
– Да в ту, в ту. Сейчас уже медотсек будет.

***
Войдя в палату к Елене, нуменорцы не успели ничего сказать – она сама спросила сразу же:
– Как там асуране... вы уже видели их?
– Видели, видели, – заверил её Всеволод. – В порядке они, уже оттаяли, только нервничают немного. Сейчас Ниам их приведёт к общему знаменателю – и придёт к тебе.
Елена резко села в постели:
– А теперь объясните мне, что произошло. Почему я до сих пор жива?
– А ты что же, не помнишь? Ниам тебя у самых Врат отключил.
– Так я и знала... несчастный, он хоть понимает, что сделал?
– Что должен был – то и сделал.
– Он вмешался в жертвоприношение... что с ним теперь будет!
– Что будет, что будет... новым вождём асуранского народа будет, вот что! – решительно отрезала Ксения. – Он прошёл испытание – он не станет бездумно жертвовать своими людьми.

– Пожалуй, его могли подвергнуть такому испытанию, – согласился брат Руслан. – Он ведь однажды согласился пожертвовать верными ему людьми, не так ли?
– Он не виноват... он думал, что это спасёт всех остальных!
– Наперёд лучше думать станет. Оберота-то легко было хаять – пусть теперь на себя примерит! – Владычица, к кажется, хотела сказать что-то ещё, но замолкла, заметив Ниама, беседовавшего у двери в палату с врачом:
– У неё точно не повреждён мозг? – спрашивал репликатор.
– Нет-нет, мы провели полное сканирование, если б с мозгом было что-то не так, мы бы об этом знали.
– По моим расчётам, она должна была очнуться намного раньше.
– Это могло произойти от чего угодно: стресс, энергетическая потеря... так что сейчас она практически здорова, уже можно выписывать.

Асуранин хотел зайти в палату, но не успел: к нему подскочил Игорёк в сопровождении Элизабет Вейр:
– Ниам! Я думал, Корасен с тобой!
– Нет, я оставил его с остальными.
– Где же он?! – Игорь так нервничал, что Кэт с Майклом и Ксения немедленно выбежали в коридор, оставив у постели Елены только двоих нуменорцев.
– Вот видите! – торжествующе воскликнула Вейр. – Я же говорила, что им нельзя доверять! Надо найти его немедленно!
– Не извольте беспокоиться, – ледяным тоном процедила Ксения. – Тут не Атлантис, если кто-нибудь найдёт его раньше нас, ни расстреливать, ни в космос выкидывать точно не будут.
– Вы не можете знать их так, как знаю я!
– Всё-таки надо его найти, – оборвал женскую перепалку Ниам. – Он всегда был таким неуравновешенным.


 
ElennaДата: Среда, 03.12.2014, 11:48 | Сообщение # 14
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 14
Корасен очень надеялся, что никто не заметил, как он свернул в другой коридор… а с чего им его замечать? С тех пор, как вознеслись, он ни от кого из них ни одного доброго слова не слышал… конечно, их можно понять – но в конце концов, ему было так же больно! Когда в Атлантисе они создали новые тела и боль отпустила – на миг показалось, что теперь всё будет хорошо… как бы не так! Заперли в клетку – чего ещё ждать от людей! Люди никогда не простят им… что? Этого Корасен понять не мог – не мог ещё тогда, кода стоял вместе с Ниамом и Аррией перед советом лантийцев. Ниам пытался что-то им доказать – а лантийцы смотрели даже не на них, а сквозь них – как смотрят на старую мебель – и говорили друг другу что-то вроде «Я же говорил, что из этого эксперимента ничего хорошего не выйдет»… Вот так всю жизнь: для лантийцев – «эксперимент», для Оберота – «неблагонадёжный», для тех, в Атлантисе – «опасный»… а эти? Кто он для них? Ниама они приставили к примитивной технике – а что сделают с ним, со Стилусом, со всеми остальными? За всё время их скитаний по галактике ни один человек не захотел им помочь – хотя кое-где устройство компьютеров свидетельствовало о техническом уровне, который позволял построить машину для создания нанитных тел – уж они бы им схемы предоставили… но им не было дела до девяти страдающих созданий. А здесь? Если их спасли – значит, зачем-то нужны? Зачем?

***
Вслед за остальными делая шаг в голубое марево Горизонта Событий Врат «Атлантиса», Ниам не был полностью уверен ни в чём: и хотя дунаданы уверяли, что на той стороне по выходу из червоточины Врат их будут ожидать союзники, Ниам продолжал сомневаться. Ведь по словам той же Ксении их союзники были так же союзниками атлантийцев, как знать, что те успели порассказать? Наверняка представили их чудовищами, и где гарантия, что союзники поверят дунаданам, а не людям с «Атлантиса»? Но Ниам не мог оставить своих, решив разделить с ними уготовленную им участь. И будь что будет – как говорят его новые друзья. Сейчас он не хотел отгораживаться от слайдеров – пусть хоть его лояльность не вызывает сомнений. В принципе, эти люди не казались ему враждебно настроенными, от них не веяло агрессией. И то, как они в процессе разморозки обращались с ним и его собратьями, говорило само за себя. Нет, ни он, ни его собратья не причинят этим людям вреда.
Корасен… Сумасшедший гений Асураса, совершенно не ориентирующийся вне своей лаборатории, постоянный объект шуток Талуса – зачастую жестоких… Он мог стать невольной проблемой. Для Ниама он был тем, чем бывают для людей младшие братья – существо, которое вечно лезет не туда, куда надо – и которое, тем не менее, любишь… потому, что оно не может без тебя обойтись! И все же тогда, спонтанно приняв предложение атлантийцев бежать с ними, он бросил это существо, как бросил и всех остальных... Да, у него на тот момент не было иного выбора, поскольку на Асурасе его ждала верная смерть. Оберот не простит, он отлично понимал это. И все же, вина за всё то, что пережили Корасен, Лия и все остальные, навсегда останется на нём. И сейчас судьба давала ему шанс хоть что-то исправить. И Ниам не собирался его упускать.

И где лучше всего познавать человеческую природу как не в среде их непосредственного обитания. Он это понял, бок о бок живя с дунаданами и оркестрантами. К тому же люди, лишенные навязанных им ситуацией стереотипов и предрассудков, были как раскрытая книга. Возможно, сблизившись с ними, он и его собратья сумеют, наконец, понять, что собой представляет человек, а стало быть, и причину неудачного опыта с «вознесением».
Но сперва следовало отыскать Корасена.

***
– Ну что, Ниам, есть что-нибудь? – отвлекая репликатора от размышлений, осведомилась Кэт. Репликатор слегка вздрогнул, возвращаясь к реальности.
«Что бы там ни говорили наши союзники с «Атлантиса», а они все же куда ближе к нам, чем можно было бы подумать, - в очередной раз подумала Кэт, исподволь наблюдая за Ниамом. – Они больше люди, чем машины…»
– Я не могу определить его местонахождение, – минуту спустя растерянно ответил Ниам.
– Почему? – осведомилась Ксения.
– Во-первых, я не знаю здания, во-вторых, …он этого не хочет.
– Второе более правдоподобно, - заметила Владычица. – Насколько я могу судить, незнание здания на вашу ментальную связь никоим образом не влияет. А вот если он этого не хочет … это уже серьезно.
– Тогда я попробую его отыскать, – решительно заявила Элизабет-Фран.
– Не смейте! – протестующе воскликнула Ксения. – Вы его только окончательно запугаете!
– Почему вы так считаете?!
– Потому, что вы его не любите!
– Сейчас речь не о моих чувствах, а о том, что репликатор может здесь натворить! Вы же видели в Атлантисе, как…
–… как ваши солдаты на него напали!

Женская «задушевная беседа» оказалась на руку Ниаму, пора было что-то предпринять. Доктор Вейр была права - испуганный и дезориентированный Корасен мог «наломать порядочно дров», как любят выражаться люди. Проблемы с новыми неожиданными союзниками сейчас были нужны неудавшимся «вознесенцам» меньше всего. Для начала следует переговорить с кем-то из своих, кто последние годы находился бок о бок с Корасеном. Пожалуй, подойдёт Лия – она всегда была самой рассудительной и сейчас держится лучше всех. Да и Корасен как будто ей доверяет…
Воспользовавшись моментом, Ниам настроился на её ментальную волну.

«Лия?»
«Я слышу тебя».
«Вы знаете, где Корасен?»
«Нет, он выставил защиту»
«От меня тоже. Попробуйте пробиться хоть кто-нибудь! Необходимо его отыскать, пока он не наделал глупостей!»
«Ты сам когда-нибудь пробовал взламывать коды, которые он устанавливает?!»
« Попробуйте уговорить. Может быть, после моего исчезновения он мне не верит, но вы…»
«Нам он не доверяет тоже. После неудавшегося эксперимента с цифровым вознесением в подпространстве наши ему такого наговорили…»
«Представляю. Но всё-таки надо его отыскать».
Впрочем, с этим никто не спорил. Вопрос только – откуда начать? Здание «Сферы», несмотря на кажущуюся внешнюю компактность, на самом деле занимало огромную площадь.

***
Он слышал зов по сети… ну конечно, это Ниам! Единственный из оставшихся соплеменников, кто ещё хочет с ним разговаривать – он ведь не мучился в подпространстве вместе со всеми! Но отвечать Корасену не хотелось. Наверняка прочие уже поведали Ниаму о его ошибке. Что, если он с ними заодно? На протяжении всего времени, как, лишившись физических тел, они оказались в неком информационно-энергетическом поле, Корасен не переставал ощущать на себе последствия неудавшегося эксперимента. И не только в эмоциональном прессинге собратьев по несчастью, он сам мучился не меньше остальных. Потом история с «Атлантисом», закончившаяся тем, что их выпроводили через Врата в открытый космос. И после этого его собратья продолжают доверять людям. Корасену это казалось немыслимым.

Но с другой стороны, для чего-то эти люди их спасли, забрав из открытого космоса. Это невольно интриговало…

Они – да, но не он. Во всяком случае, пока не убедиться, что окружающим его людям действительно можно доверять. Что здесь безопасно.

Последнее беспокоило Корасена больше всего, поскольку с первой минуты, когда его оттаявшее сознание активизировалось, он ощущал незримое и ненавязчивое присутствие некоего коллективного разума. И этот разум к нему присматривался – в этом репликатор был всецело уверен. Как и в том, что Сила коллективного разума, с которым он здесь столкнулся, во много раз превышает их ментальную силу. Но пока неизвестные не проявляли агрессии. Что ж, это уже хорошо.

Но что они от него хотят? Что, если … О нет, только не это! Программировать себя он Обероту не позволял – и этим тоже не позволит, кем бы они ни были! Корасен сосредоточился на своих защитных кодах в надежде оградить себя от ненавязчивого стороннего присутствия.… так, это их не удержит… а если так… и здесь изменить…

***
– Я слышу его! – внезапно тормознув, сообщил Ниам.
– Он всё-таки решил тебе ответить? – спросила Владычица.
– Нет, перестраивает свой защитный код. Пытается защититься от кого-то или чего-то, незримо присутствующего в этом здании, - сообщил Ниам, который, как и прочие репликаторы, ощущал присутствие коллективного разума, но не знал, что или кто это. Ничего подобного прежде ему ощущать не доводилось. Ниам вопросительно покосился на Владычицу, но та не проявляла беспокойства.
«Должно быть, люди не чувствуют стороннего присутствия, - решил Ниам.
– От кого ему здесь защищаться-то? – бегло оглядевшись, удивилась Ксения. – Никто на них нападать не собирался.
– Я не знаю, что это, но я чувствую его присутствие с того момента, как здесь оказался, - поделился своими сомнениями Ниам. - Словно кто-то разумный и в то же время невидимый постоянно за мной наблюдает. И их несколько … я точно не могу сказать сколько…
– Ты имеешь ввиду Хранителей, - догадалась Кэт.
– Какие Хранители? – поинтересовалась Элизабет
– Наши союзники из расы кристаллинов, - ответила Кэт. – Родственники Яшки. Разве вы их не чувствуете?
– Чувствую, - призналась Элизабет-Фран. – Но я не думала, что это они … ведь прежде, когда я была человеком…
– Вы не могли их ощущать, - завершила с пониманием Кэт. – Для этого мы обладаем недостаточно высокой ментальной чувствительностью. Впрочем, кристаллины не причинят вашему собрату вреда, но присмотрят за ним.
– А нельзя с помощью их отыскать местонахождение Корасена? – осведомилась Владычица.
– Думаю, можно. Яшка свяжется с ними и подскажет, в каком направлении вести поиск, - оптимистично заверила Кэт. – Ну вот, идем…
– Так быстро? – удивилась Владычица.
– Дело нескольких секунд, - ответила Кэт, показывая остальным дорогу. – Далеко же он успел утопать…
– Как долго они смогут удерживать его под контролем? – поинтересовалась Элизабет-Фран.
– Насиловать они не будут – разве что поговорить попытаются.
– Главное, чтобы он с испуга не совершил какую-нибудь глупость, - озабоченно заметил Ниам.
– Хранители ему это не позволят…

***
Корасен перестраивал и перестраивал кодировку в попытке оградиться от неведомого нечто, но всякий раз, когда ему казалось, что он добился успеха, это нечто вновь с легкостью, играючи ломало его очередную защиту.
«Что ж это такое?» - Корасен ощущал нарастающую внутри себя панику, но пока старался держать себя в руках.
- Привет! – окликнули его со спины. Корасен порывисто обернулся и чисто инстинктивно, словно ища защиту, прижался спиной к стене.

Его нашли?! Впрочем, нет… окликнувшая его молодая женщина была ему не знакома. Во всяком случае, её не было среди находящихся в инженерном отделе людей. Сжимая в руках папку с бумагами, она неспешно приблизилась, окинув репликатора заинтересованным взглядом.

- Вы, должно быть, заблудились? – осведомилась она.
- Нет…я просто смотрю, - ответил Корасен. Еще никто до этого не обращался к нему на «вы»; в среде репликаторов это было просто не принято.

«Возможно, она принимает меня за человека, - подумал Корасен, припоминая давний опыт первого контакта Асураса с атлантийцами. Те так же сперва приняли их за людей, позволив тем самым Обероту закосить под Древних. – Тем лучше…»
Неизвестно, как отреагирует незнакомка, узнав, что он – репликатор. Впрочем, из того, что он успел узнать и увидеть с момента как очнулся, Корасен мог сделать вывод, что местные люди их не боятся.
- Здесь действительно есть на что посмотреть, - согласилась незнакомка. – Я уже неделю здесь, но до сих пор никак не привыкну к местным чудесам. Говорят, что изнутри «Сфера» намного больше и вместительней, нежели кажется снаружи; создатели её в своё время поиграли с преломлением пространства… Кстати, меня зовут Людмила, - запоздало представилась незнакомка, поудобней перехватив одной рукой папки и протянув другую для рукопожатия. – Изучаю древние языки…
- Корасен, - представился репликатор, осторожно коснувшись протянутой руки; рукопожатия так же не было в обиходе их репликаторской общины. – Ученый…
- А в какой сфере? – полюбопытствовала Людмила.
- Занимаюсь проблемой вознесения, - ответил Корасен; чего-чего, а врать он не был научен. Намеренный обман не входил в набор программ, регламентирующих его жизнь и деятельность.
- Это должно быть очень интересно, - согласилась Людмила. – И как успехи?

Корасен неопределенно пожал плечами, поскольку значительных успехов он так и не достиг. То, чем закончился его эксперимент, успехом не назовешь. И рассказывать об этом ему не хотелось. Не здесь, не сейчас и не новой неожиданной знакомой. Да и что он мог ей рассказать? Какими словами передать им пережитое? Разве что путем непосредственного контакта. Однако что-то подсказывало ему, что этого делать не следовало, во всяком случае, сейчас. Его могут не понять, а то и испугаться, что опять же чревато неприятностями. Неприятностей же и без того хватало.
- Не огорчайтесь, бывает, - ободряюще сказала Людмила. – Не все и не всегда с первого раза получается как надо… Ох, извините, мне уже пора бежать, время поджимает. Может, еще встретимся…

Корасен кивнул, хотя сам еще не знал, хочет ли он новой встречи. Однако разговор с Людмилой позволил ему слегка расслабиться и отвлек от изнурительной борьбы по установке кода защиты.
«Меня должно быть уже вычислили», - провожая взглядом новую знакомую, внезапно спохватился Корасен, припомнив попытку собратьев связаться с ним. Нет, он в принципе не возражал против контакта с Ниамом. Но остальные… после всего происшедшего он начал их невольно побаиваться. Уж слишком много нелестного услышал он про себя за время бестелесного странствия. Что, если его и самом деле захотят уничтожить?

Что ж, их можно понять – одной проблемой будет меньше. Только вот не хотел он быть уничтоженным.
- Корасен, вот ты где!

Знакомый голос заставил его непроизвольно вздрогнуть и инстинктивно внутренне сжаться. Ниам нашел его, а вместе с ним шли люди и Элизабет-Фран. Её он опасался больше остальных, поскольку на уровне внутренней связи ощущал исходящую от неё по отношению к себе и своим собратьям нескрываемые недоверие и агрессию. Она с самого начала не верила им, не верит и сейчас, несмотря на то, через что им всем довелось пройти. Впрочем, неудавшийся эксперимент с вознесением лишь усугубил её негатив.

Корасен вновь вжался в стену. Впрочем, пришедшие с Ниамом люди смотрят на него без враждебности, заинтересованно и доброжелательно. Значит, убивать его точно не будут, во всяком случае – не сейчас.

– Пойдём, Корасен, – обращается к нему Ниам. – Эти люди не причинят тебе вреда. Сейчас нас отвезут в Адаптационный центр. Поверь, здесь безопаснее, чем было в Асурасе.

А вот с этим Корасен мог бы еще поспорить. С чего Ниам решил, что здесь безопасней чем в Асурасе? Как-никак на протяжении многих лет Асурас был их домом. Не слишком ли поспешно делает выводы? Сперва следует разобраться, кто все-таки эти люди и чего они от нас хотят?


 
ElennaДата: Четверг, 04.12.2014, 10:44 | Сообщение # 15
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 15
– Вы уж нас простите, что так получилось, – Елена смущённо потупила глаза, сидя во флаере рядом с Макаром Емельяновичем.
– Вы о чём?
– О Корасене, конечно. Я понимаю, с ним много хлопот, но…
– Да ничего, мы тут привыкли! По первости-то многие сбежать пытаются. Вашего ещё быстро нашли.
–Да, я догадываюсь, что в Центре умеют работать с обожжёнными душами.
– А вот я в этом сомневаюсь… в смысле, в отношении ваших сомневаюсь.
–А что с ними не так?
–Да как вам сказать… я, конечно, понимаю, что он вам сын и всё такое, но они ведь – в некотором роде не совсем люди… если вы понимаете, о чём я.
– Да, я понимаю… они не ниже людей – но полностью тождественными с нами не станут никогда. Я видела это, когда Ниам жил с нами – поэтому мне и было страшно за него.
– То-то и оно! Наши психотерапевты никогда с такими дела не имели. И киберпсихолога к ним не приставишь – на андроидов они не похожи. Вот я и думаю – кто с ними работать будет? Никто к такому не готов!
– Возможно, нужен кто-то, кто справится с кем угодно? Есть же у вас специалисты, которые работают с самыми тяжёлыми случаями.
– Такие-то есть, конечно… но, боюсь, тут своими силами не обойдёмся, придётся кого-то со стороны приглашать.
– Мне рассказывали об одном таком… говорят – психотерапевт экстра-класса, специализируется по перемешённым, у него ещё фамилия такая – кавказская… как же это… забыла…
– Вы про Рамазанова, что ли?
– Да, точно – Рамазанов Ахмед Асланович!
– Как же, слышал… у нас тут про него легенды рассказывают. Говорят – неандертальца адаптировал!
Елена рассмеялась:
– Это не легенда! Неандерталец у него действительно был – у культуролога Клементия Сергеевича Оленина живёт.
– Вот оно, значит, как… я ведь этого Ахмеда давно мечтаю у временщиков переманить… вот, кажется, и случай подходящий: от такого он точно не откажется!

***
Тяжёлый день подходил к концу. Как асуране приживутся здесь, в Адаптационном Центре, можно было только догадываться – но хоть сегодня можно было вздохнуть спокойно: Атлантис, казавшийся теперь страшным, был далеко, и максимум, чего следовало опасаться – это очередного побега Корасена… да если и сбежит – что ему тут сделается? Здесь о нём позаботится любой встречный…

Елена уснула прямо в кресле. Быть может, Владыка и не постеснялся бы отнести её на кровать – но Руслан и Всеволод не решались это сделать, но не решались и уйти. Они говорили негромко, стараясь не разбудить женщину:

– Я вот о чём думаю, брат Всеволод... вот Элизабет: нормальная женщина вроде бы. А с ними... и это после всего, что они для неё сделали...
– А ты, брат Руслан, не удивляйся. Вот ты, к примеру, знаешь, где впервые заговорили о «чистоте нордической расы»?
– В Германии – где же ещё!
– В том-то и дело, что не в Германии... у них – в США! Национальный характер – в наличии. Негров теперь трогать нельзя – так пожалуйста, в другой галактике кого-нибудь найдём.
– Окончательное решение асуранского вопроса? – усмехнулся физик.
– Вроде того.

В дверь заглянула темноволосая асураночка с монголоидными чертами лица. Всеволод молча отметил про себя, какие у неё внимательные глаза, а Руслан улыбнулся ей:
– Не робей, черноглазая! Не обидим.

Инопланетянка решилась войти. Руслан почти физически чувствовал её напряжение – и неизъяснимую нежность к этому испуганному существу. За ней последовала другая девушка-репликатор – казавшаяся ещё более робкой. Невольно вспомнилась вооружённая охрана у запертой двери лаборатории. "И вот таких – под прицелом держать" – думал Всеволод.

Асураночки молча рассматривали спящую женщину.
– Ну вы...как вообще? – решился заговорить Всеволод. – Чувствуете себя нормально? А то я однажды в Норильске зимой нёс ноут без чехла, так он потом... – Всеволод смущённо замолк, сообразив, что сказал что-то не то.
– Почему она хотела умереть? – спросила вместо ответа асураночка.
– Это трудно объяснить, – абсолютно искренне ответил Руслан. – Иногда смерть – это последнее, что мы можем сделать для тех, кого мы любим.
– Нам не нужна её смерть! – решительно заявила девушка.
– Она нужна нам живая, – добавила вторая.

Всеволод уже начинал волноваться, как бы они не начали спрашивать, почему атлантийцы хотели их убить – и поспешил перевести разговор в более мирное русло.
– Девчата, а может быть, нам стоит познакомиться поближе? А то в Атлантисе не давали... Меня зовут Всеволод, а это – Руслан.
– Лия.
– Чана, – одна за другой представились асуранки.
Руслан улыбкой прикрывал смущение:
– Ну, вот и познакомились. Может быть... это... погуляем? Сегодня вот, погода хорошая, звёзды видно...

***
– И европейской мысли разветвленье
Он перенес, как лишь могущий мог:
Рахиль глядела в зеркало явленья,
А Лия пела и плела венок... *

– Математическая структура из слов... мне это нравится! Вы сами её выстроили?
– Нет, что вы, я не умею... хотя иногда кажется, что не помешало бы. Простите, вы позволите взять вас за руку?
– Почему вы спрашиваете? Вы тоже боитесь меня - как те люди в Атлантисе?
– Нет-нет, я не то имел в виду, в общем, просто вы... ну, понимаете...
– В ваших словах трудно найти логику. Это так интересно!
Руслан смущённо опустил глаза:
– Правда? Понимаете, я... в общем, двадцать лет назад я гулял под звёздами с девушкой, я объяснял ей общую теорию относительности и...в общем, она ушла. А сегодня я увидел вас там, в Атлантисе, вы были такой беззащитной, и... – физик опять осёкся.
– Вы всё время улыбались, когда смотрели через стекло.
Руслан опустил бы глаза ещё ниже, если б это было возможно:
– Я, должно быть, глупо выглядел...
– Нет. Мы сразу подумали, что вы не будете называть нас машинами.
– Я... я вообще не понимаю, как можно назвать вас машиной. У вас такие глаза...
– Какие глаза?
– Ну, я не знаю, как сказать... в общем, если б я знал, как выглядит бозон Хиггса – он выглядел бы именно так!
– Что называется бозоном Хиггса в вашей терминологии?
Руслан осторожно коснулся рукой плеча асуранки и, заглядывая ей в глаза, заговорил страстным шёпотом:
– На Земле мы называем так гипотетическую элементарную частицу, существование которой с необходимостью вытекает из Стандартной модели...

***
– ...а потом я вошёл в подкаталог и..., – Всеволод осёкся, видя лёгкую улыбку на устах асуранки. – Что, я что-то не так сказал?
– Вы такой смешной...
– Смешной? Почему?
– Такую базу данных, как вы описываете, можно взломать гораздо проще.
Глаза Всеволода загорелись – и он ближе придвинулся к девушке:
– Правда? А как?

***
– Опять две пропали! Они явно что-то задумали!
– Да успокойтесь вы, доктор Вейр! Они ж не заключённые, в самом деле.
– И всё же я предпочитаю знать, где они находятся.
– Да во дворе они обе, под присмотром, я только что видел, – успокоил её Макар Емельянович. – Руслан читает Лии Мандельштама, а Всеволод с Чаной смотрят на звёзды и обсуждают, как взламывать базы данных.
– Вот как? И что же они собираются взламывать?
– Вы бы ещё спросили, что они собираются делать с Мандельштамом!

*О.Мандельштам


 
ElennaДата: Пятница, 05.12.2014, 20:05 | Сообщение # 16
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 16
- Ты уже второй день избегаешь меня, - говорил Руслан, присаживаясь на скамейку рядом с Лией. - Что происходит?
- Я боюсь.
- Меня боишься?
- Нет. Я боюсь за тебя.
- Я что-то не понимаю...
- Ты человек. И тут кругом - люди. А я... а мы опасны для вас.
- Да с чего ты взяла, что вы опасны?
- Элизабет так говорит.
- Нашла, кого слушать! Ты что, ещё не поняла, каково ей верить?
- Может быть, она знает... она же раньше была человеком.
- Нет, не была! Иметь человеческое тело и быть человеком - это не одно и тоже... после того, что она сделала с вами - я её человеком считать отказываюсь. А ты... ты хоть раз на кого-нибудь руку подняла?
- Нет. Когда наши начали убивать людей, нас уже не было в Асурасе.
- А если б была там?
- Не знаю. Оберот перепрограммировал многих из нас - может, и меня бы перепрограммировал, если бы нашёл.
- А так, без перепрограммирования, хотелось тебе когда-нибудь убивать?
- Тогда, в Атлантисе, мы топили город... но мы не хотели, чтобы они умерли - правда, не хотели! Мы не знали, как их убедить - а нам очень нужны были тела, нам было больно!
- Успокойся, я верю тебе... верю. В конце концов, вы ведь никого не утопили. Но сейчас-то вам никого топить не нужно?
- Нет.
- А чего же бояться?
- Наниты, из которых мы состоим... в человеческом организме они могут быть опасны, как у Элизабет.
- Насколько мне известно, благодаря нанитам она осталась жива.
- Но сначала чуть не умерла. Поэтому она ненавидит Ниама.
- Послушай, если мою кровь перелить человеку с первой или третьей группой - он тоже умрёт, но это же не значит, что я опасен - потому что никто такое переливание делать не станет! А вы разве не контролируете свои наниты?
- Контролируем. Но Элизабет говорит, что...
- Ты не должна слушать, что говорит Элизабет! Пойми, Лия, она принадлежит к народу, который постоянно пытается навязывать свою волю другим странам, а теперь и другим галактикам. Но здесь ей никто не позволит своевольничать - тебе нечего бояться!
- Значит, нам не обязательно создавать органические тела?
- А вы этого не хотите?
- Нет, теперь не хотим. Если мы создадим человеческие тела - мы не сможем воссоздать нашу расу.
- А вы решили воссоздать?
- Да. Мы столько веков жили ради вознесения - теперь мы будем жить ради этого.

Руслан смотрел в чёрные глаза асуранки - и ему казалось, он заглянул в непроглядную черноту космоса, в которой печаль тысячелетий мешалась с почти детской наивностью. Что-то древнее поднималось из глубин - хотелось до боли стиснуть эту женщину в объятиях, впиться губами в её губы... "Нет, нет, - говорил он себе.- С ней так нельзя. Так я ещё больше её испугаю", - и он лишь провёл рукой по её волосам.

- Семнадцать дней назад ты читал мне словесную логическую структуру, это было красиво.
- Ты про стихи, что ли?
- Читай ещё! - попросила она примерно так, как ребёнок просит рассказать сказку.

Руслан сжал её ладони между своих:

- Благословляю день, минуту, доли
Минуты, время года, месяц, год,
И тот прекрасный край, и город тот,
Где светлый взгляд обрек меня неволе...*

Оба не заметили Макара Емельяновича, проходившего мимо.
"Интересно, что бы сказала доктор Вейр, если б знала, что они уже до Петрарки дошли?" - подумал он.

***
Для Элизабет в Адаптационном центре выделили отдельную комнату: жить вместе с репликаторами ей не хотелось... как не хотелось и лишний раз выходить из своей комнаты: теперь, спустя больше двух недель, репликаторы (которых сотрудники центра ласково именовали "электрониками") уже не напоминали испуганных детей и свободно разгуливали по Центру — и каждый раз она рисковала наткнуться на кого-нибудь из них… правда, Ниам и Арктур чаще всего проводили время в архивах, Корасен редко выходил из комнаты, а Лие и Чане было не до неё (одна из них была занята общением с братом Русланом, другая – с братом Всеволодом), но вот Стилус, Цертус, Селестия или Эван... Но совсем изолироваться всё-таки было нельзя — ни от репликаторов, ни от людей. Вот и теперь её уединение было нарушено — и конечно же, тем, кого она менее всего хотела бы видеть: в дверях стояла сестра Ксения.

— Извините за вторжение, Елизавета Джеймсовна, — подчёркнуто-вежливый тон Владычицы не предвещал ничего хорошего. — Надо поговорить.

Элизабет нехотя подняла голову от книги:
— Что вы хотели?
— Я хочу знать, кто сказал асуранам, что они опасны для людей.
— Я говорила с ними об этом на днях.
— Кто бы сомневался! — Ксения почти бесцеремонно уселась на стул. — Это что же получается, психотерапевт из кожи вон лезет — а вы им новые неврозы провоцируете?
— У них не может быть неврозов.
— А вот доктор Рамазанов так не считает.
— Доктор Рамазанов — фанатик своего дела, он найдёт невроз у кого угодно. Но мы-то с вами должны понимать, что у компьютеров неврозов не бывает.
— Значит, не бывает? Так ведь вы тоже в некотором роде компьютер — получается, что и с вами он тут зря время теряет?
— Я не всегда была репликатором, и вы это знаете.
— Так значит, саму возможность существования человеческой души в нанитном теле вы принципиально не отвергаете?
— О душе я ничего не знаю — никогда не интересовалась вопросами религии.
— Как же так, вы получали филологическое образование — и никогда не имели дела со средневековыми текстами?
— Исключительно с точки зрения истории литературного языка.
— "С точки зрения...", — вздохнула Ксения. — Вот что губит нашу цивилизацию — узко-специальный взгляд на вещи! Почему человек эпохи Возрождения...
— Что вы хотите от меня? — резко оборвала её Элизабет.
— Я хочу, чтобы вы перестали смущать асуран абсурдными идеями! Это ж додуматься надо — внушать живому существу страх перед его собственным телом!
— А как ещё я могу их убедить? Если бы Елена не вмешивалась, я бы уже давно уговорила их на создание человеческих тел!
— Зачем, интересно? Им и в нанитных неплохо.
— Они должны понять, что если они хотят жить среди людей — то должны стать людьми.
— Кому должны? Их физическая природа не беспокоит никого, кроме вас.
— Потому что никто их не знает так, как я! Это ведь не вы жили среди них.
— Верно, в Асурасе я не жила. Но вот по части жизни репликаторов среди людей у меня опыта побольше — вы ведь даже попробовать не захотели.
— Тем не менее, вы скрывали то, что он репликатор.
— Да, скрывали. В нашей эпохе слишком много людей, похожих на вас — но здесь, слава Создателю, не изобьют человека за то, что он не WASP**!
— Вы считаете меня расисткой?
— В отношении асуран вы ведёте себя именно как расистка. И это после всего, что они для вас сделали! Должны же вы быть хоть немного благодарной.
— И за что же я должна их благодарить?
— А что — не за что? В свою компанию приняли, прижиться помогли, от Оберота защищали, при бегстве с собой взяли...
— Но сначала они сделали меня репликатором. И если вы ратуете за сохранение естественной природы...
— Репликатором вас сделали не они. Тех уже нет в живых — ваша жажда мести должна быть удовлетворена.
— Ниам жив и по-прежнему опасен.
— Я что-то не понимаю: у нас он два года никого пальцем не тронул — а у вас сразу...
–... вцепился мне в горло.
— Он же был перепрограммирован — так что можно считать, не он это сделал, а Оберот. Теперь Оберота нет, кода агрессии тоже нет, чего вы боитесь?
— Вы забываете о нанитах.
— Наниты передаются не спонтанно, а целенаправленно — вы знаете это лучше меня.
— Но я не знаю, чего ждать от них... с тех пор, как мы здесь, они "закрываются" от меня, и я не знаю, что они замышляют.
— Так вот в чём дело — вы потеряли возможность их контролировать на расстоянии! Полагаю, вы поэтому отказались от домашней адаптации?
— Я не считаю себя обязанной отвечать на этот вопрос!
— Я не настаиваю! Но имейте в виду: если ещё будете их обижать — я за себя не отвечаю!
— И что же вы сделаете?
— Попрошу брата Всеволода удалить вам код агрессии! — ответила Ксения уже в дверях. — Я вижу, вы — последняя из репликаторов, у кого он остался! — Ксения ушла, хлопнув дверью.

Оставшись в одиночестве, Элизабет подошла к окну. На скамейке она увидела Лию в компании брата Руслана — физик нежно держал асуранку за руку... Может, хоть эту удастся уговорить на человеческое тело? Остальных, видимо, не дадут.

***
"Зачем только приходила к ней? — думала Владычица, идя по коридору. — Всё равно эта американка ничего не поняла — только себе нервы трепать..."

От раздражения её отвлёк Макар Емельянович, спешивший навстречу:

— Ну вот, хоть вас нашёл! Вы не знаете, где Корасен?
— Как — где? Разве не у Ахмеда Аслановича на сеансе?
— В том-то и дело, что нет. Нигде его найти не могу!
— А асуране что?
— И они тоже! Он в последнее время часто от них "закрывается".
— Похоже, исчезновения входят у него в привычку... где вы уже искали?

***
Корасен метался по Адаптационному центру — так же полубесцельно, как недавно по коридорам Атлантиса... бежать! Неизвестно куда — только подальше отсюда! Как бы то ни было — на сеансы психотерапии он больше не пойдёт — его пугал этот человек, который — казалось — знал о нём всё. Это не Оберот — от него не зашифруешься... ведь именно страх заставлял его то шифроваться, то бежать — с того самого дня...

Нет, как раз в тот день бежать он не мог — ноги оторвало взрывом, такая потеря вещества не позволяла восстановиться самостоятельно, без "вливания" нейтрония. Ниаму повезло — он стоял в другом конце лаборатории — и уцелел. Ниам вынес его из здания за 9 секунд до того, как оно рухнуло.

Почти сразу они столкнулись с Оберотом и Талусом. Да, Талус — самый весёлый парень в Асурасе... но в тот день и ему было не до шуток. Он догадался где-то прихватить МНТ — на нём-то они и смогли потом продержаться (за одно это можно было простить ему всё, что пришлось вытерпеть от него потом — когда он стал "правой рукой" Оберота). Вот так они дальше и бежали вчетвером. Бежали — а вокруг всё рушилось: рушились здания, рушилась подпространственная сеть, содрогающаяся от предсмертных криков, рушилась вера асуран в их создателей...

Оберот тогда сказал только: "Доигрался ты со своими переговорами!" (он имел в виду переговоры об удалении кода агрессии — в эту идею Ниама Оберот с самого начала не верил)... впрочем, не только это — он ещё доказывал Ниаму, что практичнее будет "повреждённого" бросить. Они спорили об этом несколько раз, пока добрались до нейтрониевой шахты. Там им удалось и восстановить ноги Корасену, и "пересидеть", пока не убрались лантийские "Авроры". Именно там — в той шахте — они с Ниамом решили, что станут не ниже создателей, а Оберот и Талус — что будут мстить. Все, кого создали после этого — все новые поколения асуран — шли либо за Ниамом, либо за Оберотом. Но если стремившиеся к вознесению могли хоть что-то делать для достижения своей цели — то Оберот и иже с ним были "связаны по рукам и ногам" ограничениями в базовом коде, и им оставалось только "отыгрываться" на Ниаме и его последователях — чем дальше, тем больше... и тут уже невозможно было жить, не дрожа от страха!

Безоговорочно доверять он мог только одному человеку — Ниаму — но теперь и ему нельзя верить: он заодно с людьми, он больше не думает о вознесении... а что, если цифровое вознесение не было ошибкой — что, если это было именно то, к чему они стремились? И оказалось, что это не для них — что они так существовать попросту неспособны... Снова всё рушилось — и на сей раз некому было его "вынести"...

...За очередным поворотом Корасен едва не сбил с ног темноволосое антропоморфное существо высокого роста с раскосыми глазами. Существо высказалось — явно мужским голосом — но почти ни одного слова Корасен не понял — можно было лишь догадываться, что в основном смысл сводился к выражению эмоций... да, они постоянно выражают эмоции! Всё-таки существовать без подпространственной сети довольно хлопотно и энергозатратно...

— Чего шарахаешься-то? — на сей раз вполне понятным языком поинтересовался незнакомец.
— Ты — человек, — констатировал асуранин, ещё не решив, опасен этот субъект или нет.
— Ну ты даёшь! Нешто я на человека похож?
— Похож, — коротко и весьма логично ответил Корасен.
— Скажешь тоже — человек... орк я, понятно тебе!
— Понятно.
— А ты сам-то кто?

Корасен не сразу определился, какую именно информацию следует предоставить собеседнику — но, судя по всему, того интересовало, к какому классу разумных существ он относится.

— Я наноморф.
— Нано — чего?
— Наноморф, — повторил репликатор. — Разумное существо, состоящее из нанитов — самомультиплицирующихся микроскопических структур.
— А-а, ты из этих, что ли... как вас там... электроников?
— Здесь нас иногда называют так.
— Так ты, наверное, в технике шпаришь?
— На моей планете я был учёным и изобретателем.
— Изобретателем? Это хорошо! — орк весьма по-свойски взял репликатора за плечи. — Пойдём-ка к ребятам, поможешь нам одно дельце обстряпать!

*Ф.Петрарка
*** WASP (White-Anglosax-Protestant) - "белый-англосакс-протестант", привилегированная часть американского общества в середине XX в. (своего рода американский аналог "чистого арийца").


 
ElennaДата: Суббота, 06.12.2014, 13:26 | Сообщение # 17
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 17
Орков, доставленных из одного из альтернативных миров Арды, в Адаптационном Центре осталось четверо – тех, кто так пока и не нашел себя в новом мире, но покидать его не спешил, уж больно хороша была жизнь в условиях Центра. А к хорошему привыкаешь быстро. И в настоящий момент трое из них, с удобством расположившись прямо на покрывавшем пол мелковорсистом паласе были по уши погружены в некое таинственное действо с маленькими черными прямоугольниками, поделенными пополам неглубокой чертой с нанесенными на половинками белыми точками. Как успел отметить про себя Корасен, точек на каждом из таких прямоугольников было различное количество.

- Ну? – произнес один из них, оторвавшись от изучения выстроенной на полу затейливой комбинации, подняв голову и вопросительно уставившись на своего товарища.
- Знакомьтесь, парни, один из этих недавно прибывших электроников. Говорит, что в своем мире был изобретателем и ученым! – провозгласил с порога орк.
- Грикхан, ты в своём уме? Хочешь, чтобы нас накрыли? – спросил другой, в то же время с неприкрытым интересом уставившись на «электроника». Про «электроников» он слышал, правда, краем уха, а видеть еще не доводилось. Занятный субъект, с виду не отличишь от человека. Ну да, местных андроидов тоже с людьми можно спутать. История пытавшегося ухлестнуть за Мэрилин Чародея с легкой руки одного из айзенгардских ребят стала достоянием многих.
- Не накроют, - бесшабашно откликнулся ответил Грик. – Начальник временно отбыл в командировку…
- Ну и на кой нам «электроник»?
- Дык, может помочь с аппаратом … Он говорит, что у себя в мире изобретателем был и ученым.

- А что это? - с любопытством рассматривая затейливый агрегат, осведомился Корасен. Поняв, что странные незнакомцы не собираются причинять ему вред, асуранец позволил себе расслабиться. К тому же, чисто научный интерес взял вверх над осторожностью. Ничего подобного прежде ему видеть не доводилось. Возвышавшийся в дальнем углу над полом агрегат состоял из небольшой горелки, разнокалиберных реторт, трубок и спиралей, внутри которых медленно сочилась некая мутноватая жидкость, в итоге по каплям стекая в подставленный низкий сосуд с двумя ручками. Откуда и каким образом орки натаскали все это, оставалось загадкой. Парни решили, что будут стоять до конца, как партизаны, и не расколются, хоть вешай.

- Синтезатор «ракетного топлива», - не без внутренней гордости за своё детище ответил репликатору один из молодых соплеменников Грика. «В простонародье – самогонный аппарат», - мысленно добавил он. Но вслух решил не произносить. Судя по выражению лица гостя, затейливое наименование агрегата произвело на него впечатление.

Об игре дружно позабыли. Поднявшись с пола, парни вслед за «электроником» и Гриком приблизились к агрегату. Гость продолжал с интересом разглядывать агрегат, а парни – гостя.

- А ты точно уверен, что он того … ученый? – вполголоса с толикой сомнения осведомился у Грика один из парней, ткнул того легонько локтем в бок.
- Дык он сам так сказал…
- Говорят, что кур доят, - ухмыльнулся его товарищ. – Какой же он к Илуватару ученый, коль элементарных вещей не знает?
- Может, у них нет там «ракетного топлива»… откуда ему знать.
- Да? – недоверчиво хмыкнул их четвертый немногословный товарищ. – А от чего они работают? Чем заправляются?
- Воздухом! – рявкнул, едва сдерживая гнев Грик. Назревал явный дружеский мордобой. Но так и не назрел, поскольку, осмотрев странную установку, приведенный Гриком гость осведомился:

- Вы собираетесь строить ракету?
Парни прыснули, многозначительно запереглядывались. Вопрос, по их мнению, был более чем наивен, хотя и не лишен логики.
- Ракету? А на кой она нам здесь?
- Тогда зачем вам «ракетное топливо»? – не понял Корасен.
- Для употребления внутрь, - ответил один из парней.

«Это явно не люди, - сделал для себя вывод Корасен. – Наверное, это нечто вроде местных андроидов. И работают они на «ракетном топливе»…

Корасен уже успел познакомиться с некоторыми из числа так называемых андроидов – механических существ, похожих на людей, которых успел повстречать как в «Сфере», так и в Адаптационном Центре. Андроиды были самыми разными и занимались каждый вид своим делом – убирали территорию, работали в роли официантов, курьеров и информаторов. Улучив момент и оставшись наедине с роботом-уборщиком, начищавшим полы на этаже, где находились апартаменты асуран, Корасен рискнул сунуть руку в то, что считалось у андроида головой. Но ничего особо важного и интересного для себя почерпнуть не сумел. Андроиды показались ему примитивными, поскольку действовали согласно заранее заложенной в них людьми программе. Никаких перспектив в плане самоэволюционирования. Но эти парни, - кажется тот, кого назвали Грик, сказал, что они – орки – были совсем иными.

«Может, новая улучшенная версия? - подумал Корасен, в свой черед с интересом приглядываясь к парням. – Интересно, что им от меня нужно? Решили похвастаться своим изобретением?» Как изобретатель, Корасен не был от представленного ему ноу-хау в большом восторге. Наметанный глаз ученого сам собой отыскал в агрегате неточности и слабые звенья, над чем еще следовало бы поработать.

- Ну так и займись этим, - ответил ему один из парней, когда он указал новым знакомым на недостатки их агрегата.
- Вы хотите, чтобы я помог вам доработать синтезатор?

Вот, значит, зачем его притащили сюда! Этим андроидам нового поколения понадобилась помощь в добыче необходимого им для функционирования жидкого топлива. Что ж, он им поможет. Эти ребята ему никакого вреда не причиняли … пока, да вроде не собираются впредь. Странные немного, координация движений слегка страдает, да и к Сети не подключены. Или, скорее всего, у них иная, собственная, Сеть.

- А то! – обрадовался Грик. – Мы чай в долгу не останемся…

Правда, чем они собираются расплатиться за услугу, орчок так и не сказал. Впрочем, севшее на прежнего «конька» «эго» асуранского изобретателя и ученого уже делало своё дело.

…Постепенно работа увлекла Корасена, заставив напрочь позабыть о не так давно терзавшей его тревоге. Он с головой ушел в процесс модификации странного агрегата, собранного парнями в полевых условиях при помощи бытового синтезатора. Оказывается, местные синтезаторы умеют копировать не только носки и элементы одежды, но и много другого, чего может пожелать простая орочья душа, за исключением, конечно, «ракетного топлива». Для экспериментов в этой части необходим был пищевой синтезатор, который находился в столовой. Но экспериментировать с ним орки уже не решились.

Модифицировать уже готовый агрегат большого труда не составило, сложнее оказалось встроить наниты – всё-таки технологии были почти несовместимыми. Впрочем, невыполнимые задачи всегда были его «коньком»! Выстраивая программу для нанитов, отделившихся от его тела, Корасен ощутил знакомое чувство интеллектуального подъёма – как будто вернулись те времена, когда они с Ниамом и Аррией только начали разрабатывать способы вознесения.

«Эх, Аррия, Аррия… надо ж было такому случиться, что именно она оказалась в городе-корабле в тот день, когда явились гости из Атлантиса…»

Усилием воли Корасен стряхнул с себя печальные воспоминания. Процесс продвигался, постепенно привычный глазу орчка самогонный аппарат приобретал незнакомые черты. Скорость производства необходимого продукта увеличилась.

- Ух, ты! – выдал один из ребят, когда подставленная под краник двуручная реторта, именуемая кастрюлей, была наполнена почти до краев. Грик был доволен собой и не скрывал этого. Как-никак, а ведь именно он при неожиданной встрече не сплоховал и догадался притащить ученого «электроника» в их комнату.
«Интересно, а что это он отделял от своего тела, а затем, меняя конфигурацию, встраивал в самогонный аппарат?»
Впрочем вскоре стало не до этого; достав большие походные кружки, привезенные из родного мира, парни принялись разливать готовый продукт и осторожно пробовать на вкус.

– А чё, хороший получился!
– Сразу видать – то, что надо!
Парни уважительно, с одобрением, поглядывали на гостя, соображая, как бы и в каком направлении применить его необычайные таланты.

«Эх, неплохо было бы заманить такого с собой в Арду», - размечтался Грикнах.
- Слушай, - после дегустации конечного продукта обратился к Корасену один из орчков. – Мы тут с парнями… того... поспорили, можно ли нагнать так же, скажем, из пластикового табурета… как ты считаешь?
- А зачем? – осведомился с недоумением Корасен. Ответа на данный вопрос он, естественно, не знал. Не было в его жизни подобного опыта.
- Ну-у, в качестве эксперимента, - ответил орчок.
- В качестве эксперимента … - задумчиво повторил Корасен. – Можно попробовать. Но из чего?
- Да хотя бы вот из этого, - орчок кивнул на стоявший поблизости пластиковый табурет, выбранный в качестве экспериментальной жертвы.
- А чё, - осмотрев табурет сказал деловито его товарищ. – Ножки обломать – они железные, а корпус сойдет. Только его сперва настругать помельче надо, чтобы в аппарате не застрял.

Но ни обломать, ни тем более обстругать они ничего так и не успели. Дверь в их жилой бокс вдруг резко распахнулась, и на пороге возникла миловидная, но совершенно незнакомая им молодая дама.

– Вот он где! – заметив «электроника», воскликнула она. От её голоса, гость непроизвольно вздрогнул и как-то даже виновато ссутулился. Его снова нашли. За ней следовал Макар Емельянович. Впрочем, последнего орки уже видали несколько раз.

- Веселимся, значит? – осведомился он тоном, не предвещающим ничего хорошего.
- А чё? - независимо ответил один из парней; как-никак, а пришлый дядька их прямым начальником не был, чтобы ему беспрекословно подчиняться. – Мы это … в качестве чисто научного эксперимента.
- Эксперимента, говорите … - усмехнулась дама, окинув комнату беглым взглядом и поморщилась от явно ощутимого сивушного запашка. – Знаю я, как эти эксперименты называются…
- Ну, точно эльфияночка, - заперешептывались, несколько стушевавшись, ребята. Кто-то под шумок даже поспешил припрятать кружки и кастрюлю с остатками драгоценной жидкости так сказать – от греха подальше.

Корасен переводил вопросительный, исполненный недоумения взгляд с Владычицы на новых знакомых, пытаясь понять, что те испугались? Ведь по сути они ни в чем не виноваты, он сам решил сбежать… И Корасен решил выручить ребят.
– Я модифицировал молекулярно-атомарный синтезатор ракетного топлива, - важно сообщил он. - Судя по всему, он необходим данному виду андроидов для подзаправки…
- Андроидов? – одновременно повторили Ксения, Макар Емельянович и орки, озадаченно переглянувшись. Впрочем, орчки быстро сообразили, что к чему и прыснули, давясь от смеха. «Электроник» принял их за местных дроидов. Сесть и не встать!
- Ужо, я их заправлю, - нахмурив брови, выдала воинственно Владычица. – Сама вашему дорогому и уважаемому Моргулу доложу!

Парни натянуто ухмыльнулись, припоминая не столь давний визит в Брайдорат дипломатов с Большой Земли, пришедшийся аккурат на начало мая.

***
– Это ж додуматься надо! – выговорила Владычица, следуя за Корасеном по коридору. – Спирт из табуретки!
– Они хотели из пластика, – нерешительно пояснил Корасен. – Это был эксперимент. Они хотели узнать, можно ли синтезировать ракетное топливо из пластика.
– Что из столовой увели – из того и хотели! А табуретки… вот, говорят, в Струнино – на 101 километре от Москвы – была в 90-е годы XX века такая тётя Зина – вот она толк в табуретовке знала!
– Она была физиком? – поинтересовался репликатор.
– Да ты что, откуда физики на 101-м километре в 90-е годы! А только без всякой физики весь городок к ней за табуретовкой ходил!
– Иди-иди, не бойся, – говорил шедший следом Макар Емельянович, подталкивая Корасена к двери в кабинет психотерапевта. – Ахмед Асланович пока ещё никого не прибил. Вот его от пациентов в «воскреситель» выносили – было дело.
– Даже так? – удивилась Ксения.
– А то как же? Перемещённые – они же разные бывают.
– Для чего я должен общаться с ним? – почти обречённо спросил Корасен.
– Чтобы разобраться, куда ты попал, – ответила Владычица. – И чтобы понял, наконец, что тебя здесь любят. А с орками не связывайся, эти тебя хорошему не научат.
- Орками? - недоуменно переспросил репликатор. - Странная у них программа. Такое впечатление, что немного недоработанная.
- Какая уж есть, - сдержанно ответила Ксения. – А будут впредь приставать, я их начальству сообщу, он в миг им программу поправит.
- Только где он – их начальник то, - вздохнул Макар Емельянович. – Как неделю назад отбыл по делам в командировку, так они и предоставлены сами себе.
- Надо будет дать знать слайдерам, - согласилась Ксения. - Негоже ребят без присмотра оставлять. Мало ли чего им еще в голову прийти может…

Когда дверь кабинета, наконец, закрылась за репликатором, Ксения облегчённо вздохнула:
– Ну ладно, на этот раз обошлось. Думаю, не стоит рассказывать об этом доктору Вейр. Представляю, что она может подумать…
– Пожалуй, не стоит, – согласился Макар Емельянович. – Она и без того нервничает из-за ромео-джульетычей.
– Каких ромео-джульетычей?
– А вы что, не в курсе, что у двоих ваших роман полным ходом с репло-девицами?
– А я, Макар Емельянович, в личную жизнь моих людей не вникаю, от дел отойти попросятся – не откажу, а так – нет…
– А Корасен этот, конечно, светлая голова! Меньше чем за час аппарат модифицировал.
– Да уж, было бы чем гордиться. Его бы энергию – да в мирное русло!

Макар Емельянович нахмурился и затем задумчиво продолжал:
– Я вот о чём подумал… вот, видел он сегодня пьяных орков. Что, если он себе да и другим тоже любопытства ради какую программу соорудит, чтоб аналогичного состояния достичь, а? Дабы на собственном опыте, так сказать, понять, для чего парням спирт был нужен.
– Этого нам только не хватало! Если доктор Вейр пьяного репликатора увидит – ей же операционную систему переустанавливать придётся!


 
ElennaДата: Воскресенье, 07.12.2014, 12:28 | Сообщение # 18
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 18
Как бы ни хотелось Элизабет уследить за всеми репликаторами — это ей не удавалось. Всё ещё переживая по поводу "самогонных подвигов" Корасена, она не увидела, как ночью после этих бурных событий Лия и Селестия зашли к Елене в спальню. Стоя в нерешительности у постели Хранительницы, асуранки переглянулись. Перевести этот "безмолвный диалог" можно было примерно так: "А можно? — А почему нельзя?" Немного подумав, Лия осторожно погрузила пальцы в лоб спящей женщины.

— Копируй всё, — говорила ей Селестия.
— А вот это она не любит. Может, это плохо?
— Но она это помнит... было бы плохо — забыла бы, ведь люди могут забывать.
— А Ниам говорил, что они тоже не всё могут забыть. Они даже плачут от этого.
— Ты информацию бери, эмоции не трогай — разбудишь!

Утром Елена, не подозревая о ночном посещении, прогуливалась по аллее в компании Ниама. В последние дни им нечасто удавалось побыть вместе: он постоянно был либо с собратьями, либо в архивах "Сферы" (информация всегда была страстью репликаторов). Елена уже задумывалась: "А нужна ли я ему теперь?" Она понимала, что в ней говорит материнская ревность, что жизнь идёт своим чередом... и всё же она была счастлива, когда Ниам всё-таки находил для неё время. Елена пела одну из тех песен, которые — она это знала — всегда будут связаны для Ниама с тем счастливым (она на это надеялась) временем, когда он впервые смог разглядеть прекрасное лицо человечества:
— За дальнею околицей, за молодыми вязами
Мы с милым, расставаяся, клялись в любви своей...

— И были три свидетеля: река голубоглазая,
Берёзонька пушистая да звонкий соловей,* — неожиданно отозвались со спины два голоса.

Елена и Ниам оглянулись: за ними следовали Селестия и Лия.
— Ой, девчата, и вам эта песня нравится?
— Нравится.
— Нам нравится всё, что ты поёшь.
— Теперь мы тоже поём! — с присущей им непосредственностью сообщили асураночки.
— А когда выучить-то успели?
— У нас хорошая память.
— Да вроде эту я при вас ещё не пела... или вас Ниам научил?
— Я им не передавал, — как-то неожиданно мрачно возразил Ниам. — Откуда у вас эта песня?
— Не лезь нам в память!
— Не становись, как Оберот!
— Вы её скопировали, — заключил Ниам. — Мама, ты им разрешала сканировать твоё сознание?
— Да они не просили... но я не помню, чтоб они меня сканировали.
— То, что ты не помнишь, не значит, что они этого не делали.
— Мы не стирали ей память!
— Мы просто сканировали, когда она спала!
— Совсем немного!
— Только песни!
— Она ничего не почувствовала!
— Даже не проснулась!
— Я же предупреждал вас — без согласия никого не сканировать! Вы должны понимать, что мы здесь...
— Перестань, Ниам! — перебила Елена. — Думаешь, я не знаю, как ты за моей спиной ударникам мобильные игрушки делал!
— Да, я это делал, — как-то отстранённо ответил асуранин и поспешно направился к зданию Центра.

За ним направились Лия с Селестией, распевая:
— Хорошие девчата, заветные подруги,
Приветливые лица, огоньки весёлых глаз,
Лишь мы затянем песню,
Как все скворцы в округе
Голосами своими поддерживают нас...**

***
Елена уже жалела о том, что сказала Ниаму. Конечно, ей было жаль асураночек — они выглядели такими смущёнными, но дискредитировать лидера в присутствии членов группы — это "запрещённый приём"! Что он хотел сказать? "Мы здесь..." "Мы здесь под наблюдением?" "Мы здесь чужие?" Значит ли это, что он до сих пор ощущает непреодолимую пропасть между собой и людьми? К тому же он, похоже, обиделся... Что ж, все родители рано или поздно через это проходят!

От размышлений её отвлёк человек в чёрном деловом костюме, идущий по аллее со стороны Центра; черты лица выдавали в нём уроженца Кавказа. Вот с кем ей уже несколько дней хотелось побеседовать обстоятельно!

— Ахмед Асланович! — окликнула она его.
— Добрый день, — отозвался психотерапевт.
— Наконец-то мы с вами встретились! Как-то всё не получалось, а ведь я столько слышала о вас...
— А я — о вас. И не только от асуран.
— Полагаю, от Эльяса?
— Не только.
— Как он сейчас?
— Ко мне больше не обращался — это само по себе неплохо, — усмехнулся психотерапевт. — А ещё я слышал, что он собирается жениться.
— И кто же эта счастливица?
— Инга, дочь Клементия Сергеевича.
— Когда-нибудь он должен был это понять.
— Вы не думаете навестить их?
— Не думаю, что стоит это делать. Есть прошлое, которое должно быть похоронено окончательно и бесповоротно — вам ли не знать... а вы работаете сейчас с кем-нибудь из той эпохи?
— Нет, сейчас я занимаюсь только асуранами. Признаюсь, это потребовало от меня всего!
— Они настолько отличаются от людей?
— Я бы не сказал, что различия настолько уж разительны — у них все те же личностные характеристики: экстраверсия-интроверсия, характер, темперамент... не могу сказать, какова его материальная основа — но он есть. У них нет только тех индивидуальных различий, которые у нас связны с асимметрией головного мозга, половых различий я тоже не выявил.
— Говорят, с ними вы поступились вашими принципами?
— Что в имеете в виду?
— Вы известны тут как последовательный сторонник семейной адаптации перемещённых, а им вы не рекомендовали.
— Ах, вы об этом... да, в данном случае я сделал исключение. Взять на адаптацию девятерых всё-таки сложно, а разлучать их нельзя ни в коем случае!
— Да, я заметила, что они привязаны друг к другу.
— Это слабо сказано! Понимаете, у них индивид ощущает себя в первую очередь не личностью, а членом группы.
– Как у людей эпохи родового строя?
— В принципе, сопоставимо, но всё равно это у них более выражено. Все тесты на групповую сплоченность и групповое влияние дают у них максимальные результаты, и что-то мне подсказывает, что у нас попросту нет таких тестов, которые могли бы оценить эти показатели адекватно. К тому же, некоторые методики с ними не работают.
— Какие?
— Опыт Музафера Шерифа, например. У них нет автокинетического эффекта. И некоторых других иллюзий восприятия тоже нет. На картинках-перевёртышах, к примеру, они видят одновременно два образа, а не поочерёдно, как мы.
— А их музыкальное восприятие вы, случайно, не исследовали?
— Нет... музыкальная психология — не моя специальность. Могу только сказать, что диапазон слухового восприятия у них шире. Зрение тоже несколько отличается — видят дальше, в темноте видят лучше, чем мы...
— Значит, ощущение и восприятие у них отличается от нашего?
— Да я бы не сказал, что сильно отличается — кроме порогов чувствительности серьёзных различий нет: те же свойства, те же модальности, кроме вкусовой...
— Это понятно, они же не едят.
— С другой стороны, у них есть вид восприятия, который у нас не представлен.
— Подпространственное?
— Да! Его трудно описать в понятных нам терминах, но оно имеет для них колоссально значение, его потеря — это как для нас потеря зрения или слуха.
— Значит, Ниам всё время, что жил у нас, чувствовал себя тяжёлым инвалидом?
— Боюсь, что так... но это ведь был вопрос жизни и смерти, не так ли?
— Да, так и было... но сейчас оно у него нормально работает?
— Мне трудно судить о норме — та группа, с которой я работаю, даже не тянет на репрезентативную выборку — но он не жалуется.
— Он никогда ни на что не жалуется. Для них ведь это основное средство общения с себе подобными?
— Похоже, что так. И я предполагаю, что с этим связано большинство различий между ними и нами по линии социальной психологии.
— Вы имеете в виду их "зашкаливающую" групповую сплочённость?
— И это тоже, но не только. Скажем, у них очень слабо представлены невербальные средства общения — лица маловыразительные, жесты практически отсутствуют...
— Но у них такие выразительные глаза!
— Да, я заметил... но это очевидно лишь при близком общении с ними. Возможно, те люди из Атлантиса потому и считали их бесчувственными.
— Но ведь это не так!
— Разумеется! В некотором смысле, они более эмоциональны, чем мы.
— Даже так?
— Отчасти это связно с особенностями их памяти... объём её мне так и не удалось оценить, хотя бы приблизительно — похоже, в памяти этих девятерых все знания их расы.
— Но как это связано с эмоциями?
— Дело в том, что у них практически отсутствует забывание, и эмоции они тоже помнят. Соответственно, они могут переживать то, что случилось несколько тысячелетий назад, а за счёт подпространственной связи — ещё и то, что происходит с другим индивидом.
— Эффект идентификации?
— Да, идентификация, заражение... все эти механизмы у них действуют сильнее, чем у людей.
— Похоже, эта связь у них определяет многое?
— Да! И именно поэтому я против создания человеческих тел для них! Это личности, сформированные в совершенно других телах и другом обществе!
— Что мы теперь можем знать об их обществе...
— Кое-что можем! Скажем, у них не было коренного отличия малой группы от большой, которое есть в человеческом обществе: у нас только члены малой группы знакомы друг с другом и находятся в непосредственном контакте — у них же (благодаря подпространственой связи, колоссальной памяти и скорости мышления) друг с другом были знакомы все. Не было такого разнообразия групп, в которые может быть включена личность (это объясняется прежде всего отсутствием брака и родственных связей). Коллектив в таких условиях становится ценностью "по определению"и отвержение группой переживается очень тяжело, и потребность в аффиляции сильнее... — Ахмед явно входил во вкус, забыв, что перед ним не студенты, и Елена рискнула его прервать:
— Поэтому их и нельзя разлучать?
— Безусловно! И в определённом смысле такая ситуация облегчает мою работу — ведь у них и влияние лидера на группу тоже очень сильно — так сказать, в полном смысле "каков поп, таков и приход", так что влияешь на лидера — влияешь на всех. А Ниам на моей стороне.
— А они его воспринимают как лидера?
— Да, это очевидно даже без тестов. И скажу вам откровенно: будь он настроен против меня — я бы ничего не мог сделать!
— А так — можете?
— Да... пихотерапевтическому воздействию они поддаются— невротические расстройства постепенно сходят на нет. Вот только с Корасеном проблемы.
— Да, я замечала, что он не очень-то общителен...
— Но сейчас он всё-таки стал отвечать на вопросы — поначалу вообще уходил "в глухую оборону".
— Значит, вы сможете ему помочь?
— Делаю всё, что в моих силах. Реактивный психоз с элементами бреда преследования... я, конечно, сталкиваюсь с этим сплошь и рядом — но тут очень сложное сочетание нескольких психотравмирующих факторов и личностных особенностей. Соответственно, и состояние... будь это человек — я бы уже назначил медикаменты.
— А что можно предпринять для репликатора?
— Возможно, могла бы помочь временная деактивация — но он на это не согласен... боится. А принудительно деактивировать не хотелось бы, равно как и прибегать к помощи программистов. Пока остаётся надеться на то, что его "вытянет" группа.
— А что с остальными?
— У остальных не так тяжело, но синдром Шнайдера довольно выраженный, причём с преобладанием фактора Х. Когда мы с этим справимся, можно будет говорить об адаптации.
— Ниам смог адаптироваться у нас — а ведь условия были более жестокими.
— Да, они должны обладать высокой способностью к адаптации, учитывая особенности их развития.
— Но как вы можете судить об их развитии — вы же ни одного репликатора не наблюдали от рождения.
— Что верно, то верно — без логитюда тут сложно судить. Но среди них есть люди разного возраста: самые старшие — Ниам и Корасен, они помнят карательную операцию Древних, а Чану и Цертуса создали всего 2 года назад...
— Лия рассказывала, что это было после захвата Атлантиса... и к каким же выводам вы пришли?
— Что к ним неприменимо понятие психологического возраста — они рождаются взрослыми, с полностью сформированными психическими функциями. С другой стороны, они в течение всей жизни сохраняют гибкость и высокую способность к обучению, что мы с возрастом утрачиваем...
— Значит, они смогут подняться... я в них верю!
— Я тоже. Всё-таки почти все из них жили в состоянии стресса тысячелетиями — и они при этом себя сохранили.
— А Корасен?
— Корасен..., — психотерапевт вздохнул. — Знаете, такое состояние, в котором он пребывает сейчас, хоть и идёт во многом от личностного — всё-таки оно ситуативно, и долго длиться не может.
— Вы хотите сказать — у людей не может.
— Конфликт так или иначе разрешается. Разрешение может быть болезненным — но в конечном итоге оно всегда происходит, при нашем участии или без. Наша задача — сделать разрешение управляемым.
— И когда же наступит разрешение?
— Думаю, что скоро — он напряжён предельно. Я опасаюсь сейчас только психосоматики.
— Но как психосоматика может выглядеть у репликатора?
— Если бы я знал! — развёл руками доктор Рамазанов. — Вот почему с него сейчас лучше не спускать глаз.

Распрощавшись с психотерапевтом, Елена направилась к корпусу: ей надо было помириться с Ниамом. «А на днях у дальнего овина ой да повстречалась с парнем я нездешним»***, – пели неподалёку уже три женских голоса. «Чане информацию передали, – подумала Елена. – Интересно, они хоть понимают, что такое овин… Да, всё-таки это дети. Рождаются взрослыми – и никогда не взрослеют».

Ахмед Асланович был прав... и даже не догадывался, насколько.

*Н.Будашкин
**А.Пахмутова
***И.Доронин


 
ElennaДата: Понедельник, 08.12.2014, 14:50 | Сообщение # 19
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 19
- Скорей, брат Всеволод! - торопила Елена.
- Да что такое?
- С Корасеном плохо.
- А что с ним?
- Встать не может... и ужасы всякие мерещатся - то Древних поминает, то Оберота, то атлантийцев.
- Действительно, ужасно, - заметил Макар Емельянович. - Ниам в курсе?
- Они с Арктуром в архиве. Они теперь оттуда не вылезают - а сегодня ещё и Стилус с Цертусом увязались...

Корасен и впрямь ничем не отличался от больного человека, мечущегося в бреду ("Видели бы это атлантийцы", - невольно подумалось Хранительнице).
- Нет, ничего не получается, - констатировала сестра Ксения, сжимавшая руками голову репликатора.
- Нам с Селестией тоже ничего сделать не удалось... - сообщила Лия.
- Он даже говорить перестал, - добавила Селестия.
- ...нужно внешнее программирование.

Брат Всеволод, установив связь, сосредоточенно смотрел в монитор, то и дело щёлкая клавишами:
- Так, не то... здесь тоже нормально... опять не то... не пойму, где у него сбой... нет... может, здесь?
- Брат Всеволод, давай быстрее - ему всё-таки больно!
- А вы-то обе на что?!... О, нашёл! Держите его крепче - сейчас будет ОЧЕНЬ больно.
- Что, такой серьёзный сбой?
- Да уж куда серьёзнее! Я удивляюсь, как у него вообще что-то ещё работает - обычно при таком... я же сказал - держите!!

Удержать Корасена с трудом удалось даже Лии с Селестией.
- Когда он дёргается, я тут вообще ничего не разбираю! Успокойте его хоть на минуту!
- Мы не можем.
- Он выставил защиту.
- Если мы начнём её взламывать, будет только хуже.
- Ну, народ! Всё самому делать приходится!
- Это тебе не кремлёвские сайты ломать! - заметила Владычица.
- Всего-то один раз взломал!
- Постой, братец... сестра Елена, ты чувствуешь поток?
- Да.
- Вот так он не должен ничего почувствовать.
- Всё-таки мы с Лией его подержим.
- Вот и держите - и не мешайте мне! Сейчас-сейчас... вот и всё! Ошибка устранена.

Корасен перестал метаться, бессильно откинувшись на руки Селестии; она осторожно опустила его на подушку. Лия на несколько секунд погрузила пальцы в его лоб:

- Да, теперь он в порядке... спасибо вам!
- Теперь я понимаю, каково брату Юрию на операциях! - улыбнулся брат Всеволод, закрывая ноутбук; определённо, он был доволен собой - не меньше, чем когда взломал президентский почтовый ящик... пожалуй, не стоит рассказывать об этом Владычице - она из-за правительственного сайта до сих пор нервничает.

Корасен лежал спокойно, взгляд - до сих пор затуманенный - приобретал осмысленность.

- Вы нас не уничтожите? - проговорил он наконец.
- Да с чего ты взял, что вас уничтожить должны?
- Нас всегда кто-то пытался уничтожить... сначала наши создатели, потом Оберот, потом эти... в Атлантисе... они называли меня машиной для убийств! А я не убивал... я никогда никого не убивал!
- А ты о них не думай. Не стоят они того, чтобы ты о них думал, - ответила Елена, погладив его по голове.
- Погладь ещё, - почти жалобно попросил репликатор.

Хранительница рассмеялась:
- Да ты совсем как котёнок!
- Котёнок.. что значит?
- Детёныш кошки... животное такое - млекопитающее, с острыми ушами. Вы тут видели кошек?
- Нет, таких животных мы не видели.
- Наверное, им не попадались.
- А кошка бы сейчас не помешала, - заметила Ксения. - Можно кошку раздобыть? Для окончательного восстановления. А то энергии-то много надо - может, мы и вдвоём не справимся.
- Сейчас поищу, - пообещал Макар Емельянович, направляясь к двери. Всеволод последовал за ним.
- Девчата, вы уж тут за ним присмотрите, - попросила Ксения.

Лия и Селестия отвечали - по обыкновению репликаторов - перекидывая мысль друг другу:
- Мы присмотрим.
- Мы всегда за ним присматриваем.
- Если за ним не смотреть, он ведь такого наизобретает!
- Как-то раз он решил решил создать новый источник энергии...
-... и чуть не создал в своей лаборатории чёрную дыру.
- Так и будете всем рассказывать! - огрызнулся Корасен, но асураночки невозмутимо продолжали:
- Мы потом 126 суток прятали его от Оберота.
- А потом что?
- А потом Ниам его убедил, что Корасен нужен.
- Что необходимо вносить разнообразие в жизнь сообщества.
- Тогда Ниаму ещё удавалось иногда в чём-то его убедить.
- Это было шесть тысяч лет назад.
- Я Комету поймал! - сообщил Макар Емельянович ещё из коридора.
- У вас тут ещё и кометы есть?
- Ага! Видишь, какой у неё хвост шикарный!

Комета мяукнула, возмущаясь бесцеремонным обращением, но быстро сменила гнев на милость и, оценив ситуацию, принялась мурлыкать. Асураночки рассматривали кошку, Корасен же улёгся с ней, примерно как дети укладываются с плюшевыми мишками.

- Ну, вот тебе киса - и чтоб никаких чёрных дыр!
- Ты будешь ещё меня гладить?
- Может быть, деактивируем тебя? - предложила Селестия.
- Тебе надо сбросить напряжение, - поддержала Лия.
- Не надо.
- Ты всё ещё боишься?
- Нет. Но если вы меня деактивируете,я не буду чувствовать, как она меня гладит.
- А что, тебя первый раз за 10 000 лет?
- Лантийцы никогда нас не гладили!

***
Через несколько часов он уже сканировал мозг кошки. Вернувшаяся жажда исследования стала первым движением отогревающейся души.

Руслан присоединился к Макару Емеляновичу, наблюдавшему за репликатором на почтительном расстоянии.
- Тише, не испугай, - предупредил Макар Емельянович.
- Эк как он её изучает! - заметил физик.
- Так они же всё изучают!
- Да, они больше похоже на нас, чем кажется.
- Как у тебя с Лией-то, серьёзно?

Руслан опустил глаза:
- А что, весь Центр уже в курсе моей личной жизни?
- Да не стесняйся ты так! Я тут таких романов перевидал... хотя так, чтоб человек с роботом - такого не припомню. Тут ты у нас, так сказать, первопроходец!
- Не знаю... у меня как-то с женщинами никогда не ладилось...
- Женат на науке?
- Вроде того. А тут - она...
- А она-то хоть понимает, что от неё тебе надо-то?
- Не знаю... не уверен. Но хоть с ней рядом быть она мне позволяет. Вчера даже поцеловать разрешила.
- Да, быстро у тебя дело движется... Ну, а уговоришь - что с ней делать-то будешь? Она же... ну, ты меня понимаешь.
- А что такого? Серафим Саровский мог - почему я не смогу?
- Так Серафим Саровский святой был! Да и не останется она с тобой, наверное. Они ведь серьёзно надумали в Пегас возвращаться! Уж Элизабет их обрабатывала-обрабатывала...
- Мы с Лией уже говорили об этом. Я предлагал загрузить мне наниты, чтобы я всегда мог быть с ней на связи, но она пока боится это делать - говорит, они ещё недостаточно изучили влияние нанитов на людей, а вот когда они этот вопрос проработают как следует...
- Ты не забывай, что у неё на это времени побольше, чем у тебя!
- Думаю, я её уговорю не затягивать. Как в песне будет - "Тебя я услышу за тысячу вёрст"...
- Ну ты и романтик! - усмехнулся Макар Емельянович. - А ещё физик!
- В наше время трудно быть физиком, не будучи романтиком.

***
Елена знала, что рано или поздно этот разговор с Ниамом состоится - и оттягивать было больше нельзя. "Ему тяжелее, - говорила она себе. - Он не привык, он только однажды переживал разлуку с живыми, а мёртвыми потерял больше, чем может представить себе человек".

- Так вы уезжаете? - переспросил Ниам.
- Да, - ответила Хранительница. - Твои братья и сёстры здесь приживаются, даже Корасен приходит в себя... нам пора домой. А ты?
- Я остаюсь. Мне очень жаль, мама.
- Почему жаль?
- Для вас с отцом это будет тяжело?
- Дети вырастают, покидают родительский дом... это естественно.
- Так же естественно, как похоронить мать?

Кажется, он понимает больше, чем надо.
- Вы уже решили, что будете делать дальше?
- Создавать человеческие тела мы не будем. Мы вернёмся в Пегас и воссоздадим нашу расу - но не сейчас, может быть, через год или два - когда больше узнаем о людях.
- Значит, пока здесь останетесь?
- Да. Ты ведь бываешь здесь?
- Да, мы с Марьюшкой приезжаем в гости к Кэт. Иногда я даже Мануйло вытаскиваю.
- Значит, мы будем видеться.
- Думаю, мы сможем видеться и потом, в Пегасе.
- Я ещё не знаю, что будет в Пегасе. Там неспокойно.
- С тех пор, как я приняла Посвящение, я всегда чувствую себя "на переднем крае"... я привыкла!
- Но теперь ты не должна рисковать - ты нужна отцу, Марьюшке... и мне ты тоже нужна.
- Поживём-увидим.
- Когда вы уезжаете?
- Завтра утром.
- Хорошо, - Ниам протянул ей папку. - Вот, здесь моё заявление об увольнении по собственному желанию, у Аси Николаевны не должно быть сложностей из-за меня. А на диске - две видеозаписи, одну покажешь братьям, другую - в оркестре, ты поймёшь, какая из них для кого. В той, что для оркестрантов, я не говорил ничего недозволенного...Мне очень жаль, что я не успел с ними проститься по-настоящему. Я приеду к ним... не знаю, когда, но обязательно приеду.
- Ты только не забывай, что мы не живём столько, сколько вы.

Ниам отвёл глаза. Елена поняла, что затронула "больную" тему.
- Сынок... я надеюсь, что стала тебе хорошей матерью - теперь тебе предстоит стать отцом... отцом своего народа! Ты теперь лучше будешь понимать Оберота - и, наверное, сможешь его простить, и не повторишь его ошибок - я в это верю! Лучшее, что я сейчас могу сделать - это благословить тебя! Да, вот ещё что...
- Что, мама?
- Скажи девчатам, чтобы иногда гладили Корасена. Ему это нужно.


 
ElennaДата: Вторник, 09.12.2014, 13:05 | Сообщение # 20
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 20
В библиотеке – она же являлась архивом «Сферы» – царили умиротворяющая тишина и уютный полумрак, создаваемый настенными бра, расположенными по периметру зала на равном удалении друг от друга. Здесь было царство книг – информации, собранной людьми и заключенной на страницах в кожаных переплетах, многие из которых насчитывали сотни и даже тысячи лет.

Ниам любил бывать здесь - с того самого дня, как впервые, чисто любопытства ради, переступил её порог. Он успел заметить, что печатные книги отличаются от рукописных. Но в целом по природе и те, и другие были одинаковы: состояли из определенного числа страниц, покрытого значками, с помощью которых люди записывали свои знания. Иногда к ним добавлялись картинки. Они тоже были либо напечатаны, либо выполнены вручную, но довольно мастерски, судя по качеству техники рисунка. Но в отличие от записей были более открыты для понимания. Вот на одной какое-то растение склоняется над водной поверхностью, на другой – какой-то человек целится из странного оружия в летающее существо, которое, надо понимать, является непосредственной угрозой для существования человека. Когда же он постиг тайну самих знаков, гораздо больший, чем он мог предположить, мир открылся ему. История иных стран и народов, а так же отдельных личностей, составляющих человеческое сообщество. Их знания и накопленный опыт. Единственно оставалось непонятным, почему люди доверяют все это непрочному по сути материалу?

По словам людей, с которыми ему довелось общаться, живя в мире друзей приёмной матери Елены, здесь нашли приют не только книги их родного мира. Часть книг разведчики привезли из других, ранее открытых ими параллельных пространств, таким образом, спасая их от уничтожения. Но почему книги хотели уничтожить? Что в них опасного? Они же не пытаются напасть и, подобно рейфам, покормиться людьми. Они вообще не живые… Впрочем, вскоре он получил ответы на свои вопросы, когда стал открывать для себя содержащиеся в книгах знания. Именно их наличие являлось причиной, подписывающей книгам смертный приговор. Информация, которая пугала некоторые сообщества тех миров, где были когда-то созданы спасенные слайдерами книги. Они рассказывали о том, о чем властьимущие хотели забыть.

«Совсем как Оберот», – невольно подумал он. У кого-то из сотрудников «Сферы» со временем возникла гипотеза, что Оберот передал своему народу далеко не всю правду об их происхождении. Игорёк, один из сотрудников инженерного отдела, где были «воскрешены» подобранные в космосе репликаторы, как-то на досуге поделился с ним этой самой гипотезой, объясняющей как копирование жителями Асураса всего, что относится к их создателям – Древним, так и стремление к вознесению некоторых из них. Доводы показались Ниаму правдоподобными. Странно, что ни он, ни его собратья прежде не касались этой стороны своей истории. Действительно, зачем машине, изначально созданной для войны, как говорили им Древние во время первого и единственного разговора, в ходе эволюции уподобляться тем, кто их создал? К тому, что нанитная форма намного превосходит во всем андроидный вариант? Вряд ли изначально это было заложено создателями в их программу. В тоже время, если принять во внимание гипотезу Игорька, подобное могло быть последствием очередных экспериментов Древних в области нанотехнологий, в итоге породив первого наночеловека в лице самого Оберота, зараженного нанитами, со временем превратившими его в репликатора. Позднее, выйдя из под контроля, он мог заразить других экспериментаторов, выбравших его на роль подопытного кролика в добровольно-принудительном порядке. Точно так же, как в своё время, пусть и не по своей воле, Ниам сделал это с доктором Вейр. Неудивительно, что у Оберота не осталось по отношению к бывшим соплеменникам никаких чувств, кроме ненависти, которую он пытался затем по Сети через Ядро передать остальным. Однако, несмотря на превращение в наночеловека или репликатора, как их потом назвали люди, Оберот продолжал наследовать свой внешний облик и образ жизни. За ним последовали остальные. Единственно, от чего он отказался, так это от бывшего родства с Древними, изменив историю расы и внеся эти изменения в Ядро. С тех пор все репликаторы планеты Асурас были уверены, что своим происхождением обязаны эволюции наночастиц, из которых они состояли. Принимать иное было нелегко, но логика была превыше.

– А зачем машинам вознесение? - спрашивал Игорёк.
– Чтобы встать вровень со своими создателями», – привычно отвечал он словно вызубренной фразой.
– А зачем? Ведь ваши возможности намного превосходят их», - вновь каверзный вопрос, на который сознание не находило ответа.

Действительно, зачем тогда? И почему не все, а лишь часть думала над этим? Почему они, будучи связаны через единую Сеть, все же оставались по-своему разными? Лично он, в отличие от Оберота, не испытывал жгучей ненависти к Древним, хотя и не понимал до конца причины их жестокости по отношению к себе и своим собратьям. Что было сказано или сделано не так, послужив поводом к последующей агрессии со стороны создателей? Ведь их просили о малом – всего лишь удалить код агрессии, содержащийся в наночастицах. Но зачем он был привнесен? Для чего их собирались использовать? Для войны с рейфами? Но не удобней было бы использовать для этого микроскопическое оружие? Скажем, существ, подобных насекомовидным репликаторам Млечного Пути, о которых он узнал от людей, контактирующих с атлантийцами, в чьей реальности обитала подобная разновидность.

Кто-то из слайдеров предположил, что Древние хотели сделать из них «обманки», вместо людей подсылая на борт Ульев для последующей акции передачи нанитов в организмы рейфов. Но те, по всему, оказались не так просты, и идея в итоге себя не оправдала. А поскольку машины – или то, что Древние считали для себя машинами – при контакте проявили личностные качества, попросив удалить код агрессии и тем самым проявив себя как индивидуумы, Древние испугались того, что они создали, и пошли по легкому пути, решив уничтожить плоды своих научных изысканий. Что ж, с этим предположением он тоже был согласен. Иной причины для уничтожения их расы он не видел, учитывая наличие кода, запрещающего им проявлять агрессию по отношению к создателям.

Единственно, что они могли сделать в той ситуации – попытаться как-то выжить, кому повезло уцелеть во время орбитальной атаки, и заново воссоздать своё общество. Это было тяжелое для уцелевших время. Агрессия Древних, конечно, в некоторой степени покачнула его веру в людей, но не настолько, чтобы, как Оберот, воспылать к ним лютой ненавистью. Видимо, у него были свои личные причины, с которыми он не пожелал ни с кем делиться, даже со своими близкими соратниками. Но только после той трагедии их с Оберотом пути разошлись, хотя они и продолжали существовать на общей территории…

…Створки дверей, как всегда, с едва слышным шипением разъехались по сторонам. На миг он в нерешительности застыл у входа, прежде чем сделать шаг и переступить порог.
На этот раз в библиотеке было пусто, если не считать единственного посетителя в дальнем углу за столом, на котором золотистым солнышком светилась шаровидная настольная лампа. Он не спеша прошел меж стеллажами с книгами, приближаясь к столу, чтобы погруженный в чтение человек успел его заметить и подготовиться к контакту.

Это была девушка. Он узнал её. Одна из тех, с кем в первые и все последующие дни им довелось общаться. На столе в свете лампы перед ней была раскрыта большая книга. Подойдя ближе, он узнал затейливую вязь рун на пожелтевших от времени страницах. Со временем он освоил и этот язык – рунопись мира Арды, с которой у слайдеров был довольно тесный многолетний контакт. Корешок книги и края некоторых страниц были опалены огнем. Но текст в большинстве своем сохранился.

Отвлекшись от чтения и подняв глаза от страницы, девушка радушно улыбнулась.
- Привет, Ниам!
- Здравствуй, Кэт! - Ниам уже догадывался, о чём она заведёт речь. Она уже не раз говорила с ним об этом.
- Как дела? - спросила Кэт. Фразу можно было счесть дежурной прелюдией к разговору. Почти все люди, с которыми он общался, живя в этом мире, задавали ему тот же вопрос, за исключением, разве что Лиз-Фрэн, которая по возможности старалась ограничить контакты со своими ныне собратьями по несчастью. Впрочем, он и сам не стремился к контакту с нею.
- Нормально, - не менее традиционно ответил он, ожидая, когда человеческая женщина перейдёт к главному.

Но она не спешила.
- Я слышала, что вы покидаете нас. Все-таки, решили вернуться...
- Да, мы возвращаемся в Пегас. Это решённый вопрос, - отрезал Ниам.

Кэт не собиралась спорить. Решенный так решенный. Однако она не была всецело уверена в необходимости столь скорого возвращения, учитывая события, не так давно имевшие место в Пегасе.

- Вы уже подыскали себе планету? - поинтересовалась она.
- Да, мы знаем подходящую планету. Мы собирались уйти туда из Атлантиса, но, как вы знаете, нам помешали. Условия подходящие: нейтроний, вода, атмосфера с кислородом, есть материки.
- Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо, что вы нашли себе новый дом, и что планета вам подходит. Плохо, что о ней знают атлантийцы.
- Они не ждут нас. Если, конечно, никто из слайдеров не рассказал им о нашем спасении.
- Не волнуйтесь, Ниам. Они об этом не знают и узнают очень не скоро. Доктор Бекетт обещал не говорить и он, надо отдать ему должное, держит слово. Но меня беспокоит не это...
- И что же вас беспокоит? – Ниам опустился в кресло напротив.
- То, что происходит в Пегасе. Кроме Атлантиса, который рано или поздно вернётся в Пегас, там наличествуют также рейфы, которые, если мне не изменяет память, принимали участие в уничтожении вашего мира. Потом, там же остались люди, знающие, каким образом в последние дни существования Асураса Оберот вел войну с рейфами, уничтожая их пищевые угодья, а это значит - людские миры. Вряд ли они смогли забыть об этом за столь короткое время. Если ваша планета вдруг будет случайно обнаружена кем-то из них, возникнут большие проблемы.
- Рейфы не будут знать о нашем возвращении, а когда наше присутствие станет очевидно для них, мы уже будем в состоянии защитить себя. А люди... - Ниам осёкся. Он не представлял, что тогда будет, поскольку в отличие от Оберота не был уверен, что сможет воевать с людьми. Он думал совсем о другом.
- Вот именно. Хотя, где находится ваша новая планета? То есть, как далеко она от населенных районов галактики?
- Разумеется, она в районе, охваченном сетью Врат. Адреса ваших пунктов нам не помешают. Но люди... мы не собираемся избегать контактов с ними.
- Видишь ли, Ниам, люди бывают разные. Особенно в Пегасе. Нельзя поручиться, что кто-то из них, узнав о вашем возвращении, не донесет эту новость в свои центры. Это мы успели узнать вас и поняли, что вы не враждебны. За время вашего присутствия, вы стали нашими друзьями. Но там ... там будет все по-другому. Возможно, люди, с которыми вы попытаетесь вступить в дружеский контакт, вас не поймут, испугаются или ответят агрессией. Рейфы тоже могут стать проблемой, особенно из числа тех Ульев, чьи Семьи не спешат присоединиться к Альянсу Тодда.
- Возможно, вы правы. Но мы не можем вечно прятаться здесь. Пегас - родина нашей расы, и наша судьба там.
- Никто и не говорит о вечности. Но стоит, наверное, выждать время. Память людей коротка, а рейфы к тому времени разберутся меж собой. У вас же есть в нашем мире база? Почему не начать восстановление расы на ней? Тут во всяком случае вам ничто не угрожает. А когда в Пегасе все более-менее устаканится, вы вернётесь, будучи уже намного сильнее и многочисленней.
- И всё же для нас это будет попыткой убежать от самих себя. Наш долг - исправить ошибки наших собратьев.
- Никто с этим не спорит, - доверительным тоном ответила девушка, коснувшись руки репликатора. - Нам в прошлом тоже пришлось исправлять ошибки наших отцов. Просто я беспокоюсь за вас, поскольку нам не все равно, что с вами будет по возвращении. Вы наши друзья, мы успели привязаться к вам. Корасен, как мне кажется, постепенно приходит в себя от постигших его потрясений.
- Корасен скорее придёт в себя окончательно, если у него появится стоящее дело. А в Пегасе работы будет достаточно. И опасность не так велика, как вам кажется - нас не так-то просто убить.
- Однако, не так давно людям за компанию с рейфами это удалось, уничтожив ваших собратьев вместе с их планетой. К счастью, ваши друзья успели до этого покинуть Асурас.
- Эта атака была спровоцирована, мы же никого провоцировать не собираемся. Мы намерены доказать людям Пегаса, что умеем не только убивать.
- Ни я, ни мои друзья-коллеги в вас не сомневаемся, - сказала Кэт. - Но там, в Пегасе, люди могут думать иначе. Знаешь, очень сложно устанавливать контакт и доказывать, что ты хороший, когда тебя боятся. Людям свойственно стереотипное мышление. Рейфам, кстати, тоже. Уже само ваше появление в Пегасе может выглядеть в их глазах как провокация.
- У нас долгая жизнь и бесконечное терпение. Когда-то нас было семеро на выжженной планете, и мы справились. Теперь нас будет девять - и мы снова начнём всё сначала. Корасен помнит, как это было, Стилуса тоже создавали в той нейтрониевой шахте. Мы сможем сделать это ещё раз.
- Если вам позволят ... Ведь кроме отсталых по вине рейфов миров есть и довольно технически продвинутые, до которых рейфы чудом не успели добраться. Да и сами рейфы не будут сидеть, сложа руки.
- Но пока мы не наберём силу, наше присутствие будет достаточно сложно засечь. Когда же наше присутствие станет очевидным, мы уже сможем за себя постоять.
- Вы молодцы. Просто будьте осторожны. Можно, конечно, для надежности окружить планету отражающим полем, чтобы для тех, кто окажется по другую его сторону планета выглядела необитаемой. Хотя бы на первые пару столетий. Это может сработать в случае с людьми и с рейфами.
- Думаю, мы так и сделаем. Но два столетия - это слишком много. Изоляция от галактики была нашей самой большой ошибкой. Мы не должны её повторять.
- Полагаешь, вы справитесь за меньший срок? - уточнила Кэт.

«Что ж, временная экранизация даст асуранам шанс. Во всяком случае, для галактики они будут «невидимы - неслышимы», пока не придет время».

- Должны справиться. В Пегасе есть люди, которым мы нужны... нужна наша помощь - даже если они этого ещё не знают.
- Это будет для них сюрпризом, - заметила девушка, подумав, что, несмотря на все пережитое им, по сути Ниам остался все тем же идеалистом.
- Мы сделаем всё, чтобы сюрприз был приятным.
- А как на это смотрят твои люди? - осведомилась она. От внимания Ниама не ушло то, что девушка назвала их людьми. Впрочем, в этом мире никто не относился к ним как к машинам.
- Мы обсудили этот вопрос уже давно. Это наше общее решение. Мы все родились в Пегасе - и понимаем, что только там у нас может быть будущее.
- Я спрашиваю это потому, что у некоторых из ваших людей в этом мире сложились свои личные привязанности. Разорвать такие связи бывает очень нелегко и весьма болезненно. Ведь общее будущее складывается из судеб отдельных личностей.
- Вы имеете в виду Лию и Чану, не так ли?- осведомился репликатор.
- Да, их самых. Но, думаю, и кроме них у кого-то нарисовались свои привязанности, пусть и чисто на профессиональном уровне. Тот же Эван как будто хочет основать здесь колонию...Чисто на случай чрезвычайной ситуации, чтобы вам было куда отступить, если в Пегасе что-то пойдет вдруг не так.
- Он сделает это, когда у нас будет достаточно людей, никто не будет препятствовать ни ему, ни тем, кто захочет за ним пойти. А Лия и Чана... они никогда не простили бы себе, если бы поставили свои привязанности выше будущего нашего народа. Разве люди Земли не считают достойным именно это?
- Жизнь людей – довольно сложная штука, Ниам. Когда-то был в нашей истории период, когда общие благие цели ставились превыше личного счастья. Но как показал опыт, несчастные личности не могут достичь желаемых целей, поскольку часть их сознания и души пребывает не с ними. Они как бы оторваны от себя самих, что не может полностью сосредоточить их на общей цели, как бы им самим того ни хотелось. К тому же, вам не помешает подстраховка. Воссоздавать расу можно одновременно и здесь, и там.
- Подстраховка у нас будет - в виде колонии Эвана. А Лия и Чана... им так или иначе придётся что-то от себя оторвать - либо свои привязанности, либо свой народ. Если бы они выбрали второе - они не познали бы счастья, потому что чувствовали бы себя недостойными любви. В Пегасе они буду счастливы - даже если счастье будет горьким.
- С другой стороны, они могли бы воссоздавать расу здесь, рядом с теми, в кого умудрились влюбиться, на базе колонии Эвана. Она нужна уже сейчас.
- Руслан и Всеволод не могут остаться здесь, у вас, и вы это знаете. У них тоже есть долг - в своей эпохе.
- Но у них появится повод чаще бывать здесь. И, кто знает, может их долг командирует их в качестве делегатов от своего мира в колонию Эвана. Эвану, я полагаю, не будет лишней их помощь. Достаточно вспомнить, как они помогли тебе и затем помогли Корасену... Я думаю, Владычица их отпустит. Дополнительно, они будут связующим звеном меж колонией Эвана и ею; наверняка ей будут нужны сведения о том, как у вас дела.
- Я знал их только два года... но я знаю слишком хорошо, что они неспособны бросить свой страдающий мир так же, как Лия и Чана неспособны отказаться от асуранского народа.

"Вот ведь незадача. Прям как в поговорке "Казнить нельзя помиловать, - подумала Кэт. - Или Ниам слишком перегибает палку..."

Она вспомнила общение с этими девчатами. Обе находились в некоторой прострации. И понятно, из-за чего.
- Моя мать говорила мне, - продолжал Ниам. - Нет людей несчастных, есть люди, от которых Творец требует подвига, и можно либо принять это - и сделать шаг вверх, в сторону ангелов, либо отказаться - и опуститься на уровень животного, которое может только удовлетворять примитивные потребности и в принципе неспособно быть счастливым. Мы такими животными не станем.
- В этом плане вы с матушкой похожи, - заметила девушка. - Она тоже всегда была идеалисткой. Творец же не станет ломать судьбы тех, от кого требует служения. А до животного уровня человек опускается по своему желанию, и по собственной лени, когда мозг заплывает жиром, мешающим думать. Вам это всяко не грозит.
- Вот поэтому мы и возвращаемся в Пегас. И если нам удастся сделать там что-то достойное - может быть, и те, кто погиб в Асурасе, будут прощены. Я не знаю, что происходит с такими, как мы, после смерти, но я... я хочу верить, что они где-то существуют - и им можно помочь!
- Да, это интересный вопрос. Ведь по сути вы отличаетесь от нас лишь тем, что ваша оболочка состоит из наноклеток. тогда как в основе нашей биоклетки. Стало быть, ничто не мешает вам иметь душу. А если есть душа, пусть даже иная, чем наша. она должна где-то пребывать после гибели физического тела. Возможно, ваши собратья попали в сферу Единого Информационного поля. А там свои законы. Но не думаю, что они столь отличаются от наших, людских.
- Значит, у народа людей и народа Асураса - единая судьба. И мы готовы её принять, какой бы она ни была. Мы возвращаемся! - Ниам встал, давая понять, что разговор окончен. Хотя пришел он по всему не совсем за тем.
- А как матушка? Она знает? - осведомилась Кэт.
- Знает уже давно. Она благословила меня.
- Это хорошо. Будем надеяться, что у вас всё пройдет гладко. Когда вы уходите?
- Уходим завтра. "Долгие проводы - лишние слёзы", кажется, так говорят у вас на Земле.
- Это правильно. Ведь прощание будет не навсегда, - заметила девушка. - Думаю, наши пути в Пегасе еще не раз пересекутся. Надо успеть дать вам координаты наших баз. Это единственное что нам удалось создать. Атлантийцы, конечно, не были в восторге по случаю нашего присутствия в Пегасе, но вынуждены были согласиться. Четыре базы на четырех подходящих планета земного типа ... пока нам достаточно для отслежки ситуации в галактике Возле одной из планет есть свои Врата, как и жизнь на планете. Местные жители оказались не против нашего соседства, особенно после того, как мы, открыв энергокупол, спасли их от рейфского нашествия. Но к нам обращаются и рейфы из числа тех в основном, с кем мы уже имели в прошлом дело. Атлантийцам это на руку, ибо они считают нас отвлекающим маневром. А то и сами заглядывают в гости, если возникает нужда…

Ниам слушал Кэт молча. Он думал о своём народе, которому предстояло снова восстать из праха, и у которого - он в это верил - впереди была более светлая страница истории.


 
Форум » Рейфоманский полигон » Наши фанфики по вселенной "Звёздных Врат" » Далеко от Нуменора до Атлантиса?
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017