Приветствую Вас Гость
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: investigator, Darth_Ellia 
Форум » Нерейфоманский полигон » Оригинальные рассказы и фанфики, не связанные с фандомом "ЗВ" » Встреча (Лирика)
Встреча
ElennaДата: Понедельник, 10.03.2014, 13:58 | Сообщение # 1
Пол:
Группа: Свои
Сообщений: 352
Репутация: 53
Замечания: 0%
Статус: Отсутствую
Название: Встреча
Автор: Elenna
Фэндом: частично - Дж.Р.Р.Толкиен
Рейтинг: G
Жанр: рассказ
Размер: мини
Статус: завершён
Описание: Отнесено к категории оригинальных, поскольку реалии Арды здесь только упоминаются вскользь и связь со Средиземьем имеется лишь опосредованная , действие же происходит на альтернативной Земле - кое-что из жизни моих "друзей" из AU
Посвящение: Русскому Северу - поистине магической земле, где, кажется, возможно всё.

Лес… дальше и дальше…
Большие города, где всё выверено и расчерчено по линейке, остались где-то далеко – а здесь всё бесконечно: и стволы деревьев, уходящие в поднебесье, и сами эти леса… ни конца им, ни края. Воистину – "леса немеряны". Зелёным морем назвал один мудрый человек здешние леса. Только сейчас это море не зелёное, а белое: раскинула Метелица белый плат, разгулялась в пляске неистовой… Мягко стелет Метелица – но бойся уснуть под её покрывалами!

… Елена стряхнула с себя дремоту. Так, останавливаться нельзя больше! Только идти – вперёд и вперёд, до самого рассвета, а там, при свете дня – особенно если метель уляжется – может, и выйти удастся… хоть куда-нибудь. Говорили же ей в деревне – нельзя сейчас идти! Привыкла по временным-то экспедициям мотаться – то на драккаре, то в застенке инквизиторском окажется – так уж думала, что на Пинеге и бояться нечего! Эти края жестоко мстили за легкомыслие.

… А хоть бы и замёрзнуть тут! Всё равно – нет ей радости от этой жизни. А ведь когда-то всё было иначе. И прошло-то меньше четырёх лет, как воссела под распятием в Доме Братства Дунаданов! То ли бремя власти состарило её раньше времени, то ли экспедиции во времени, которые щадили тело – но не душу. А потом Американское дело высосало её силы… в конце-то концов, она всего лишь человек! Человек, совершивший невозможное… это можно сделать – но после этого нельзя жить.

Вот она и не жила. Управляла делами Братства, продолжала учиться (вот, и в очередную фольклорную экспедицию отправилась – на сей раз на Пинегу), но не жила, а доживала – от приступа до приступа. После возвращения из Нью-Йорка братья боялись, что она умрёт. Она знала это, но не разделяла их страха – смерть представлялась избавлением. В былые времена от таких ран, нанесённых Тьмой, излечивались, уходя в Валинор – ей туда хода не было.

Побывав в гостях у Мананнана, поняла: жить всё-таки придётся… Там, в Тир-на-Сорхэ, её подлечили – но вылечить от этого совсем, видимо, было уже нельзя. Единственное, чего она опасалась – что последствия соприкосновения с Адом лишат её Правды Вождя, что её болезнь ударит по Возрождённому Нуменору. Ради того хотела сложить с себя правление и податься в монастырь; это не было ей позволено. И то верно: какая из неё монахиня! Да и Три Великих Удара, предсказанные Тар-Сильмариэнь… её это крест – негоже на Ксению-то его перекладывать!

…А метель всё не унималась.
Елена уже не чувствовала собственных ног, когда увидела свет между деревьев. Надежда придала сил и даже вернула способность ясно мыслить. Вспомнился разговор с деревенскими жителями перед самым уходом… не та ли это изба, которую ей дружно советовали обходить стороной? Сказывали – живёт одинокий охотник по имени Мануйло … молодые посмеивались – мол, со странностями мужик, старики испуганно крестились – оборотень! А хоть бы и оборотень – всё лучше, чем в лесу замерзать! Да и ей ли, видевшей Ад и оставшейся в живых, бояться оборотней!

Елена решительно постучала в дверь лесной избушки.

***
В облике хозяина и впрямь почудилось ей что-то волчье. Выбирать, однако, было не из чего – хоть так и не смогла она заговорить с этим человеком. Не страх был тому причиной, нет. Что-то иное, чему, может, и имени-то нет, наложило запрет на любые слова, что-то иное не давало потом уснуть…

***
Елена лежала на лавке в полной темноте. Она не знала, сколько уже лежит вот так, без сна. Нет, её не тяготила обстановка лесной избушки. Где только не приходилось ей ночевать за время экспедиций и Нуменорского служения! Просто не шёл из головы разговор с хозяином… стоп, какой разговор! Он же не произнёс ни слова… даже войти не пригласил… то есть пригласил, но – молча. И потом – ни слова. Да о чём им было говорить! И всё же – это молчание… Она вдруг поймала себя на том, что думает именно о молчании. Да, было такое молчание, которое не стесняло её никогда… оно было даже лучше слов – слова почему-то всегда выходили на редкость глупыми – впрочем, даже этой глупостью можно было играть и наслаждаться… И снова заныла эта незаживающая рана, которую не могло до конца излечить ни время, ни целительная Сила её наставницы…

"Мертвякова невеста" – вот как прежде называли в народе таких женщин, живущих одной лишь памятью и закрывших своё сердце для живых. Уже потом, много позднее поэты научились восхищаться такой верностью – но изначально не восхищение сопровождало её, но осуждение, смешанное со страхом. Те, кто ушёл, не отрезаны от живущих – но они ушли. Явь и Навь существуют порознь, живым не место в мире ушедших – и горе тому, кто забыл об этом законе Бытия. Горе тому, кто ослабил Границу – ибо Враг не дремлет…

Елена неплохо знала фольклор и представляла себе, что, в конце концов, происходит с такими женщинами – но никогда не относила этого к себе. Елена догадывалась, что у Ада (особенно после Американского дела) есть серьёзные основания для стремления убрать её с дороги…

Она не подумала обо всём об этом, когда кто-то тихо позвал её из темноты: "Лена, Лена!"
Голос… тот самый голос – тот, который она узнала бы из тысячи других!
"Лена… Лена, да что ты – в оркестре своём, что ли, оглохла?" Опять он за своё! Живой был – тоже всё шутил по поводу её музыки!

Она сидела неподвижно, глядя в темноту – и боясь оглянуться. Какое-то шестое чувство – как последняя защита – сковало её неведомым запретом: нельзя! Но что-то в ней уже знало, что и этот запрет не продержится долго – она была уже схвачена – и тот голос из темноты затягивал её запредельным наслаждением.

"А что, в Карелии так и не была? Знаешь, если бы не эта проклятая АЭС, мы бы с тобой съездили туда. Непременно!"
К чему об этом теперь…
"А что это ты всё молчишь? Совсем как тогда, у Волги – помнишь? Часа три там были – не меньше, а ты только и сказала, что "Мы с тобой как Семаргл и Купальница".
Силы Небесные! Это мог знать только он!…
Защита рухнула. Тар-Эленна оглянулась – и увидела знакомое лицо… может ли что-нибудь остановить обезумевшую женщину!
– Сергеюшка!…

Она шагнула к нему – как некогда Горлим Злосчастный шагнул навстречу призраку своей жены… она поздно поняла, что и это был призрак, созданный адским чародейством.

Елена однажды видела Ад – и теперь слишком хорошо понимала, что снова входит туда. Но на сей раз входила не по своей воле – и потому защищаться было почти невозможно – её словно связали по рукам и ногам. Но вырвалась-таки – призвала Имя Божие! Что помогло, что дало силы – она не могла бы ответить в тот миг… но что-то помогало ей, что-то удерживало на краю бездны. На миг всё перестало существовать… а потом вдруг схлынуло.

***
В избе по-прежнему было темно. Как славно было вновь оказаться в этой обычной темноте людского жилища, не имеющей ничего общего с запредельной тьмой! И как славно, когда тебя обнимает живой человек!

…Елена вдруг поняла, что её действительно кто-то обнимает. И как хорошо, как спокойно было ей у него на груди!

Из этого блаженного полузабытья её вывел голос:
– Не испугаешься меня, Владычица?

Знал бы, чем её пугать-то… стоп, почему он её так назвал?
– Откуда ты меня знаешь?
– Да кто ж теперь тебя не знает! Говорили в наших краях про ваше Братство.

Ну конечно, Знак Звезды и Креста! А по медальону узнал Владычицу.
И тут сообразила, что знак её власти сейчас спрятан под одеждой. Мануйло не мог видеть медальон!

– А то, что я – Владычица, как узнал?
– Да как же тебя не узнать-то можно! Я же слыхал про тебя. Ты одна такая и есть. Думал весной к вам на Совет ехать.

Здравый смысл подсказывал Тар-Эленне, что негоже вождю замирать на груди у человека, который думает то ли помощи просить, то ли вступить в дружину хочет – но что-то мешало ей высвободиться из объятий оборотня (почему-то именно теперь она не сомневалась, что перед ней оборотень).

– И что у тебя за дело к нам?
– Увезти тебя хотел.
– Как это – увезти? Зачем?
– А затем, что не дело это – девке с мафией да прочей нечистью схлёстываться. На то мужики есть. А тебя – беречь надо… Да вот, не пришлось ехать – сама ты ко мне пришла.

Подняла, наконец, голову, поглядела в глаза зелёные… и будто луч Миндон Эльдалиэва завидела – и дрогнул голос:

– Силы Небесные! Как же я давно ДОМА не была!
У Елены вдруг подкосились ноги. Мануйло взял её на руки и перенёс на лавку. Она поспешила утереть глаза, не желая, чтобы этот человек увидел её в слезах. Третий раз после того, как стала Тар-Эленной, она изведала слёзы… Но одно она сейчас понимала очень ясно: её Нуменорское служение подходит к концу.

***
Зимний брат Ярилы – Морозко – бушевал за бревенчатыми стенами, а в избе царствовала златокудрая Леля. Долго же тянулась ниточка на веретене матушки Макошь, прежде чем завязаться в этот узелок счастья. То не была безоблачная радость юности или спокойное блаженство благополучной зрелости. То было горькое счастье, что лишь тем дано изведать, кто забыл уже, что есть иное счастье – кроме боли, памяти и бесконечной дороги. И два много переживших человека припали к этой калиновой горечи со всей страстью неутолимой жажды.

Тар-Эленна и Мануйло сидели рядом на лавке. Владычица жалась к плечу оборотня, а он её обнимал. Она всё рассказывала, рассказывала – благо, было о чём. Он иногда спрашивал о чём-то – и, казалось, его не удивляло ничто. Совершенно спокойно воспринял рассказы о её экспедициях во времени.
– Ну, значит, я тебе стариком не покажусь.
– А сколько тебе?
– Сорок три.

***
Они проговорили всю ночь. К рассвету Елена, наконец, решилась сказать:
– Мануйло, ты только погоди меня запирать. У меня ещё одно дело есть – помимо того, что "Гнесинку" надо закончить.
– Что ж за дело?
– Тар-Сильмариэнь Три Великих Удара предсказывала. Первый отбили, Второй тоже – в Америке-то. Чую – третьего ждать недолго. Не хочу на сестру Ксению взваливать!
– Ты же говорила – ей в помощь Предводителя изберут!
– Избрать-то изберут, да только… Два Удара под моим началом отбили – значит, и Третий мне встречать. Для новых Владык время новое будет – долг иной… всё иное. А я до конца этой битвы не могу с поля бежать. А то как перед Всевышним встану, что скажу!

Мануйло молчал. И вдруг снова обнял её:
– И хотел бы тебя запереть – не запер бы.

Тар-Эленна поняла, что ещё немного – и она не сможет отсюда уйти… слишком уж долгим был путь сюда! А уйдёшь – вернёшься ли ещё? Ей ли не знать, как легко всё может рухнуть… сколько отпущено им двоим? … Но сейчас – сейчас он здесь, рядом, и в его руках так спокойно…
усилием воли она высвободилась из объятий Мануйло.

– Я весной приеду… обязательно приеду. Привязана я здесь теперь!
– Значит, весной…
– Да, в мае. Вот, чтобы ты не сомневался.
Расстегнув кофту, она сняла с груди брошь – серебристый цветок яблони, казавшийся (только ли казавшийся?) живым.
– Что это?
– Подруга подарила в Тир-на-Сорхэ. У них там такие растут. Сказала, здесь у нас он от любого оружия сбережёт.
–Тогда при себе держи. Я и так знаю, что ты вернёшься.

***
Идя по лесу рядом с Мануйло, Тар-Эленна совсем не заботилась о том, чтобы запомнить дорогу: почему-то она не сомневалась, что не заблудится, когда приедет сюда весной. Её мысли были заняты сейчас другим.

Все песни, что успела она услышать и записать за время экспедиции, слились для неё одну неизъяснимую Песню – песню этой земли. Она смотрела на деревья – длинные, тонкие, как свечи в церкви – и думала о том, как много солнца в этих краях. Оно здесь везде – на козулях, что пекут к Рождеству, на прялках, на избах… и даже орган в Архангельске украшен солнцем… сколько здесь света!

– Мануйлушка, а сполохи я увижу?
– Всё увидишь, родная, всё увидишь.


 
Форум » Нерейфоманский полигон » Оригинальные рассказы и фанфики, не связанные с фандомом "ЗВ" » Встреча (Лирика)
Страница 1 из 11
Поиск:



Данный сайт создан исключительно для ознакомления, без целей извлечения выгод имущественного характера. Все материалы, размещённые на нём, являются собственностью их изготовителей (правообладателей) и охраняются законом. При публикации на сайте/форуме материалов с других ресурсов ссылка на источник обязательна. Размещение материалов, содержащих прямой запрет на публикацию где-либо, кроме ресурса правообладателя, недопустимо. Права на персонажей телесериала «Звездные врата: Атлантида», фото-, видео- и аудиоматериалы, полученные в процессе его создания, принадлежат MGM. Запрещается их копирование и коммерческое использование, а также коммерческое использование любой информации, опубликованной на сайте/форуме «Корабль-улей рейфоманов. Дубль 2». При публикации материалов данного сайта на других ресурсах обязательна ссылка на его адрес: www.cradleofwraiths.ucoz.ru. Администрация сайта предупреждает, что некоторые страницы форума содержат материалы, не рекомендуемые для просмотра лицам моложе 18 лет. Каждая публикация такого материала содержит предупреждение о его характере. Администрация не несёт ответственности за преднамеренное нарушение лицами, не достигшими совершеннолетия, запрета на просмотр материалов с рейтингом 18+.

               Copyright Улей-2 © 2012-2017