Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: investigator, Darth_Ellia 
Форум » Нерейфоманский полигон » Оригинальные рассказы и фанфики, не связанные с фандомом "ЗВ" » Крыса №5
Крыса №5
ElennaДата: Воскресенье, 28.12.2014, 10:52 | Сообщение # 1
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Название: Крыса №5
Автор: Elenna
Рейтинг: РG
Жанр: AU, юмор, action
Размер: повесть
Аннотация: У Джеймса Бонда и его бывших коллег - проблемы: М. нервничает, Манипенни страдает, Джеймс Бонд с агентом 008 применяют современные технологии не по назначению... вопрос - кого от всего этого придётся спасать?
Примечание: Действие происходит через полтора есяца после событий предыдущего фанфика - "Быль поморска про агентов заморских"

Глава 1
Шеф британской разведки, известный подчинённым и вышестоящему начальству под кодовым обозначением М., взглянул на часы и раздражённо потёр виски… опять эта головная боль! А что тут удивительного – не работа, а сплошные нервы. Это ж надо – три провала за одну неделю! И в довершение всего сегодня с утра пораньше охрана поймала у здания двух подростков из какой-то радикальной молодёжной организации. Что они натворили – естественно, признаваться не собираются, и результаты их «общественно-полезной» деятельности уже полдня искали специалисты, но пока не нашли ни взрывного устройства, ни чего-либо другого в этом роде. Теперь оставалось только догадываться, что произойдёт раньше: из юнцов вытрясут признание, найдут то, что они подкинули, или оно сработает, явив себя миру со всеми возможными трагичными последствиями. Если б он был суеверным, пожалуй, подумал бы, что Секретную службу кто-то сглазил… а что, Картер из министерства, пожалуй, мог бы: и глаза у него чёрные, и вообще – тот ещё тип.

А ещё сегодня надо ехать в министерство – опять начнётся: то не так, это не этак… Пожалуй, надо сходить в медпункт – за таблеткой от головной боли.

Проходя через приёмную, шеф Ми-6 обнаружил секретаршу, что-то ищущую под компьютерным столом, отметив мимоходом, что в принципе зад у неё вполне неплох. И при иных обстоятельствах …

Но шеф во время вспомнил, что он при исполнении, засунул эротические фантазии куда-то на третий план.

– В чём дело, мисс Манипенни?

– Что-то клавиатура не работает, – сообщила та из-под стола. – Может, кабель выпал… ой!

– Что там ещё? – насторожился шеф, инстинктивно напрягшись в ожидании какого-нибудь подвоха.

– Кажется, его кто-то погрыз…. – растерянно произнесла секретарша.

– Что за ерунда – кто его мог погрызть! У нас же нет ни мышей, ни крыс…

Действительно, глупее предположения не придумаешь – откуда в здании столь серьезной организации грызуны?

М. направился к лестнице. Вот, теперь ещё и с компьютером проблемы… интересно, что же на самом деле случилось с кабелем? Впрочем, что бы ни случилось, теперь его придётся менять, а это очередной расход финансовых средств… голова продолжала разламываться – и звук, донесшийся из-за двери одного из кабинетов, мимо которого он проходил, оказался сродни удару молотом по голове…

«Что они там делают-то?!»

М. влетел в кабинет с намерением высказать всё, что думает об авторах источника шума, причиной которого, как выяснилось, был брошенный агентом 008 письменный прибор, в частности – достаточно увесистая чернильница-непроливайка. Смысла в этом приборе – учитывая компьютерную эру – не было никакого, но избавляться от него агент 008 не собирался, поскольку получил его в подарок от сослуживцев к… какой-то памятной дате (какая разница, к какой), а теперь, видимо, использовал как средство снятия нервного напряжения.

– Что тут происходит?! – с порога прорычал начальник.

– Крыса, – коротко сообщила Мэри Гуднайт, в настоящее время – секретарша агента 008, сидящая на столе с поджатыми ногами.

«Вот бы никогда не подумал, что в МИ-6 кто-то боится крыс. Хотя женщины – есть женщины, их природу не переделаешь…»

– Крыса, – подтвердил агент 008.
– Вы хоть в неё попали? - поинтересовался шеф М6.
– Нет, сэр, ей удалось скрыться.

«Просто потрясающе! Агент со стажем промазал, не попав в обыкновенную крысу!»

– Зачем вам индекс 00, если вы даже в крысу попасть не можете?!

– У меня лицензия на убийство людей, а не крыс, – как-то не особенно решительно возразил Билл, сознавая собственную промашку, которая в глазах начальства могла означать только одно – его агенту 008 действительно пора на заслуженный отдых.

Однако шеф уже удалился, и оставалось лишь догадываться, о чем тот подумал. Вид у шефа был какой-то болезненный, тон – раздраженный, что не сулило проштрафившемуся агенту ничего хорошего…

Таблетка, полученная в медпункте, не особенно помогла, а может, не успела ещё подействовать… и надо ж было какой-то дамочке заверещать именно тогда, когда он проходил под дверью этого кабинета! Впрочем, он быстро опознал эту дамочку по голосу.

«Что, еще одна крыса? Прямо массовый психоз какой-то – всем крысы мерещатся! Не иначе – Картер из министерства всё-таки сглазил…»

– Манипенни, что там насчёт компьютера? – поинтересовался он, проходя через приёмную.

– Я уже сообщила в технический отдел, обещали сменить до обеда, - бойко отчиталась секретарша.

– Пусть поторопятся… и передайте всем: если ещё кто-нибудь сегодня увидит крысу – может сразу же писать рапорт об отставке!

Он вошёл в кабинет – и остолбенел: крыса – настоящая серая крыса с длинным голым хвостом, и притом – весьма внушительных размеров – самозабвенно грызла папку с документами, которую он столь неосмотрительно оставил на столе.

– Ах ты…! – в сердцах шеф МИ-6 стащил с ноги ботинок и запустил им в незваную гостью, по-хозяйски расположившуюся у него на рабочем столе. Но прежде чем импровизированный снаряд достиг цели, хитрое животное, бросив погрызенный трофей, поспешило соскользнуть со стола и ретироваться в неизвестном направлении.

– Ну вот, дожили … - проворчал, чувствуя упадок сил, шеф. Крыса на рабочем столе оказалась последней каплей в чаше его терпения. И откуда они взялись в таком количестве? Может быть, появление серых грызунов как-то связано с пойманными пацанами?

«Тоже мне – диверсанты! Однако надо что-то делать, пока крысы не добрались до архива… или уже добрались?»

Он снова взглянул на часы… проклятье! Он уже опаздывает в министерство!

– Манипенни! – коротко бросил он, проходя через приёмную. – Разберитесь с крысами, и поскорее.

– Вызвать дератизатора? – переспросила секретарша.

– Нет, Гамельнского крысолова! – взревел М., резко обернувшись у двери. Мало того, что все идет сегодня наперекосяк, так еще подчиненные задают идиотские вопросы. – Вы у нас по спиритизму большой специалист – вот и вызывайте!

Буквально выскочив из приёмной, М. хлопнул дверью так, что та снова приоткрылась, правда этого он уже не заметил…

***

Билл шёл по коридору по направлению к столовой. Только что в окно он увидел, как машина шефа отбывает от парадного крыльца. Это означало, что шеф отправился в министерство, а значит – в столовую можно ускользнуть раньше обычного без риска попасться грозному начальству на глаза, что агент 008 и поспешил сделать. После нервотрепки, вызванной появлением в офисе крысы и последующим разносом со стороны начальства, желудок настойчиво требовал заправки.

По дороге он тормознул возле кабинета приемной, из-за неплотно прикрытой двери в которую доносились приглушенные всхлипы, перемежающиеся глухими рыданиями, – похоже, там кто-то плакал. Он решился заглянуть в приёмную.

Манипенни сидела за столом, уронив голову на руки. Плечи женщины вздрагивали. Билл придвинул стул и сел рядом.

– В чём дело, Пенни? Что-нибудь случилось?

– Я не могу… так больше… не могу! – проговорила секретарша сквозь слёзы. – В конце концов, у меня тоже нервы не железные! Он же всю неделю только и делает, что орёт на меня! – несчастную определенно «пробило». – Ну что я такого сказала! Он говорит: «Разберитесь с крысами», я спросила – «Что, дератизатора вызвать?», а он – опять орать: «Нет, Гамельнского крысолова!»

– Что, так и сказал?

– Да, так и сказал! Да ещё кто-то растрезвонил ему о наших спиритических сеансах… неужели Лоэлия?

– Нет-нет, Лоэлия не причём, это я точно знаю, и Мэри тоже, – Билл прикусил язык, вовремя вспомнив, что Манипенни не следует знать, откуда М. известно об их потусторонних экзерсисах… да и какая разница! Шеф раздражал его с самого начала, но кричать на женщину… это уже слишком. До сих пор в МИ-6 никто себе такого не позволял. Билл просто обязан был что-то предпринять! Вариант «надавать по физиономии» по понятным причинам исключался…
– Как он сказал? Гамельнского крысолова?

Секретарша кивнула, вопросительно глядя на агента 008, пытаясь сообразить, для чего ему это.

– Замечательно! – Билл вскочил со стула. – Если я не ошибаюсь, сегодня же он забудет, как на тебя кричать! Дератизатора пока не вызывай – я сам всё устрою.

– Знаешь хорошую фирму? – поинтересовалась, утирая слезы, секретарша.

– Да… пожалуй, знаю. Дератизатор будет такой, что шеф надолго это запомнит!

Билл почти выбежал, оставив Манипенни в полном недоумении.

***

Агент 008 точно знал, что он собирается сделать – и с этой точки зрения его последнее задание… наверное, последнее во всех смыслах – можно было считать подарком судьбы: тот русский парень – приятель Бонда – так расщедрился, что встроил в его телефон какую-то деталь, так что он теперь мог позвонить Джеймсу откуда угодно и куда угодно, а главное – нуменорец проговорился, что его машина способна перемещаться не только в пространстве, но и во времени… Да и Джеймс что-то говорил о своём намерении в ближайшее время научиться этой штукой управлять… за полтора месяца, прошедшие с тех пор, вполне мог успеть… Шеф желает в офис Гамельнского крысолова? Что ж, он его получит!

Билл влетел в свой кабинет и чуть ли не с порога набросился на свою секретаршу, которая к тому времени уже успела слезть со стола и всё ещё приводила себя в порядок у большого настенного зеркала.

– Мисс Гуднайт, пробейте-ка мне информацию на Гамельнского крысолова!

Мэри в недоумении уставилась на него, оторвавшись от своего зеркального отражения.

– На кого???

– На Гамельнского крысолова.

– Хорошо, сейчас… сейчас найду, – проговорила Гуднайт, садясь за стол, на котором стоял её компьютер, открывая браузер и забивая текст в строку поиска. Как показалось Биллу, она действовала по принципу: с больными на голову лучше не спорить.

– Вот … нашла, – ответила секретарша.

– Читайте всё подряд, – приказал Билл.

– «Пёстрый флейтист из Гамельна», – начала Мэри. – Роберт Браунинг…

– Это точно не то.

– «Персонаж средневековой немецкой легенды, обманутый магистратом города Гамельна, отказавшимся выплатить вознаграждение за избавление города от крыс…»

– Это я знаю, – перебил Билл. – Что там ещё есть?

– «В 1375 году в хронике Гамельна сделана запись: «В 1284 году в день Иоанна и Павла, что было в 26-й день месяца июня, одетый в пёструю одежду флейтист вывел из города сто и тридцать рождённых в Гамельне детей на Коппен близ Кальварии, где они и пропали».

– Это то, что нужно! – Билл вскочил и кинулся в коридор. – 26 июня 1284 года!

Мэри Гуднайт озадаченно посмотрела ему вслед. Много она перевидала, работая с Джеймсом Бондом – вечная ему память – но такого даже у него не бывало.

***

Джеймс Бонд окинул усталым взглядом своё «женское царство». Тереза безмятежно спала… пусть спит! Леди Хильда сказала – ей надо больше спать, чтобы было молоко, а учитывая, какая сегодня выдалась ночь… эти три несносные девицы начинали голосить, стоило только спустить их с рук – а рук у них определённо не хватало. Делать нечего – пришлось позвать на помощь Мэриэнн (счастье, что леди Тереза имеет право ей приказывать). И вот теперь Тереза спит, Елизавета, Мэй и Эва тоже изображают невинность, закрывши глазки, и даже Эльза уютно свернулась на своей перинке и мурлычет во сне… Джеймс испытывал дикое желание последовать их примеру – но не решался, прекрасно зная, чем это кончится: стоит ему лечь – так кому-нибудь из близняшек сразу что-нибудь надо. За это утро он уже успел их – каждую по разу – переодеть, покормить, опять переодеть, поиграть, опять покормить, помыть, опять переодеть… итого сколько получается неудачных попыток уснуть? И это называется – радости отцовства! А Титурель ещё издевается: «Сейчас ты нужен своей семье, я не станут тебя беспокоить!» Это значит – никаких заданий, сиди в замке и меняй пелёнки! Так и рехнуться недолго… Нет, единственное, что сейчас может его спасти – это «сигнал о помощи» от кого-нибудь из друзей! Но ни Алекс, ни Феликс не подавали «признаков жизни», да и Билл не спешил воспользоваться функцией, которую встроил ему в мобильник Нуменорский Владыка. Вот дожил – никому не нужен окромя собственного семейства!

Джеймс устроился в кресле с намерением всё-таки поспать… но заснуть ему опять не дали. На сей раз его разбудил сигнал коммуникатора – похоже, кому-то он всё-таки нужен!

– Привет, Джеймс!

– Привет, 008! Билл, сколько лет – сколько зим!

– Можешь не делать вид, что… Ладно, в общем, тут дело есть!

– Какого рода? – живо поинтересовался Джеймс, предчувствуя скорое освобождение от домашних забот.

– Кажется, у твоего русского приятеля есть машина времени?

За последние полтора месяца это уже второй разговор с бывшим коллегой, начинающийся таким образом… ничего хорошего это не предвещало.

– А кто этим интересуется? – осторожно поинтересовался Джеймс, включив свой нюх агента на полную мощность.

– Я интересуюсь!

– Это я понял, а ещё кто?

– Да никто! Мне нужна машина времени, понимаешь? Ты можешь это устроить?

– И зачем она тебе? Всё беспокоишься из-за того, что Елизавета I была девственницей?

– А ты по себе не суди – когда это я об этом беспокоился! У меня план покруче.

– И какой же? – уже с меньшим энтузиазмом спросил бывший агент 007, а теперь муж дамы из Монсальвата и отец трех крошечных розовых младенцев. Что называется – дожил, не заметил как охомутали.

– Говоря коротко – у нас в здании завелись крысы, а шеф орёт на Манипенни. Я намерен разобраться с ними всеми.

– И что? – не понял Джеймс, пытаясь уловить логическую связь меж заведшимися в здании крысами и покрикиванием шефа на секретаршу. – Что – и с Манипенни? – лениво осведомился Джеймс, понимая, что его бывший соратник выживает потихоньку из ума. – А с ней-то за что? Чем бедная девушка тебе не угодила?

– Нет, с крысами и шефом! – ответил Билл.

– И как же? – поинтересовался уже бодрее Джеймс, пытаясь понять, зачем агенту 008 понадобилась машина времени.

– Доставлю им Гамельнского крысолова собственной персоной!

– И где ты собираешься его искать?

– В Гамельне, конечно!

– В смысле… когда?

– Как только ты подгонишь на Риджент-парк эту машину, - безаппеляционно ответил Билл. – Только не говори, что ты до сих пор не научился ей управлять!

– Я хотел сказать – КОГДА ты собираешься искать крысолова? Ты уверен, что это вообще было?

– Абсолютно! Я всё выяснил: 26 июня 1284 года – так записано в хронике Гамельна, зря ведь писать не будут, верно?

– И каков твой план?

– Всё очень просто: переместимся в эту дату с утра пораньше и устроим засаду за городскими воротами. Как только пойдёт из города парень с флейтой, а за ним дружным строем 130 детей – берём и тащим в машину, потом перемещаемся обратно.

Джеймс не был уверен, что план идеален… впрочем, когда он был в этом уверен! Он был нужен… для дела! Может, это и не тянет на спасение мира – но идея отомстить шефу за Манипенни ему определённо нравилась. Да и с крысами что-то делать надо… здравый смысл подсказывал, что один звонок в соответствующую городскую службу решит эту проблему намного практичнее, но… вырваться! На рискованное дело! Когда он от такого отказывался!

– Хорошо, я всё устрою. Помнишь скамейку – на Риджент-парк, за углом?

– Конечно!

– Жди меня там через два часа.

Джеймс отключил устройство и снова взглянул на своё спящее семейство. Не оставлять же это «хозяйство» без присмотра! Делать нечего – придётся опять звать на помощь будущую невестку. А ничего, пусть привыкает, пригодится, как саму Дэн осчастливит!


 
ElennaДата: Вторник, 30.12.2014, 09:47 | Сообщение # 2
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 2
Просить оруженосца с «лебедем» Бонд не стал – учитывая цель его путешествия, намного практичнее было воспользоваться волжской переправой. Сойдя на берег примерно посередине между Костромой и Ярославлем, он без проблем дошёл до ближайшего шоссе и вполне благополучно добрался автостопом до Рыбинска. Вот только брата Александра дома не застал… вряд ли он на работе, учитывая то, что как раз собирался взять отпуск в это время. Впрочем, Джеймс точно знал, где искать побратима, если он не дома и не на работе!

Однако, в заветном сарае Владыки тоже не оказалось – Бонд застал там только черноволосого кудрявого юношу, который старательно паял какую-то микросхему. При появлении Джеймса он тут же вскочил на ноги:
– Приветствую Вас, Джеймс Мордредович!

– Привет, Траян. А где же твой наставник?

– Владыка на деле. Когда вернётся – не знаю.

Возможно, следовало смириться с ситуацией и сообщить Биллу, что ничего не выйдет… но Земля, вероятно, перевернулась бы, если б Бонд поступил так.

– Да, неудачно получилось… он мне как раз нужен.

– Передать ему что-нибудь, когда вернётся?

– Нет, мне нужен он сам – по техническим делам.

– Если по техническим – может, я могу помочь? Я уже третий год ему копьё ношу!

– Даже не знаю… видишь ли, мне нужна леталка.

Джеймс огляделся в поисках машины и успокоился, когда обнаружилось, что та на месте.

– Нет, это я не могу, – с сожалением вздохнул отрок. – Я так-то немного умею уже, но брат Александр мне не велит без него управлять.

– Водить леталку я и сам умею. Ты можешь дать мне её?

Траян задумался. Никаких конкретных указаний на этот счёт Владыка не давал. Можно ли дать кому-нибудь леталку без его ведома? С другой стороны, Джеймс Мордредович – не кто-нибудь, а подданный союзного государя, к тому же – побратим Владыки… кто он такой, чтоб отказывать?

– Хорошо, я дам вам леталку.

***

– Послушай, Билл, а нам разве не нужно заткнуть уши воском или ещё чем-нибудь в этом роде?

– А это зачем?

– Так ведь и нас тоже… загипнотизирует.

– Не волнуйся, если что – я тебя скручу.

– А ты?

– А у меня с детства на музыку иммунитет.

– Ты уверен?

– Мои родители хотели, чтобы я играл на скрипке – так что уверен я на сто процентов, не сомневайся! А вот в том, что мы попали куда надо, я не уверен.

– А что тебе не нравится? Вот, посмотри, – Бонд ткнул пальцем в табло. – Год 1284 от Рождества Христова, июнь, 26-е.

– Но я бы не сказал, что мы у городских ворот.

– Да ничего – даже город видно! – не мог же Бонд, в самом деле, признать, что промахнулся.

– А это точно Гамельн?

– Судя по координатам – да.

– А ты не находишь, что для нашей миссии далековато?

Бонда уже начинала выбивать из колеи склонность приятеля иронизировать не меньше, чем он сам это всегда делал – и он поспешил схватиться за навигатор.

– Сейчас разберёмся… если верить технике, мы находимся вот здесь, – он ткнул пальцем в дисплей. – Вот тут – Гамельн, а тут – гора Коппен, куда он их увёл. Мимо этой горы они никак не пройдут.

Билл бросил взгляд на дисплей:
– Не пройдут... если только этот крысолов не затеет поход с детьми по всей округе.

– А зачем ему затевать? Он же не скаутский вожатый!

– А знаешь, оригинальная идея: Гамельнский крысолов – основоположник скаутского движения. Почему бы тебе не сесть за диссертацию?

Джеймс уже готов был раскаяться, что втравился в эту историю, но просто так пойти на попятную… нет, никогда!

– Послушай, Билл, а ты уверен, что это всё… должно выглядеть именно так?

– А как ещё оно должно выглядеть?

– Ну, просто я подумал… кроме той записи в хронике, про которую ты говорил, никаких точных данных нет… как-то это всё не вполне правдоподобно.

– Ты на себя посмотри! Кто бы говорил про правдоподобие – парень из замка Монсальват на машине времени!

– Так это же совсем другое…

– А тут что неправдоподобного? Бывают же ультразвуковые отпугиватели грызунов, с человеком так тоже в принципе можно.

Джеймс подумал, что с помощью такого отпугивателя можно было бы решить проблему несколько проще – но предпочёл оставить эти размышления при себе и сказал только:
– Так он же не отпугивал, а приманивал.

– Если можно отпугнуть – можно и приманить, всё дело в частоте колебаний.

– Что же он, по-твоему – извлекал на флейте ультразвуки?

– А почему нет?

– Как он мог их играть, если человек их не слышит?

– Поймаем – спросишь его, если тебе так интересно.

– Думаешь, он ответит?

– Ты же у нас умеешь спрашивать так, чтобы отвечали!

– А что с детьми делать, ты придумал?

– А что с ними делать?

– Ну,… они же должны были пропасть, а если мы заберём крысолова с его флейтой…

– …то дети благополучно разойдутся по домам. Что тебе не нравится?

– Это же изменит историю!

– Это же простые горожане – что они могут изменить!

– А вдруг кто-то из них станет предком великого полководца – и нацисты победят?

– Всё равно через 60 лет их потомки умрут от чумы.

– Постой-ка! – Джеймс резко подался к прозрачной верхней части дверцы, но Билл тоже заметил уже бегущего человека в плаще, который, пожалуй, можно было считать пёстрым – исходя из количества заплат.

Бежал он изо всех сил, но не особенно быстро и как-то неловко – так бегут, когда силы ни исходе, но опасность по-прежнему «дышит в затылок». Джеймс уже опасался, что он налетит на экранированную леталку, но метрах в трёх от машины человек рухнул, тяжело дыша. Джеймс и Билл без труда опознали выпавший из-под плаща несчастного продолговатый предмет, который тот сразу же схватил отчаянным усилием.

– А вот и парень с флейтой, – прокомментировал Бонд. – На ловца и зверь бежит…

– Думаешь, это наш?

– Других я тут не вижу.

– А я не вижу детей.

– А вот и дети!

Из-за горы действительно показалась стайка детей лет так 12-13, но попадались и помладше. Ста тридцати, конечно, не наблюдалось – но человек тридцать определённо было. Джеймс не мог разобрать, что они кричали – но всем деткам определённо было очень весело. Услышав их голоса, несчастный попытался подняться – но снова упал, сбитый с ног чьим-то камнем. Как-то сразу припомнилась развесёлая присказка, слышанная от русских друзей: «Дети в подвале играли в гестапо…»

– Будем брать! – решительно заключил Джеймс и, сняв экранизацию, выскочил из леталки, Билл последовал за ним. Появление вышло весьма эффектным. Агент 008 выстрелил вверх, малолетние «гестаповцы» бросились врассыпную. Джеймс и Билл без проблем втащили в леталку человека, мертвой хваткой сжимавшего в руке флейту. Теперь, когда он лежал на заднем сидении, полузакрыв глаза и всё ещё тяжело дыша, они могли лучше его рассмотреть. Это был человек лет 23-24, не больше, сравнительно высокий для своей эпохи. Телосложение наводило на мысль, что от переедания он определённо не страдает.

– Пожалуй, не стоит сейчас спрашивать его об ультразвуке, – прокомментировал Джеймс. – Он малость не в форме для допроса.

– Я бы его в ближайшие полчаса вообще не трогал – пусть отдышится… ладно, давай перемещаться.

Джеймс ввёл предыдущие координаты, изменив время на одну минуту вперёд. Теперь самое худшее, что может случиться – это промахнуться и попасть в тот момент, когда они ещё там находились (что произойдёт при таком совмещении, Джеймс не знал – и не имел решительно никакого желания проверять на практике). Но беспокоился он напрасно: на сей раз перемещение – и во времени, и в пространстве – прошло идеально.

Джеймс откинулся на спинку сидения… до сегодняшнего дня ему не приходилось перемещаться во времени, ощущение оказалось не из приятных – и он всей душой надеялся, что Билл тоже получил по полной программе.

– Спасибо, что не в Темзу, – мрачно заметил приятель.

– Ещё одно слово – и я телепортирую тебя в Букингемский дворец прямо в постель королевы, где бы ты был не прочь оказаться!

– Лучше бы ты телепортировал меня вместе с тем парнем в мой кабинет.

– Если только вместе с машиной.

Билл представил себе леталку, впаявшуюся в стену, или того хуже – накрывшую мисс Гуднайт вместе с её столом.

– Нет, так не стоит, пожалуй… и вообще, лучше не светись там, ты же знаешь, чем это может кончиться, жди здесь, как всё закончится – вернём его.

– Если что – выходи на связь.

Оба разом смолкли, услышав какое-то движение сзади. Они перегнулись через спинки переднего сидения – взглянуть, что происходит на заднем. Их пленник выглядел вполне очнувшимся и обследовал дверцу – видимо, пытаясь понять, как она открывается.

– Надо же, как быстро оклемался! – удивился Билл.

– А ты как думал! Это же человек, прошедший естественный отбор – здоровье железное!

Услышав их голоса, человек на заднем сидении резко обернулся. Джеймс встретился с ним взглядом. Взгляд загнанного зверя… но без агрессии, скорее – страх… Джеймс – второй раз за какие-то полчаса – готов был пожалеть, что согласился на эту авантюру. Это было какое-то непривычное чувство… кажется, оно называется стыдом… и снова он предпочёл в этом не признаваться.

Убедившись, что поблизости никого нет, оба вышли из леталки. Джеймс открыл заднюю дверь, и Билл вывел пленника из машины, одной рукой заведя его руку за спину, другой придерживая плечо: ничего особенного, но любая попытка высвободиться вызовет дикую боль. Впрочем, пленник, поняв, что к чему, не пытался вырываться и как будто смирился со своей судьбой – он попал в ад. А как еще могло объяснить происходящее его средневековое сознание? Два странных существа, похожих на людей – скорее всего переодетые черти – в странных нарядах схватили его, затащили в какую-то полупрозрачную штуковину, переместив в преисподнюю, не иначе.

– Осторожнее, а то играть не сможет, – посоветовал Джеймс.

– Не волнуйся, я ещё не забыл, как использовать приёмы.

Джеймс многое отдал бы за то, чтоб посмотреть, как Билл проведёт этого парня мимо охраны… но что делать, сегодня его дело – прикрывать! Может, зря они с ним так сурово – он вроде и не сопротивлялся особо… может, надо было поговорить, объяснить, что они не такие страшные, как те детки? Или – именно такие?


 
ElennaДата: Суббота, 10.01.2015, 14:03 | Сообщение # 3
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 3
Билл стоял в приёмной отсутствующего начальника под взглядами сразу трёх секретарш – и что-то подсказывало ему, что именно от него ожидают какого-то решения. Проблема же находилась за закрытой дверью кабинета, открыть которую не решался никто.

– Ну, и что мы будем делать?

Вопрос смело можно было считать риторическим, но Мэри Гуднайт почему-то решила ответить:
– По-моему, это мы вас должны спросить! Это ведь была ваша идея, верно?

– Я вам что – средневековый психолог?

– Но ты же уговорил его приехать с тобой! – возразила Манипенни

– Действительно, Билл, это ведь, наверное, было непросто – уговорить средневекового человека сесть в машину времени, не так ли? – Лоэлия определённо решила к нему подлизаться, а Билл не собирался озвучивать, как он «уговорил» крысолова. – Почему бы тебе и сейчас с ним не поговорить?

– В конце концов, мы же не хотим от него ничего сверхъестественного! – снова подключилась Манипенни. – Объясни ему, что…

– Да как я ему объясню, если он ничего не слушает! – перебил агент 008. – Забился в угол и читает «Отче наш», вы же видели! Откуда я знал, что он таким нервным окажется! Он считает, что угодил прямо в ад…

– Хм … – немного подумав, иронично произнесла Манипенни. – если учесть нынешнюю обстановку в отделе, то он недалек от истины!

– Ну почему же нервный, – возразила Гуднайт. – Его можно понять. Вот если бы вас схватили непонятно кто, и увезли непонятно куда…

Билл хотел было ответить, что подобное случалось если не каждый раз, но примерно на двух заданиях из пяти, но он сказал только:
– Пожалуй, я подумал бы, что меня похитили инопланетяне.

– Вряд ли он знает что-нибудь об инопланетянах, – возразила Лоэлия. – Логичнее предположить, что мы – черти.

– Мы что – так похожи на чертей? – несколько обиделась Гуднайт, на всякий случай кинув взгляд в сторону зеркала, дабы проверить, не отрасли ли у неё за эти несколько минут рога и хвост.

– Откуда я знаю? Может, он именно так чертей представляет?

– Что тут происходит?!

Все взгляды немедленно обратились на дверь. На пороге приёмной стоял шеф собственной персоной, которому визит в министерство явно не улучшил настроение. Билл, Мэри и Лоэлия почти умоляюще воззрились на Манипенни.

– Да, собственно, ничего, – осторожно начала секретарша. – Мы просто… вызвали дератизатора, как вы и велели!

«Хоть одна проблема решена», – подумал М., вешая пальто на вешалку.

– Самого известного дератизатора в мире! – с торжеством сообщил агент 008. – Коего вы желали у себя видеть.

– Даже так? – удивился М. – Известен, должно быть, тем, что быстро приезжает – обычно их не дождёшься… так значит, он начал с моего кабинета?

– Вообще-то…, – Манипенни опустила глаза. – Вообще-то, он ещё не начинал…

– И в чём же проблема? – поинтересовался шеф. – Не можете договориться о сумме оплаты?

– Он нас боится, – коротко сообщила Гуднайт.

– Я, конечно, догадывался, что многие боятся спецслужб – но не думал, что до такой степени. Дайте-ка я сам с ним поговорю, – М. решительно открыл дверь своего кабинета – и грозно-вопросительно обернулся к подчинённым. – Это ещё что за маскарад?!

Билл понял, что час сладкой мести настал:
– Сэр, вы же сами велели мисс Манипенни вызвать Гамельнского крысолова. Вот мы и вызвали!

– Ну, знаете…! – шеф влетел в кабинет и обратился к забившемуся в угол молодому человеку в средневековой одежде. – Вот что, уважаемый, я не знаю, где вас нашли мои неразумные подчинённые, но…

Шеф тот час осекся, поскольку человек в углу продолжал с отсутствующим взглядом читать католическую молитву. Если актёр – то гениальный, если ролевик – то окончательно заигравшийся. Ни театральный костюм, ни ролевой «прикид» не изнашивают до такой степени – износ явно был настоящий, а не смоделированный – а столько времени не стирать одежду может разве что бродяга, но откуда у современного бродяги одежда средневекового покроя? А главное, что уж никак нельзя разыграть – это шоковое состояние,… если человек никак не реагирует, когда на него кричат – это уже серьёзно.

М. вернулся в приёмную и с подчёркнутой серьёзностью обратился к четверым подчинённым:
– А теперь, господа, потрудитесь объяснить, где вы раздобыли машину времени?

– Это я! – поспешно заявила Гуднайт. – То есть, троюродная сестра золовки внучатой племянницы крёстной матери отца моей кузины. Она физик, сейчас как раз занимается технологиями перемещения во времени, вот я её и попросила… только умоляю вас – сохраните это в тайне, а то её выставят из секретного проекта!

«Надо же, как мило врёт, – подумал шеф. – Прямо талант!»

Он тяжело вздохнул и опустился на стул. Ну, вот что прикажете делать с этим великовозрастным детским садом! Под трибунал отдать? А с какой формулировкой – «несанкционированное использование машины времени»? Так ведь и машина времени эта, небось, в секретной лаборатории сделана, его ведомству неподотчётной, узнает кто «наверху» – неприятностей не оберёшься! С другой стороны - сложившаяся ситуация не лишена определённых плюсов. Если крыс действительно запустили те малолетние диверсанты, это вполне может быть частью более значительной операции – остаётся только догадываться, кто и с какой целью явится под видом вызванного дератизатора, а вот если приедет дератизатор, которого никто не вызывал – можно будет с чистой совестью брать его и допрашивать с пристрастием. Но и от крыс избавляться тоже надо, и если этот средневековый парень умеет их выводить – почему бы не воспользоваться его услугами, раз уж он здесь?

– Значит так, мисс Гуднайт, с вашими родственниками и со всеми, кто к этому причастен, я разберусь потом. А сейчас объясните этому крысолову, что мы от него хотим, пусть делает своё дело, затем вы с вашей внучатой крёстной троюродной золовкой вернёте его туда, где взяли. Это понятно?

– Понятно, – заверила Мэри, довольная уже тем, что удалось сбить шефа с толку; пусть уж он думает, что её родственница работает в каком-то там секретном заведении… тем боле что саму Гуднайт допрашивать будет бесполезно: Билл ничего не объяснял – она не спрашивала… как, впрочем, и её подруги. Должны же и у мужчин быть свои маленькие секреты – например, где они берут высокие технологии, о коих ничего не знает начальство!

– Но мы не смогли ему ничего объяснить, – наивно возразила Лоэлия. – Он думает, что мы черти.

– Так убедите его в обратном, чёрт вас побери! – шеф начинал терять терпение.

– Я знаю, что делать! – сказала вдруг Манипенни и решительно направилась в кабинет. – Pater noster qui in celis es, sanctificetur nomen tuum, – отчётливо произнесла она, встав перед пришельцем. Тот сразу смолк и уставился на неё.

– Кажется, есть контакт, – констатировал Билл. – Как ей это удалось?

– Это же так просто, – ответила Лоэлия с видом знатока. – Дьявол не может повторить молитву.

– Мы не черти, – продолжала Манипенни теперь уже по-немецки. – Мы люди. У нас завелись крысы, мы хотим, чтобы ты их уничтожил, понимаешь?

***
Бонд уже начинал волноваться. Не то чтобы он думал, что проблему с крысами можно решить так быстро, но… всё же с перемещением во времени он имел дело впервые – и он вынужден был признаться хотя бы самому себе, что операцию они с Биллом спланировали… да вообще никак не спланировали! А что тут было планировать: взяли – привезли – объяснили, что от него требуется – сделал – вернули обратно. Вряд ли он в родной эпохе решится кому-нибудь об этом рассказать, а если и решится – кто ж ему поверит, подумают – выпил лишнего!

Но теперь Джеймс уже не был так уверен… были ли у парня шансы уйти живым от тех «милых» деток с древнейшим метательным орудием в руках? Весьма вероятно, что и не было, учитывая то, что несколько камней попало в цель. Конечно, теперь – даже если детки не успеют разбежаться до того, как его вернут – после того, что они видели, вряд ли у них возникнет желание продолжить «игру», и ничто не помешает этому крысолову остаться в живых, в то время как без их с Биллом вмешательства ему было предначертано умереть… Значит, без последствий не обойдётся? Может ли такой человек изменить историю? Да кто его знает… в конце концов, если легенда не врёт – если он и впрямь умеет своей флейтой гипнотизировать и крыс, и людей – не будет ли в конце концов его талант замечен сильными мира сего? Это же технология, которую сейчас только начали нащупывать – что может сделать человек, опередивший время на семь веков? В умелых руках он мог бы стать опасным оружием, и чем все это в итоге может закончиться – остаётся только гадать. Значит, придётся его…

Парень в залатанной одежде, из последних сил убегающий от компании подростков…

Убить этого человека только потому, что он теоретически может стать опасным где-то там, в предполагаемом будущем… или прошлом... совсем уже запутался!

Хорошо, а какая альтернатива? В Монсальвате его не поймут, если притащит – сам-то непонятно на каких правах там. Сгрузить Биллу? Интересно, кто из них раньше повесится! Может, к дунаданам? Бонд уже не был уверен, что им вообще следует рассказывать об этой «операции». Пожалуй, единственный человек, которому он мог бы со спокойной душой передать похищенного с рук на руки – это Мэй… но её, к сожалению, не было в живых.


 
ElennaДата: Среда, 14.01.2015, 16:43 | Сообщение # 4
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
***
– Ничего не получается! – разочарованно сообщила Манипенни, вернувшись в приёмную.

– Что – не согласен сотрудничать?

– Кажется, он вообще меня не понимает!

– Но хоть что-нибудь он вам ответил?

– Ответил. И весьма… эмоционально. Но я тоже ничего не понимаю, это похоже на немецкий, но… я ничего не могу понять! – развела руками Манипенни.

– Мисс Манипенни, а на каком немецком языке вы с ним говорили? – спросил шеф, о чём-то догадываясь.

– Ну, обыкновенный немецкий, который я в школе учила, и в университете…

– То есть на современном, – заключил начальник. – А он, надо полагать, говорит на каком-то из диалектов средневерхненемецкого – и современный язык понимать, в общем-то, не обязан.

– Что же нам делать? – вконец растерялась Лоэлия.

– Позвоним в университет, попросим прислать специалиста, – предложила Гуднайт.

– Вот только посторонних специалистов нам еще не хватало! – возразил М. – Одного уже пригласили!

– Сейчас попробую по-другому, – объявила Манипенни и снова направилась в кабинет, забыв закрыть за собой дверь, благодаря чему все присутствующие могли наблюдать происходящее.

Пришелец уже не сидел, забившись в угол кабинета – пока его похитители пытались решить проблему языкового барьера, он поднялся на ноги и теперь пытался исследовать устройство оконной рамы. Услышав, как вошла Манипенни, он испуганно обернулся.
– Не бойся меня, – начала она на сей раз по-английски (чего ради напрягаться, иностранные слова вспоминать, если человек всё равно не понимает). – Я же тебя не съем, в самом деле! У нас завелись крысы, понимаешь – крысы… о, это то, что надо! – она схватила со стола и продемонстрировала «пострадавшую» папку с документами. – Вот, видишь, что творят!

Для пущей наглядности секретарша схватила листок бумаги для принтера и маркером нарисовала на нём нечто, напоминающее крысу с хвостом и усами изрядной длины (может, хоть по ним опознает).

– Ratten! – крысолов ткнул пальцем в рисунок с той полусчастливой-полунатянутой улыбкой, которая всегда бывает у иностранца, когда ему удаётся хоть что-то понять.

– Да-да, Ratten! – не менее радостно закивала Манипенни.

– Кажется, контакт установлен, – прокомментировал шеф.

– Ты их уничтожишь! – секретарша указала на собеседника, почти ткнув пальцем ему в грудь, затем перечеркнула нарисованную крысу.

Пришелец молча кивнул и поднял руку, выставив три пальца.

– Похоже, он назначил цену, – прокомментировал Билл.

– Вот только не пойму, в каких единицах, – отозвалась Манипенни.

– Да уж конечно не в фунтах стерлингов! – заявила Лоэлия. – Их же у него ни один меняла не возьмёт.

Крысолов молча наблюдал за обсуждением. Вероятно, он не видел в этом ничего особенного: люди решают, соглашаться на его условия – или ещё поторговаться...

– А золотую цепочку возьмёт? – предложила Манипенни.

– Попробуйте предложить, – посоветовал М. – В конце концов, не обязан же он работать бесплатно.

Манипенни сняла золотую цепочку с подвеской и продемонстрировала её пришельцу. Тот молча кивнул.

– Он согласен, – констатировала секретарша.

Крысолов тем временем принялся осматриваться в кабинете, как будто ища нечто подходящее (объясниться с помощью слов он уже не пытался – всё равно не понимают). В конце концов, заметив календарь с изображением речного пейзажа, он указал на картинку.
– О чём это он? – удивился шеф, вопросительно обернувшись к подчиненным.

– Думаю, он предлагает вывести крыс к реке и утопить, – предположил Билл, вспомнив, что рассказывает легенда об «операции» в Гамельне.

– Нет, только не это! – поспешил высказаться начальник, представив себе крысолова, шагающего по Лондону с дудкой в руках и вереницей крыс позади. – Ему вообще не следует выходить из здания.

– А что же делать с крысами? – спросила Лоэлия.

– Может, для начала загнать в клетку? – предложил Билл.

– Где же мы её возьмём?

– У мистера Кью в отделе после попугая осталась.

Что произошло с бедным попугаем, не хотелось вспоминать никому…

Как только клетка была доставлена, крысолову без проблем объяснили на пальцах, что мерзких животных следует загнать туда. Клетка была весьма большой, рассчитанной на крупную птицу. И логически в неё могло без труда поместиться с десяток грызунов.
Пришелец поднёс флейту к губам. Присутствующие замерли: всё же не каждый день удаётся увидеть средневековые методы в действии!

Звукосочетание, извлекаемое крысоловом, лишь отдалённо напоминало музыку. Флейта звучала на каких-то пронзительных частотах, затем вообще перестала звучать, хотя внешне всё выглядело так, как будто флейтист продолжает играть. «Неужели он действительно извлекает ультразвук?» – подумал Билл, но мешать процессу не решался. Тем временем крысолов на несколько секунд отнял флейту от губ и застыл, как будто к чему-то прислушиваясь, затем снова заиграл. За несгораемым шкафом послышался едва заметный шорох, затем крыса – видимо, та самая, что была повинна в попытке уничтожения документов – выползла из-за шкафа и остановилась у ног крысолова. Животное выглядело загипнотизированным, его можно было брать руками – что и сделал Билл. Крыса благополучно оказалась в клетке. Крысолов опустил флейту и указал на клетку.

– Кажется, он хочет сказать, что в этом кабинете крыс больше нет, – предположила Лоэлия.

– Наверное, он прав, – согласился М. – Его метод работает… Вы и вы! – он указал последовательно на Билла и Мэри. – Обойдите с ним всё здание, постарайтесь никому особо на глаза не попадаться, в кабинеты не заходите, только открывайте двери, если кто услышит – скажете, что это акустический прибор для ловли грызунов. Приступайте!

– А если крысы уже не будут помещаться в клетку? – спросила Гуднайт.- Мы же не знаем, сколько всего их может быть в здании.

– Значит, свернёте им шеи и потом соберёте! – начальника определённо начинали раздражать глупые вопросы подчинённых.

Билл взял клетку с ползающей в ней крысой и направился в коридор. Гуднайт вышла следом, жестом позвав крысолова следовать за ней.


 
ElennaДата: Среда, 21.01.2015, 10:21 | Сообщение # 5
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 4
«Прогулка» по зданию продолжалась уже третий час. Биллу порядком надоело таскать клетку, в которой копошилось уже восемь полусонных крыс.

– Может, поставим пока где-нибудь? – предложил он шёпотом, дабы не помешать крысолову работать.

– А крыс в карманы сажать будем? – так же тихо возразила Мэри.

– Может, их и нет больше.

– Скажете тоже – на всё здание восемь крыс!

– У нас же тут не Гамельн, в самом деле! И вообще, шеф верно сказал – им можно сворачивать шеи на месте, а потом собирать.

– Вам – агентам 00 – только бы кому-нибудь шею свернуть! Никакого сострадания!

– Я что – крысам должен сочувствовать? – полушепотом возмутился Билл. – Я их в здание не приглашал.

– Ладно – крысы, а крысолова зачем было избивать? – возмутилась Мэри.

– Да не бил я его!

– Думаете, я не вижу, что он еле на ногах держится!

Билл не мог отрицать, что Мэри права – и чем дальше, тем очевиднее это становилось. Он уже сомневался, выдержит ли пришелец «обработку» оставшейся части здания.

– Честное слово, это не я – это всё те дети…

– Ну конечно, давайте – сваливайте всё на детей!

«Впрочем, осталось уже немного – должен продержаться…»

– Ну, хорошо, если вам так хочется – отведём его в медпункт, когда закончим. Только имейте в виду – это может изменить историю!

– А когда побил его – значит, не изменил историю?

Билл понял, что окончательно и бесповоротно признан виновным в нарушении прав людей Средневековья. Интересно, какое наказание за это грозит по современным законам?

– Когда это, наконец, закончится! – проворчал он. – У меня от этой «музыки» уже у самого голова болит. Скоро как крыса в клетку полезу.

– У шефа она болит ещё сильнее.

Чувство глубокого удовлетворения отобразилось на лице агента 008. Всё-таки секретарша знала, как его утешить! Он почти забыл о собственной головной боли.

Крысолов остановился, перестав играть на флейте и прислушиваясь, затем указал на дверь очередного кабинета. Билл знал, что от него требуется:
– Извините за беспокойство, уничтожение грызунов! – бесстрастно сообщил он, открывая дверь кабинета.
Крысолов снова начал извлекать что-то на своей флейте – и минуту спустя очередная серая зверушка оказалась в клетке.

***
Штаб-квартире МИ-6 действительно было далеко до средневекового Гамельна: когда они вернулись в кабинет МИ6, в клетке ползало всего девять грызунов.

– Это всё? – спросил начальник.

– Он утверждает, что крыс в здании больше нет, – сообщил Билл.

– Вполне возможно, что и нет, - согласился шеф. – Либо те, что в подвале, не слышат музыки, а то бы прибежали… может, послать его еще для профилактики в столовую и подвал? Хотя нет. Парень и так едва стоит на ногах… хватит с него на сегодня. Манипенни, расплатитесь, пожалуйста… Манипенни!

Секретарша – как и две её коллеги – решительно не собиралась обращать внимание на начальника:
– А они, вроде бы, совсем и не страшные.

– Пожалуй, даже хорошенькие!

– Да, они такие милые!

– Мисс Манипенни! Мисс Гуднайт!!

– А если их вымыть и сделать прививки – их можно будет дома держать?

– Думаю, можно.

– Я, пожалуй, возьму одну.

– И я тоже!

– И я!

– 008, хоть вы их остановите! – не стерпев, рявкнул шеф.

– Сэр, а что такого, если они хотят домашних крыс? – не понял недовольство босса агент 008.

А дамы и не думали отходить от клетки с крысами:
– Надо клетку побольше – в этой им неудобно.

– Они, наверное, голодные!

– Сейчас принесу что-нибудь! – Манипенни поспешно ретировалась из кабинета.

М. предпочёл промолчать – как и крысолов. Тот опустился на стул сразу, как они вошли – и теперь терпеливо ждал, когда вся эта компания вспомнит, что ему следовало бы заплатить за услуги. А может быть, вообще ни о чём не думал – судя по его взгляду…

Билл вспомнил о том, что пообещал своей секретарше – может, стоит это сделать? Выглядит он действительно как-то… не очень.

– Ой, а они помечены! – с непонятным восторгом сообщила вдруг Лоэлия.

– Как это – помечены? – Билл бросился к клетке и принялся рассматривать крыс. На боку крысы, которую «братья по разуму» без всякой деликатности прижали к решётке, была выведена цифра «8». – Пронумерованы, – констатировал агент 008.

– Точно, те малолетки запустили! – прокомментировал М., припомнив пойманных мальчишек. А он еще сомневался, ведь никаких подручных средв у них при поимке не обнаружили; не за пазухой же они их несли в самом деле? – Интересно, зачем им эти номера?

– А вон 3-я, 7-я, – продолжала высказываться Лоэлия, – 2-я, 9-я, 10-я…

– Постойте, откуда тут 10-я? – воскликнул Билл. – Их же было только девять.

– Может, мы обсчитались? – предположили Лоэлия.

– Хорошо, сейчас пересчитаю… да сидите вы смирно!

Крысы, начавшие приходить в себя от зомбирующей музыки, сидеть смирно не собирались, так что их подсчёт с одновременным сличением номеров превратился в весьма сложную процедуру.

– Так, вот 2-я, 9-я, 6-я, 1-я, 4-я, 7-я, 3-я, 10-я, 8-я… точно – девять крыс! Пятой не хватает.

– Ну, так объясните вашему крысолову, что её надо найти!

– Как мы ему объясним!

– В чём проблема – цифры везде одинаковы!

– Думаете, он их умеет разбирать?

– Деньги считать точно умеет – сосчитает и крыс! – М. сам направился к крысолову, который всё это время сидел с отсутствующим видом и даже не предпринимал попыток к бегству. – Послушайте, уважаемый, тут только девять крыс! – начал он, указывая на клетку и сопровождая объяснения соответствующими «ручными знаками». – А должно быть десять, одной крысы не хватает, понимаете – одной! Вы должны найти ещё одну крысу! – шеф продемонстрировал один палец и указал на клетку.

Крысолов ответил что-то на родном языке, тоже указав на клетку.

– Что он говорит? – М. обернулся к подчинённым, забыв, что они тоже языка не знают.

– Может, он имеет в виду, что все крысы уже здесь?

– Как ему объяснить, что №5 не хватает?

– А может, она сдохла где-нибудь? – предположила Гуднайт. – Или она глухая. Он же их на флейту выманивает.
– Это его проблемы, как он будет искать крысу! – шеф снова обратился к пришельцу, окончательно потеряв терпение и сопровождая речь весьма определёнными жестами. – Послушайте, мы вас наняли для того, чтобы вы поймали всех крыс, имеющихся в наличии! Я не знаю, как вы это делаете – но крыс было десять, извольте поймать всех.

Крысолов поднял глаза на собеседника и тоже принялся высказываться.

– Он понял! – почти с восторгом воскликнула Лоэлия.

– Перешёл на ненормативную лексику, – прокомментировала Мэри.

– Вы знаете средневерхненемецкий? – удивился шеф. – До такой степени?

– Нет, интуиция подсказывает.

– Тогда объясните ему, что мы вынуждены будем принять строгие меры, если он…

– Кто-нибудь в курсе, как будет «строгие меры» по-средневерхненемецки? – перебила Лоэлия.

М., окончательно взбесившись, схватил со стола нож для разрезания бумаги и приставил к горлу пришельца. Тот моментально смолк.

– Вот видите, – прокомментировал шеф. – Что такое «строгие меры» – все понимают, – он снова обратился к крысолову. – Действуйте! Должно быть десять крыс, вы поняли! – он продемонстрировал десять пальцев.

Крысолов попытался подняться на ноги, держась за спинку стула – но осел на пол, выронив флейту.

Лоэлия бросилась к нему, развязала пояс, принялась растирать виски.

– Вы по-прежнему будете утверждать, что не били его? – обратилась она к агенту 008. – Не от работы же он так сопрел…

Билл предпочёл сделать вид, что не слышал последнего высказывания Гуднайт:
– Связаться с медпунктом?

– Чем меньше людей знает о нём, тем лучше, – возразил М. – Привести его в чувство мы и сами можем… не пойму, с чего он упал в обморок?

Билл догадывался – с чего это могло быть,… и потому немедленно ретировался в коридор, держа руку на заветной кнопке своего телефона в кармане.

***
– У нас проблемы!

Выслушивая телефонное сообщение Билла, Джеймс всё яснее понимал, что проблем, возможно, ещё больше, чем представляется его бывшему коллеге. Светиться в штаб-квартире самому, пожалуй, не стоит. Не то, чтобы он кого-то боялся, но… полтора месяца назад он убедился со всей определённостью, что о кристалле Билл не знал решительно ничего – это значит, что посылали его с принципиально иной целью – нетрудно догадаться, с какой… и он не собирался подставлять Билла, устраивая тут «возвращение с того света». Вывести крысолова из здания Биллу теперь будет затруднительно – тем более, вынести… учитывая, при каких обстоятельствах они его взяли, наверняка это может быть что-то посерьёзнее обморока…

Значит, парня надо каким-то образом вытаскивать из штаб-квартиры. Всё-таки попытаться влезть? По сведениям Билла, это крайне сложно сделать, не попадаясь на глаза М. Кого звать на помощь – дунаданов? Тоже можно Билла подставить… Слайдеры из «Сферы»! Этим такие операции проворачивать не впервой, и канал связи они ему оставили…
Джеймс решительно нажал кнопку на своём коммуникаторе.

***
– Что случилось? – осведомился Артемий у своей взволнованной коллеги Ирочки.

– Только что получили сообщение, – ответила та … Вы помните Джеймса Бонда?

– Его, пожалуй, забудешь! – хмыкнул Артемий, припоминая встречу со знаменитым агентом английской разведки.
– Он только что выходил на связь. Проблемы с бывшими коллегами.

– Что за проблемы? – поинтересовался Артемий.

Применительно к Джеймсу Бонду «проблемы с бывшими коллегами» могло означать только одно…

– Они там у себя в штаб-квартире Гамельнского крысолова до потери сознания довели, – ответила коллега.

– Что??? – у Артемия невольно округлились глаза. – Как же беднягу угораздило переместиться из своего Средневековья в почти современную Англию? И какую же статью ему там шьют?

Впрочем, если вспомнить легенду, статья могла быть одна – массовый киднеппинг, то бишь похищение детей. Артемий живо представил, как в секретной службе начала третьего тысячелетия пытают злодея из средневековой легенды: «Признавайся, окаянный, куда детей дел!»

– У них крысы завелись – вот они его и похитили, чтоб вывел.

– А что, сами своими средствами – никак? – удивился Артемий. – Похоже, упомянутая в начале ХХI века деградация началась несколько раньше, и прежде всего ей оказались подвержены жители западных стран. – Крысиную отраву, например, купить … хотя в те времена крысы вполне могли адаптироваться к отраве.

– А если у них канализацию прорвёт, кого они похитят – Геракла? – Жорж Станиславович, как всегда, был в своем репертуаре.

– Представляю Геракла в кабинете начальника английской разведки. Такого не запугаешь…

– Да подождите вы, всё гораздо серьёзнее!

– Так от нас-то что хотят? – не понял Артемий.

– Думаю, надо связаться с Бондом, чтобы перемещался к нам, - предложила Ирочка. – Необходимо выспросить у него все подробности, потом решим, что делать.

- Ага, допросим с пристрастием, – хмыкнул Жорик. – Как любят делать в их Секретной службе!
Понятно, что никто никого пытать не собирался, однако Ирочка была права – необходимо было узнать подробности дела и лучше всего – из первых рук.


 
ElennaДата: Среда, 11.02.2015, 12:06 | Сообщение # 6
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Глава 5
На деле история оказалась куда более серьезной, нежели можно было ожидать. Это ж надо было додуматься – угнать машину времени и, ничего заранее не рассчитав, явиться в Средневековье! Хорошо еще, основными свидетелями явления были малолетние детишки, даже если они всем хором станут утверждать, что видели нечто, взрослые сочтут, что это «морок», либо просто игра такая…

Другой вопрос – что делать с пленником? И каким образом при его исчезновении могла измениться ткань событий? К тому же, сообщать в Институт Времени не пришлось, поскольку выяснилось, что временщики уже в курсе, и восторга у них эта история не вызывает.

Джеймс Бонд стоял перед сотрудником Института времени, чувствуя себя примерно так же, как в тот день, когда его исключили из школы. Он уже изложил все, что мог сказать по данному вопросу, больше добавить было нечего. Что ж, он поплатился за свою самонадеянность, ведь как чувствовал, что затея его коллеги – агента 008 – выйдет для него боком! И это еще не все, поскольку Джеймс предвидел нелегкий разговор с побратимом, да и в Монсальвате… не похвалят.

Наконец, инспектор, занимающийся отслеживанием незаконных вторжений в пласты времени, поднял на провинившегося агента глаза.

– Вы понимаете, что не имели права этого делать?

Джеймс промолчал. А что он еще мог сказать в своё оправдание? Что бес, точнее – бывший коллега попутал, захотелось оторваться напоследок?

– Где вы взяли машину?

– Машина не моя, – ответил Джеймс. – Её мне дал отрок из Братства дунаданов без ведома посвящённых.

– Можно сказать, вы с коллегой угнали её, воспользовавшись неопытностью отрока и доверием Братства? Ведь по закону мы просто обязаны арестовать леталку… хотя можно ограничиться демонтажем агрегата времени.

– А если вдруг нашим друзьям из Братства понадобится именно этот агрегат? – спросил Артемий, решивший сопровождать Бонда в Институт времени в качестве моральной поддержки.

– Впредь будет наука – не давать машину кому попало, – проворчал временщик. – Сегодня они взяли и привезли из прошлого крысолова, завтра какой-нибудь очередной умник решит отправиться в начало ХХ века и убьет мать Адольфа Гитлера…

– И что в этом плохого? – не понял Бонд. – Войны же не будет…

– А то, что это еще не факт, – возразил временщик. – На место Гитлера может прийти кто-нибудь похуже, и финал невозможно будет предсказать. Прежде чем вмешаться в пласты прошлого, мы рассчитываем все возможные последствия нашего вмешательства, не говоря уже о том, чтобы как-то повлиять на историю.

Джеймс вздохнул, понимая, что дело, похоже, дрянь, и этой подставы Александр ему точно не простит. Ведь он так гордился возможностью путешествовать не только в пространстве, но и во времени, а теперь – все, агрегат, вероятнее всего, демонтируют с концами. Хорошо, саму леталку не забрали.

– Но ведь можно поставить на агрегат защитный блок, – предложил от себя Артемий. – Мы давно предлагали это дунаданам.

- И почему же до сих пор не поставили? – осведомился временщик.

- Так никто до сих пор леталку не угонял, – ответил Артемий. – Тем более в прошлое…

- А что за блок? – поинтересовался Джеймс.

– Противоугонный, позволяющий использовать агрегат времени лишь узкому кругу лиц, а так леталка сможет перемещаться как обычный флаер – в одном конкретном пространстве.

– И как вы это устроите? – спросил временщик.

– Поставим на агрегат Хранителя, – ответил Артемий. – Он не малый отрок, его вокруг пальца не обведешь. Если есть допуск – пожалуйста, если нет – никакие хитрости не помогут.

– Что ж, это меняет дело, – подумав, согласился временщик, будучи в курсе относительно Хранителей, используемых коллегами из «Сферы». Чудесные представители кристаллической цивилизации не раз зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. И почему некоторые их до сих пор боятся? Под «некоторыми» подразумевались союзники из Братства.

– Вы сможете вывезти того парня и вернуть его обратно? – наконец, осмелился задать интересующий его вопрос Бонд.

– Ты думаешь, всё так просто? – осведомился временщик.

Разумеется, Бонд так не думал – но вряд ли стоило отвечать на риторический вопрос.

– Вытащить-то мы его вытащим, а вот возвращение… чтобы решить этот вопрос, мы должны точно знать, пережил бы он тот день без вашего вмешательства или нет.

– Вряд ли пережил: он уже не мог бежать, а те ребята из Гамельна были настроены решительно.

– Это всё только предположения, мистер Джеймс, только предположения... а нам нужны точные данные – и по вашей милости установить их теперь будет непросто!

– И как вы собираетесь это сделать?

– Для начала нам нужны координаты.

– Я же дал вам координаты – и где он сейчас, и где мы его взяли.

– Временные вполне определённы, а вот пространственные несколько смазаны, придётся уточнить. Сейчас тебя отведут в голографическую комнату, продемонстрируют несколько изображений, ты опознаешь место, где вы были, потом туда под прикрытием отправятся наши сотрудники.

***
– Сэр, мы не можем привести его в чувство! Может, все же вызвать врача?

М. не ответил. Ситуация раздражала его всё сильнее – в конце концов, ему меньше всего было нужно, чтобы этот выходец из Средневековья скопытился у него в кабинете неизвестно от чего. Ведь если прознает кто, ему пришьют издевательство над подчиненными, хотя этот парень и не является таковым. А что наплетут СМИ – даже страшно подумать. Им ведь только дай повод! А утечка информации будет неизбежна, если вдруг местным медпунктом дело не ограничится. Вдруг парня придется везти в больницу?

– Ладно, пока ограничимся нашим медпунктом, – распорядился шеф разведки, надеясь на лучшее.

Вскоре гость, которого, дабы не вызывать ненужных вопросов, на всякий случай переодели в более современную одежду, был доставлен в медпункт, располагающийся в здании разведки. Местному фельдшеру было сказано, что этот человек – иностранец, находящийся в кабинете шефа по важному делу, и во время разговора ему стало плохо. А что с ним – никто толком не знает. Английским он не владеет, да и в таком состоянии вряд ли может говорить связно … что-то бормочет, видимо, вследствие болевого шока. На вопрос доктора о синяках и ссадинах Мэри, последовавшая с крысоловом в медчасть, объяснила, что не так давно агент был на задании. Врач лишних вопросов задавать не стал – в МИ-6 это было не принято.

***
Согласно полученным от Бонда координатам, временщики переместились в точку выхода возле здания разведки; в само здание перемещаться было опасно, да и не было особой нужды. Выход длился не более полминуты. И ни временного вихря, ни появившихся на его месте ниоткуда двух человек никто не заметил, поскольку газон была со всех сторон надежно защищен растущими деревьями и кустарниками, а по выходу тот час включилось защитное поле, скрыв гостей от глаз любопытных. Таким образом, они попали в здание разведки, пройдя вслед за одним из агентом мимо охраны. Но где искать объект похищения? Джеймс обрисовал схематическое расположение кабинетов и прочих хозяйственных помещений, однако не знал, где на тот момент может находиться пришелец из прошлого. Что, если его вообще нет в здании? По словам Бонда, ему стало плохо, и гостя могли отвести в одну из лондонских клиник. Нет, навряд ли. Это могло наделать немало шуму, а как показала астральная разведка, никакой информации об этом деле в пластах данного временного отрезка не осталось. Значит, справились собственными силами. Скорее всего, его могли доставить в местный медпункт. Где он располагался, разведчики знали. Главное – решить вопрос о похищении без свидетелей.

Медпункт нашелся довольно быстро. И был он вполне зауряден для учреждений данного отрезка времени. Пострадавший лежал на кушетке, закрытый от прочего мира белыми полупрозрачными занавесями и был как будто в легкой коме… хотя, возможно – просто спал, получив дозу снотворного. Оставалось решить вопрос со случайными свидетелями похищения в лице двух медсестер, коротающих время за просмотром модного женского журнала. Это могло означать лишь, что жизнь их подопечного вне опасности.

Что ж, уже хорошо. Занавеси скроют похитителей от чужих глаз. Воспользовавшись тем, что дверь в лазарет была слегка приоткрыта, разведчики невидимками скользнули на территорию лазарета, а затем за занавес, склонившись над лежащим.

Крысолов лежал с закрытыми глазами. Он был наполовину раздет; одежда его – то, во что его обрядили до прихода врача и медсестер – покоилась на ближайшем стуле. На лице и бледном теле синяки – и следы иного рода, весьма красноречиво свидетельствовавшие о том, что досталось ему не здесь. В Европе начала третьего тысячелетия уже не били плетью по рёбрам – зато сей метод с успехом применяли далёкие предки современных европейцев. Намётанный глаз временщика, уже не раз имевшего дела с европейским Средневековьем, с первого взгляда определил: бил не профессионал! Такие следы бывают, после позорного столба – когда рядом вешают плеть, которой каждый желающий имеет право ударить наказанного, и желающих нашлось предостаточно. А камнями в него кидали уже потом…

Один из разведчиков провел рукой с портативным сканером над телом лежащего, посмотрел показатели. Что ж, положение похищаемого было стабильным. Это хорошо, при иных обстоятельствах перемещение было бы для него весьма рискованным. Теперь оставалось забрать несчастного и вынести из здания; перемещаться прямо в лазарете разведчики не собирались.

Как ни странно, несмотря на то, что для сканирования им пришлось снять экран, медсестры никак не отреагировали на появление в лазарете посторонних, продолжая штудировать журнал. Один из разведчиков взял на руки объект похищения (крысолов оказался достаточно легким, несмотря на свой рост), второй – одежду со спинки стула и обувь. Вновь закрывшись экраном, они без помех вынесли крысолова из здания британской разведки, вернувшись на прежнее место, откуда переместились в своё пространство-время.

***
– Ну вот, дело сделано, – сказал Артемий, сообщив ожидающему его Бонду об успешно проведенной операции. – Крысолов у нас, в лазарете Института времени.

– А дудка? – спохватился Бонд. – Они забрали его дудку?

– Про дудку я не спрашивал, – честно признался Артемий. – С ним была одежда, причем весьма современная, как у вас…

– Думаю, наши решили переодеть его, чтобы не привлекать внимания врачей. – сказал Бонд. – А дуда крысолова, скорее всего, осталась в кабинете М. Если будет известно, что это за инструмент, мир ждут неприятности…

– Не думаю, – возразил Артемий. – Это всего лишь инструмент, власть крысолова над крысами заключается не в дудке как таковой, а в его знаниях и навыках. Так что крысолов себе флейту сделает, а вот флейта без крысолова никак не может на что-либо повлиять. Я думал, ты это понимаешь!

– Почему я должен это понимать?

– У тебя же есть друзья-музыканты, не так ли?

– Есть! Но я никогда не видел, чтобы они играли для крыс.


 
Форум » Нерейфоманский полигон » Оригинальные рассказы и фанфики, не связанные с фандомом "ЗВ" » Крыса №5
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017