Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Darth_Ellia, tatyankaWraith, investigator 
Форум » Рейфоманский полигон » Фанфики по вселенной "Звёздных Врат" других авторов » Под звёздным небом (by Toto_horse) (Один неоконченный фанфик... ПОКА неоконченный.)))
Под звёздным небом (by Toto_horse)
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 14:00 | Сообщение # 1
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Название: Под звёздным небом
Автор: Toto_horse
Бета: пока нет, но буду рада согласившемуся это бетить) *особенно это касается технической части, которая мне не особо дается*
Основные персонажи: Ронан и Скоул (каноничный рейф, оставшийся за кадром).
Жанр: приключения, психологический триллер (о как!) и немного юмора.
Рейтинг: R за возможные жутики и сквар со стороны персонажей (каковы персонажи, таков и сюжет). СРАНЬ-ПОГАНЬа нет. И не будет.
Описание: Точка отсчета – рейф и ненавистник рейфов одни на необитаемой планете. «Робинзон» и «Хищник» в одном флаконе, но это только начало, ибо рейфы, как известно, просто так не прилетают.
Статус: заморожен
ПыСы: Возможны некоторые несоответствия с каноном, т.к. я пока в стадии просмотра SGA, а также в основном ношусь с рейфами всех мастей – и могу круто лажануться в описании про-атлантийских глав. Вобщем если что – открою магазин продажи тапок.
(К сожалению не могу забросить фик под кат, сорри)

Пронзительно голубое небо над головой казалось совершенно безжизненным. Вот уже несколько часов оно не менялось, нависая, словно нарисованное на куске пергамента и натянутое у него перед глазами опостылевшей картинкой.
Этот мир также был мертв. За время, проведенное здесь, Декс так и не увидел ни одного существа – и речь шла даже не о людях, или на худой конец иных разумных формах жизни, пусть даже говорящих ящерах или разумных бабочках, размышляющих в теории нано-технологий.
Почему-то Ронану отчетливо представилась такая вот бабочка, зависшая перед носом МакКея и во всю пищащая о неправильности предложенной им теории – ровно до того момента, пока тот не прихлопнет ее справочником по ядерной физике. Ибо две ученые головы это конечно хорошо, но чтобы какая-то бабочка оказалась умнее Родни, да еще и на глазах Шепарда не дай бог…
Так или иначе, умных бабочек не было. Как и животных в принципе. Планета представляла собой унылое зрелище; каменистая почва с торчащей тут и там редкой растительностью, однообразная и тянущаяся до самого горизонта. Он отмахал уже больше тридцати километров, за это время голое плато, где находились врата, сменилось сперва редким кустарником, который затем лениво перерос в лес – если можно было назвать лесом пейзаж с высящимися то тут, то там стволами практически лишенных листьев деревьев. С точки зрения сатедианца лес был неудобным. Он отлично просматривался, и исключал любую возможность подобраться незамеченным. Вся планета была неудобной. Лишь к середине местного дня он сумел найти ручей и, полагаясь на свое чутье, равно как и на усиливающуюся жажду, рискнул попробовать местной воды. Та отдавала горечью, но в целом была вполне пригодна для питья, и он наполнил флягу.
Фляга. Когда он проверил ее у врат, она была практически пустой – а ведь раньше он никогда не отправился бы на другую планету без воды. «Расслабился» промелькнула недовольная, злая мысль, «Положился на атлантийцев».
Он жил с ними почти год, и не сразу начал осознавать происходившие с ним перемены. Нет, он все также был в форме, умел держать удар и свалить с ног человека. У него было все также много оружия – но он уже не держал его при себе. Ночью в постели. И в других местах. Помнится, перестал брать его с собой в душ после рассказанного за столом анекдота про «полицейского в бане с кобурой». Тейла тогда смеялась от души, а сам Ронан вроде как и не придал этому значения – но оружие теперь оставлял на столе или на кровати. Мелкие глупости – но в итоге именно так он очутился здесь – без воды, без огромного кривого мачете, которые пусть и не пригодился бы здесь, но это сейчас – а потом кто знает… Радиопередатчик он давно снял и сунул в карман на поясе, все равно после закрытия Врат связь пропала. «Закрытие Врат», - Ронан усмехнулся себе под нос. Сегодня за этим будничным словом скрывалась подбитая «стрела», рухнувшая на Врата и буквально смявшая наборное устройство.
А ведь еще утром все начиналось буднично и не предвещало беды.

* * *
- Ронан, ты с нами?
Глупый вопрос, но почему-то МакКей каждый раз задавал его, когда они собирались на задание. Словно сатедианец пропустил хотя бы одну миссию, на которую хотя бы в теории мог пойти. Не то чтобы его интересовали новые торговые соглашения, за которые так ратовала доктор Вейр, или новые технологии, в которых он к слову так и не научился разбираться. Напротив, каждый новый код на наборном устройстве мог привести его к одному из знакомых миров, где он успел побывать, спасаясь от гнавшихся по пятам рейфов. Как правило, эти миры не встречали его с распростертыми объятиями. Но вместе с тем всегда оставался крошечный шанс напасть на след кого-то из своего народа. Таких же разрозненных и затерявшихся среди чужих миров воинов, сумевших в тот злополучный день пережить страшный геноцид. Спрятаться или уйти через Врата до того, как рейфы активировали их, лишая жителей последней надежды на спасение. Он не знал, куда именно в тот день был открыт переход; мог лишь предположить, что на одну из баз белобрысых иратусовых чертей – потому лишь молча сочувствовал тем, кто рискнул сунуться в активированные и совершенно не охраняемые Врата.
- Конечно, - кивнув МакКею, он спустился по лестнице, на ходу поправляя ту малую часть амуниции, которую теперь носил с собой на задания, попадавшие в категорию «безопасные», а именно «прийти-осмотреться- и-помочь-Родни-дотащить-образцы-до-Врат». Еще недавно он скорее всего отказалс бы от подобного «увлекательного» путешествия, но сидеть на Анлантисе было еще хуже. А так хоть можно было сменить пейзаж.
На этот раз они шли втроем, и факт, что доктор Вейр не попыталась навязать им в сопровождение отряд морпехов, говорил сам за себя. Ронан приготовится откровенно скучать ближайшие два часа.

*

На планете стояло утро. Солнце только выбралось из-за горизонта, окрасив небо в бледно голубой цвет. Было непривычно тихо, казалось, вся мало-мальски заметная фауна здесь разом погрузилась в стазис. Или и вовсе не существовала – что сильно удивило Родни, судя по его возгласам, изредка прерываемым короткими фразами Шепарда. Здесь, как на любой незнакомой планете, требовалось соблюдать осторожность.
Однако им удалось вернуться к Вратам без неожиданностей – после того, как команда больше часа потратила на поиск редкого минерала, из-за которого и отправилась сюда. МакКей и Зеленко наперебой утверждали, что подобный материал может совершить переворот в современной науке, подняв ее на совершенно новый уровень и открыв невероятные возможности. После нескольких минут выслушивания восторгов ученых, Вейр смогла вытрясти из них внятное «усилим защитное поле» и «активируем ранее заблокированные возможности города», что в конечном итоге стало решающим аргументом при отправке экспедиции. По правде сказать, риск был минимален. Планета была необитаема во всех смыслах этого слова, казалось, здесь были только растения, живущие своей обособленной жизнью и явно не рассчитывавшие на приход людей. Рейфов, по понятным причинам, здесь тоже не было.
Потому пронзительный звук двух разрезающих воздух «стрел» был настолько неожиданным, что атлантийцы не сразу поняли, что происходит. До врат было уже рукой подать, и Шепард толкнул МакКея за наборное устройство. Попутно используя конструкцию Древних как щит, он сходу выдал очередь по ближайшей «стреле», поймав ту еще на подлете. Один из двигателей зашипел, выплевывая дым, «стрела» качнулась и пошла вниз по пологой дуге.
- Они не должны передать своим, что видели нас! – крикнул Джон, целясь во вторую стрелу. Пилот, увидев судьбу своего напарника, сменил курс и ушел в сторону. Зашел на второй круг, но не стрелял, видимо самонадеянно решил, что оружие противника не пробьет корпус – а может, возомнил себя этаким рейфским ассом. Когда по земле в полуметре от отскочившего Ронана скользнул луч, Шепард зло выругался.
- Сбор он проводит, гад, - он снова вскинул ствол, - Совсем страх потерял.
- Уходим! – МакКей с надеждой воззрился на Врата, где уже активировался канал перехода. – Мы без джампера, Джон! Предлагаешь его ногами запинать?!
Вняв гласу разума, Шепард выскочил из укрытия и понесся к вратам, отстреливаясь на ходу и прикрывая Родни, думавшего в этот момент лишь о том, как поскорее убраться из опасной зоны и потому уверенно устанавливающего рекорд по бегу на короткие дистанции.
Ронан задержался лишь на секунду – проследить взглядом скрывшуюся в отдалении подбитую стрелу. «Не выживет» с яростной надеждой подумал он, повернувшись всем корпусом в сторону, откуда доносился стрекот автомата Шепарда.
Его спасли лишь рефлексы. Судьба явно склонна была поиздеваться над атлантийцами, так как последними очередями Джон умудрился подбить «стрелу» и, видимо, лишить ее управления. В целом это было неплохо – за исключением того факта, что рейфский летательный аппарат несся прямо на Врата. МакКея уже не было видно, и Шепард сделал единственную правильную вещь в данной ситуации – прыгнул в стальное кольцо Древних.
- Щит! – успел выкрикнуть он за миг до того, как блестящая поверхность перехода его поглотила. Неизвестно кому он кричал, то ли Ронану, предупреждая о том, чтобы не пытался следовать за ним прямо сейчас, то ли дежурным на командном пункте, чтобы подняли щит до того, как обломки «стрелы» разнесутся по залу Врат Анлантиса.
Надо сказать, что следовать за подполковником Декс не пытался. Вместо этого он шарахнулся в сторону, упал и прикрыл голову руками. И видел, как стрела на всей скорости врезалась в высившееся над землей стальное кольцо. Смялась, прогибаясь своим биологическим нутром под натиском конструкции Древних, снеся под ноль наборное устройство. Ронану показалось, что он увидел раскрывшуюся кабину за миг до того, как «стрела» взорвалась.
Уже позже, вставая и оглядываясь по сторонам, он раздумывал о том, стало ли причиной взрыва топливо, или же отродье иратуса решило самоуничтожиться, тем самым облегчив ему работу. Еще он думал о том, что ему невероятно повезло – вокруг валялись куски обугленного металла и еще чего-то, вонявшего то ли жженым пластиком, то ли паленой плотью. Попади в него хоть один из обломков, все могло закончиться прямо здесь – но боги были милостивы к нему, и он был жив и цел. В отличье от пилота, отправившегося к праотцам, если у рейфов вообще были какие-то праотцы. Переведя взгляд на небо, Ронан проследил за тонкой полосой дыма, протянувшегося по голубой глади в сторону горизонта. Губы сами собой сложились в злую усмешку. Вариантов было немного – отправиться обратно без наборного устройства он не мог, а ждать пока «стрела» догорит, и атлантийцы сочтут безопасным снова открыть Врата – не хотел. В этом мире у него появилась совершенно неожиданная цель – дымовой след обрывался где-то на горизонте без признаков взрыва. Значит, «стрела» была относительно цела, а следовательно и прилетевший на ней рейф мог быть жив.
«Это стоит исправить», с такой мыслью Ронан поправил кобуру, последний раз окинул взглядом место катастрофы, развернулся и широким шагом направился по следу «стрелы» - готовый заняться тем, что умел делать лучше всего.
В пламени обломков он не заметил, что корпус стрелы буквально сплавился с одним из знаков на кольце Врат.

Людей они заметили не сразу. Скоул был сосредоточен на наборе символов – уже десятые врата за сегодня и иратус знает какие за последний месяц, знаки прыгали перед глазами, и приходилось быть осторожным, чтобы не перепутать последовательность. Он поднял голову, лишь когда защитный колпак замигал предупреждением, но еще до того, как он успел что-либо сделать, «стрелу» ощутимо тряхнуло. От кончиков пальцев вверх по ладоням потянулось покалывание – био-составляющая истребителя сообщала о повреждениях. Пробитая обшивка и раскуроченный двигатель ощущались как собственные травмы – но очень глухо, на периферии сознания, словно ему вкатали полный шприц анестезии. Усилием воли перекинув часть быстро тающей энергии на дублирующие системы, Скоул отвлекся на маячивший за спиной мыслеобраз Тарда. Помощник был значительно моложе его самого, и в других обстоятельствах еще долго сидел бы в улье и носа оттуда не казал – но ситуация сложилась таким образом, что на Поиск отправили всех, от мала до велика. Комбинируя группы по двое – опытный старший рейф и юный помощник, большим числом нельзя, ведь каждая новая группа увеличивала шансы на успех.
А вот теперь они попали под обстрел. Скоул осторожно вел «стрелу» прочь от врат, следуя простой схеме: посадить-починить-полететь. У Тарда же не иначе как иратус в хребте взыграл – хотя рейфу удалось успешно пройти зону поражения, пока стрелки были отвлечены первым истребителем, он тут же зашел на второй круг. Скоул глазам своим не поверил, увидев, что делает парень. Сбор? Какого репликатора… Два перехода назад они решили пополнить свои запасы. Планета была бедно населена, то тут, то там покрытая лесом, потому сбор оказался делом непростым – если конечно не пихать в камеру все, что под руку подвернется. В прошлый раз Тард уже оскандалился, собрав кроме потенциальной пищи несколько совершенно негодных предметов. «Перед тем, как брать, проверяй на одушевленность», сухо буркнул Скоул, понимая, что исконная рейфская забава «собери больше соседа» в компании этого юнца накрылась медным тазом.
И кто бы мог подумать? Вместо того чтобы просто улететь, парень решил сравнять счет и намеревался осуществить сбор тех самых стрелков. «Тард, отставить!» рявкнул Скоул так, что нервные центры «стрелы» вздрогнули и как будто сжались. Они не понимали слов – лишь отдельные доступные команды. Но каким-то образом умудрялись уловить чистые эмоции пилота – как, например, сейчас. Впрочем, сам Тард, кажется, не понял интонации командира должным образом. По крайней мере, не свернул с пути, решив последний раз пролететь над Вратами, и лишь потом – с новой пищей в камере – проследовать за подбитым собратом. Это оказалось роковой ошибкой – автоматная очередь прошила обшивку «стрелы», парализовав один из ведущих нервных центров. Продолжая на первый взгляд оставаться целой, «стрела» полностью лишилась управления. Конечно, случись такое на бОльшей высоте, истребитель успел бы отойти от шока и включиться заново. Но сейчас этого времени не было. Скоул видел на внутренних экранах, как Врата превратились в пылающий ад.
Были ли у Тарда шансы выжить? Немного. Времени на телепорт не было, следовательно, скорее всего он остался в «стреле», когда та протаранила конструкцию Древних. Было ли ему жаль новичка? Нет. Скоул не стал унижать жалость юного, пусть и бестолкового собрата. «Ты мало прожил», мысль скользнула в голове – ясно и быстро, с легким оттенком сожаления. И едкой горечью «Ты должен был помогать мне». Они были уже близко, и лишиться пары столь нужных рук в шаге от цели было неприятно вдвойне.
Ему удалось посадить «стрелу» на границе подлеска. Воздух планеты был нетоксичен, но Скоул все же задержал дыхание перед тем, как позволить колпаку сложиться в сторону, утопая в стенках кабины. Первый же взгляд на окружающий ландшафт утвердил его в мысли, что в предосторожностях нет необходимости, и рейф осторожно вдохнул местный воздух. Планета была необитаемой. Обычно здесь никто не останавливался, используя ее лишь как место перехода через Врата, и вероятно Скоул был одним из первых рейфов, кто смотрел на скучный пейзаж своими глазами, а не через информационные таблицы непрозрачной кабины «стрелы».
Словно вспомнив о чем-то, рейф спрыгнул на землю, с явным удовольствием потянувшись и разминая одеревеневшие от длительной неподвижности мышцы. «Мы слишком долго летели» мелькнула мысль. «Стрелы» не предназначались для длительных перелетов. Но они были незаметны, маневренны – и их было много. Очень много на его родном улье. «Когда вернусь, никаких заданий. Буду неделю кормиться и спать». Между тем рейф обошел «стрелу» и перегнулся через крыло, заглядывая в хвостовую часть. Так и есть, камера сбора нетронута, а это определенно хорошая новость – значит, у него есть пища, много пищи, что важно на необитаемой планете. Значит, у него есть время на ремонт и разработку нового плана действий. «Нужна еще одна пара рук» размышлял он, подобравшись, наконец, к двигателю и касаясь кончиками пальцев разорванного края обшивки. Все не так плохо, при должных условиях «стрела» сможет восстановиться за обозримое время. Он не стал маскировать свой истребитель – если люди решат найти его, дымный след от подбитого двигателя, проклятием Древних висящий в безветренном небе, безошибочно приведет их сюда. А больше маскироваться было не от кого.
Провозившись более двух часов, поочередно подключая и отключая механические платы и состыковывая липкие артерии, он смог отрегулировать подачу энергии так, чтобы все силы корабля направлялись на восстановление первичных систем двигателя. Закончив с этим, присел в тени крыла и прикрыл глаза. Обследовать планету не имело смысла – у него было все, в чем он нуждался. Впадать в спячку нерационально – ремонт займет всего два-три дня. Он провалился в полудрему; изредка, словно очнувшись, обозревал немигающими желтыми глазами каменистый ландшафт. Именно тогда он и заметил мелькнувшую в редком подлеске тень, направлявшуюся к нему. Как думала тень – незаметно. Передвигаясь от одного укрытия к другому, человек пытался подобраться как можно ближе, видимо не осознавая, что последние несколько минут виден рейфу как на ладони.
Скоул не шевелился. Так и остался сидеть, привалившись к боку «стрелы» словно спящий, с интересом приглядываясь к человеку – пока не понял вдруг, что именно напоминали ему действия незнакомца. Человек охотился на него. От одной этой мысли рейф едва не фыркнул, но сумел сдержаться, чтобы не выдать себя – здесь предстояло провести еще минимум два дня, а визитер явно собирался скрасить, по крайней мере, один из них. Было бы жаль спугнуть его раньше времени.

Ронан заметил корабль еще издали, и теперь приближался со всей возможной осторожностью. Судя по всему, рейф спал, и явно не обращал внимания на происходящее вокруг. «Тоже расслабился» зло подумал Декс, скрываясь за одним из кустов и вновь замирая в неподвижности. Подобраться к белобрысому черту было непросто, земля была ровной, а редкая низкая растительность не предоставляла сколько-нибудь хорошего укрытия для плечистого сатедианца. В какой-то момент ему пришлось остановиться – еще шаг ближе, и он станет слишком заметен даже для сонного и потерявшего бдительность врага. Лежа в пыли и тихо радуясь, что его одежда разных оттенков коричневого отлично сливается с местным грунтом, он принялся наблюдать. Рейф был как на ладони – его черная форма четко выделялась на фоне пейзажа. Впрочем, тот и не думал прятаться. Сидел себе под крылом своей летающей хрени и спал сном младенца.
«Снять бы его. Вот прямо отсюда, пока он башку свою не поднял. Так бы и сдох, не поняв, что к чему» пронеслась злая мысль, впрочем, едва ли осуществимая. Для хорошего выстрела требовалось подобраться ближе, по крайней мере, шагов на десять – и не было гарантий, что пока он преодолеет необходимое расстояние, противник не снимет его из станнера. А потом… Ронан слишком много на своем веку имел дела с рейфами, и допускал, что однажды может быть съеден. Но от одной мысли о том, как присоска ткнется ему в грудь, Декса мутило. Он не мог стать пищей этого гада, только не тогда, когда они здесь один на один. Потому он принялся наблюдать.
Шло время, а противник, кажется, не собирался менять место расположения. С людьми было гораздо проще – они ели, обустраивались на ночлег, ходили по нужде, в общем, так или иначе, двигались. Рейф же просто сидел – временами Ронану казалось, что тот даже не моргает.
В какой-то момент стало очевидно, что нужно радикально менять стратегию. Откровенно говоря, у Декса просто кончилось терпение – и приходилось признать, что раунд «кто кого пересидит» безоговорочно остался за рейфом, который за все это время только и сделал, что откинулся затылком на бок «стрелы». Стало видно, что у него прикрыты глаза, и будь у сатедианца меньше опыта, он решил бы, что подобраться к противнику не составит труда. Однако Декс слишком хорошо знал, как быстро способен проснуться рейф.
Отодвинувшись на безопасное расстояние, сатедианец принялся осторожно обходить противника по дуге, пока не оказался на самой кромке леса. Там он смог присесть на корточки, не боясь быть увиденным – на таком расстоянии даже скудный высохший под местным солнцем подлесок надежно скрывал его. Этот подлесок и навел его на мысль, от которой губы сами собой скривились в усмешке.
«Если я не могу подобраться к тебе незамеченным, я сделаю так, чтобы тебе стало не до меня».
Устроить пожар в сухом лесу – дело несложное. Куда сложнее правильно все рассчитать, чтобы огонь пошел в нужную сторону и не задел самого поджигателя. Декс практически готов был задействовать пистолет для поджога, пусть даже выдав свое присутствие и наличие оружия, если бы под руку, спешно ощупывающую карманы, не попалась зажигалка. Та самая, которая перекочевала к нему после одного из дружественных спаррингов с новичком, рискнувшим заикнуться о Сатеде с не достаточным, как решил Декс, уважением. Проше говоря, тот предположил, что местные жители просто сдали планету и теперь прячутся где-то в окрестных мирках. Помнится, зажигалка выпала в процессе убеждения собеседника в несостоятельности его точки зрения путем отрывания от земли и ощутимого встряхивания. Как раз перед тем, как в зал ворвалась доктор Вейр и приказала «немедленно прекратить это безобразие». Поставленный на ноги новичок тут же дал деру, зажигалка осталась на матах, и Ронан забрал ее то ли с намерением потом отдать (что вряд ли), то ли как сомнительный трофей (с паршивой овцы хоть шерсти клок).
Кто мог предположить, что той самой зажигалкой сатедианец будет устраивать локальную катастрофу на необитаемой планете. Дав пламени как следует разгореться, он спешно убрался с места зарождающегося пожара – который должен был двигаться по направлению к кромке леса, где находилась пресловутая «стрела».
«Ты не бросишь свою единственную надежду выбраться отсюда» думал Декс, отыскав идеальное для засады место. Где-то на периферии сознания мелькнула мысль, что, кажется, его друзья с Атлантиса задерживаются, однако сейчас это было скорее ему на руку. Было бы очень некстати, вмешайся они в последний момент.
Найдя укромное место, он лег в зарослях. Вскоре ему пришлось стянуть рубашку и закрыть ею лицо, спасаясь от дыма, быстро заполнявшего подлесок. «Давай же, сволочь. Ты ведь не будешь сидеть там вечно» думал Ронан, щуря слезящиеся глаза. И замер, когда в белесой дымке появился призрачный силуэт.

Скоул отрешенно следил за действиями человека. В целом тот производил хорошее впечатление, чем-то напоминая молодого рейфа, уже научившегося охотиться на кормовых угодьях и теперь применяющего полученные знания в незнакомой обстановке. Человек не спешил. Он полежал за кустом, оценивая ситуацию, после чего вернулся на исходную позицию и принялся по широкой дуге обходить место катастрофы, пока не исчез в лесу. Потеряв его из виду, Скоул вновь оглядел безжизненный пейзаж, а потом, прикрыв глаза, сосредоточился и мысленно позвал Тарда. Тот не ответил, но рейф выжидал еще некоторое время – спокойно, без глупой человеческой исступленности, горячую волну которой он часто ощущал над поселениями во время сбора. Он был бы рад найти напарника живым, но в то же время четко понимал, насколько малы шансы, и искал его скорее из-за наличия свободного времени, чем действительно надеясь на результат.
Едкий запах дыма заставил вынырнуть из телепатического транса. Распахнув глаза, в которых расширенный до предела зрачок снова сжался в узкую ниточку, Скоул повел носом и заинтересованно выглянул из-за корпуса «стрелы».
Лес горел. Огонь объял небольшие деревца, перекидываясь дальше не по траве даже, а от самого жара, съедая ветви и обнимая стволы неестественными алыми кистями.
Тактика человека удивила его. Отвлечь посредством пожара? Конечно, самому рейфу не составит труда покинуть опасную зону, но жар пламени может повредить восстанавливающейся «стреле», корпус которой сейчас был практически лишен регенеративных свойств из-за искусственного перенаправления жизненных сил истребителя на починку двигателя. Можно было переключить системы так, чтобы корпус вновь взял на себя защитные функции. Можно было срезать ближайшие деревья из бортового оружия, очистив зону. Можно было, в конце концов, воспользоваться маломощными двигателями вертикального взлета и отвести стрелу на десяток-другой метров в сторону от учиненного безобразия. Но если Скоул собирался скоротать ближайшее время как-то иначе, чем наблюдать унылый пейзаж, следовало принять предложенный человеком уровень игры.
Вздохнув, рейф не спеша поднялся, расправив плечи, скользнул рукой по рукояти торчавшего из кобуры станнера и направился в сторону надвигавшегося на него огненного фронта.
Ронан замер, стремясь не привлечь к себе внимания ни единым движением. Казалось, он даже перестал дышать, хотя сквозь треск горящих веток его дыхание едва ли способен был услышать даже рейф.
За первый год в роли беглеца Декс понял кое-что касательно органов чувств расы своих «охотников». У них было очень острое зрение – и очень чувствительные глаза, скрытые за третьим веком. Оно надежно защищало их от дыма, воды и еще многого, что Ронан пытался применять как отвлекающий маневр, едва сообразил, что глаза у рейфов восстанавливаются медленнее всего. При этом слух у представителей этой расы был лишь немного лучше человеческого – это касалось, по крайней мере, тех, кто не носил маски. Как обстояло дело с солдатами, Декс понятия не имел, научившись справляться с ними задолго до того, как ему понадобилось бы изучать особенности их жизни.
Зрячие рейфы, напротив, поглощали все его внимание. Именно они зачастую принимали участие в охоте, молодые, с крошечными пока еще татуировками, но каждый предельно сосредоточен и предельно опасен. Злые агрессивные черти, немало которых ему удалось отправить на тот свет.
Этот рейф был другим. Он даже двигался иначе – размеренно, то и дело поводя головой по сторонам, то ли осматриваясь, то ли принюхиваясь. Из-за дыма он подошел достаточно близко, и Ронан затаив дыхание рассматривал визитера. Оружия мало, когтистая рука сжимает пистолет-станнер. Одет в боевую форму, никаких щегольских плащей, только смесь кожи и защитных пластин. Наручи – массивные, но смотревшиеся естественно из-за внушительной комплекции противника, будто срослись с ним, став частью его самого. «Нет застежек» отметил про себя Декс, однако мысль эта была вызвана не интересом «как они это одевают?» а профессиональным «я не смогу с него это снять». Не секрет, что первое время беглецы выживали преимущественно за счет оружия и доспехов убитых рейфов, успешно используя их против «охотников».
Рейф постоял, оглядываясь. Ронан выждал несколько секунд, пережидая момент – но тут противник повернул голову и посмотрел прямо на человека. Обман зрения, Декс знавал подобные случаи, когда расстояние играло злую шутку. Еще в его бытность солдатом армии Сатеды он сталкивался со случаями, когда условный – а потом уже и реальный – противник смотрит в твою сторону, и хотя его внимание привлекла ветка над твоей головой, тебе кажется, что тебя засекли. Главное в такие моменты не срываться, не вскочить и не стрелять. Ощущение взгляда было до одури реальным, Декс прикусил внутреннюю сторону щеки, заставив себя остаться на месте – и рейф отвернулся. Постоял еще немного, и направился прочь в сторону стены огня. Неясно, каким именно образом он собирался потушить пожар, но человеку и не требовалось знать это. Потому что едва рейф повернулся к нему спиной, Ронан выстрелил.

Скоул поморщился, подходя к лесу – запах горящей растительности был тошнотворен, а пожар сам по себе напрочь забивал деликатные терморецепторы. Поймав себя на мысли, что сейчас не преминул бы содрать маску с одного из солдат, он поднял на глаза третье веко и шагнул в подлесок. Дым застилал все кругом, напоминая взбесившийся туман коридоров корабля. Два улья назад, на службе у совсем другого командира, Скоул стал свидетелем неприятного инцидента. Из-за сбоя в системе вентиляции влажность заметно подскочила, и туман поднялся, окутав коридоры до самого потолка. Командование материлось и наседало на техников, солдаты в кои-то веки почувствовали себя на вершине цивилизации – будучи фактически лишены зрения, они вообще не заметили перемены и бодро бегали по коридорам, выполняя мелкие поручения. Королева отсиживалась в своих покоях и носу оттуда не казала, подозревая происки врагов. При мысли о Королеве Скоул встряхнулся, сосредоточившись – и почти сразу заметил спрятавшегося в засаде человека. Тот неплохо замаскировался среди кустов, припав к земле и не шевелясь. Оценив тактику, рейф еще несколько секунд откровенно таращился в его сторону, после чего пришел к выводу, что нервы у человека отличные, развернулся и как ни в чем ни бывало, направился прочь. Шаг. Он спиной чувствовал, как человек выходит из ступора. Шаг. Чужой пистолет целится в его спину. Шаг.

Рейф метнулся в сторону за миг до того, как Декс нажал на курок. Заметил, понял, шестым драным чувством осознал – неважно. Человек перекатился в сторону, поспешно меняя расположение. Вовремя – в кусты, где он только что прятался, угодил заряд станнера. Локальная война ознаменовала свое начало, и Ронан где-то в глубине души вздохнул с облегчением. Черт с ним, что противника не удалось снять одним выстрелом. Так или иначе, теперь он волен делать то, что у него лучше всего получается – убивать рейфов. Рейфа. Того самого, который засел за деревом метрах в десяти и стерег его позицию также, как сам Декс стерег его. Они обменялись выстрелами еще несколько раз перед тем, как противник сделал сумасбродный бросок в сторону горящих деревьев. Чего он хотел добиться этим, Ронан понял не сразу, и лишь когда тот скрылся в дыму настолько густом, что там растаяли даже контуры его силуэта, сатедианец со всей обреченностью осознал свое незавидное положение. Единственным ориентиром для стрельбы теперь станет луч станнера, когда рейф решит выстрелить в него. И сделать это он сможет буквально откуда угодно. Ронан повел плечами, чувствуя неприятный холодок между лопаток. Глаза бешено стреляли по сторонам, стремясь прорваться сквозь густой дым и разглядеть, где же именно спрятался белобрысый гад. В какой-то момент Декс и сам попытался воспользоваться таким преимуществом, но уже на подходе к линии огня жар стал просто невыносимым, и ему пришлось вернуться на исходные позиции. Любопытно, что рейф не пытался палить в него, едва тот появится из укрытия. Он выжидал, то ли экономил заряд, то ли хотел сбить Декса с толку – что, надо признать, у него неплохо получалось. Ронану то удавалось сменить позицию без малейших проблем, то синий заряд неожиданно пролетал едва ли не у самого плеча, заставляя его каким-то невероятным образом ускориться еще больше и буквально упасть за дерево, намеченное в качестве укрытия. Такие кошки-мышки не могли продолжаться долго, и шансы выиграть в них у Ронана были невелики. Сатедианец выглянул из-за дерева, получил едва ли не в нос заряд станнера – и вместо того, чтобы спрятаться обратно, неожиданно выскочил с другой стороны дерева и бросился бежать. Декс не помнил, когда последний раз так бегал. Перепрыгивая через поваленные стволы, едва успевая разминуться с деревьями и особо плотным кустарником, он несся к самой опушке леса. Станнер прозвучал у него над ухом несколько раз, и. казалось, все затихло. А потом он услышал, как рейф неожиданно быстро ломится за ним по лесу. Он не огибал кустарник, он сминал его, не обращая внимания на летящие во все стороны ветки.
«Понял, что я намерен сделать» Декс каким-то неимоверным образом ускорился еще сильнее, понимая, что не просто выманил противника из укрытия, но и порядком разозлил его. И раз ему не дадут еще одного шанса спрятаться, оставалось лишь выполнить задуманное. Едва в просветах между деревьями показалась «стрела», Ронан вскинул пистолет и выстрелил. «Пусть я тут сдохну – но и ты тоже сдохнешь, на пустой планетке у иратуса на куличках». Он успел нажать на курок дважды, и даже увидеть, как из истребителя повалил дым – за миг до того, как ему в спину один за другим ударило несколько разрядов и мир провалился во тьму.
Скоул уже понял, что свалял дурака. Не тогда даже, когда не восстановил подачу энергии на корпус – это напротив сильно замедлило бы восстановление всей системы, которая в силу своей органической сути не могла переключаться мгновенно. Нет, он ошибся гораздо раньше – еще когда принял предложенные ему правила и согласился бегать с человеком по лесу. «Сам ведь говорил Тарду не играть с едой».
Все же он слишком долго просидел в «стреле», и вот даже взрослому умному рейфу захотелось чего-то кроме казавшегося бесконечным перелета, сборов, врат и малолетки-помощника с его бредовыми идеями и полным отсутствием опыта.
У человека опыт был. Это чувствовалось сразу, по манере передвижения, по тактике боя. Перед ним был воин, привыкший иметь дело с рейфами.
«Беглец» рассеянно подумал Скоул, широкими шагами приближаясь к уже почти не дымившемуся истребителю. Ему повезло – сломанный двигатель находился с другой стороны, и в него человек не попал. Пробитой оказалась спинка кресла кабины – в ней зияла внушительная дыра с почерневшими краями, и рейф невольно подумал, что стало бы с ним, окажись он неким невероятным образом в этом самом кресле. Или окажись человек более метким там, в лесу.
«Ты обнаглел, Ску. У тебя есть задание, и риск не уместен – особенно сейчас». Привычка обращаться к самому себе, пусть и мысленно, появилась сравнительно недавно. Когда мелкий окончательно сел на шею, и рейф просто отрезал его от собственного сознания. На два дня, как он помнил. Странно признаться, но дольше не выдержал сам Скоул, давящая тишина в голове того, кто привык находиться в обществе собратьев, была еще хуже, чем непрерывный поток мыслеобразов Тарда. Который слишком громко думал: удивлялся, пугался, говорил глупости, чем регулярно выносил напарнику мозг к иратусовой прародительнице.
Зацепившись за край кабины, Скоул одним движением подтянулся и поставил колено на крыло, обретя точку опоры. Деловито обозрел корпус в поиске места второго попадания – и зарычал от ярости. Первым желанием было спуститься и пнуть человека. Не съесть даже, а пинать много раз, пока не останется ни единой целой кости. Лишь осознание того, что он сам в первую очередь виноват в произошедшем, пресекло подобное желание на корню. Агрессивный, как большинство представителей его расы, за последние месяцы рейф научился отлично держать себя в руках. Причиной это послужил тот простой факт, что все неприятности, случавшиеся на пути, ему приходилось решить самому без надежды на сородичей – а множить собственные проблемы было не в его интересах. Кроме того, он научился бережно относиться к ресурсам – а именно такой ресурс и представлял собой лежавший на земле человек. С тем лишь отличием, что Скоул пока не придумал, куда его применить с наибольшим толком.
Злобу рейфа вызвал довольно неприятный факт – второй заряд по касательной зацепил камеру сбора. На первый взгляд она находилась в рабочем состоянии, но Скоул отлично знал, что эта часть «стрелы» является, пожалуй, наиболее хрупкой. Прежде всего, потому, что органику здесь приходилось совмещать с неживыми деталями, в итоге конструкция получалась неустойчивой к внешним воздействиям и не подлежащей восстановлению – при попытке перенаправить на нее дополнительную энергию органические части начинали интенсивно отторгать металл, и камера могла просто развалиться.
На следующие несколько минут Скоул отложил в сторону рейфскую гордость, призывающую выглядеть достойно в любой ситуации (а разница – все равно никто не видит), и на манер иратуса-переростка сосредоточенно ползал по корпусу истребителя, перебираясь с крыла на крыло и кружа вокруг искомого объекта – все больше утверждаясь в мысли, что камера, скорее всего, будет сбоить. Вопрос лишь в том, насколько сил


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
tatyankaWraithДата: Суббота, 24.03.2012, 14:05 | Сообщение # 2
~keeper~
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 7883
Репутация: 789
Статус: Отсутствую
ОУ! Неужели появился шанс увидеть продолжение этого замечательного фанфика! *прыгаю от радости* applause


Люби своих врагов. Это лучший способ действовать им на нервы.(Б.Вербер)

Я на дайри
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 14:05 | Сообщение # 3
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Чтобы в полной мере понять волнение Скоула, представьте, как чувствует себя программист, у которого накрылся его единственный компьютер. Камеры сбора не только давали рейфам возможности запасать еду. Они также были местом для солдатского десанта, хранения ценных предметов, переноски опасных вещей любого характера – от ядовитых веществ до бомб, которые в ином случае могли бы повредить доставлявшему их пилоту. С помощью луча можно было сканировать местность и даже отыскать врата, спрятанные в лесу или среди скал. Камера сбора была неотъемлемой частью жизни каждого рейфа – и, оставшись без нее, Скоул порядком нервничал. Взвесив все «за» и «против», он решил повозиться с прибором в меру своих познаний с биомеханике. Специальных навыков у него не было, и тут Тард весьма пригодился бы, так как изначально принадлежал к младшему звену ученых – что по самому рейфенышу было пока мало заметно. Сейчас же на всей планете был лишь сам Скоул и лежащий без сознания человек, который едва ли смыслил в технике – потому вариантов, кто будет чинить накрывшийся к репликатору девайс, было немного.
От мыслей рейфа отвлек запах гари. Вплотную занятый изучением поломки, он напрочь забыл о пожаре, который, между тем, приближался к незащищенному истребителю. В самой ситуации не было ничего страшного. Ронан был бы сильно разочарован, увидь он, как рейф проворно запрыгнул в кабину, ничуть не смущаясь дырой к спинке кресла, и на раз-два расчистил вокруг обширную полянку с помощью бортовых орудий «стрелы». Закончив с этим, подошел к человеку и наклонился за пистолетом, который давно надо было забрать – еще одной порчи имущества летательный аппарат мог и не пережить. В этот момент на руке Скоула сомкнулись чужие пальцы, а в лицо уставились черные от расширившихся зрачков глаза, подернутые поволокой откровенной ненависти. Не давая и доли секунды на ответную реакцию, человек дернул его на себя.

Вы когда-нибудь пробовали дернуть на себя человека? Думаю, многие так делали, и к результату привыкли. Тогда спрошу иначе: пробовали ли вы дернуть на себя рейфа? Первой проблемой сразу становится масса, и дело тут толи в росте, мышцах и броне, то ли кость у них тяжелая – в общем, потянуть его так, чтобы перекинуть через себя, это вам не врата запустить. Однако предположим, вам хватило силы/сноровки/дурости (нужное подчеркнуть), и офигевший до крайности противник уже совершает в воздухе замысловатый кульбит. Тут-то и начинается проблема, которую Ронан со всем своим опытом не учел. Прежде всего – рейфы не офигевают. То есть возможно, при определенных условиях и одновременном стечении множества обстоятельств – но явно не при виде пищи, очнувшейся раньше времени.
Едва почувствовав, что человек тянет его на себя, Скоул вместо того, чтобы отшатнуться, подставляя себя под возможный огонь так и не забранного пистолета, прыгнул вперед. С неожиданной силой, преодолевая метра три с места и еще полтора за счет инерции – когда сатедианец, которого рейф уже и сам схватил за руку, пролетел по дуге у него над головой и с размаху впечатался в землю. После такого удара человек тщетно пытался вдохнуть, когда увидел перекошенную морду рейфа прямо над своим лицом. Тот раздраженно зашипел на него, глядя прямо в глаза, после чего замолчал, будто ждал ответа. Что можно ответить шипящему тебе в лицо белобрысому отродью иратуса, Ронан не знал, потому бросил короткое и злое «Да пошел ты!...». Рейф удивился. Моргнут третьим веком, после чего снова наклонился и, сильно коверкая слова, выдал:
- Умеешь чинить? – и указал на «стрелу».

Шипение Скоула было лишь фоном для коротких мыслеобразов, коими привыкли общаться представители его расы. Два шипящих или рычащих друг на друга рейфа, казавшиеся людям парой жутких хищников, спорящих из-за добычи, могли на деле увлеченно обсуждать последние новости улья. Вот и сейчас, подкрепляя внешними звуками свою мысле-речь – и ими же доходчиво выражая свое отношение к навязчивому желанию человека продолжить игру, Скоул поинтересовался, умеет ли беглец чинить истребители. Вопрос был не праздный – беглецам так или иначе приходилось иметь дело с рейфской техникой, и был шанс, что за время «бегов» тот успел набраться чего-нибудь полезного. Полученный после секундного ожидания ответ обескуражил пилота. В первый момент он решил, что собеседник сильно приложился головой. И лишь потом сообразил, что тот его просто не понял.
С устной речью у Скоула не ладилось. Все рейфы общались телепатией, потому язык как таковой существовал у них исключительно в письменном варианте. Некоторые ульи набирали к себе почитателей, и довольно быстро осваивались с голосовыми модуляциями – но его собственные комрады не играли с едой, и отправляли ее либо в коконы, либо сразу по назначению. Порывшись в памяти, Скоул нашел несколько завалявшихся там слов из всеобщего языка, почерпнутых из лексикона пищи. Слова в основном были негативно-матерной окраски, ибо озвучивались во время пеших сборов, или уже на улье перед трапезой. Впрочем, было и несколько вполне осмысленных фраз, из которых рейфу удалось выудить то, что нужно – и, наконец, озвучить суть вопроса.

Ронан в свою очередь нахмурился и даже запрокинул голову, переведя взгляд на истребитель. Чинить что-либо ему еще не предлагали. Тем более рейфы. Вернув голову в нормальное положение, он на всякий случай еще раз посмотрел на белобрысого, удостовериться, в своем ли тот уме. После чего выдал:
- А с чего мне чинить твое корыто?
Рейф склонил голову на бок. Он сидел на корточках за головой сатедианца, и тому приходилось наблюдать бледную морду в перевернутом виде – человек находил, что в таком ракурсе она смотрится ничуть не лучше, чем обычно. Волосы свисали вниз, и кончики прядей то и дело тыкались в щеку мужчины, заставляя его морщиться. Ронан с превеликим удовольствием повыдергал бы все эти белый лохмы прямо сейчас – однако это был бы самый глупый суицид в истории Сатеды. Рейфу же явно было плевать, мешают его волосы кому-то или нет.

На самом деле Скоул просто не понял мимики Ронана. Если самих людей он еще немного различал, то их кривляния, не подкрепленные увесистым мыслеобразом, были довольно плоскими, и разбираться в них не хотелось. К тому же он был занят подбором слов – ведь собеседник дал понять, что располагает необходимыми знаниями, но не видит мотивации к работе. Демонстративно осмотревшись, рейф вернул свое внимание человеку и озвучил фразу, которую сам когда-то услышал от такого же беглеца много врат назад.
- Тогда ты сдохнешь, - подумал и добавил, - А я – нет.
Планета была необитаема, и растительность не походила на то, что могли бы есть люди (хотя надо признать люди ели столь разнообразные вещи, что Скоул временами поражался). Так как питаться их виду требовалось значительно чаще, чем его собственному, он мог предположить, что надолго запасов организма беглецу не хватит. Сам же рейф сравнительно недавно кормился, да и возможно содержимое камеры можно было спасти. Кроме того, он мог просто улететь отсюда, двигатель восстановится в любом случае, и хотя необходимость питаться на местности несколько усложнит его маршрут, он, так или иначе, достигнет цели. А вот за человеком, похоже, прилетать не спешили.

Ронан стиснул зубы и зарычал так яростно, что рейф не удержался и зашипел в ответ. Белобрысый угрожал ему, самым отвратительным образом – что сможет выжить, в то время как сам человек умрет, бездарно и жутко, став обедом этого гада или просто загнувшись от голода.
- За мной прилетят! – выпалил он. Не лучшие слова для сатедианца, привыкшего полагаться исключительно на себя, но ничего другого с голову не лезло. – И тогда тебе, падла, никак не выжить! Тебя не пристрелят даже, тебя Беккет на столе разложит и будет живого препарировать, понял?!

Где-то на Атлантисе Беккету здорово икнулось, а услышь он слова Ронана, был бы не на шутку возмущен столь явным попранием клятвы Гиппократа и подобными инсинуациям в свой адрес.

Скоул же понял, что от человека мало толку. Конструктивный диалог уверенно превращался в истерику одного конкретного индивидуума, а возиться с ним у рейфа не было ни времени, ни желания. Ронан успел увидеть, как противник перегнулся через него, и ощутить боль от впившихся в грудь когтей и присоски. А потом жизнь начала стремительно покидать его тело.
Ронан не сразу понял, что жив. Тело болело так, что было трудно дышать, а по рукам и ногам разлилась отвратительная слабость, словно он бежал много часов и свалился от усталости. Шевелиться не хотелось, сердцебиение отдавалось в голове глухими ударами набата. Он прикрыл глаза и лежал так некоторое время, собираясь с силами, после чего осторожно повернулся на бок.
Первыми в его поле зрения появились иссохшие руки – покрытые переплетением вен, со сморщенной кожей, похожей на перележавший под солнцем фрукт. В этих руках не было прежней силы, как не было ее и во всем теле.
- Сволочь! – заорал он в спину уходящему рейфу, но из горла вырвалось только невнятное бормотание.

Скоул не повернулся, хотя без труда уловил брошенное слово и даже распознал его. Он не понимал реакцию человека, и признаться не особо задумывался о ней. В конце концов, он ведь не убил его, вместо этого забрав ровно столько жизни, чтобы тот не доставлял ему проблем. Пистолет тоже забрал – и как раз сейчас устроил его в нише под сиденьем «стрелы», где уже лежал ряд нужных и не очень вещей, а также несколько предметов, которые сейчас не более чем занимали место, но в будущем могли пригодиться. Человек также мог пригодиться – не обязательно как пища, а скорее как лишняя пара рук, если ремонт затянется. Или как основа для… Скоул так и не закончил мысль, переключившись на многострадальную камеру сбора. Вот уж где требовалось все его внимание.

Ему удалось добраться до управления девайсом лишь через час. Вероятно, все можно было сделать и быстрее, но ремонт двигателя прочно удерживал их на планете, а потому рейф работал не спеша, с толком и с расстановкой. Достучавшись до сонного мозга устройства, он первым делом отдал команду на общий сброс – камера была отлично обучена делать это в случае поломки, чтобы пилот мог избежать возможной потери ценного груза. Однако в этот раз отработанная до автоматизма функция выдала жесткий сбой, и Скоул только разочарованно фыркнул, уставившись на конгломерат тел, сплетенных вместе творением чьего-то больного рассудка. Вся эта масса шевелилась, те из людей, чьи тела были сравнительно обособлены, пытались встать на ноги, но большинство торчало из органического клубка смешением рук и ног.
«Иратус меня укуси», Скоул задумчиво обошел вокруг выброшенного на землю груза, раздумывая, насколько тот испортился, и куда теперь его девать. Загрузить подобное чудо природы обратно он вряд ли сможет (дальнейшее использование камеры вообще было под большим вопросом), потому вывод напрашивался сам собой – съесть. Как говорил командир, сумма «стрел» в ангаре не меняется, как их не поставь. Вот и жизненна сила в этом творении технического сбоя тоже была, и будет жалко, если она пропадет. Выбрав наиболее сохранившего целостность кандидата, Скоул прихватил его за шею и вонзил в грудь присоску. Осторожно тронул жизненные нити, пробуя вкус, но ничего подозрительного не ощутил, и по здравому разумению уже спокойно продолжил.
Существенное различие этой трапезы он понял лишь через время. Стакан оказался бездонным, и рейф вскоре с довольным урчанием присел на землю, не отрыва руки от все еще живого человека. Судя по всему, жизнь уходила из клубка постепенно, с самого его дальнего края, где тела сморщились и высохли. Скоул прижмурился, и когда присоска поглотила последнюю каплю чужих жизненных сил, он присел на землю просто-таки с неприлично счастливой физиономией.
Надо сказать, каждый рейф, вступившись в период совершеннолетия и отказавшийся от человеческой пищи, вместе со способностями к регенерации и множеством других бонусов получал также вечный голод. Он, по сути, и являлся причиной агрессивности натуры этой расы – а кто сможет быть спокойным и всем довольным, если, к примеру, у него постоянно болит зуб? Вы привыкаете к этому ощущению, то и дело глотаете анальгин, но чертов зуб продолжает ныть противным фоном, на который вы казалось уже и внимания не обращаете – но действительно забыть о нем едва ли возможно. И вот неожиданно вы просыпаетесь утром – и, о счастье, чувствуете себя просто отлично.
Вот и для Скоула мир расцвел самыми неожиданными красками. Он не был силен в физиологии и не знал, что сейчас его клетки обновлялись в сумасшедшем темпе, приближая организм к идеальному даже по рейфским меркам состоянию. Он понятия не имел, что мозг принялся массово обновлять потрепанные беспокойным перелетом нейроны, вызывая состояние эйфории, сходное с наркотическим опьянением.
Все окружающее неожиданно увиделось ему прекрасным: пустая планета, подбитая «стрела», даже сморщенный человечек, который вдруг показался ему вполне приемлемым собеседником. Вышеупомянутый человек, впрочем, общаться совершенно не хотел, а потому, увидев приближающегося рейфа, принялся спешно отползать в максимально возможном темпе. Что только подогрело интерес Скоула, слегка прибавившего шаг.

Ронан понял, что это конец. Еще час назад он был вне себя от ярости – подумать только, его не прикончили даже, а слега поели и выбросили. Позорное ощущение надкушенного бутерброда в значительной степени усугублялось подступившей на самый порог немощью. Признаться, сатедианец никогда не рассчитывал дотянуть до преклонных лет, при его образе жизни едва ли можно было мечтать об уютной постели, книжках и телевизоре. Он признавал, что, скорее всего, умрет в бою, и давно смирился с этим. А потому каждая секунда жалкого существования, когда сил только и хватает чтобы привстать и оглянуться по сторонам, сводила его с ума. Это было, пожалуй, самое худшее, что можно было с делать с бывшим беглецом – оставить его смотреть на флегматично занимающегося своими делами рейфа, и не дать ни малейшей возможности прикончить белобрысого гада. Тот довольно долгое время просто не замечал его, занятый починкой «стрелы». Видимо смог-таки что-то исправить, и вот поляну осветил луч, каким обычно отродья иратуса собирали своих жертв.
От вида клубка все еще живых тел Ронана чуть не вывернуло – рейф же отнеся к происходящему философски, как к досадному недоразумению. Он даже не побрезговал покормиться еще живым кошмаром, при этом его озадаченная морда сперва разгладилась, а затем блеснула оскалом, от которого у сатедианца побежали мурашки по спине. Тварь поднялась и, развернувшись на месте, пошла на него все с тем же жутким выражением, застывшим как восковой слепок.
«Убьет», мелькнуло в голове, «Вошел во вкус, всех их слопал – и меня сейчас…»
Тем временем рейф обошел его, остановившись за головой Ронана, вероятно лишь для того, чтобы тот перестал так сосредоточенно от него отползать. Сатедианец поймал себя на мысли, что уже второй раз за сегодня наблюдает перевернутую рейфскую физиономию. И второй раз при самых неприятных обстоятельствах.
- Что, пришел за десертом?! – Ронан в сердцах двинул его кулаком по ноге. Рейфа прием не впечатлил, и кажется даже не вызвал недоумения. Возможно, тот уже привык к нелогичным поступкам человека. Человек же логику рейфа до сих пор не раскусил, потому фраза невольного собеседника поставила его в тупик.
- У меня к тебе предложение. От которого ты не сможешь отказаться.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 14:07 | Сообщение # 4
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Следующие несколько минут рейф использовал весь свой небогатый словарный запас, чтобы прояснить Ронану возможные варианты. Первый заключался в подсадке незадачливого беглеца на фермент – совсем несложно, учитывая, что Скоул был сыт и имел минимум два дня свободного времени. После этого гордый и свободный сатедианец будет ему, рейфу, не только стрелу чинить, но волосы расчесывать и штаны стирать. В общем, служить верой и правдой всяческими возможными способами – а способов он, рейф, найдет предостаточно, и Ронану в здравом уме они совсем не понравятся. Есть, впрочем, и другой вариант. Он, Ронан, откладывает свою «бей-всех-рейфов» дурь на полочку на определенный срок. И оказывает необходимую помощь в полном душевном здравии, лелея надежду отомстить ужасному и злому рейфу путем закалывания его во сне зубочисткой. Ну, или может попробовать дождаться подходящего момента и расправиться с тем, кто имел наглость посягнуть на святую святых сатедианцев, разгромленных наголову как-то походя и без особых проблем, но, тем не менее, невероятно опасных для всех рейфов галактики Пегас.
За второй вариант выступал также озвученный Скоулом факт, что ему лично Ронан нужен как иратусу МНТ, потому после счастливого покидания необитаемой планетки и завершения кое-каких дел, человек может идти на все четыре стороны, будучи высаженным у каких-нибудь рабочих врат. Если же Ронан все еще раздумывает, то он, рейф, может напомнить ему, что на этой планете рабочих Врат нет, и еды тоже нет, а ввиду явной задержки его друзей сатедианцу светит не более чем паршивая смерть от голода у репликатора на куличках. Так что если тот не идиот, то думать будет недолго.
Ронан идиотом не был. Любая возможность прищучить белобрысого гада была предпочтительнее медленной и совершенно бесполезной смерти. Конечно, в здравом уме он не пошел бы на подобное – но сейчас стояла задача сохранить при себе этот самый ум, не превратившись в позорного наркомана, который за фермент душу продаст. Сам Ронан не встречал людей, бывших под воздействием подобной штуки, но истории о них были более чем впечатляющими. В плохом смысле этого слова.
В свете вышеозначенных фактов сатедианец коротко выругался, смерил рейфа взглядом, и заявил, что согласен выбраться с ним с этой планеты, а на большее он не подписывается.
Рейф с совершенно непроницаемым лицом кивнул, продолжая созерцать человека в перевернутом виде.
На самом деле Скоул был рад, что собеседник оказался достаточно умен, чтобы принять предложение. Сам он не видел ничего хорошего в обратном кормлении, которое было неотъемлемой частью вышеописанного процесса. Он практиковал подобное всего раз, все те же два улья назад. Тогда ему удалось подобрать комрада с одной из планет, заселенных любопытным народцем. Улью было известно о них сравнительно немного, только то, что в процессе неких исследований они имеют дело с радиацией. Ну и от этой радиации мрут. Но вместо того, чтобы усиливать свою собственную защиту, наивный народ искал того, кто сделает за них грязную работу – и в частности в сферу их интересов попали рейфы с их потрясающей регенерацией. Сами рейфы не привыкли быть объектами чужих планов, что сделало их на редкость беспечными, особенно на планетах с отсталыми цивилизациями, демонстрирующими натуральное хозяйство без признаков технологий. Сканд так и попался на эту святую простоту, по глупости решив перекусить в одиночестве и приземлив стрелу неподалеку от одного из поселений. Стрелу, к слову, так и не нашли – видимо предприимчивый народец утащил ее и разобрал по клеточкам, из ученого любопытства или из военной конспирации. Для Сканда дела разворачивались из рук вон плохо – очухавшись в камере, он столкнулся с двумя проблемами: какой-то умник залил ему в кормовую щель порцию кислоты, подчистую разъевшей всю тонкую анатомию присоски, а регенерация находилась на том минимуме, что на восстановление органа питания потребовались бы месяцы. Которых у него, впрочем, не было – голод, пригнавший его на планетку, давал о себе знать. Он так и не рассказал своим, как сумел сбежать, да и о своем времяпрепровождении у народца не распространялся, за исключением того, что сутками сидел в комнате рядом с источником радиации, а местные горе-ученые регулярно снимали его жизненные показатели.
По возвращении комрада Скоул взял на себя труд разорвать замкнутый круг «я голоден, потому что не могу регенерировать ладонь, а сделать этого не могу, потому что не могу питаться», и в течение нескольких сборов кормил Сканда «с руки», отдавая собственную жизненную силу – пока рейф не оправился в полной мере. Воспоминания об этом были странные, Сканд сам того не желая будто лез ему в мозги, и с каждым разом все больше. Судя по всему, у комрада была та же проблема со Скоулом, но тот, понимая собственное положение, помалкивал и высылал короткие мыслеобразы благодарности. Они оба вздохнули с облегчением, когда выздоровление рейфа положило конец ментальному беспределу. Помнится, вскоре после этого Скоул попал на другой улей, и их пути разошлись к вящему спокойствию обоих.
Ощущать в своей голове глупый мозг сатедианца рейф совершенно не хотел, и надеялся, что с одного раза контакт не наладится. А ведь один раз, так или иначе, требовалось провести – ибо от лежавшего на песке старика было мало толку. Примерившись, он с недовольством накрыл лицо дернувшегося куда-то человека ладонью, впечатывая его в землю, и приложил рабочую руку к его груди.
Ронан почувствовал, как к нему возвращаются силы. Если в прошлый раз это была чистая иссушающая боль, теперь его переполняла совершенно немотивированная радость. Слабость отступала, и это было так чудесно, что он никак не мог сосредоточиться.
- Ты улыбаешься, - произнес рейф над ним, и в голову вместе со словами хлынул поток мыслеобразов. Простая фраза стала неожиданно объемной. Ронан увидел себя со стороны, нелепо улыбающегося то ли небу то ли прижимающем его к земле рейфу, увидел собственное перекошенное лицо во время предыдущего контакта – словно на контрасте – и еще что-то подспутное, как послевкусие вина на языке, тонкое ощущение нелепости его самого и его поведения в глазах рейфа.
- Твою ж!.... – Ронан от неожиданности попытался сесть, но Скоул не позволил, прижав его обратно к земле, удерживая за голову как кутенка.
- Я еще не закончил, - и снова серия мыслеобразов, текущая стадия обратного кормления, подспудное раздражение и далекий, подернутый туманом образ какого-то рейфа, которого Скоул вот так же прижимает к стене, упираясь рукой ему в грудь, и…
- Ты такое с рейфом проделывал? – выпалил он, и Скоул через долю секунды убрал руку. Ронану казалось, что он не закончил, но мыслеобразы оборвались сразу же, как присоска отделилась от каналов жизненной силы человека.
- Хватит, - произнес рейф, поднимаясь на ноги. Обернулся на стрелу и направился к ней, предоставляя Ронану возможность подняться и следовать за ним. Предстояло еще много работы.
Надо сказать, что от Ронана пользы было немного. С одной стороны сатедианец ни черта не понимал в рейфской технике, и Скоулу приходилось чуть ни не на пальцах объяснять ему, где что придержать, нажать или соединить. Самому рейфу также приходилось кроме непосредственной работы одним глазом следить за бывшим беглецом, чтобы тот сдуру не натворил ничего похуже чем то, что уже случилось по его милости.
Могло показаться странным, почему Скоул вообще обратился за помощью к человеку, вместо того, чтобы просто подождать естественного восстановления истребителя – гарантированно безопасного и надежного. Причина крылась в отсутствии времени: Скоул и так потерял полдня на этой планете, и если была возможность ускорить ремонт, рейф намеревался ей воспользоваться. Таким образом, после минут сорока починки, которая с точки зрения человека больше напоминала копание в чьих-то огромных кишках, Скоул авторитетно заявил, что через некоторое время стрелу можно будет запускать.
За время ремонта Ронан успел в полной мере присмотреться к рейфу. Ранее он никогда не брал на себя труд рассмотреть этих гадов, заинтересованный чаще всего лишь в том, чтобы вовремя выстрелить или сподручно заманить в засаду. Теперь же, не имея возможности к рукоприкладству и стараясь отвлечься от мерзкого ощущения пульсирующих под пальцами артерий стрелы, он рассматривал белобрысую сволочь. И отстраненно приходил к выводу, что рейф в значительно большей степени напоминает человека, чем он думал ранее. Скоул склонился над открытым корпусом истребителя, сосредоточенный на починке. Экономные, скупые движении, он точно знал, что делать, и отдаленно напомнил Ронану одного из офицеров с далекой, еще живой тогда Сатеды. Тот тоже склонялся так над своей техникой, молчаливый и погруженный в себя, будто вел диалог с никак не запускавшимся двигателем. Сравнение было столь острым, что человек мотнул головой, и тут же получит в ответ шипение от Скоула.
- Руками не дергай.
Рейф неоднократно внушал ему, что пальцы должны быть неподвижны. Вкупе со словами в этот раз Ронан получил еще что-то – словно картинку из старого кинофильма скомкали и бросили ему прямо в мозг, предлагая развернуть и посмотреть. Опасливо коснувшись свертка, он поворошил его, и получил целую серию картинок и ощущений: информация, что пережимая те или иные артерии стрелы, он подавлял деятельность части нервных центров, заставляя истребитель концентрироваться исключительно на определенных областях корпуса; рассеянная мысль, что с пробитым креслом пилота можно без проблем полететь, а без двигателя это нереально – а между тем без должного контроля стрела бездумно восстанавливает все вкупе, тратя драгоценное время; подспудное раздражение – не на непонятливость Ронана, а на отсутствие кого-то, кажется мелкого рейфа с именем, которое мужчина не сумел распознать – с точки зрения Скоула тот справился бы с починкой гораздо быстрее и качественнее; и уж совсем на периферии свертка, в самом дальнем уголке – косой взгляд на татуировку Ронана.
- Это знак части, - фыркнул сатедианец, зажмурившись и выгоняя из головы все то, что одним простым вопросом забросил туда рейф. Он чувствовал себя так, словно в картонный ящик попытались разгрузить полный самосвал щебня. В висках стучал пульс, и потому слова рейфа он едва услышал – да и не ожидал, что отродье иратуса снова раскроет рот.
- Я не видел такого у других людей твоего народа. Ты командир?
Неожиданно проснувшаяся общительность рейфа не встретила должного энтузиазма у человека, но он все же ответил – чтобы не получать очередные мыслеобразы, пробивавшиеся в его голову, стоило Скоулу начать раздражаться.
- Нет. Я просто солдат, - буркнул он, не вдаваясь в подробности о чинах. Рейф воспринял это по-своему, и в голове человека промелькнул образ рейфского солдата – слепого и нелепого, шевелящегося в своем коконе и ждущего, когда его достанут и наденут на лицо маску. В глазах рейфа Ронан вполне походил на такого солдата, и потому он, рейф, был склонен согласиться с ответом человека.
Ронан в отвращении оскалился, дернувшись к белобрысому собеседнику и будучи остановлен лишь предостерегающим шипением – рейф чутко следил, чтобы пальцы человека не отпускали артерии стрелы.
- Да я таких как ты без ножа резал! – фыркнул он едва ли не в лицо Скоулу. Тот отреагировал на удивление спокойно и перевел взгляд на каменистую равнину, тянувшуюся по левую руку.
- Да, ты положил много подростков, - произнес он, продолжая рассматривать пейзаж. Ронан осекся.
- Каких к черту подростков? Взрослые выродки зеленые со станнерами, толпой ходили – но я всех их…
Холодный взгляд рейфа несколько умерил его пыл. Пусть Скоул и не знал лично всех тех, кто гонял беглеца, и был невысокого мнении о тех, кого тот сумел ухлопать, но вот так слушать ругань в адрес своей расы он был не намерен.
- У взрослых рейфов, допущенных к управлению крейсером, есть рисунки на лицах, - произнес он низким голосом, резонирующим от самых костей. – Много ты видел рисунков на лицах поверженных врагов?
Такое предположение заставило сатедианца нахмуриться. Он уже долгое время считал себя непревзойденным убийцей самой мерзкой расы галактики Пегас. Он был уверен, что справится с любым из них, и потому, идя в бой, не чувствовал страха. Но теперь, если все они были неоперившимися подростками… Ронан покосился на рейфа.
- И… за каким чертом они?...
- Учились, - ответил тот, снова вернув внимание стреле, - Охотиться, выслеживать. Им нужна практика в естественных условиях, которые нельзя обеспечить на улье.
- И что, это такие уроки для мелких? – с омерзением бросил человек, - Вы меня что, как учебное пособие семь лет гоняли?!
Скоул немного помолчал.
- Если тебя это утешит, ты очень помог нашей расе, обучив много хороших офицеров и солдат.
Судя по перекошенному лицу сатедианца, данный факт не особо его утешал.
- Там были взрослые рейфы, - добавил Скоул, неожиданно подался к человеку, накрывая его руку и перемещая на другую артерию, липкую и всю измазанную в зеленоватой слизи. – Но им запрещено было тебя убивать. Это хранители. Охотились ради интереса. На ульях скучно, все спят, и много лет ничего не происходит. От этого, бывает, соглашаешься и на детские игры.
Ронан закусил губу, вперившись взглядом в развороченный бок стрелы. Новое открытие сделало день еще более мерзким.
- А чего ты это ты вдруг разговорился? – фыркнул он. И правда, совсем недавно рейф двух слов не мог связать, а тут уже разглагольствовал на отвлеченные темы.
- Эффект обратного кормления. Ты должен получать мыслеобразы вместе с моими словами. Я же получаю навыки твоего языка. И практикую их. Прямо сейчас.
Стрела стартовала через два часа. Ронан все это время сидел у борта, устроившись в тени и обозревая уже порядком надоевший пейзаж, в то время как Скоул медленно но верно терял терпение. Изначально вынужденная остановка казалась ему избавлением, и он с радостью вылез из тесной кабины, чтобы погонять нерадивого беглеца. Теперь же неумолимо утекающее время сворачивало все его естество в тугую пружину, заставляя кружить вокруг стрелы, оглядывать пустынный ландшафт, уходить, приходить и поглаживать корпус истребителя, словно тот мог понять такую степень заботы или ощутить волнение пилота.
- Как собаку гладишь, - буркнул Ронан, когда рейф заложил очередной круг по траектории стрела-опушка леса-стрела.
- Они чувствуют, - также буркнул рейф, к этому времени уже сравнительно неплохо разобравшийся не только в словах, но и в интонациях нового языка. По крайней мере, его голос перестал звучать на манер автоматического переводчика, где вместо помех то и дело включалось шипение. Он нервно забарабанил пальцами по обшивке.
- Чувствуют как… мы?
- Нет, - покачал головой, - Как твои… собаки. Наверное. Не имел дела с собаками. Но не все так. Пилоты меняются, и привязки, как правило, не возникает.
Ронан повернулся, опираясь плечом о бок истребителя. Тот будто просел под нажимом, как живой, но на поверку это оказалось лишь наваждением. Человек задумчиво провел рукой по обшивке. Твердая, как и должна быть. «Все от этого зеленого черта в голове», подумал, и тут же спросил:
- Сколько же ты летел?
Рейф не ответил. Стрельнул желтыми глазами в сторону лесной опушки, будто что-то высматривал.
- Долго, - бросил он и полез в кабину. Учитывая, что проделывал он это нехитрое действие уже несколько раз, Ронан даже не пошевелился. И был удивлен, когда подстреленное био-корыто неожиданно поднялось в воздух, опрокинув на спину лишившегося опоры сатедианца. Человек охнул, секунду наблюдая над собой днище стрелы во всех подробностях, и проворно откатился в сторону. На случай, если белобрысому взбредет в голову приземлить истребитель на него – нарочно или случайно. Хотя у этого рейфа мало что происходит случайно.
Скоул поднялся еще на пару метров, не закрывая купол, сделал круг на прогалине у леса и вновь посадил стрелу. Довольно заурчав, он с улыбкой спрыгнул на землю и принялся ставить на место пластины корпуса, которые ранее снял, чтобы иметь возможность наблюдать за жизнедеятельностью био-начинки. «Сомнительная радость», думал Ронан, которого начинало подташнивать от всего этого технологического великолепия рейфов. Или таким образом желудок настойчиво обращал внимание на пропущенный завтрак, обед и ужин, и призывал нерадивого сатедианца к порядку.
Однако обеда не предвиделось – более того, перерыв тоже близился к концу. Довольный вид рейфа красноречиво говорил о том, что стрела в порядке, и вылетать они будут уже сейчас. Закончив с пластинами, Скоул проворно запрыгнул в кабину и кивнул Ронану.
- Залезай.
Перед сатедианцем справедливо встал вопрос – куда? Стрела была одноместной, а в камеру сбора человек не полез бы ни за какие коврижки, ибо видел, ЧТО из нее недавно выпало и в каком состоянии.
- Давай, - рейф нетерпеливо хлопнул по борту обшивки, и Ронану ничего не оставалось, как забраться на край кокпита и заглянуть внутрь. Места там обнаружилось несколько больше, чем обычно. Он мог поклясться, что кресло пилота было существенно отодвинуто назад, хотя ранее он не видел для подобного маневра никакой возможности. Впрочем, это решало проблему лишь частично.
- Забирайся, - Скоул радушно махнул рукой на пол перед креслом. Оценил отвисшую челюсть человека и пожал плечами, - Или оставайся здесь.
Ронан обвел взглядом осточертевший пейзаж, соизмерил перспективу голодной смерти и ущерб сатедианской чести. И полез в кокпит.
Разместиться было непросто, он едва втиснулся в отведенное ему место, уткнувшись плечами между колен рейфа и кое-как поджав упирающиеся во что-то ноги. Спина оказалась скрюченной в три погибели до тех пор, пока Скоул одним движением не опрокинул его затылком себе на живот.
- Твою…! – Ронан уже готов был изложить претензии в чисто сатедианской манере, но рейф только отмахнулся.
- Приборы закрываешь, - буркнул он, бросив мыслеобраз приборной панели, которая практически целиком скрывалась за косматыми дредами Ронана. Волей неволей тому пришлось приберечь красноречие. Он в который раз пребывал в шоке от собственного положения. Устроился в стреле, можно сказать у рейфа на пузе, да скажи ему кто подобное двумя днями ранее – пристрелил бы на месте. А вот как все обернулось. И лежать к слову было довольно удобно, обозревать снизу вверх сосредоточенное лицо пилота, увлеченного приборами и опять покосившегося на лесную опушку перед тем, как закрыть кокпит. Медом ему там намазано, что ли? Явления Королевы ждет?
Скоул бросил последний взгляд на лес. Его не покидало ощущение, что он упускает что-то очень важное. Будь у него чуть больше времени, он обязательно проверил бы это, но внутренние часы неумолимо тикали, не располагая к поиску фактов, подтверждающих эфемерную интуицию. Рейф дал команду на взлет, и стрела, поднявшись в воздух, несколько секунд висела над пустынной землей, словно раздумывая. Потом включились основные двигатели, и истребитель со свистом принялся набирать высоту, постепенно превращаясь в точку на звездном небе. Вскоре исчезла и она.
А через несколько часов на другом конце леса, в нескольких километрах от места аварии, очнулся Тард.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 14:10 | Сообщение # 5
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Тарду удалось включить телепортационный луч за миг до того, как стрела протаранила Врата. Обычно при аварийном катапультировании пилот сам выбирает оптимальное место для приземления, однако молодой рейф временем не располагал, и потому только и успел, что шлепнуть по кнопке. Спасла его заложенная в аварийный блок программа – наверное, единственная, не накрывшаяся из-за сбоя на всем истребителе. Благодаря ей луч материализовал пилота не под землей и не на километровой высоте, а четко на поверхности планеты. Он оказался в довольно далеко от Врат, благодаря чему не был замечен Ронаном, против которого шансы начинающего ученого были сравнительно невелики. На этом везение парнишки закончилось. Пролежав двое суток не приходя в сознание, он пропустил все основные события, и очнулся, разминувшись со Сколом всего часа на три.
Открыв глаза, он некоторое время соображал, где же находится и что произошло. Память услужливо подбросила образ падающей стрелы и даже злорадно напомнила памятный возглас старшего «Отставить!».
«Скоул?» осторожно позвал он, однако ответа не последовало, и Тард не был уверен, слышат ли его и просто не хотят отвечать или… не слышат. «Злится» решил про себя парень. «За невыполненный приказ. Пугает». Придя к выводу, что в этот раз взрослый рейф видимо решил проучить его, Тард поднялся, отряхнулся и пошел проверять, как обстоят дела на планете, оказавшейся его временным невольным пристанищем. Для начала он отправился к Вратам, к коим подходил со всей должной осторожностью, памятуя об убегавших через них военных – которые вполне могли вернуться с подкреплением. В искомом месте, впрочем, никого не обнаружилось, и подошедший поближе рейф понял причину – едва ли команда могла пройти через нерабочие Врата. Однако это означало и плохую новость, что и самому Тарду сбежать отсюда этим способом не светит. Стрела также оставляла совсем мало надежд – к этому времени от нее осталась масса горелой органики с расплавившимися кусочками камеры сбора. Кроме упомянутых фактов рейфа немало беспокоило, что Скоул все также не выходил на связь несмотря на многочисленные попытки телепатического контакта. Это было не похоже на старшего, и Тард решил лично проверить, какого черта тот так долго молчит. Ведь одно дело наставлять молодежь на путь истинный, а другое – операцию срывать. Сориентировавшись по расположению Врат и направлению рухнувшей стрелы, он направился в ту сторону, куда по его расчетам должен был улететь старший. Идти пришлось немало, и, признаться, он уже начал сомневаться, что правильно выбрал направление, когда наконец разглядел на ровной поверхности местного ландшафта явные следы аварийной посадки. Ему хватило нескольких минут, чтобы восстановить картину событий. Скоул приземлился, починил стрелу и зачем-то спалил значительную часть леса в процессе. В поисках ответа на этот вопрос Тард еще раз обошел место крушения, когда заметил след от остроносого ботинка, не имеющего никакого отношения к обуви старшего. Картина прояснилась и выглядела теперь крайне неутешительно. По всему выходило, что Скоул поспешил записать его, Тарда, в разряд безвременно погибших, и тут же подыскал ему замену в виде обладателя вышеупомянутых ботинок, с коим и отбыл на починенной стреле в неизвестном направлении.
«Скоул?..» Тард взирал в звездное небо с совершенно нелепой надеждой разглядеть там искомую стрелу. Едва ли этот новый комрад старшего имел все необходимые для миссии познания. Судя по всему он был одним из тех, кто атаковал их истребители у Врат – ибо откуда еще взяться разумному существу на необитаемой планете? «Скоул, хоффанку тебе в руку, ты меня на умную жратву променял?!» почему-то это было особенно обидно. Ладно бы еще на взрослого рейфа или на будущего офицера с боевыми навыками – но на человека? Бред сивого иратуса… От души пожелав старшему в спячку впасть и сбор проспать, Тард снова огляделся, обозревая унылую и безжизненную планету. И со всей ясностью понял, что никуда он отсюда не денется. Не на чем. Без вариантов. Отчаянно призывая логику себе в помощь, Тард постарался забить подступающую к горлу панику сосредоточенным мыслительным процессом. Для начала он вернулся к Вратам, заново оценивая их повреждения. При ближайшем рассмотрении ситуация была не так уж плоха, достаточно было отодрать чертову стрелу от Врат и посмотреть, будут ли работать шевроны. Наборное устройство уцелело, а, значит, требовалось лишь запустить чертово колесо и смыться отсюда на одну из ближайших планет, благо два десятка безопасных адресов Тард держал в голове – на всякий случай.
На освобождение механизма Древних ушел весь день, потому закончил рейф уже глубокой ночью. Ему пришлось чуть ли не вручную обдирать со стальной конструкции наплавления паленой органики, источавшей такие миазмы, что человек, пожалуй, уже отказался бы от затеи. Но рейфы народ упорный, к тому же способный не дышать довольно продолжительное время – а потому в итоге старания Тарда были вознаграждены. Он так и не смог оттащить в сторону всю стрелу, но сумел выцарапать ту ее часть, что непосредственно прилегала к Вратам и блокировала поворотную часть механизма. Уставший, но преисполненный надежд, он вернулся к наборному устройству и начал набирать адрес. Когда Врата успешно заработали, вспыхивая символами, Тард воспрял духом. В мыслях он был уже одной ногой на дружественной планете, когда конструкция Древних с противным скрежетом замерла. Выбранные символы вспыхнули несколько раз, пока Врата еще пытались выполнить отданную им команду, после чего погасли. Наступила оглушающая тишина. «Какого….?!» Тард недоверчиво направился к кольцу. В темноте было сложно разглядеть детали, и все же причина поломки нашлась быстро – часть органики попала в механизм шеврона, заклинив его и не давая провернуться кольцу. Тард заставил себя вернуться к наборному устройству и попробовать другой адрес, начинающийся как раз с этого знака, однако шеврон застрял как солдат в коконе и выниматься категорически не желал. Можно было попробовать разобраться при свете дня, либо предпринять попытку разблокировать шеврон вручную, используя для этого уцелевшие части стрелы, которые теоретически можно было поискать на месте аварии. Однако у рейфа просто сдали нервы. Прорычав что-то непотребное и несоответствующее его возрасту, он пнул наборное устройство, после чего метнулся к Вратам и изо всех сил приложил по ним кулаком. Чертово колесо осталось безответным, нависая стальной громадиной на фоне черного неба. Оно словно косилось на Тарда с презрением всей расы древних по отношению к рейфам вообще и к нему в частности. «Тварь…» то ли к создателям непотребного устройства, то ли к бросившему его старшему. «Я не хочу здесь сдохнуть». Мысль обрела почти физическую четкость, будущее виделось в наихудшем свете – медленная смерть у иратуса на куличках. Совсем не то, чего он хотел для себя, отправляясь в Поиск. «Надо успокоиться». Паника подступала к самому горлу, не давая дышать, и от самого этого состояния ему было жутко. Присев у корпуса стрелы, рейф сложил руки перед собой, сведя кончики пальцев и прикрыв глаза. Нужно было расслабиться, лучше так, чем на этой планетке медленно с ума сходить. Никаких мыслей, только стук сердца и ощущение, будто проваливаешься в мягкую темноту. Тард был не против. Он сидел так довольно долго, не шевелясь, лишь глаза то и дело ходили под веками, но вскоре и они неподвижно замерли. Первые лучи утреннего солнца осветили безжизненный пейзаж, играя бликами на стали Врат и отбросив тени на стрелу и впавшего в спячку рейфа, замершего прислонившись к ее борту.

"Тард спит и видит сны". Стиль отличается от остального повествования. Зарисовка под настроение, видимо.

Признаться, отношения со Скоулом были штукой непростой. По сути, так всегда и бывает, когда двух совершенно разных рейфов, ранее пересекавшихся разве что в коридоре улья, вместе высылают на задание. Скоул не имел протеже среди малолеток, общаясь в основном со взрослой и опытной частью экипажа. Он, как и многие его комрады, получил напарника по распределению. Минимальные данные - ученый, перспективы, области знаний. Ничего о личности подростка, да и мало кого на тот момент это интересовало, чтобы забивать память системы, а потом и мозги самого Скоула вещами вроде характера или особенностей поведения рейфеныша.
- Обкатается в процессе, - решил рейф, когда они, как и десятки других только что назначенных пар, уходили из общего зала.
Тард в свою очередь имел вполне определенные виды на одного из старших. И был несказанно расстроен, когда тот выбрал одного из будущих офицеров, коего и забрал с собой в Поиск. Назначенный по распределению старший Тарду не нравился - мрачный и как будто сосредоточенный сам в себе, он не перемолвился с ним лишним словом, пока они проводили последнюю проверку доставшихся им стрел. Рейфы конечно вообще не очень общительны, особенно старшие, особенно с молодняком и в преддверье непростой миссии - но чтобы вот так, ни одного мыслеобраза? ·Да ему вообще напарник нужен?Ћ Тард поджал губы, копаясь в системах истребителя. Он уже провел общий осмотр, но Скоул до сих пор не покидал кабины, казалось, задавшись целью проверить каждую чертову клеточку аппарата. Он там что, коды репликаторов ищет? Рейфеныш вздохнул, еще некоторое время покопался в кокпите, скорее для виду, чем реально проверяя - да сколько можно, и так видно, что все в норме. Наконец старший закрыл кабину, и вскоре как счастье с небес прозвучала команда на взлет.

Со стороны улей выглядел забавно. Стрелы вылетали из него пачками, Тард никогда не видел столько стрел сразу в одном месте. Ему еще не приходилось участвовать в масштабных битвах, и он лишь несколько раз наблюдал локальные стычки между ульями. Его самого в такие полеты пока не допускали, и он смотрел на экранах, как истребители роятся между двумя огромными флагманами, мелкие и беспокойные как потревоженные пчелы. Вот сейчас улей решил вытряхнуть всех пчел разом, отправив каждую по своим делам. Парами они разлетались в разные стороны, многие - к ближайшим вратам, пачками уходя с синеватое марево, прерываясь лишь чтобы сменить адрес. Некоторые улетели в космос - среди таких была и стрела Скоула, за которой направился Тард. ·Интересно, что ему сказали на собрании старших?Ћ. Рейфеныш помнил оповещение, буквально сорвавшее офицеров с постов и пригнавшее в зал совещаний. Мелочь туда не допустили, и Тард мог лишь гадать, что было сказано в этих стенах. Спросите, кто же был на управлении, если все собрались в главном зале? Да практически никто, только несколько рейфов на мостике. Они, кажется, так никуда и не полетели. Кому-то ведь надо оставаться - хотя их всего ничего. Улей лег в дрейф еще несколько дней назад, и Тард уже мысленно готовился к первой затяжной спячке, но они так и не пошли на сбор, и запасы оставались неприкосновенны. Спать на голодный желудок даже в улье - плохая затея, ведь черт его знает, когда проснешься. Это знали все, и посему Тарду не составляло труда сложить два и два и приготовиться к чему-то необычному.

Полет и правда обычным не был. Полдня просидели в чертовых креслах, когда, наконец, добрались до отдаленных врат, откуда скользнули на весьма оживленную планетку, перепугав местных жителей. Всегда забавлял вид людей, разбегающихся в панике от визга стрел над их головами. Зрелище будило азарт охоты, желание поймать их - не в камеру сбора, а голыми руками, свалить на землю, перевернуть и припечатать ладонь в самую середину груди.
- Не отвлекайся.
Ты смотри, а старший походу умеет разговаривать. Списать на предусмотрительное желание пополнить запасы? К черту, тот наверняка уже почувствовал волну обжигающего азарта. Мы хищники, как ни крути. Он это понимает, однако спуску не дает. ·ПоискЋ. Ну конечно, важная миссия, конца которой не видать, как своего хребта. Это уже потом стало ясно, когда сменились десятки врат, и эти перелеты.... На улье, бывает, говорят ·Чтоб тебе через весь Пегас на стреле лететьЋ. Страшное ругательство, мол, жутко одному на крошечном истребителе в огромном космосе... бред сивого иратуса. Это просто скучно, нудно как у древнего в мозгах, и мышцы затекают в анатомическом кресле, полностью повторяющем рельеф спины. Там даже есть желобок, куда идеально укладывается гребень позвоночника. Вы не знали? Значит, вы никогда не летали на стрелах.
Регулярные остановки на чужих планетах - дать отдых транспорту. Пусть восстановят корпус, рабочие лошадки. Удивительно, но я начинаю привыкать к своей, по крайней мере, не путаю ее с истребителем старшего. Скоул все также молчит о миссии, он вообще большей частью молчит, и мне кажется, что ему со мной просто скучно. Ну конечно... с его опытом, знаниями, боевых операций на его счету больше, чем в репликаторе нанитов. Вот только у меня уже голова дуреет от тишины. Наверное, тогда я и сорвался. Самоволка на грунте, как вам такое? Знаю, не по-рейфски, но что попишешь, когда энергия бьет через край, а ты только и видишь что обрывки чужих пейзажей и осточертевшую до седых висков панель кокпита. Кажется, если я впаду в спячку, она все эти годы будет мне сниться, во всех деталях, с мелкими кнопочками, рычажками и пульсирующими огнями датчиков.
Самоволка. Просто и безыскусно. Скоул отправился проверять местность, оставив меня у стрел. Да если бы тот человечишка не высунулся из леса, думаете, я бы побежал? С места бы не сдвинулся. У меня выдержка, что у приборной панели - по крайней мере, она честно выдерживала все, что я с ней творил, и продолжала работать. Но человечек высунул голову, охнул при виде стрелы и шарахнулся в лес.
Давно я так не бегал, черт его королеву знает как давно. Так сладко, совершенно естественно - добыча где-то впереди, спасается, а ты не спешишь, даешь ему призрачный шанс, а себе - возможность поиграться, размять мышцы, стряхнуть оцепенение. Животные инстинкты, недостойные будущего ученого? Хоффанца вам в почитатели, умники хреновы. Бег - это хорошо, сумасшедшая погоня - еще лучше. Еще пара минут, сладкий ужин - и я возвращаюсь. Как раз хватит времени.
Не хватило. Совсем немного, так и не понял, что сшиб меня на землю, но летел я знатно, приложившись спиной и растянувшись на опавших листьях. Твоего иратуса... На дисциплинку потянуло, Скоул? Ну, давай, чертов старший. Да, у меня отъезжает крыша. Сколько мы уже летим? Недели? Месяцы? Ты сам-то еще при своих мозгах, а? Подходишь, принюхиваешься к чему-то. Мыслеобразы бьют в голову, ты как всегда на своей волне, но они достают и тебя. Хватаешь за шкирку, тащишь за собой, так что и не разогнуться. Ты с ума спятил? Да тебе со мной же еще к иратусу на кулички лететь, не забыл? Да я тебя за такое во сне прирежу. Дергаюсь в его руке, но без толку, пальцы что камера сбора - раз попался, сам не выберешься. А вот и родимые стрелы. Уже улетаем, да? Да?! А это какого? Уткнул лицом в обшивку, рука на затылке, запуталась в волосах и тут уж не рыпаешься - если конечно не хочешь потом лысым ходить, что тот трутень. Только все равно дергаюсь, потому как нехрен с меня штаны снимать у черта на рогах у этой осточертевшей стрелы, у... Стресс снимаешь? Ну и хрен с тобой. Чужие мысли рвутся через блоки, и кажется, что за дамбой его ментальной защиты такой же ураган, что и у меня. Он тоже сходит с ума от всего этого. Возможно, чуть дольше продержался бы, но мои мыслеобразы вошли в унисон с цунами в его голове, безнадежно раскачивая мозг. А вот стрелу он не раскачивает. А должен был бы, с такими толчками иратус тебя дери я ж не кукла какого черта держишь свои пальцы в волосах. Пусти, права не имеешь, если я хочу царапать тебя, я сделаю это. Твою чертову броню раздеру на клочья, прямо сейчас черт да что ж ты делаешь старший совсем мозг потерял...
Он так и не дает развернуться до самого конца. Вся стрела исчерчена полосками от когтей. Крошечные, но сейчас в косых лучах солнца чертовски заметные. Отпускает меня, приваливается к обшивке, а я сползаю на землю. Чертова слабость. Всегда так, накрывает сразу как кончишь. Вроде как защита для Королев, идеальная возможность покормиться - сразу после, восстановить силы. Или просто съесть, если не понравилось. Черт их знает, этих королев. Никогда с ними не был. Не видел даже. Нас мелких отдельно воспитывают на планетах, а этих - сразу на ульях. О чем я думаю? Старший уже застегнул пояс, одернул броню, чертовы пластины всю спину мне оцарапали. В следующий раз пусть все снимает. И отпустит мои чертовы волосы. И даст царапать его, как я хочу. Мы ведь рейфы. Не люди какие-нибудь.
**Уже потом на подлете к Вратам старший скупо пояснил, что на планете во всю пирует хоффанка. Это здорово отрезвило, но осадок от сорванной охоты остался. Как ни крути.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 14:18 | Сообщение # 6
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
На попытку открыть Врата Родни убил несколько часов. Сперва у него за плечом маячил Шепард, шипящий на ухо что-то о пропадающем на планете Ронане, хотя лично сам МакКей склонялся к тому, что на планете пропадет скорее недобитый рейф. Ученый тыкал кнопочки, сунувшись носом в экран, и то и дело пенял на поглядывающую с балкончика доктора Вейр – мол, туда вопросы, там ответы.
Элизабет, будучи женщиной умной, понимала, что под ее ответственность подпадает не только благополучие сомнительного беглеца, но и жизни всей команды Атлантиса - и потому прямым текстом запретила открывать Врата ранее, чем через полчаса. За это время стрела должна была успешно догореть, а все взрывчатые компоненты – успешно взорваться. В итоге МакКей получил отсрочку, за время которой успел перебрать принесенные образцы. Нет, он, конечно, безмерно волновался за сатедианца, оставленного на необитаемой планете с представителем ненавистной расы… но если уж тот может поохотиться в свое удовольствие, то он, МакКей, тоже вполне может заняться делом. Например, изучить тот редкий минерал, который при правильной обработке может дать некоторое количество энергии и сэкономить ресурсы МНТ.
Шепард появился в дверях лаборатории ровно в тот момент, когда цифры на часах в зале Врат отмерили необходимые 30 минут. МакКей вздохнул, поерзал на стуле, поставил сохраняться результаты и оплелся за Джоном. Настоящий интерес у Родни проснулся в тот момент, когда Врата, повертевшись так и сяк, помигали шевронами и отключились. Адрес перенабрали, но абонент все еще был временно недоступен. Возможно, выяснись это сразу, дальнейшие события сложились бы иначе, но к этому моменту терпение Шепарда уже подверглось серьезному испытанию, потому через десять минут в зале Врат появился джампер, укомплектованный Джоном, Тейлой и Беккетом. Надо отдать должное врачу – он сопротивлялся до последнего, но был подло пойман на клятву Гиппократа и страшные описания раненного Ронана, уповающего на медицинскую помощь. С точки зрения Карсона после встречи с рейфом сатедианцу понадобился бы не врач, а мумификатор, однако Шепард был непреклонен. Оставив Родни возиться с Вратами («Если понадобится срочно отступать, будет хорошо, если к тому времени ты их откроешь»), он направил свою миниатюрную, но боеспособную команду в ближайшую к планете точку выхода. Точка оказалась довольно далеко, однако Джона это ничуть не смутило. Поставив джампер в режим автопилота, он перебрался в салон, где благополучно убил время с Тейлой за обсуждением… да разных, в общем-то, вещей, лететь-то пришлось долго. Беккет откровенно скучал и даже умудрился вздремнуть. А потом поспать вместе со всеми – ибо, как уже говорилось, полет был длительный. По пробуждении стало ясно, что работа с Вратами у МакКея не продвинулась ни на шаг, а значит возвращаться им придется, вероятно, таким же путем. Джон мужественно крепился и готовился к еще одним сутками в джампере. Тейла на все смотрела философски. Беккет тихо проклинал клятву Гиппократа.
Когда лантийский кораблик пошел на посадку, все прильнули к лобовому стеклу, стремясь разглядеть, кого надо спасать, где Ронан, и что вообще происходит на планете. Добравшись до Врат, сатедианца они не обнаружили, однако нашли нечто иное, а точнее кое-кого иного, мирно сидевшего у самой стрелы.
- Он что, спит? – Тейла отчаянно прятала нос от запаха сгоревшей органики. Джон, будучи парнем попроще, ни на что не отвлекался, а вытащил оружие и осторожно приблизился к рейфу. Осмотрел его с расстояния пары шагов, после чего повернулся и уверенно кивнул. По молчаливому уговору было решено лишних звуков не производить, ибо неясно, сколько тут еще белобрысых гостей – которые вполне могли успеть к своим комрадам раньше, чем команда Атлантиса к Ронану – и если этот экземпляр проснется, то шуму будет немеряно. Оставив все, как есть, команда погрузилась в джампер и облетела планету. Рейфских стрел или иных кораблей не было. Ронана тоже не было. Джона такое положение вещей немало смутило, но он решил не отступать и снова посадил корабль возле Врат.
Дальнейшие события полностью диктовались особенностями рейфской физиологии. Оказалось, что разбудить впавшего в спячку супостата не так-то просто. Джон пустил поверх его головы автоматную очередь, затем видимо потеряв последние крупицы самосохранения, подошел и пнул. Рейф качнул головой и съехал на сторону, ткнувшись плечом в крыло стрелы и не подавая признаков сознания. Джон явно собрался пинать белобрысого до победного конца, когда вмешался Беккет – и очень вовремя. С его точки зрения Шепард выбрал в корне неправильную тактику, но он, Карсон, понимает, что рейф может обладать важной информацией по месту нахождения Ронана и его судьбе. И потому он, Карсон, вполне может попробовать разбудить рейфа в лабораторных условиях Атлантиса, так как уже имел дело с бодрствующим экземпляром, и провести необходимые исследования будет несложно. Джон, у которого приоритетной целью было спасение комрада, сходу согласился тащить рейфа на базу, и возмущения Тейлы вида «Я с ним в одном джампере двое суток лететь не буду!» его никак не затронули.
Следующие часы все трое запомнили надолго. Полдела было притащить рейфа в джампер и уютно устроить на полу – но теперь за ним требовалось следить, так как никто понятия не имел, на который час заведен внутренний рейфский будильник. Следили по очереди, по три часа просиживая со станнером наизготовку и таращась на дрыхнущего супостата. Надо ли говорить, что к концу перелета Джон и Тейла всей душой ненавидели данного представителя враждебной расы, успев рассмотреть его во всей самых мелких подробностях до того, что могли без проблем по памяти нарисовать его портрет. Хотя оба за всю жизнь не изобразили ничего креативнее солнышка и карикатуры на высшее начальство.
- Что это? – Вейр из-за спин выстроившихся с оружием наизготовку солдат взирала на лежавшее в джампере тело.
- Спящий рейф, - бодро отрапортовал Шепард, проталкиваясь через оцепление. Элизабет еще раз посмотрела в джампер, потом на разводящего руками Карсона, который как всегда был не при чем, и мысленно записала Шепарду два наряда вне очереди.
- И что мы будем с ним делать? – кажется, этот вопрос волновал многих в зале Врат. Хотя мысленно излагался в менее цензурной формулировке.
- Будить, - отрезал Джон, и поднял вверх палец, - Это единственный шанс спасти Ронана.
В голову Вейр начала закрадываться мысль, что пресловутый сатедианец обходится им слишком дорого.

Пы.Сы.:


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
mypanjaДата: Суббота, 24.03.2012, 20:56 | Сообщение # 7
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 1357
Репутация: 476
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Ура! Будет продолжение! Сейчас помру от счастья.
 
tatyankaWraithДата: Суббота, 24.03.2012, 20:59 | Сообщение # 8
~keeper~
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 7883
Репутация: 789
Статус: Отсутствую
Я тоже не верю этому счастью! Жду с нетерпением! hochu hochu hochu


Люби своих врагов. Это лучший способ действовать им на нервы.(Б.Вербер)

Я на дайри
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 21:02 | Сообщение # 9
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Только чур уговор: меня не бить.)


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
mypanjaДата: Суббота, 24.03.2012, 21:03 | Сообщение # 10
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 1357
Репутация: 476
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Quote (investigator)
Только чур уговор: меня не бить.)

Я точно не буду.
 
tenmaДата: Суббота, 24.03.2012, 21:05 | Сообщение # 11
Pas d’équilibre
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 3520
Репутация: 219
Статус: Отсутствую
Вот новость, так новость! celebrate
Я так жалела, что фанфик не закончен.
Ура-ура-ура!!! applause applause applause


Will you fly me away?
Green Tea, Тёма смотрит на тебя!
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 21:15 | Сообщение # 12
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Да. Мне тоже было обидно, что он не дописан. Поэтому вот-с...


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
tatyankaWraithДата: Суббота, 24.03.2012, 21:17 | Сообщение # 13
~keeper~
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 7883
Репутация: 789
Статус: Отсутствую
Quote (investigator)
Только чур уговор: меня не бить.)

Ой, ну что ты, кто посмеет! Ни в коем случае! Да мы за такое дело только на руках можем подбрасывать и обязательно ловить! smile


Люби своих врагов. Это лучший способ действовать им на нервы.(Б.Вербер)

Я на дайри
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 21:20 | Сообщение # 14
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
*представила, как форумчане меня подбрасывают в воздух; я, визжа и размахивая конечностями, падаю вниз, все с криком: "Полундра!!!" - разбегаются, и я шлёпаюсь об асфальт, пробивая в нём дырку*. ))


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
tatyankaWraithДата: Суббота, 24.03.2012, 21:22 | Сообщение # 15
~keeper~
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 7883
Репутация: 789
Статус: Отсутствую
Не, не, не, мы обязательно будем ловить! Мы не можем тобой так кидаться! smile


Люби своих врагов. Это лучший способ действовать им на нервы.(Б.Вербер)

Я на дайри
 
investigatorДата: Суббота, 24.03.2012, 21:23 | Сообщение # 16
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Гыгыгыгы.))


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
GreenTeaДата: Суббота, 24.03.2012, 22:20 | Сообщение # 17
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 6613
Репутация: 144
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Оооо, будет ПРОДА!!! Инв, мы тебе дадим медаль. Или даже две. И ещё орден
 
Darth_ElliaДата: Суббота, 24.03.2012, 22:27 | Сообщение # 18
Пришедшая из Аст Ахэ
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 1355
Репутация: 422
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Quote (investigator)
Да. Мне тоже было обидно, что он не дописан. Поэтому вот-с...

Да не говорите. Сколько фиков таких: начинаешь читать - супер, сюжет, идея, стиль - все есть, все к месту. Листаешь страницу за страницей, и внезапно для
себя вместо очередной проды натыкаешься на безрезультатный зов других читателей "Хочу еще серию" и "Кажись, забил аффтар".
Так что, investigator, успехов с осуществлением замысла!


Прежде чем ставить эксперименты, задумайтесь об их возможных последствиях. И о тех, кому потом эти последствия разгребать...
 
ЛанаДата: Суббота, 24.03.2012, 23:45 | Сообщение # 19
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 3190
Репутация: 119
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Вспомнила этот фф. Я тогда еще очень жалела, что рассказ прервался на интересном месте. Очень даже замечательно, что будет продолжение.
investigator, спасибо!
 
ElpisДата: Понедельник, 26.03.2012, 01:08 | Сообщение # 20
Пол:
Группа: Друзья
Сообщений: 185
Репутация: 9
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Да прикольный фанф, видела его на том форуме очень было жаль что автор все забросил.
 
investigatorДата: Четверг, 02.08.2012, 19:21 | Сообщение # 21
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Его решили сюда скинуть? )) А ежели я его допишу от своего имени, то тогда в каком разделе ему надлежит быть, ась? laugh


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
tenmaДата: Четверг, 02.08.2012, 19:36 | Сообщение # 22
Pas d’équilibre
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 3520
Репутация: 219
Статус: Отсутствую
Возвернём обратно. Делов то... smile


Will you fly me away?
Green Tea, Тёма смотрит на тебя!
 
rrДата: Воскресенье, 26.01.2014, 00:27 | Сообщение # 23
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 993
Репутация: 221
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
один из лучших, читанных мной, фанфиков про рейфов.
 
GreenTeaДата: Воскресенье, 26.01.2014, 20:02 | Сообщение # 24
Пол:
Группа: Модераторы
Сообщений: 6613
Репутация: 144
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Цитата rr ()
один из лучших, читанных мной, фанфиков про рейфов.

О, да - жаль автор отрейфоманился
 
investigatorДата: Воскресенье, 09.02.2014, 16:27 | Сообщение # 25
*Оборотень в погонах*
Пол:
Группа: Администраторы
Сообщений: 4062
Репутация: 627
Статус: Отсутствую
Какое совпадение: я - тоже. Но пацан сказал - пацан сделал.


Цепной пёс Кровавого Режима, Тиран и Самодур (с)

Господа! Я циник, пошляк, издеватель и извратитель. Я обо... (глагол опущен) и светлых и тёмных, и буду заслужено бит и теми и другими. (А. Свиридов)
 
Форум » Рейфоманский полигон » Фанфики по вселенной "Звёздных Врат" других авторов » Под звёздным небом (by Toto_horse) (Один неоконченный фанфик... ПОКА неоконченный.)))
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017